Отрывок из романа Черная сирень

К переезду в их квартиру Мигеля дети отнеслись сдержанно.
Галину такое положение вещей, скорее, устраивало.
Несмотря на то, что дети за несколько месяцев регулярных совместных прогулок по выходным привыкли к Мигелю (особенно младшая девочка),Галина прекрасно понимала, что искренней радости в связи с  этим новым  сосуществованием от детей ожидать сложно.
По отцу серьезно скучал только старший Игорь.
Но она и не запрещала ему видеться с отцом!
Это сам Родион, придурок, специально вредничал и манипулировал детьми для того, чтобы ей покрепче насолить: он делал все, чтобы самой Галине были крайне как неудобны его встречи с ними: то время назначит именно то, на которое у них запланирован поход в театр (а она ведь два раза зараннее писала ему об этом в смс!) то, вместо обещанного кино, повезет Игоря и Катю к своей, почти что окончательно выжившей из ума матери (бабуля скучает, бабуле надо помочь!).
А почему ее дети вообще должны выносить общество самовлюбленной старухи, которая, за все годы появлялась ( и то - через раз!) только на их днях рождения со своими копеечными подарками?
Нога у нее болит!
Видимо, именно поэтому она до сих пор утягивала свои распухшие венозные ноги в молодежные джинсы в «облипку»!
Пила всю дорогу, да курила, как сапожник, эта Виктория Николаевна, а к Родику всю жизнь относилась, как к игрушке: захочу, буду за сына волноваться и всем остальным жизнь своими бесконечными звонками отравлять, а захочу – так исчезну хоть на месяц, в Крым уеду, никого об этом не поставив в известность . 
После того, как Мигель прожил в доме Галины три недели, бывшему мужу,  неожиданно, все-таки пришло в голову поговорить с ней.
Он позвонил и назначил встречу в кафе рядом с их клубом.
Она пришла вовремя, он опоздал на восемь минут.
Вошел незаметно, присел напротив.
И с ходу, взглядом смертельно раненного зверька, попробовал заглянуть ей в самые глаза.
Ну, ясно, репетировал всю ночь…
-Что ты будешь?
-Я уже заказала.
-Латте?
-Двойной эспрессо.
-Ты никогда не любила эспрессо.
-Теперь люблю.
Господи, она что, спала все эти шестнадцать лет?!
Вместо ее статного мужа, высокомерного интеллектуала, художественного руководителя только и мечтающих оказаться с ним в одной койке молоденьких баб, сейчас напротив нее сидел обычный уставший человек в не новой футболке, которую она собственными руками не раз наутюживала.
Его, все еще объективно красивое лицо с глубокими подглазинами, которые уже заметно лизнула темно-фиолетовая тень его грехов, теперь олицетворяло для нее так пошло, так безбожно, обманутую надежду.
 -Ну, не буду слишком отнимать у тебя время, - продолжил Родион, быстро прикинув, что образ «страдальца» в общении с ней больше не прокатит, уже обычным, «я-все-таки мужчина», тоне.
-Да уж, пожалуйста! Через пятнадцать минут мне необходимо быть на работе.
-В доме, где живут мои дети, появился гастарбайтер… И мне бы очень хотелось, чтобы ты, как можно быстрее устранила эту проблему, которую ты же и создала!
-Тебя уже это никаким боком не касается. Документы на развод поданы, через две недели встречаемся в ЗАГСе.
-Галь, да ты трахайся, с кем хочешь! Мне, правда, плевать! Но речь идет и о моих детях!
Сегодня ранним утром, пока дети в комнате за стеной еще спали, у нее случился фантастически нежный секс с Мигелем.
И сейчас она снова, до краев, была полна этой удивительной энергией!
-Слушай… У меня к тебе рациональное предложение… А давай, мы оба,  приучим себя мыслить так, будто бы ничего и не было?
-В смысле?!
Она почувствовала, как сильно, на самом деле, хочет выпить Родик, долго мусоливший, в сомнениях, картонку с перечнем напитков, но он лишь раздраженно бросил подошедшей официантке:
-Мне тоже двойной эспрессо!
-Ну, в смысле, будем решать проблемы по мере их поступления. В данный момент, ни  у меня, ни у детей никаких проблем нет. Видеться с ними я тебе не запрещаю. Если возникнет необходимость в какой-либо твоей, как их отца, помощи, я, конечно, тебе об этом сразу же сообщу. Да вот, собственно говоря, и все, - выдохнула Галина.
И Родион от этих ее гладких слов серьезно растерялся: тотчас, взял, гаденыш, паузу, и, делая вид, что должен срочно ответить на смс, заерзал в своем телефоне.
 
В кафе зашла женщина.
Галина сидела лицом ко входу и потому она была, похоже, первая, кто обратил на это внимание.
Не теряя ни секунды, пока ее не успели заметить сотрудники заведения, женщина двинулась вглубь, прямо к столику, за которым, пока еще только разминалась перед боем парочка бывших супругов.
То, что перед ней именно женщина, Галина поняла по каким-то признакам, которые ей крайне сложно было бы выразить простыми словами, она поняла это, скорее, интуитивно.
Это существо женского пола не было толстым, оно было распухшим.
Лицо, похожее на сгоревший блин, размазанный по сковородке, не выражало ни одной, понятной обычному человеку, эмоции.
На лице у бомжихи не было ни синяков, ни кровоподтеков, ее одежда не выглядела очевидно рваной или грязной, но, тем не менее,  она была омерзительной.
-Уважаемые! – засипела женщина и ловко достала из кармана потертой кожанки цветную фотографию трех-четырехлетнего ребенка, сидящего на допотопном велосипеде, -
на операцию…сколько сможете!
-Пошла вон, - Родион  задергался.
Галина почувствовала, как он, и без того напряженный до предела,  задергался даже сверх  того, чем предпологала эта дурацкая ситуация, - Оглохла? Отойди от стола! Эй, официант!

Но бомжиха, не обращая никакого внимания на Родю и даже не удосужась взглянуть на него, продолжала, как вкопанная, стоять.
Она смотрела только на Галину.
И то защитное кольцо, в котором находилась счастливая любовница и успешная женщина до сего момента, теперь, в какие-то считанные секунды, было прорвано.
 Галина, давя в себе отвращение, чувствуя это каждой своей клеткой и тщетно пытаясь понять причину такой своей внезапной перемены внутри, уставилась, в ответ, на скверную незнакомку. 
В мире, еще минуту назад, созданном из вчерашних бельгийских вафель в уличном кафе на бульваре, из утреннего трикотажного платья, из прощального игривого, многообещающего поцелуя в дверях, теперь больше ничего не было.
Кроме лица незнакомки.
Ее лицо являло собой  историю всей ее жизни.
На нем можно было прочитать асболютно все: и отца-духарика, погибшего под колесами той, с его самого рождения предначертанной ему грузовой фуры и мать, до которой почему-то тогда так и  не дошла комиссия из опеки и которую еще парочка таких же выродков не смогли даже на время беременности вытащить из другого измерения, где не было ничего, кроме стука стеклотары и грязной лужи от протухших консервов на столе, и законченного кое-как, на формальные тройки восьмого класса, и толпы мужчин без возраста, с отсутствием какого-либо смысла в глазах.
«И это ведь даже совсем не важно, есть ли у нее на самом деле ребенок! » -подумалось Галине, - «Важно то, что вся твоя жизнь, чтобы ты там себе не настроила в голове, также отпечаталась и на твоем лице!
«Нашла меня!» - догадалась Галина. «Это жена того хриплого, чей дух отлетел в пьяное небо за темным заколоченным ларьком!».
Но страшно от этого почему-то не стало.
«Может, она, наоборот, еще поблагодарить меня хочет?»
Но к ним уже бежала парочка восточного вида официантов, а следом за ними – высокая, визгливая, славянская девушка администратор.
-Пожалуйста, покиньте помещение!
Бомжиха, совершенно не сопротивлясь, отвернулась от Галины и послушно, сложив за спиной руки так, как будто бы она под конвоем, развернулась к выходу.
Но отойдя на пару метров, она обернулась, и, напоследок, бросила  припрятанный нож прямо Галине в лицо :
-Что же нужно сделать, чтобы железный человек рассыпался?
-Давай, давай, шевелись, а то полицию вызовем! – окончательно осмелели официанты и начали грубовато подпихивать в спину пришедшую с такой торопливой злостью, словно наскоро выдавливали так не вовремя вскочивший на лице огромный прыщ.
«И что-то я все же не успела прочитать в ней… Что же это, что?!», - думала Галина, оставив на столе свой, почти не тронутый, эспрессо.
Она уже встала, готовая бежать на работу, и машинально кивала головой в ответ на все вопросы своего бывшего мужа, все чем-то возмущающегося на прощание.


Рецензии
Талантливо написано и даже гениально! Приглашаю вас нам мою страницу.

ДЕТСКИЕ МЕЧТЫ!
Я с девчонкой бегал на просторе,
С ней плели цветные мы венки!
Ручеек прозрачен - будет море,
До чего красивы васильки!

Загорели мы на солнце сильно,
Негритята: только волос бел!
Мир вокруг такой, лучистый дивный,
Запахи растений - пучки стрел!

Что-то носик мальчику щекочет,
Набежала сладкий мед волна!
Прыгаем мы босиком по кочкам,
Родина в сердцах у нас одна!

Помнили бы сборы пионеров,
И походный, звонкий юных горн!
Верь, не будет день грядущий серым,
Лучше и счастливей жить закон!

Мы хоть дети - род наш исполинов,
Отдаем сердца святой стране!
Будь ты пионер могучим, сильным,
Спрос с тебя, коль присягало вдвойне!

Надо будет, старшим мы поможем,
Потому, что в этом суть-судьба!
Не отъели мы на сале рожи,
Главное в служении борьба!

В поле голубятся незабудки,
Красный мак, ромашек белых шум!
Но безделья нету и минутки,
Тренируем мышцы мы и ум!

Дальше, если гром войны случится,
И придется в муках умирать!
Вспомним мы друзей любимых лица,
Нет не плачь, не надрывайся мать!

Человек не кончится со смертью,
Он воскреснет, разум в том гарант!
Мы счастливы будем, вечно верьте,
Расцветет, как пышный цвет талант!


Олег Рыбаченко   20.09.2016 16:24     Заявить о нарушении