Сеси возвращается. Современная повесть. Пролог

                                  Сеси возвращается

                                 Современная  повесть

                                        Пролог

          «В Гороховой улице, в одном из больших домов…»

                                             Первое предложение романа-
                                              это как первый стук сердца,
                                             это как маленькая искра, чтобы
                                             начался пожар, это компас для
                                             слов, которые последуют  за
                                             этим предложением.
                                                                                       Анонимный автор из Сети
 
     «В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов».
Знакомое с ранних лет предложение.
   И если вы сейчас вновь вернётесь к  этому роману И. Гончарова, то уже первое предложение возвратит вас в этот удивительный и странный мир русской души, к её сомнениям и надеждам, слабостям и подвижничеству,  разочарованиям и одиночеству. И вообще, первые предложения многих произведений давно уже стали жить отдельной судьбой от текстов, которые они открывали.
   Стоит только процитировать: «Однажды весною, в час небывалого жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина», - как тут же возникнут  взаимоисключающие предчувствия: тут и ожидание весёлой буффонады, и замирание перед встречей с любовью, так трагиромантическим образом изменившей судьбы своих двух жертв, тут и оцепенение души и сердца пред надвигающимся ликом инфернальной бесовщины, тут и предвкушение  удовольствия от возможности поучаствовать в высоком философском споре на предмет, кто же управляет человеком, кто его «подвесил», и кому дано право перерезать нить, что смертного связывает с земным бытиём.
 
Не могу лишить себя удовольствия от цитирования наиболее  запомнившихся  первых фраз некоторых  известных произведений
1.Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место в несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали
камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углём и нефтью, как ни
обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, - весна была весною даже и в городе. (Л. Толстой. «Воскресенье»)
2. - Что, Пётр, не видать ещё? - спрашивал 20-го мая 1859 года, выходя без шапки на низкое крылечко постоялого двора на *** шоссе, барин лет сорока с небольшим, в запылённом пальто и клетчатых панталонах, у своего слуги, молодого и щекастого малого с беловатым пухом на подбородке и маленькими тусклыми глазенками. (И. Тургенев. «Отцы и дети»)
3.  В первый понедельник апреля 1625 года всё население городка Менга, где некогда родился автор «Романа о розе», было объято таким волнением, словно гугеноты собирались превратить его во вторую Ла-Рошель.
(А. Дюма, «Три мушкетёра»)
4. С самого раннего детства я  больше  всего  на  свете  любил  море.
 (Д. Дефо. «Робинзон Крузо»)
5.  В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С - м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К - ну мосту. (Ф. Достоевский. «Преступление и наказание»)
6. В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть. (И.Ильф, Е. Петров. «Двенадцать стульев»)
7. Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел. (В. Набоков. «Лолита»)

Справедливости ради, надо отметить, что все смыслы, которые возникают у нас при цитирование первых предложений произведений,  в них  всё же не содержатся. Роль этих зачинов состоит в том, чтобы каким-то образом вызывать к жизни весь текст, который они предварили.  И вернуть нам те смыслы и чувства, которые мы ранее пережили при предыдущем прочтении этого произведения.
Да, у одного предложения весьма ограниченный ресурс для порождения смыслов и чувств у читателя. Однако постмодернизм велик в своих изобретениях и фокусах. Неудивительно, что он попытался опровергнуть предыдущее утверждение и изобрёл новый жанр – роман-предложение.  Вот продукт  творческой деятельности некоего Г. Чижа из интернет-самиздата, работающего в жанре романа-предложение.  Первое удовольствие от этого жанра  -  в его лапидарности. Представьте, на четверти листа можно разместить сразу четыре  романа этого автора. Что я и делаю. Вот они целиком во всей своей немногословности.

                     Роман первый.
Отшельник, живущий в долине, так обрадовался первому снегу, что целый день играл сам с собою в снежки.
                     Роман второй
  Стоя у развёрстой могилы сокурсника он произнёс: "Господь - хороший охотник, бьёт на взлете". 
                     Роман третий.                           
  По итогам партийного собрания Богу был объявлен строгий выговор с формулировкой: "За халатное отношение к работе". 
                      Роман четвёртый.                              
   На его измученном челе лежала печать беспробудного отдыха.
                                   Приятно удивлённый новыми возможностями, я тут же сочинил свой первый роман- предложение.

 Распахнутые в сад окна дома манили прохладой  и магией сумерек. 

И только я собрался осмыслить написанное и попытаться понять, какие смыслы и чувства это произведение индуцировало во мне, как появилась  небезызвестная глокая куздра. И эта безжалостная и своенравная глокая куздра так штеко будланула  эту мою  незамысловатую нетленку, что та рассыпалась  на отдельные слова. А затем эти слова разбежались и оказались в начале новых текстов.


Рецензии