Разноцветная страна Марокко

Жарким ветром марокканских пустынь повеяло неожиданно в марте, я уловила его горячее дыхание , сидя на коврике в позе полулотоса  и  слушая рассказ нашего учителя йоги Николая Александровича о его путешествии по этой экзотической стране.

Что общего было до этого между мной и Марокко? Черный ромбик стикера на каждом покупаемом в магазине апельсине, который непременно отдирался от кожуры и тут же переклеивался на первое, что подворачивалось под руку. В тот день общего между нами стало намного больше.

Николай Александрович был не только учителем йоги, но и художником. Вернее, по его собственному мнению, он сначала и был художником, а потом уже всем остальным. И как -то он и его супруга Нина Геннадьевна, тоже художница, тоже йог, развившая в себе экстрасенсорные способности и теперь преподававшая в школе йоги целительство, были приглашены их ученицами, вышедшими замуж и проживавшими со своими мужьями в Марокко, приехать погостить. Девочки- ученицы брались организовывать выставку работ Николая Александровича, причем в нескольких городах страны и помимо этого обещали показать всю красоту Севера Африки.

И вот теперь, уже вернувшись, но все еще пребывая там мысленно, полный восторга и впечатлений, он с упоением рассказывал нам все подряд о стране, о ее разноцветных городах, о восточных базарах , берберах, африканских масках, обо всем, что приходило в голову. И он еще продолжал свой рассказ, а я уже чувствовала   горячий воздух пустыни  на своем лице и  знала, что обязательно должна сама поехать и все увидеть своими глазами.

Спустя какое-то время по следам своих впечатлений, Николай Александрович организовал целую выставку на африканскую тему  , где помимо картин его и Нины Геннадьевны, были представлены и привезенные ими с Марокко африканские маски, украшения, предметы декора и разного калибра ритуальные статуэтки. Но именно его марокканские города я вспоминала потом, стоя на горной дороге, ведущей от Маракеша до Уарзазата, разглядывая издалека пейзажи вокруг небольших горных селений и узнавая их, уже виденных мною ранее, на его картинах.

Проведя лето в поисках интересного маршрута по Марокко, я неожиданно наткнулась на объявление группы любителей- путешественников, которые предлагали составить им компанию и проехать буквально через всю страну, захватывая и пустыню и Атлантический океан, и мегаполис типа Касабланки и старинный Фет, и всемирно известный Марракеш и маленькие никому не известные горные деревушки. Я не раздумывая вписалась в их группу, всего нас было семь.  Даша и Петя, организаторы поездки и наши гиды, их подруга Лена, еще одна пара, с которой они познакомились в одной из поездок, одинокая путешественница Олеся и я. Даша и Петя, опробовав когда-то этот маршрут впервые, теперь возили по нему группы, немного зарабатывая на этом и получая еще одну возможность провести время в любимых местах.

До поездки я общалась с Дашей только по телефону, уточняя всякие организационные моменты, я не видела никого из них в лицо и поэтому, сидя в аэропорту Шереметьево, я  могла только гадать-  кто окажется в числе моих попутчиков.  И разглядывая пробегающих мимо пассажиров, спешащих кто куда, я выделила из толпы  троицу, которая уже несколько раз пробежала мимо меня в разных направлениях: высокий и худой парень, среднего роста и круглая, как шар девушка и  вторая девушка- стройная, высокая с ярко рыжими волосами. Все трое выглядели словно готовые к турпоходу с ночевкой прямо под открытым небом , в  спортивных штанах и кедах, чуть ли не с рюкзаками в руках и резко контрастировали с основным потоком пассажиров, двигающим на регистрацию Москва- Франкфурт- Касабланка, собственно этим они и приковывали внимание. Тем неожиданнее для меня было их- Татьяна, здравствуйте!- когда пробегая мимо в очередной раз, они резко остановились рядом со мной. 

Даша, именно она была девушкой с рыжими волосами, поздравила меня с началом путешествия , торжественно вручив книгу Тахира Шаха " Год в Касабланке" и взяв с меня обещания прочитать ее до завершения маршрута.

Прилетев  в Касабланку, мы сразу отправились высыпаться по своим номерам в отеле, и уже утром, погрузив все свои вещи и рассевшись сами в небольшом минивене, с водителем- марокканцем, тронулись в путь до Рабата, столицы Марокко.
Рабат оказался бело-голубым городом, по крайней мере весь его старый центр был выдержан в этой гамме. Когда-то давно здесь основался арабский военный форт пост, и его оборонительные стены , сооруженные из глины, сохранились и сегодня. В старой части города- непременная медина, здесь ткут, вяжут, плетут, куют, сапожничают и занимаются гончарными и лудильными работами. И все пьют мятный чай! Мяты добавляется так много, что чай становится терпким и немного горчит, но из-за большого количества добавленного сахара, горечь смягчается и его можно пить бесконечно, что все и делают , сидя где-нибудь в полуденной тени и неторопливо поднося к губам стеклянные стаканы.  Из-за огромного количества потребляемой мяты, то и дело по узким дорогам медины тащутся во всех направлениях , предназначенные для продажи ,телеги со свежевыращенной мятной копной, источая  этот ни с чем несравнимый запах и возбуждая аппетит. С набережной Рабата мы впервые видим Атлантический океан. Берег абсолютно пуст, лишь редкие прогуливающиеся по пляжу, чайки, ветер, запах, брызги- Атлантика!

Следующим городом в нашей путешествии становится Фес, и мы поворачиваем вглубь материка, прощаясь  не надолго с океаном.  В Фесе целых две медины- старая, ей более 1000 лет и новая, ей всего 700 лет. Это настоящий муравейник, жизнь в котором напоминает прошлые века. Улицы здесь настолько узки, что по некоторым едва пройдет пешеход с сумками в руках. Основной вид транспорта из-за этого- ослы, навьюченные тюками и погонщик, идущий следом. Как и много веков назад, медина поделена на улицы, принадлежащие отдельным ремеслам, их трудно перепутать друг с другом из-за характерных запахов или специфических  звуков. Место , где выделывается кожа, напоминает сущий ад из-за отвратительного смрада, отчего и выдают всем входящим туда посетителям веточки свежей мяты, и , если держать ее все время прямо у носа, один сильный аромат перешибает другой, и ты сможешь продолжить осмотр торговых лавок, продающих прямо тут же сделанные из кожи куртки, обувь и сумки. На специальной смотровой площадке мы наблюдали за самим процессом выделки кожи, там уже веточка мяты под носом не сильно помогает и подолгу никто не выдерживает. В одних оборудованных на земле ваннах кожа отмокает, в других моется, переносится в следующие, где ее красят, затем стирают повторно и развешивают сушить. С высоты это место напоминает соты в улье, и в них также, как и у пчел, кипит работа. Стоя по колено в этих растворах, в основном только приезжие мужчины, согласные и на такую низкооплачиваемую и неприятную работу, целый день с самого рассвета кружатся в этом аду, пропитываясь насквозь здешними ароматами.

Медина захватывает полностью, можно бесконечно бродить по ее улочкам, сменяя  одни на другие, попадая в ткацкие, затем посудные, гончарные, исследуя длинные торговые ряды со свежей зеленью, фруктами , овощами и специями. Вторая семейная пара в нашей группе, молодые люди, проехавшие уже много стран и имеющие сильную зависимость от шопинга. Это стало понятно еще в Феской медине, когда каждая новая лавка представляла собой целое испытание для них, в том смысле, что покинуть ее было целой проблемой. И когда , после просмотра очередной торговой лавки, все уже собирались на улице, готовые двигаться дальше, дождаться их было невозможно. На выручку обычно отправлялся Петя, который первый раз возвращался ни с чем, и все ждали еще какое-то время. Затем он шел вторично и вытаскивал их почти силой.
Кухня Марокко это череда одних приятных воспоминаний, сменяющих другие. Мясо , запеченное в тандуре с овощами и лимоном, свежей выпечки  национальные лепешки, не похожие не на какие другие, обязательная закуска из маслин, оливок, сдобренных чесноком и , конечно, оливковым маслом , демократичный кус-кус с мясом или овощами и бесконечный мятный чай.

Перед отъездом из Феса мы останавливаемся на смотровой площадке, откуда , словно по карте, можно проследить вход в медину, всю огромную территорию, занимаемую ею, контраст с новой частью города и запомнить цвет Феса- светлая охра.
А нас уже ждет Марракеш. Переезд  долгий и водитель на наш вопрос-  скоро ли прибудем, постоянно отвечает , - Еще час не больше, но время идет, а город все не появляется. Мы приезжаем  только поздно ночью и измученные переездом падаем по кроватям.

Утренний Марракеш сразу оглушает своей цветовой гаммой, он весь терракотовый.  Он  наполнен звуками жизни, все в нем движется, еда готовится прямо на площадях, в воздухе ароматы специй, цветов, немыслимые волны доносятся из парфюмерных лавок, где благоухают масла, разные сорта мыла и парфюма. Марракеш- это свежевыжатый  апельсиновый сок, его делают прямо при тебе и продают в небольших передвижных лавках, он дешевый и вкусный, он сладкий, можно заказать себе микс апельсина и грейпфрута, это просто божественный напиток! Мы пьем его на площади Джемаа-эль-Фна, площади отрубленных голов, в утреннее время это большая по размеру городская площадь еще пуста, но с наступлением вечера она  преображается до неузнаваемости. Она заполняется людьми постепенно и  в какой-то момент ,неожиданно ,ты оказываешься среди толпы народа, непонятно как здесь оказавшейся. Заклинатели змей , окруженные  толпой зевак, снующие повсюду фотографы с обезьянками, музыканты группками и поодиночке, продавцы сувениров, астрологи и гадалки по картам с длинным хвостом очереди желающих узнать судьбу и пришедшими поглазеть на все это местными и туристами. С наступлением темноты половина площади оборудуется под гигантский ресторан под открытым небом. И теперь здесь все еще и кипит, парится, жарится ,накрывается на длинные ряды столов  и поедается проголодавшимися зрителями прямо тут же.  Виноградные улитки отваренные со специями и поданные с острым и пряным анисовым бульоном, которые и так  продаются на каждом углу Марракеша, как семечки, здесь, на вечерней площади являются обязательным блюдом .Разные виды мяса с различными соусами и много-много овощей!
Разглядывая публику на Джемаа-эль-Фна не трудно догадаться, что модно в этом сезоне у местных дам. Учитывая, что на вечерний променад, где тем более собирается половина города, одевают у всех народов самые  лучшие платья, становится ясно, что писк сезона - махровый халат в пол, в цветочек, самой что ни наесть домашней расцветки, то есть по нашим меркам- ну вообще никакой, и непременно с капюшоном!  Сам по себе халат- вещь удобная и практичная, после ванной, например, но не в качестве вечернего наряда! Хотя о вкусах, конечно, не спорят.

Еще немного времени спустя, когда основная масса уже поела и захотела зрелищ, астрологов и заклинателей змей сменяют чтецы и актеры. Каждый желающий начинает , к примеру, декламировать что-то, вокруг набегают зрители , награждая или не награждая его аплодисментами. Кому это надоедает, переходят к другой группе, где двое-трое человек могут разыгрывать какие-то сценки и так длится до самой полуночи.

На следующий день, пробираясь по терракотовым улицам Марракеша мимо утренних торговцев съедобными плодами кактуса, мы добрались до  сада Мажорель. Находясь снаружи ты все еще в восточном классическом городе, но попав внутрь, ты оказываешься в субтропическом райском месте среди бамбуков, кактусов, кипарисов и пальм, прудов со сказочными рыбками, беседками , фонтанами и цветочными горшками невероятных расцветок. Это медитативное место очень контрастирует с тем, что происходит всего лишь за его забором, вместо гула города здесь пение птиц, а терракотовый цвет сменяется лимонным и ярко голубым на фоне зелени.

Моя подруга по путешествию Олеся  фанатеет от Макдональдса и в ее обязательной программе посещение ресторана этой сети в каждом новом городе мира. Я составляю ей компанию и, пока она уплетает свои котлеты в булке, пью кофе. Она рассказывает мне про своих родителей, бабушек и дедушек, они живут все вместе, Олесе под сорок, но если раньше она и пыталась , правда безуспешно, построить свою собственную жизнь, то теперь уже давно даже не пытается. Возраст старшего поколения в семье воспринимается средним уровнем- мамой и папой- как трагедия, из-за этого общий фон жизни какой-то траурный и безрадостный. Единственной ее отдушиной являются путешествия, куда она вырывается, словно кошка, сбегающая через форточку на волю.

А мы двигаемся дальше, теперь мы переезжаем в пустынные районы страны, в Уарзазат. Наш водитель решил сделать нам сюрприз и в первый раз нарядился в белое мусульманское платье, мы тут же устроили фотосессию с ним, понимая, что его переодевание в более легкие одежды на самом деле не готовит нам ничего хорошего. Уарзазат встречал нам температурой около 50, это напоминало кухню с открытой в духовку дверцой и закрытыми окнами. Бассейн в отеле был как нельзя кстати, но сначала мы двинули в пешеходный маршрут  на осмотр касбы, старого укрепленного берберского города , построенного из глины. При сильных ливнях строительный материал домов немного размывался, но восстанавливался также легко с помощью новой порции свежей глины.  Меня заинтересовали местные художники, которые рисуют прямо там же, расположившись в тени городских стен, и используют  для рисования только натуральные компоненты, шафран для цвета песка и городских стен, добавляя немного синего и зеленого для всего остального , и полученные цвета полностью передают местную цветовую гамму.

Уарзазат- это марроканский Голливуд и уже более полувека здесь работают американские кинокомпании "ХХ-век Фокс" , "Юниверсал"и "Юнайтед  Артистс". Здесь же находится одна из крупнейших киностудий в мире " Атлас Студиос", и в ее части , предназначенной для посещения туристами, все увешено плакатами из фильмов, которые были сняты с ее участием, "Астерикс и Обелиск", "Гладиатор", "Александр" . Мы отправляемся бродить по ее выстроенным съемочным павильонам, мы находим Египет с его дворцами и сфинксом, целую улицу" дикого запада". Когда съемочный процесс в разгаре, весь этот маленький городок оживает к жизни. Все отели заполнены актерами и работниками киностудий, рестораны , не переставая готовят еду, жители города, побросав все остальные дела, активно участвуют в массовках. Затем фильм заканчивают, все уезжают , и город опять возвращается к своей обычной будничной жизни ,и только фотографии на стенах любого заведения города, от турагентства до фруктовой лавки, напоминают о недавних съемках и об участии хозяина заведения в этом.

А на улице не менее пятидесяти и пережить это можно только сидя в прохладном бассейне отеля. Но жарко не только на воздухе, а и внутри нашей группы тоже ,страсти дошли до точки кипения в троице Даша-Петя-Лена. Подруга семьи Лена все больше и больше времени проводит с Петром, и Даша уже в открытую начинает нервничать и устраивать сцены, демонстративно уходя в свой номер и оставляя их одних, отчего Петя уходит следом, но потом появляется снова , и на лице Елены  нескрываемый триумф.

У нас впереди Тафраут, маленький провинциальный город в горах Анти-Атласа , и весь наш путь пролегает  по горному серпантину. Повсюду можно наблюдать  многочисленные высушенные русла , которые с первыми минутами дождя наполняются через небольшие ручейки, сбегающие с гор, и буквально на глазах эти ранее пустующие участки земли  становятся полноводными быстрыми горными реками, опасными для любых препятствий на их пути.  Стада горных коз, пасущихся повсюду, поедают все вокруг, и когда низ деревьев уже ими обглодан, а листья верхних веток выглядят так аппетитно, козы непостижимым образом забираются вверх по деревьям, и уютно расположившись где-нибудь на средних ветвях, продолжают поедать и их тоже. Такие деревья, с сидящими на них с разных сторон козами, одна из местных достопримечательностей, и туристы, завидя их из окон своих автобусов непременно делают остановку и фотографируют это чудо природы.

Тафраут окружен розовыми гранитными камнями, образующими причудливые скалистые горы, и Петр  сообщает нам о предстоящей на следующий день велосипедной прогулке с обзором этих самых гор. Для этого вечером накануне мы отправляемся в прокат велосипедов, чтобы выбрать, подогнать под себя и с утра уже быть готовыми.

Велосипед для меня это нечто непостижимое. Прекрасно помню все немногочисленные попытки обучиться езде на нем, которые я предпринимала в своей жизни. Пензенская область, лето, мы с моим бывшим мужем гостили у его родственников , и он , взяв велосипед и посадив меня, подтолкнул с горки, в этом заключался его самый простой в мире способ обучения. Горка была маленькая ,и единственное дерево в округе стояло одиноко в далеке, но чудесным образом я врезалась именно в него, испортив велосипед , разодрав штаны, исцарапав колени, локти и даже спину. Следующий шанс прокатиться мне выпал через несколько лет, мой маленький сын уже вырос с трехколесного велосипеда и дорос до двухколесного. Для его тренировок мы отправились на школьный двор, на котором кишели детишки с родителями, кто катаясь, кто играя в песочнице, кто просто бегая друг за другом. Тренером вызвался быть мой друг Ефимов, который по такому случаю сам приехал на велике. Сене потребовалось всего пару минут, чтобы разобраться в процессе, и теперь  он весело гонял по стадиону. Ефимов же решил не упускать шанс пообучать кого-нибудь и посадил за свой велосипед меня. Его метод  сводился к громогласным окрикам , но не только меня, а еще и всех, кто попадался мне на пути, включая всю малышню, которая лезла под колеса. В результате, привлеченные его криками, дети побросали свои песочные совки и ведерки и заворожено глядели, как взрослая тетя учиться кататься, а обучающий ее дядя орет, как потерпевший.

И вот теперь судьба предоставила мне третью попытку. Осторожно сообщив Пете, что ездить на велосипеде я не имею и поэтому прогуляюсь с ними пешком, я получила в ответ категорическое- НЕТ, все поедут на велосипедах! Думая, что успокаивает меня, он также добавил- поедешь со своей скоростью, рекорды ставить никто не собирается. Только дав мне велик и лично убедившись, что ездить я не могу, только после этого он мне поверил, но предложил потратить вечер на тренировку, чтобы не отменять завтрашний утренний велопробег.  И вот, когда все расползлись по своим делам, кто на крышу отеля потягивать чай и обозревать окрестности, кто уселся с ноутбуком  в холле, мы с ним , найдя длинную прямую и, главное, безлюдную улицу, начали тренировку. Часа через два, когда я подъезжала к отелю самостоятельно, измученная, но счастливая, с крыши донеслось - ВАУ! Олеся не верила своим глазам.

  Утром следующего дня , когда наша группа выехала в сторону скалистых гор, я плелась в конце, честно стараясь, потому что выхода у меня не было, Петя  бы все-равно не отстал. И только в середине маршрута, когда я упала и обе коленки были свезены в кровь, только после этого Петр сдался. Он получил второй велосипед, а я- возможность спокойно погулять, отдохнуть и осмотреть все вокруг. Только после этого я увидела всю прелесть провинциального Тафраута, столики его кафе, рассыпаных прямо вдоль улиц, его свежий, особенно после дождя и особенно после раскаленного Уарзазата, воздух, главную площадь, на которую выходил наш отель, длинные торговые  ряды , обувь, фрукты, снова обувь. В почтовой лавке я отправила открытку на свой домашний адрес. Посмотрим сколько времени займет ее путь! На открытке был бедуин в голубых одеждах на фоне песков,  его руки украшали перстни с разноцветными камнями. Я получила ее через два месяца, этот привет из Африки, долетевший до уже почти зимней страны.

На следующий день мы уже спускались с гор и двигались в сторону океана, разыскивая свой следующий пункт назначения- Легзиру, фантастическое место на Атлантике, безлюдный пляж всего с тремя гостиницами, которые словно прижались друг к другу. Средняя из трех гостиница- наша, она пуста, мы- единственные ее постояльцы и поэтому  можем себе позволить выбрать любые номера. После беготни по этажам все мы останавливаемся на комнатах с видом на океан ,и при открытых окнах здесь полностью властвует стихия , на ночь надо будет обязательно все закрывать, здешние раскаты прибоя очень далеки от колыбельной . Вывесив на ночь для просушки чуть влажное полотенце, утром я нахожу его полностью мокрым, оно пропиталось влагой насквозь. Проснувшиеся подтягиваются на открытую террасу ,где нам накрывают завтрак. Мы здесь на два дня, поэтому все происходит неторопливо и,  поедая яичницу, блинчики и свежесваренный кофе с тостами, мы наблюдаем блуждающий туман, уникальное явление, которое я видела только на этом пляже.  Туман очень плотный и с нашей террасы кажется , что он просто покрывает всю левую часть пляжа. Однако со временем он подплывает  к нам ближе, поглощая нашу гостиницу, затем перемещается правее настолько, что мы можем видеть его границу, после чего он уходит в правый угол пляжа и остается там до вечера. Поскольку вне тумана день солнечный, то сам процесс перемещения туманной полосы сопровождается  необыкновенным радужным сиянием всех семи цветов и в целом зрелище , дополняемое океанской бурной стихией, ревом прибоя и пустующим пляжем, совершенно сказочное.
Нас просят оставить заказы на обед и ужин, чтобы хозяева  успели съездить закупить продукты и приготовить еду для нас. А мы отправляемся вдоль пляжа до самого левого видимого его конца и попадаем в еще один фантастический пейзаж.  Оранжево-красные  глиняно- песчаные скалы с арками, которые веками оттачивались прибоем, приливами и отливами,  и теперь  они будто образуют гигантские  театральные декорации. А учитывая гулящий вправо-влево туман, вся эта картина то выплывает для обзора, то снова прячется за пеленой. Здесь можно гулять бесконечно, разглядывая то волны, то прибрежные камешки и ракушки, то фотографируя эти созданные природой своды. Следующим утром, сидя на прежнем месте на террасе за завтраком, мы с удивлением обнаружили отсутствие вчерашнего островка чуть правее нашей гостиницы , и сам пляж выглядел несколько иначе. Оказалось , прилив убирает островок ,и появится он теперь лишь с очередным отливом, но что самое странное:  прилив не наступает здесь в одно и тоже время, по крайней мере, утро- не гарантирует наличие острова на сто процентов.
К вечеру второго дня, на террасе соседнего отеля появились несколько человек, они только приехали  и возбужденно бегали по этажам, устраиваясь, выясняя где тут что. Мы на правах местных, сказывались проведенные тут два дня, с радостью показывали и рассказывали им все, что узнали сами. Чтобы покинуть место, подобное Легзире, надо иметь очень вескую причину.  Наша веская причина называлась Агадир.

Агадир, это типичный курорт, похожий как две капли воды на своих египетских или  турецких собратьев и поняв это, по прибытии на место, мы сообщили Даше, составляющей маршрут, все, что о ней думали. Покинуть Легзиру, этот медитативный волшебный кусок земли, чтобы теперь , подобно пингвинам, рассекать набережную по маршруту пляж- ресторан- и обратно. Как она могла так с нами поступить? Даша стойко выдержала все наше негодование, сказав:
- Зато теперь вы  в курсе.

Шоперы тут же рассыпались по магазинам, Олеся уже сверкала глазами в сторону местного Макдональдса, я, тихо ненавидя Дашу, лежала на пляже. Мой второй день в Агадире тоже мог быть скучным и похожим на первый, если бы ранним утром меня не разбудил звонок по мобильному телефону. Звонил мой сын Семен. У меня было пять утра, и я была в Африке.  Слушая музыку моего звонка, я все еще надеялась, что он ошибочно набрал мой номер и не отвечала. Но телефон продолжал звонить . Пришлось ответить:
- Надеюсь очень серьезная причина, чтобы растратить сейчас все мои деньги на телефоне?
 - Вопрос жизни и смерти.
 - Интересно.
- Мне нужна машина, а охранник на стоянке не дает. Позвони ему и скажи, что ты мне разрешаешь.
Анализу ситуация не поддавалась в силу нескольких причин. Во-первых, у него не было водительских прав, что само по себе отметало данную просьбу . Во-вторых, у него не было и опыта вождения, с правами или без них. Соединяя эту информацию с его квалификацией ситуации как вопроса жизни и смерти, понимая, как нещадно роуминг уничтожает мои деньги , мне оставалось только ядовито спросить:
- Про чью жизнь и чью смерть идет речь?

Дальше мы препирались еще какое-то время. Смысл беседы сводился к его требованию дать машину и моим попыткам отказать.  На меня никакие его аргументы не подействовали, я оставалась непреклонна, на него также не подействовали мои взывания к разуму и, истратив последние деньги на телефоне, мы , так и не придя ни к чему, закончили разговор.

Это внесло разнообразие в мою пляжную жизнь и весь остаток дня я переписывалась с родственниками , пытаясь выяснить что там стряслось. Вечер мы провели в ресторане, который также взбодрил меня. Накрывая на стол официант имел несчастье облить меня одним из напитков, не причинив мне , если честно, никакого-то неудобства, но в знак извинения от заведения мне принесли шикарный десерт, и вечер окончательно удался.

На утро мы покидали это лежбище пингвинов, взяв курс на Эссуэйру. Это старинный портовый город, жемчужина на берегу океана. Белоснежные отштукатуренные дома и ржавого цвет океан, непрерывно дующий ветер, разгоняющий облака по синему небу- такова палитра Эссуэйры. Цвет океана здесь обескураживает, как вода может иметь такой оттенок? Но нам объясняют, что недавно прошедшие дожди вымыли с окружающих гор глинистые породы, вода, окрашиваясь по дороге стекала в океан, оседая у берега и кардинально меняя его цвет. Через несколько дней все вернется на прежнее место ,но нам повезло увидеть своими глазами этот, скорее марсианский, нежели земной пейзаж с коричневым океаном, желтым песком и тучами чаек над всем этим.
Порт Эссуэйры- это живой организм, множество рыбацких лодок, рано утром отплывающих в море и  после обеда возвращающихся с  уловом, ряды торговцев свежей рыбой и морепродуктами, которые продают весь улов прямо тут же, жирные кошки, лениво лежащие между рядами и тучи чаек, и кружащих сверху и расхаживающих по земле, между кошками и рыбой и рыболовецкими сетями. Запах рыбы здесь силен настолько, что найти порт можно с завязанными глазами. Недалеко от порта начинается лабиринт медины с ее узкими улочками, втекающими одна в другую. В отличии от других, уже  виденных нами, здешняя медина прямо  изобилует художниками, небольшими артгалереями, художественными лавками, некоторые из которых полностью отданы под африканские классические мотивы,  ритуальные маски, и бродя по их залам, я узнаю некоторые экспонаты, выставленные Николаем Александровичем на его марокканской выставке. Вечером мы с Олесей долго гуляем по пляжу, встречая редких прохожих- местные мусульманские семьи, с женщинами ,завернутыми в объемные коконы одежд,  с кучей детишек, бегающих по песку. Нам открывается потрясающий закат, и солнце утопает в по-прежнему коричневом океане!
Весь следующий день мы снова проводим в медине, обходя по кругу лавки с украшениями и парфюмом, одеждой, обувью, изделиями из кожи, и снова возвращаясь в ее художественную часть, которую вообще невозможно покинуть самостоятельно. Обедаем в ресторане на крыше одного из домов, прямо в центре медины. Кус-кус, оливки с лепешками, мятный чай. Уже подкрадывается грусть от скорого отъезда ,и от этого хочется успеть увидеть больше  и запомнить  Марроко разным, во всем его многообразии.

Последней точкой нашего маршрута станет Касабланка , с которой пару недель назад мы только начинали свое путешествие. Но в крупных мегаполисах нет прелести маленьких городов, от этого еще сложнее покидать Эссуэйру , из старины возвращаться в настоящее, из неторопливого времяпрепровождения вписываться в современный ритм.

Мы приезжаем в Касабланку вечером, долго колесим по улицам центра в поисках сначала своего отеля, а потом свободного места для парковки. Затем мы с Олесей отправляемся искать подходящее место для ужина и находим нечто среднее между кафе и рестораном, недалеко от нашей гостиницы. Сделав заказ, осматриваемся вокруг. По экрану телевизора транслируется какой-то футбольный матч,  и все посетители не отрываясь следят за происходящим.Стоит ли говорить, что других женщин кроме нас в этот час в заведении нет. На улицах вечерней Касабланки тоже редко встретишь женщин, а если и встретишь, то только в сопровождении мужчин. Это мусульманская страна и мужская энергетика чувствуется здесь особенно остро! Чуть позже, ночью, из  окон донесся шум и крики, была видна толпа мужчин, настроенных явно агрессивно, и , как прокомментировали нам в отеле с утра, вечерний футбольный матч закончился проигрышем любимой команды и глубоким разочарованием болельщиков.
Свой последний день мы посвящаем осмотру беломраморной мечети Хасана II, расположенной прямо на берегу океана, второй по размеру после мекканской, с самым высоким в мире минаретом и раздвижной крышей. В ясную погоду верующие молятся под открытым небом и под крышей в дождливую. Мы обследуем кварталы колониального центра города, французский колорит , смиксованный  с восточными мотивами ,и чуть ли не каждое здание готово поведать свою историю. И в этих каменных джунглях Касабланки мы заканчиваем свой маршрут, уезжая в сторону аэропорта, тормозя у огромного Марроко-молла по дороге, самого большого торгового центра Африки, где все расползаются моментально тратить последние деньги. У Олеси составлен целый список покупок, включая оливковое масло и марроканское вино, и я участвую в покупках примерно половины ее списка.  Затем мы теряем друг друга, и я уже спокойно продолжаю рассматривать гигантский аквариум, внутри которого ездят лифты на верхние этажи, натуральные пальмы размером до самой зеркальной крыши молла и также покупая какие-то мелочи напоследок.

Вернувшись домой и придя на первое же занятие йоги, я начинаю взахлеб делиться впечатлениями, Николай Александрович с радостью  подхватывает , и мы оба погружаем всех пришедших в это день в наши восточные истории, смакуя подробности, перебивая друг друга и переживая наши путешествия снова и снова. И ветер марроканской пустыни снова обдувает сидящих с позе полулотоса, поселяя в чьем-то  новом сердце мечту- увидеть  все это своими глазами!


Рецензии