Проклятие железной двери

ПРОКЛЯТЬЕ ЖЕЛЕЗНОЙ ДВЕРИ.

У каждого времени есть свои приметы. Приметы, как утверждают криминалисты, бывают простыми и особыми. Вот такой ОСОБОЙ приметой нашего времени стали железные двери.
Некогда, во времена Союза, у нас был один, общий на всех, железный занавес. Теперь этот занавес приватизирован, распилен на куски. Отныне у каждого из нас имеется своя личная железная дверь.
Мысль не новая и не моя, но зато верная.
Теперь мы уже и представить не можем, как же мы раньше умудрялись жить без железных дверей? Как мы могли спать, отделёнными от мирового зла лишь тоненькими деревянными филёнками, а то и вовсе двумя слоями древесно-волокнистой плиты, которые суть толстый картон. Как мы вообще могли уснуть, сознавая, что нашу дверь могут спокойно вынести ударом пятки?
Совсем другое дело – железная дверь. Какое волшебное чувство надёжности и защищённости она нам дарует. Как сладко мы спим, заперев толстую железную щеколду.
Кто из нас может подумать, что железные двери могут хранить свои собственные страшные тайны?
Эту историю поведала мне Ольга, молодой врач кардиолог. Беседа эта происходила в ординаторской нашей больницы. Корпус был старый, двухэтажный, построенный ещё до революции. Он был окружён старым запущенным парком, в котором облетали последние листья.
За окном завывал осенний ветер, швырявший в оконное стекло то дождь, то снег, то пригоршни холодной мокрой листвы. От чайника веяло теплом и покоем. А сама ординаторская, не смотря на драный линолеум пола и неровно покрашенные масляной краской стены, казалась уютным и желанным местом.
Питьё чая во время ночного дежурства – совсем не то, что питьё чая дома.
Дома ты пьёшь буднично, обыденно, думаешь о том, о сём. Мысли твои убегают то в будущее, то в прошлое. Настоящего момента бытия ты не ощущаешь. Ты не ощущаешь вкуса чая и выпиваешь две кружки его без всякого удовольствия.
Другое дело – на дежурстве. Ты делаешь глоток и не знаешь, суждено ли тебе сделать следующий глоток. В любую минуту может раздаться тревожный звонок телефона, который выбросит тебя из тепла и уюта ординаторской во тьму внешнюю. И ты будешь несколько часов подряд плясать с саблями вокруг тяжёлого больного, или разрываться между приёмным покоем, палатой интенсивной терапии и хирургическим корпусом, где срочно потребовалась твоя консультация. А может быть, пять бригад скорой помощи вздумают устроить свой слёт в твоём приёмном покое. Или уписанный алкаш будет всю ночь шарашиться в палате наблюдения, пытаясь понять, куда он попал. А ты не можешь его ни госпитализировать, ни выгнать под снег, ни даже объяснить ему что-либо.
Нигде так не понимаешь мимолётности и хрупкости счастья, как во время чаепития на работе. Ты весь находишься в ощущении прелести настоящего момента. Весь расслаблен и в то же время собран для прыжка. Каждый глоток воспринимаешь, как подарок судьбы. Ты наслаждаешься вкусом чая и прелестью безделья, понимая, что всему этому в любой миг может наступить амбец.
И вот, под завывание октябрьского ветра и под бульканье разливаемого кипятка, Ольга поведала мне эту жуткую историю.
Живёт Ольга в новом микрорайоне, среди одинаковых, как в фильме «Ирония судьбы» домов. У неё типовой дом, типовая квартира. Про замок врать не буду, возможно, тоже типовой.
Что же касается железных дверей, то они тоже у всего подъезда одинаковые, установленные одной фирмой.
Вот однажды Ольга позвала в гости друзей. Гости, как водится, просидели допоздна и изрядно выпили. Муж Ольги, Дмитрий – врач окулист, как радушный хозяин считал своим долгом угощать, подливать и потчевать. При этом он и сам должен был честно опустошать свою стопочку, чтобы не подавать гостям пагубного примера трезвости, который способен в один миг разрушить всю атмосферу доверия и сердечности. Так понемногу они пили за папу, за маму, за бабушку, за дедушку и т. д.
Однако, всему рано, или поздно приходит конец. Каждое дружеское застолье когда-нибудь да кончается. Отзвенели бокалы, отпела своё гитара, опустели тарелки с салатами. Наступила пора прощанья. Двое гостей, молодая супружеская пара, встали и начали решительно откланиваться, ссылаясь на важные дела, которые предстоят им рано будущим утром.
Третий же гость, по имени Антон – молодой симпатичный мужчина, в полном расцвете сексуальных сил, видимо, понимая, что всем гостям одновременно уходить неприлично, решил посидеть ещё полчасика из вежливости, а потом тоже ретироваться.
Хозяин быстро оделся и пошёл провожать гостей до такси. Ольга осталась развлекать последнего гостя дружеской беседой.
Проводив гостей, усадив их в машину, хозяин пожелал им счастливого пути, попросил заходить ещё, и долго махал рукой вслед.
Когда такси скрылась за поворотом, он остался один на пустынной ночной улице, совершенно не подозревая, что судьба уже занесла над ним свою костлявую руку.
Дмитрий благополучно миновал плохо освёщённый двор, вошёл в мрачный подъезд с разбитой лампочкой, вызвал изгаженный неприличными рисунками лифт. Парень он был крепкий спортивный, гопников даже в трезвом виде не боялся, а уж пьяному ему так и вообще наш Верхисетский пруд казался по колено.
Не смейтесь. Наш пруд большой и глубокий. Он даже снят в фильме «Семён Дежнев», Свердловской киностудии, в роли Северного ледовитого океана.
Вот и дверь родной квартиры. Чтобы не беспокоить супругу, Дмитрий привычно сунул в замочную скважину ключ и … Тут обнаружилось, что ключ не поворачивается. Это могло означать только одно – кто-то запер замок изнутри поворотом колёсика.
Кто же мог это сделать? Ясен пень, либо жена, либо гость. Но зачем? Ведь они же знают, что Дмитрий вот-вот вернётся…
В недоумении, Дмитрий нажал кнопку звонка.
Тишина.
Ещё раз нажал.
Снова тишина.
Дмитрий стал нервно жать на кнопку. На этот раз он звонил долго и прерывисто.
Ответом была глухая могильная тишина.
Дмитрий испугался, не случилось ли чего с женой? В отчаянье он принялся стучать в дверь кулаками, потом пинать ногой.
Наконец, из-за двери раздался приглушённый железом голос:
-Кто там?
«Слава Богу, жива!», - с облегчением подумал Дмитрий.
-Оля, открывай, это я, - сказал он.
Ответом снова была тишина.
«Да, что же это такое? Что там происходит?» - голове Дмитрия стали возникать картины одна ужаснее другой. То ему виделось, как коварный гость, прикинувшийся другом, насилует его жену. То ему мерещилось, будто коварная жена оседлала несчастного друга и скачет на нём куда-то вдаль, томно закрыв глаза. То ему виделось обезглавленное тело супруги, плавающее в луже крови и зловещая фигура Антона с окровавленным топором в руках и кривой улыбкой на безумных устах.
В отчаянье, несчастный муж принялся колотить в равнодушное железо двери руками и ногами.
Из-за двери стали доноситься отчаянные вопли, то жалобные, то угрожающие. Но дверь никто и не собирался открывать.
Дмитрий попробовал высадить дверь с разбегу. Посыпалась штукатурка.
Он ударил ещё и ещё. Дверь всё выдержала, только слегка погнулась в центре.
Тут Дмитрий, хоть и был выпивши, сообразил, что дверь открывается на себя. И надо не бить в неё, а тянуть. Это, конечно, не так просто сделать. Но выбирать не приходилось. Хорошо, что у двери имелась прочная ручка, сделанная из толстого железного уголка.
Дмитрий взялся за неё обеими руками, упёрся в стену ногой и рванул. Потом ещё рванул. Он обливался потом, из-под ногтей выступили капли крови, а безумные вопли из-за двери становились всё более громкими и бессвязными.
В последнем яростном усилии, Дмитрий рванул дверь, и она подалась – выпала вместе с дверной коробкой. Вообразите себе грохот рухнувшей железной двери в гулкой тиши ночного подъезда.
Многие думают, что окулисты народ хилый и ничего тяжелее глазного зеркала поднять не могут. Но если человек вот так, голыми руками способен вырвать из бетонной стены железную дверь, то существует ли вообще какой-то предел его могуществу?
Для меня ясно, как Божий день, что такой человек может не только лечить глаз, но при необходимости и вырвать его, и даже натянуть на задницу, если Родина прикажет!
Когда пыль немного улеглась, Дмитрий выбрался из-под придавившей его двери и шагнул в зияющий дверной проём, готовый замесить и нарубить, или пасть в неравном бою. И тут он увидел нечто такое, от чего кровь застыла в его жилах…
Это была явно не его квартира…
Медленно-медленно до замутнённого алкоголем сознания Дмитрия стала доходить страшная правда. Он нажал в лифте не ту кнопку… и приехал не на тот этаж… Вырвал не ту дверь… А кто эта дрожащяя фигура в розовой ночнушке, что скорчилась в дальнем углу прихожей? Это - его соседка, Лидия Михайловна, бледная, как саван.
Теперь Дмитрий понял, что ощущал Григорий Мелехов, зарубив четверых красноармейцев.
-Щё ж я наробив? – простонал он, почему-то перейдя на украинский язык. – Нема мени прощения.
Вскоре Ольга, осторожно вышла на разведку, чтобы определить причину шума. Гость Антон,  мигом протрезвевший, вооружился молотком и страховал её на всякий случай, идя чуть позади.
В наступившей тишине можно было услышать, как хлопают ресницами любопытные соседки, припавшие к дверным глазкам.
Наконец, всё встало на свои места. Ольга вспомнив, что она врач кардиолог, принялась отпаивать полуживую соседку корвалолом, измерять ей давление и приносить извинения. Антон вспомнив, что у него есть знакомый мастер, вызвал его среди ночи на помощь. К утру, дверь общими усилиями была установлена на своё место. Лидия Михайловна чувствовала себя гораздо лучше, практически здоровой, если не считать небольшой дрожи в коленях.
А слесарь, окончив работу, напоследок сказал:
-Дерьмово они двери устанавливают. Теперь уж сто лет простоит.
Одним словом, как говаривал в таких случаях мастер Безенчук: «Разве у Нимфы товар? Кисть жидкая, и глазету нет!».
Оля закончила свой рассказ. В окно ординаторской скреблись голыми ветвями старые тополя. Снег перешёл в мелкий колючий дождик, бросаемый в стекло порывами ветра.
-Оля, - спросил я после небольшого раздумья, - а вашу дверь та же бригада устанавливала?


Рецензии
Вы конечно мастер! Так легко, стремительно и смешно. Про окулиста и вырванный глаз - просто супер.

Убейсингха Патабедиги Ольга   30.09.2017 14:40     Заявить о нарушении
Спасибо, Ольга. Жизнь подбросила сюжет. Я только пересказал своими словами.

У Вас мне тоже интересно. Я уже многое у Вас прочёл. Но на рабочем компьютере я не хочу светить пароль, потому захожу как неизвестный читатель 37.

Михаил Сидорович   30.09.2017 14:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.