Армия. Часть 4. Комсомол

Нет худа без добра. Правда, караул приходилось нести через день, а не через два, как положено по уставу. Но мы уже привыкли к этой службе. Помню, со мной отсеялись два теперь уже младших сержанта-белоруса – Чижонок и Полховский. Кажется, они учились в Минском политехе. То придут с полигона с фонариками, То с работающим приёмником. – Вы где это открутили, говорю? Ведь – боевые ракеты. За это по головке не погладят.
- Ничего, говорят, там, где мы открутили, там вреда обороне не нанесёт…
Я по-прежнему получал пост №3, самый крупный – полигон. Помню, уже пошёл снег. А пост надо было обходить ночью по кругу. Иду, и вижу – следов-то на снегу нет. А ночью темно, страшно. Страшно не то, что украдут ракеты, кому они нужны огромные. Страшно, что нападут и отнимут автомат. Криминал-то в стране существует. А тебе тогда – трибунал. А если следов нет, значит никто и не обходил пост по кругу – так и стояли на стыках с гаражом. Да похоже, что и обе смены. Возвращаюсь с дежурства, говорю тихонько Чижонку: - Серёга, ты не обходил по кругу?
- А чего по нему ходить-то ночью? Никого ведь нет. И святая простота в глазах.

Была у нас тогда одна проблема. Прибалтика. С неба то дождь, то снег. Сапоги у нас промокали, а высохнуть не успевали. Начался у всех грибок. Кожа между пальцев ног потрескалась. Потом кому-то из ребят-москвичей прислали лекарство. И оно, правда, помогло. Все мы вылечились, могли уже дотянуть наши караулы.
  А когда наступал выходной, утром нам разрешали поспать подольше. И была у нас в этот день ещё одна обязанность – мы должны были начистить на весь полк картошки. Делали это неторопливо. На каждого приходилось ведра по 2.

  Говорят, если ты чего-то очень хочешь, то это всегда получится. По крайней мере так получилось в этот раз. Как-то раз в караульное помещение пришёл Женя Дрогин, капитан, ответственный за комсомол в нашем полку. Пришёл он оказывается ко мне. Оказывается, в нашем первом дивизионе секретарь комсомольской организации – Серёжа Шевченко, переводится на военный завод. А место становится вакантным.
 - Я тут посмотрел твоё личное дело, - ты, пожалуй, подойдёшь.
А Женя был из Борисоглебска, мой земляк. Может быть, и это сыграло свою роль.
Долго я не раздумывал – дал согласие. Я ведь уже говорил, мне очень хотелось остаться в учебке. Позже я узнал, что был бы распределён в боевой дивизион в Калининградскую область, т.е. всё равно бы остался в Прибалтике. Я правда не работал в школе и в институте в комсомоле, зато в СМУ своём был секретарём комсомольской организации. Да и думаю, не боги горшки обжигают.

Караулы наши подошли к концу. И вот уже я представлен в новую должность. Я представлен командованию дивизиона – командиру подполковнику Шалованскому. Начальнику штаба – майору Петрову. И замполиту дивизиона – моему непосредственному начальнику – Валерию Александровичу Осипову. Мне выделен стол в штабе дивизиона и личный сейф. Я потом подумал, что это лучшая должность, которую можно получить в учебке сержанту срочной службы – и она досталась мне! Всё-таки я невероятно счастливый человек!
  Майор Осипов меня сразу стал инструктировать:
 - У тебя будет избран комитет комсомола. Он должен заседать согласно установленным срокам. И протоколы. Обязательно чтоб были по итогам протоколы. Как отче наш!
Следующее. Ты должен встретиться с каждым прибывающим курсантом. Побеседовать. Узнать, кто что может – спортсмены, артисты, может, кто чинит обувь или парикмахер. Или от кого чего ждать – хулиганы, нарушители дисциплины, - мы должны знать заранее.
 - Но,  товарищ майор, 3 роты – это под 450 человек.
 - Да, и ты обязан поговорить с каждым. И ещё. Тематические вечера, спортивные праздники – это всё твоя работа…
  Получалось уже совсем немало!
 - И последнее. Ты обязательно должен присутствовать на стрельбах.

  Комитет комсомола был избран. В него попали ребята самые лучшие. Мне приятно было забирать их с воинской службы. Кроме обязательных вопросов, мы ещё беседовали на разные темы. Я старался дать им хоть немного отдохнуть от службы.
Я по-прежнему жил в своей 13-й батарее и дружил с сержантами – Олегом Климашкиным, Саней Харитоновым.

Потом у меня появился и ещё один друг, да и очень надёжный, очень классный – Игорь Варнавский. Он служил нашим полковым фотографом. Я стал частенько заходить к нему в фотолабораторию. У него была стеклянная банка для заварки, вся в чайном налёте – он её не мыл, - в ней мы кипятили и пили чай, он от этой банки был ещё вкуснее.

Игорь пришёл на службу из г. Петушки. Но он был не просто там: он закончил Московский институт искусств по фотографии. Снимки он делал на киноплёнку. Проявитель наводил по своему рецепту, из химикатов. И в нашей военной газете Прибалтийского военного округа, «За Родину», каждый третий номер выходил с фотографией Игоря. Иногда он мне говорил: - Пойдём в лес за воинскую часть, мне надо снимать природу, пейзажи начинающейся весны. – А как же, если нас застукают? – А ничего не будет, мы же по делу.
И вот мы уже весело топаем в лес, мы знали, как выйти, минуя охрану и патрули.  Игорь меня учил: - Если ты хочешь, чтобы снимок выглядел живым, - снимай на него всякую воду: речку, ручей, озеро, лужицу. Только вода выглядит на снимке живой.
 - И ещё. Если будешь делать дембельский альбом, не надо на него лепить лица друзей только. Каждый хотя бы третий снимок должен быть посвящён природе.


Рецензии
Что интересно, Юрий, не только, когда "если ты чего-то очень хочешь, то это всегда получится", но и если чего-то очень не хочешь, то и это получается... Во всяком случае, у меня.
А вот фото с водой - точно, как живые.
Хорошего настроения!
С признательностью,
Виорэль Ломов.

Виорэль Ломов   13.04.2017 16:05     Заявить о нарушении
Доброго вечера, Виорель. Благодарен за отзыв. Возможно, Ваша более длинная формулировка про исполнение желаний верна... Давно хочется у Вас спросить, а чего это Вы вдруг стали писать? Если, конечно, вопрос публично уместен.

Юрий Иванников   13.04.2017 20:04   Заявить о нарушении
Наверное, всё же не вдруг. Лет тридцать писал стихи, статьи и очерки "для себя", для друзей, для институтских или заводских газет, для научных журналов. Всё это время писал мой первый роман "Мурлов". А потом отнес роман в "Сибирские огни". Его взяли и напечатали. И понеслось...

Виорэль Ломов   13.04.2017 20:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.