За молодильными яблоками

Светлы и покойны майскими ночами тверские места. Жучки-светлячки поблескивают  в листве кустарников, носятся  над деревней с писком летучие мыши. Самое время для сказок, уже открыли ангелы окошечки домиков-звёзд, над ними в небесной дали сияет Млечный путь. Это волосы первобога Рода отпечатались на небе, когда он там отдыхал.Вспыхивают за лесом зарницы - мерцаны, освещают землю и Солнцеву страну Ирий.О вечной жизни там и яблоне с молодильными яблоками сказывали бродяги-пилигримы.
Верил им сухорукий Степанка. Под рубахой-то не видно, что  ручка серая, словно в перьях, согнутая, как крыло птичье. Старался паренёк родителям помочь, но плохой работник от убогого, а пастухом был хорошим. Ходят коровушки лугом пойменным, стрижи в небе кричат,  за рекой  птицы на разные голоса поют. Мог и Степанка соловьём засвистеть, уткой закрякать, кукушкой закричать, отвечала ему за рекой кукушка, будто с парнем  разговаривала. Простому человеку не понять того разговора, а Степанка понимал.

 Как парнем стал, поклонился отцу-матери:- Благословите в дорогу дальнюю, пойду искать Солнцеву страну и яблоньку с молодильными яблочками,  хочу стать помощником в доме, а не калекой убогим.
Отец отругал, что сын уходит, а мать пожалела: - Какой в доме работник из однорукого мечтателя, пускай ищет сказочную страну, Бог помогает убогим.
Собрала в котомку харчи и одежонку, повесила на шею мешочек - оберег, в нём  земля с могилок родных и уголёк из печки дома родимого. Вывела сына за околицу, перекрестила: - Ищи яблоньку, да себя не потеряй, а мы рожку будем сеять, за тебя молиться.

Вышел паренёк за околицу, три дороги впереди, куда идти? Нет камня-подсказки, припомнилась дедова присказка: - Дорога, дорога, от родного порога,  предо  мной появись, под ноги ложись.
Пропали дороги – тропа осталась, на ней скачет ворона-вещунья, каркает, крыльями машет, туда и пошёл. Лес недалёко виднеется, что-то неладное там деется. Стаями летают, тревожно кричат малые птахи, кидаются на большого коршуна, в когтях у него зверёк  какой-то, уронил его в озеро. Колдовское то озеро, нечисть там водилась, обходили его люди. Степанка озера боялся, но зашёл в ледяную воду, спас зверька, оказался он испуганным мокрым котёнком,  сунул его в котомку: - Обсыхай, коток, поищем  твой домок, может,  тропинка  к нему приведёт.

Верно, через овраги-буераки привела она к избушке, на бок завалюшке. Сидит на лавочке, толстую книгу читает баба непонятная: то старухой глянется, то молодухой, водит пальцем по странице, ворчит:- Гостя  нежданного книга сулит. Оюшки, так я и поверила, а хорошо бы такому случиться, да гостю появиться. Пошлёт Бог гостей, и хозяин будет сытей.
Не обманула Ягу книга. Пришёл в мокрой одёжке продрогший гость с котомкой на боку, поклонился: - Не скажешь ли, бабушка-сударушка, где дорожка  в страну Солнцеву?

- Чего захотел! Даже в книжке колдовской этого не прописано. Многие  по лесу плутали, ту дорожку искали, да сами пропали. Кабы я её ведала, жила бы женой в  деревенском доме с мил дружком, а не Ягой в лесу с котом. Дорогу в Ирий знают волхв Лука, живёт он на горах рипейских, да кукушка, у неё ключ от ворот Ирия, как  запоёт - они открываются. От прабабки это слыхала, тебе сказала, вот и думай, как туда попасть, да не пропасть.
Смотрит Яга на паренька: - А что это, Степанка,  котомка-то  тебя огрузила, уж не  златом ли, серебром родня в дорогу одарила? Может, мне отсыплешь?

Снял паренёк котомку, развязывает:- Откуда у родных при бедности нашей серебру водиться? Вот котёнка у коршуна отнял, может, тебе пригодится.
Не мокрый худой котёнок – выпрыгнул из котомки большой сытой кот, жалобно завыл, к бабке подбежал, о ноги трётся, мурлыкает. Чудны, Господи, дела твои. Вовсе не Яга - молодая пригожая девица в уборе крестьянском гладит кота, чешет за ушками, радуется:- Уж и увидеть тебя не чаяла. Где же ты, Котеюшка, пропадал, зяб и голодал, как коршун - злыдень тебя украл?
- Нёс меня коршун самому Кощею, не спится много лет злодею, всё богатства свои стережёт, вот и понадобился мурлыка - кот. Я ведь как запою, замурлыкаю, кого хошь усыплю, убаюкаю. Мурлыкать  бы мне Кощею, да Степанка спас. Ты уж его, Матрёнушка, обогрей, накорми, советом одари.

-  Ну и дела в лесных краях: девица Ягой живёт, говорящий кот умные речи ведёт. Слушал бы и дальше, да продрог. Мне бы одежонку просушить, чайку горячего испить.
 Уже не девица, а старуха-Яга, вздыхает, жалуется: - Не жизнь у меня, а горе, одолели  проблемы и хвори. Впроголодь живу, холодаю, что делать, не знаю. Растопила бы печь, да она, вредина, артачится, задом ко мне поворачивается, не разгораются дрова сырые, а я заговор  огню забыла. Наступила Яге худая жизнь, хошь  топись, да озеро далеко.


Умывается кот, лапой морду трёт: - Ой, я щас заплачу, не может Яга решить  простую задачу. Ты, Матрёнушка, заленилась, колдовать и стряпать разучилась. В книгу-то колдовскую глянь, там много чего написано.
- Верно, много чего в книге написано, да очки сорока украла, слепой Яга стала, вот и не может решить простых задач, хоть смейся, хоть плачь.
- Не плачьте, Яга и Котеюшка, дров нарублю,  печку затоплю, есть у меня из  очага  дедова уголёк,  будет без заговора в печи огонёк, а на столе чаёк.
С одной  рукой Степанка, а споро дров нарубил, в печку сложил. Дрова от уголька загорелись, избушка согрелась, а Степанке зябко. Яга опять девицей стала, из сундука расшитую васильками рубаху достала: - Одень, пока твоя сохнет. Для  жениха рубаху мастерила, да время ушло, жениха, видать, я упустила. За Котеюшку отблагодарю, снадобье в дорогу сварю. Его секрет  и домишко от прабабки достались, вот и живу,  чуда жду, а оно всё мимо проходит, к Матрёне не заходит.

Над горшком девица шептала, травы и корни в воду бросала:- Эта - на короткую дорогу, эта – на быструю ногу, эта - на попутный ветер, эта - на добрые встречи.
 Булькало, кипело колдовское варево, доходила на жару стряпня Яги. Скоро мясо и пироги на чистой скатерти запахами дразнили, самовар песню распевал. Степанка лекарство горькое пил, пирогами заедал,  мурлыкал у ног сытый кот. Не нужен клад, коли в доме лад.Наелись все, напились, спать повалились: Яга - на перину с мягкими подушками,  Степанка с Котеюшкой - в сараюшку, на сена копнушку. Тепло от кота, топчется он по больной ручке, боль утишает, парня баюкает, сказку мурлыкает.

 Оказался Степанка в стране Солнцевой. Блестит солнечный дворец бога Ярилы на берегу сметанного озера, над ним Мировое древо-дуб, ветки до неба. На вершине обитают райские птицы, души умерших праведников и небесный бог Сварог с женой Ладой. Вход в Ирий стерегут василиски и грифоны, лежат, пасти зубастые скалят. Хотел мимо пройти Степанка, но не дала Яга сон досмотреть, разбудила: - Светает, пора в дорогу. Коли попадёшь в страну Солнцеву, принеси мне молодильное яблочко, с ним колдовской заговор спадёт, снова девицей стану. От меня и котени тебе подарочек – перо кукушечье. Пока оно в кармане, будешь человеком. Кукушкой станешь, как  бросишь перышко  на ветер, скажешь - Играй перышком, ветерок, пока не позову. Как обратно позовёшь-станешь человеком.
Бросил Степанка пёрышко на ветер, сказал, как Яга научила. Всё меньше становился, покрылось тело перьями, широко раскинул руки, ставшие крыльями, взлетел, прокричала вдали кукушка, Степанка полетел на её голос. Долго ему  вслед смотрели Яга и Котеня: - Лети, Кукушонок, возвращайся, с яблоками.


Дважды день сменялся ночью, кукушонок летел и летел над лесами, болотами, лугами, всё дальше несли его крылья. Питался жирными мохнатыми гусеницами, они только кукушек боялись, не трогали их, колючих, другие птицы. Ночь приходила, укрывала тёмным покрывалом землю. Выходили из тьмы лесной страсти – мордасти и всякая нежить, до утра они лесом правили, зелёными огнями глаз пугали. Но не  боялся их кукушонок, от ливня и молний, падавших в лес, прятался в листве деревьев. Закрылся крыльями, в тепле и сухости отдыхал, нечего птице - Степанке  бояться. Сквозь дрёму видел: в небе сыпь звёздная, туман на земле. Выплыл из него длиннобородый старичок: - Спи,  запоминай вещие сны, Степанка!

Снился ему родной дом, ребёнок играл на скоблёном полу, застеленном цветными половичками, девица у окна рукодельничала, рубаху расшивала. Разбудили первые лучи солнца, вспоминал, да не припомнил, где видел девицу, рубаху, вышитую  васильками и колосьями.
Утром солнце лес обогрело, кукушка вдали пропела, дорогу указала. Третий день летел, вглядывался в лес, да не видно дуба древнего над озером сметанным, только туман внизу стелется. Где ты, страна Солнцева, может, придумали тебя  пилигримы? Слышно, утки крякают, значит, озеро рядом, но не видно его в тумане. Выплыло из него солнце, осветило  верхушку древнего могучего дуба на береговой круче, ветки его доставали до неба. Отражался дуб в озёрной глади, плыли по ней взбитые сметанные облака.

 Здравствуй, Мировое дерево-дуб в стране сказочной! Вблизи пропела кукушка, отворила ворота страны Солнца. Спустился кукушонок на землю, перо позвал, в карман положил, стал человеком. Обошёл древний дуб, рядом  яблоня с голыми ветками, висят на них  два розовобоких яблочка, ешь любое, да нельзя брать чужое без спроса, позвал:  - Дедушка Лука!
Словно, дверь в избу отворилась-раздвинулась кора древнего дуба, вышел могучий седобородый старик, в руке  туесок берестяной, протянул парню:- Испей с устатку, отрок!

Низко поклонился отшельнику паренёк, испил водицы:- Доброго тебе здравия, почтенный Старец! Вкусна твоя водица, позволь сорвать и яблочко молодильное.
- Срывай, ешь  яблочко. Хочешь молодым  и здоровым вечно жить?
- Нет, дедушка! Не для меня яблочко. Отнесу его в лесную страну с холодным озером, там заколдовал Кощей девицу, превратил в старуху-Ягу, а братца младшего в Котеню. Только напраслину люди  говорят,  Яга не злая. Я приметил: как она добро делает,– становится девицей пригожей.
 
- Уж не её и ты во сне видел?
- Верно, дедушка, как же я сразу-то не понял? Принесу я молодильное яблочко, спадёт колдовство Кощея, как она яблочко съест.
- Всё так, отрок, только не донесёт маленькая  кукушка тяжёлое яблочко молодильное, а человека - Степанку лес не пропустит.
- Что же мне делать-то, дедушка, вразуми, посоветуй.
- Отчего не посоветовать? Вот яблочко, съешь его,  брось семечко в грязь. Пора тебе снова быть кукушонком, походи  по грязи, прилипнет зёрнышко к лапке. Неси его, кукушонок - Степанка, в место, откуда прилетел, отдай Яге. Пусть она вырастит из зёрнышка яблоньку с молодильными яблочками. Как раздаст людям, снимают те яблочки с людей хвори, а с Матрёны колдовство.  Помоги ей, Степанка!
-Всё понял, спасибо, дедушка,  благослови в дорогу кукушонка!

И полетел кукушонок в края, где ждут его Матрёна и Котеня. Быстрой оказалась обратная дорога, к вечеру уже пропел он в краях родимых. У избушки-завалюшки  стояла, слушала песню  девица пригожая в нарядном крестьянском уборе, гладила мурлыкавшего кота. Через год из семечка, принесённого кукушонком, созреют на яблоньке молодильные яблочки, спадёт заклятие Кощея, сбудется вещий сон Степанки. Так и будет!
Как иначе жить Руси без сказочников и доброй сказки?


Рецензии
Напевно, волшебно, увлекательно. Прочитала с удовольствием.
Соглашусь с автором - без доброй сказки не прожить.

Марина Столбова   02.05.2017 10:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Марина, за отклик.
Так вот и у меня в жизни: много лет со сказкой живу,
в беде и радости она мне- утеха.
С майскими праздниками, здоровья и добра в жизни.

Зоя Кудрявцева   02.05.2017 10:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 47 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.