Сеси возвращается. Глава вторая

                                        Глава вторая
                                                                                                                                                                  
                                           Выбор

                                        Судьбы прокладывают путь.                                          
                                                     Вергилий                                                                                                             
                                          

 Сад вдыхал  пряный и тревожащий кофейный аромат одиночества, который  робко и беззвучно вплывал в него из распахнутого окна. Огибая нагие стволы деревьев, запах оседал на уже тронутые вечерней влагой узорчатые спинки и дощатые сидения садовых скамей. Потом добравшись до  клумб, он смешивался с настоем желтоватых лилий и настурций, создавая  коктейль загадочных духов. Причудливые тени крон дерев, образуя замысловатые граффити на садовых дорожках, вдыхали запах этого дурманящего аромата. И казалось, оживали под его воздействием: то тут, то там возникали диковинные создания. Они начинали двигаться, подниматься, удлиняться и укрупняться. И вот уже затрещали кусты под напором могучих тел, прокладывающих путь к дому, к одному из его распахнутых окон, к комнате, к изящной кофейной чашке на столике у трюмо: «огромный сад тормошился в зале  в трюмо - и не бил стекла».
Или это был ветер, который решительным порывом смёл идиллию садовый тишины и задумчивости. Запах странноватых духов, подхваченный ветром, смешался запахом пыли и прогнившей травы, что кучей лежала за садовой оградой, смешался и исчез. Но одиночество осталось. Оно влажным ликом смотрело с поверхности миниатюрного пруда на склонившуюся над ним женскую фигуру.
Между ними продолжал длиться бессловесный диалог:
- Лик. И всё же, я думаю, тебе надо вернуться в дом.
- Фигура. Мы уже об этом говорили. И ты знаешь мой ответ.
- Лик. Знаю. Но твой выбор…
- Фигура. Что мой выбор? У меня нет выбора. Есть только мой путь…И он единственный. Другого нет! О каком ещё выборе можно говорить?
-  Лик. Но ты выбрала этот путь. И он привёл тебя в дом. Поэтому я говорю: вернись в него. И продолжи свой путь, ведь это твой выбор.
 - Фигура. Но я боюсь этого дома. Нет. Не дома. А своего пути из него. Куда они уходят? Никто из них не вернулся. А новые, что приходят взамен ушедших, такие чужие. Те, что ушли, до жути боялись выйти из дома через окно.  Ведь у дома  в сад нет  ни одной двери. Но я ушла через окно сюда,  когда мне стало невыносимо терять их  один за другим. Меня манило окно: за ним буйствовал сад в палитре цвета, запаха и разнообразия жизни: цветы, листва, облака, дуновенья ветра. И я ушла. Но здесь нет тех, кто исчез. Но уйдя, они продолжают жить со мной: они взывают ко мне, они  ждут меня. И я постоянно чувствую, что я  та их часть, без которой они не могут быть. Я знаю, что мне надо вернуться в дом ради них. Но мне так хорошо в этом уже моём саду.  Мой выбор: сад – дом – путь…
- Лик. Вот я и говорю, сделай выбор.
- Фигура. Давай помолчим. Я посижу здесь, потом пойду бродить по саду, затем… А если кто-то из новых догадается  уйти  через окно в сад? А вдруг их здесь станет  много? А что если сад  будет моим и их выбором?
   Но тут очередной порыв ветра погнал рябь по водной поверхности миниатюрного озера, лик передёрнуло, и он исчез, так и не ответив на полный трогательной надежды вопрос: «А что если сад и будет моим и их выбором?» 
   Только садовое эхо ещё некоторое время забавлялось с этим вопросом, шаловливо перебрасывая его по сумрачным углам  сада, замершего в предчувствии  приближения ночи: её чёрная мантия уже  накрывала  причудливое садовое пространство и женскую фигуру, медленно идущую к отдалённым матовым проблескам окна в сплетении садовых растений. Она выбрала путь.

                                                                                                                                     

 Сад вдыхал  пряный и тревожащий кофейный аромат одиночества, который  робко и беззвучно вплывал в него из распахнутого окна. Огибая нагие стволы деревьев, запах оседал на уже тронутые вечерней влагой узорчатые спинки и дощатые сидения садовых скамей. Потом добравшись до  клумб, он смешивался с настоем желтоватых лилий и настурций, создавая  коктейль загадочных духов. Причудливые тени крон дерев, образуя замысловатые граффити на садовых дорожках, вдыхали запах этого дурманящего аромата. И казалось, оживали под его воздействием: то тут, то там возникали диковинные создания. Они начинали двигаться, подниматься, удлиняться и укрупняться. И вот уже затрещали кусты под напором могучих тел, прокладывающих путь к дому, к одному из его распахнутых окон, к комнате, к изящной кофейной чашке на столике у трюмо: «огромный сад тормошился в зале  в трюмо - и не бил стекла».
Или это был ветер, который решительным порывом смёл идиллию садовый тишины и задумчивости. Запах странноватых духов, подхваченный ветром, смешался запахом пыли и прогнившей травы, что кучей лежала за садовой оградой, смешался и исчез. Но одиночество осталось. Оно влажным ликом смотрело с поверхности миниатюрного пруда на склонившуюся над ним женскую фигуру.
Между ними продолжал длиться бессловесный диалог:
- Лик. И всё же, я думаю, тебе надо вернуться в дом.
- Фигура. Мы уже об этом говорили. И ты знаешь мой ответ.
- Лик. Знаю. Но твой выбор…
- Фигура. Что мой выбор? У меня нет выбора. Есть только мой путь…И он единственный. Другого нет! О каком ещё выборе можно говорить?
-  Лик. Но ты выбрала этот путь. И он привёл тебя в дом. Поэтому я говорю: вернись в него. И продолжи свой путь, ведь это твой выбор.
 - Фигура. Но я боюсь этого дома. Нет. Не дома. А своего пути из него. Куда они уходят? Никто из них не вернулся. А новые, что приходят взамен ушедших, такие чужие. Те, что ушли, до жути боялись выйти из дома через окно.  Ведь у дома  в сад нет  ни одной двери. Но я ушла через окно сюда,  когда мне стало невыносимо терять их  один за другим. Меня манило окно: за ним буйствовал сад в палитре цвета, запаха и разнообразия жизни: цветы, листва, облака, дуновенья ветра. И я ушла. Но здесь нет тех, кто исчез. Но уйдя, они продолжают жить со мной: они взывают ко мне, они  ждут меня. И я постоянно чувствую, что я  та их часть, без которой они не могут быть. Я знаю, что мне надо вернуться в дом ради них. Но мне так хорошо в этом уже моём саду.  Мой выбор: сад – дом – путь…
- Лик. Вот я и говорю, сделай выбор.
- Фигура. Давай помолчим. Я посижу здесь, потом пойду бродить по саду, затем… А если кто-то из новых догадается  уйти  через окно в сад? А вдруг их здесь станет  много? А что если сад  будет моим и их выбором?
   Но тут очередной порыв ветра погнал рябь по водной поверхности миниатюрного озера, лик передёрнуло, и он исчез, так и не ответив на полный трогательной надежды вопрос: «А что если сад и будет моим и их выбором?» 
   Только садовое эхо ещё некоторое время забавлялось с этим вопросом, шаловливо перебрасывая его по сумрачным углам  сада, замершего в предчувствии  приближения ночи: её чёрная мантия уже  накрывала  причудливое садовое пространство и женскую фигуру, медленно идущую к отдалённым матовым проблескам окна в сплетении садовых растений. Она выбрала путь.


Рецензии