Дитя первой любви

В основе рассказа реальная история, не имеющая отношения к автору.
       

        Выложив фрукты в вазу, я еще раз окинула праздничный стол оценивающим взглядом и, удовлетворенная результатом, пошла приводить себя в порядок.
        - Мам, поправь мне сзади прическу, - моя дочь Леся целое утро крутилась перед зеркалом, готовя себя любимую к предстоящему торжеству.  – И лаком залей потом немного.
        Я шагнула на зов и замерла. Леся уже оделась. Василькового цвета кружевное платье красиво облегало ее стройную фигурку, каштановые локоны густых блестящих волос струились по плечам, большие синие глаза в цвет платья блестели от предвкушения праздника.

        Сегодня моей девочке восемнадцать, разделить с нами радость придут ее друзья-однокурсники. Она – студентка медицинского университета, моя гордость и самая важная часть жизни.
        И тот, для кого она прихорашивается, тоже будет среди них, мы познакомимся впервые. В связи с этим я испытываю некоторое волнение - кого же выбрала дочь?

        Они явились гурьбой, все вместе, веселые, молодые, красивые. Я невольно залюбовалась друзьями дочери, даже немножко ей завидуя – в моей жизни студенчества не случилось.
        Виталика я вычислила сразу. Он единственный, кто позволил себе легкий поцелуй в щечку моей девочки, а еще я успела заметить его восхищенный взгляд, когда она открыла дверь.
        Еще бы! Леся выглядела на все сто и на фоне других девчонок, пришедших в джинсах, выделялась и нарядом, и  внешностью. Сразу видно, кто виновник торжества и центр всеобщего внимания на сегодняшний вечер.

        Засуетившись, встречая гостей, Леся меня не представила, а мне  самой как-то неудобно было знакомиться с молодежью. Я помогала развесить одежду,  знакомила с расположением комнат и санузла.
        Все собрались, опаздывала только бабушка именинницы – моя мама. Она с минуты на минуту должна была появиться, так как звонила мне уже из автобуса.
        - Еще одного человечка подождем, - сказала друзьям Леся, - и пойдем усаживаться за стол.
        Как только мама открыла дверь своим ключом, Леся подбежала и поцеловала бабушку, сразу представив ее друзьям.
        - Знакомьтесь, это Галина Петровна – моя бабуля, - наконец, Леся взяла меня под руку и прижавшись ко мне всем телом, объявила, - а это мамка моя, ее зовут Елена.
        Я заметила удивленные лица девушек и парней, не в первый раз оказавшись в  подобной ситуации.  Мой внешний вид позволял считать меня скорее сестрой, чем матерью, а вот бабушка сошла бы как раз за маму. И я не ошиблась, услышав, как девчонки перешептываются: «Ни фига себе - мама!».
 
        Пока дочь перечисляла имена своих друзей, я не сводила глаз с Виталика. Парень несколько смутился, встретившись со мной взглядом.  Наверняка, он чувствовал себя неловко и робел, как все молодые люди при первом знакомстве.
        Удовлетворенная произведенным на меня впечатлением, чтобы больше не смущать молодого человека, я принялась рассаживать гостей за столом, улыбаясь своим мыслям, пытаясь угадать, скажет ли Леся друзьям о моем настоящем возрасте.

        Сейчас мне тридцать два. Я хороша собой, молода и счастлива иметь взрослую дочь, которую родила в четырнадцать лет и ни одной минуты об этом не пожалела.

***

        В свои двенадцать я была такой сформировавшейся девочкой-акселераткой, гораздо выше  своих сверстниц ростом, с хорошенькой фигурой, имеющей все причитающиеся прелести и выпуклости, и с десятилетнего возраста страдающей от ежемесячных «красных» дней.

        - Леночка, доченька, - сказала мне как-то мама, - ты уже вполне созрела, поэтому, если к тебе будет приставать мальчик, то вот здесь, здесь и здесь трогать себя не позволяй.
        При этом она притянула меня к себе за плечи и обеими руками продемонстрировала, где все эти «здесь» у меня находятся, чем меня смутила до крайности. Дальше последовала целая лекция по половому воспитанию, половину информации из которой я по малолетству попросту не поняла и не запомнила.
        Наивно надеяться, что понимание взрослой жизни станет полным от одного разговора, но, видимо, причиной того, что мама больше никогда не вернулась к этой теме, было именно мое ускоренное физическое развитие.
        Безусловно, мышление отставало от роста, хоть мне так и не казалось – я считала себя вполне взрослой и умной девушкой.

        Сережа учился в восьмом классе, жил на одной со мной улице и, сколько себя помню, нравился мне безумно. Познакомились ближе мы на городских спортивных соревнованиях.
        К шестому классу я преуспела в гимнастике, занимаясь в секции клуба с пяти лет. Комиссия забраковала меня для большого спорта из-за каких-то там подколенных сухожилий, но это не мешало мне ходить туда для своего удовольствия, а также выступать на первенстве города.
        Сережа увлекался классической борьбой. Встретились мы на общем шествии, узнав знакомую девочку среди гимнасток, он помахал мне рукой. Найти друг друга после соревнований не составило труда, наверное сама судьба вела нас – домой мы возвращались вместе.

        Я обманула Сергея, приписав два года к своему возрасту. Он проглотил наживку, не усомнившись ни на минуту, что мне уже четырнадцать. Проводив меня до подъезда, Сергей предложил мне в следующее воскресенье поехать на каток.
        Через месяц я уже дня прожить не могла без своего друга. Если кто-то посмеется и скажет, что в двенадцать лет любовь невозможна, с пеной у рта буду доказывать обратное. Я чувствовала все: волнение, душевный трепет, ревность, тоску и желание ежеминутно видеть предмет своего обожания.

        На мое счастье, наше чувство оказалось взаимным.
        - Ленка, ты самая красивая девушка из всех, кого я знаю, - говорил мне    Сергей, с восхищением глядя в мои черные глаза. – Я люблю тебя.
        - И я тебя, - шептала я в ответ.
        Для нас все было неизведанным, а потому, прекрасным. Наша любовь стала таинством, к которому мы оба относились со священным трепетом. Я и сейчас замираю от воспоминаний, почти физически ощущая те самые первые робкие прикосновения его рук, губ…

        Сережка был настоящий красавчик,  коренастый, чуть выше среднего роста, с накачанными мышцами, голубыми глазами и копной пшеничного цвета густых волос, коротко подстриженных на висках и затылке.
        В противоположность ему, мои волосы отливали синевой, а карие глаза наводили на мысль о цыганских корнях в моем происхождении. На самом деле я была похожа на бабушку по материнской линии, бывшую чистокровной кубанской казачкой, с такой вот яркой внешностью.

        Я встречалась с Сергеем и все время боялась разоблачения. Однажды я чуть не «спалилась», пригласив его домой, совершенно забыв об учебниках и дневнике за шестой класс.
        Мама безумно меня любила да и баловала, если сказать по правде. Наверное, не у всех девчонок была подобная «лафа» в детстве, чтобы многое разрешалось, а доверие было абсолютным.
        Работая в исполкоме, моя любимая Галина Петровна была важным человеком, и мы ни в чем не нуждались. Мне слишком рано пришлось стать самостоятельной, потому что папа оказался «ненадежным товарищем», а дедушка с бабушкой жили далеко на Кубани.
        Лет с десяти я ходила в магазин за покупками, умела распорядиться деньгами, управлялась на кухне, разогревая себе обед после школы. Вечно занятая серьезной работой, мама крайне редко меня контролировала.

        Оказалось, что это очень удобно – встречаться дома после школы. Мы слушали музыку, смотрели телевизор, читали журналы и, конечно, много целовались.
        Взрослый мальчик, а именно так я воспринимала Сергея, созрел и сформировался. Запретный плод оказался довольно сладок. Если честно, я тоже все чувствовала, от вожделения до оргазма. Азы сексуальных отношений мы постигали вместе, пошагово изучая тела друг друга. Что-то было первозданное в той игре, словно мы Адам и Ева в райском саду.

        Помню, я очень сильно боялась его потерять. Мне казалось, что Сергей бросит меня и уйдет к девушке постарше, если узнает всю правду. Причиной моего страха был тот факт, что от нас с мамой ушел отец. Причем, сделал он это не в самый подходящий момент в жизни мамы.
        Подробности той трагедии я узнала совершенно случайно, подслушав однажды телефонный разговор.

        - Лиля, он бросил меня одну с этим горем, - говорила в трубку моя мама, когда я вошла к ней в комнату, чтобы отпроситься в кино. – Подожди минуту, - и уже обращаясь ко мне, - Лена, что ты хотела?
        Любопытство взяло верх, я уже никуда не хотела идти, намереваясь узнать продолжение истории.
        - Тебе сделать чай? – спросила я первое, что пришло на ум.
        - Нет, спасибо, доченька. Иди, мне нужно с тетей Лилей поговорить.
        Я послушно вышла, но замерла у самой двери, навострив уши.

        - Ты только представь, Лиля, - продолжала мама, - что я пережила. Я ведь на восьмом месяце уже… живот большой, мальчик крупный… Мы же его так ждали… Я прямо на бордюр животом, с последней ступеньки троллейбуса…
        «У вас никогда больше не будет детей», - сказал нам врач. Сеня так хотел сына. Он сломался тогда, лишь поэтому и ушел. Но разве же я виновата, скажи?  У меня до сих пор такое ощущение, что с моим сыночком я похоронила часть себя самой. Поэтому не уговаривай меня, я к вам не поеду. Не могу его видеть и не хочу.

        Я поняла, что речь идет о моем отце, ведь тетя Лиля была его родной сестрой. Вот, значит, что означали слова «ненадежный товарищ», сказанные однажды мамой на мой вопрос, почему папа живет не с нами.
        Меня потрясла история, о которой я ничего не знала до того дня. Со слезами на глазах я убежала в свою комнату. Вместе с тем пришло вдруг стойкое убеждение, что дети удерживают мужчин в семье. Почему-то в тот момент я напрочь забыла о себе. Ведь я же была, но это не удержало отца.

        Теперь я понимаю, что беда не всегда сплачивает людей, скорее, это и есть проверка на прочность семейных уз, которую мои родители не прошли. Потому так  бережно относилась мама ко мне, потакая во всем, ведь я единственное, что у нее осталось.

        Начитавшись умных книжек, я знала, что есть безопасные дни, но я пренебрегала этим, твердо уверовав, что рождение ребенка поможет мне удержать Сергея.
        Целый год бог берег мой хрупкий организм от беременности, а в седьмом классе я «залетела».
        - Что делать будем? – спросил Сергей.
        - Ничего, - спокойно ответила я. – Рожать. Ты же меня любишь? Или откажешься от нашего ребенка?
        - Конечно, люблю. Но какие из нас родители? – Сергей улыбался, он все понимал.
        Я так не думала, считая, что из меня получится очень хорошая и заботливая мать. А на какие средства мы будем жить, с моей обеспеченной мамой, для меня такой вопрос не стоял.

        Когда все открылось, ребенок во мне уже вовсю шевелился. Мама, конечно, запаниковала, но не сказала мне ни одного грубого слова. На всякий случай, зная о том, что за несовершеннолетних детей решения принимают родители, я пригрозила покончить жизнь самоубийством, если она задумает лишить меня этого ребенка.
        - Господи, Леночка, ну что ты такое говоришь?! Как ты могла подумать, что я способна на такое кощунство, - мама даже прослезилась. – Ребеночек – это же такое счастье!

        Счастье. Я любила своего ребенка и очень хотела его родить. Успокоившись, мама повела меня к гинекологу.
        - У вашей дочери здоровый и совершенно созревший организм. Никаких проблем в течении беременности и родах быть не должно, - успокоил врач. – У вас будет девочка.

        В восьмой класс я не пошла, перевелась в вечернюю школу. В октябре без всяких проблем родилась Леся. В роддоме на меня приходили посмотреть другие роженицы, ведь слух о том, что четырнадцатилетняя девочка родила ребенка, облетел отделение за час.
        Сергей жил со своими родителями, но каждый день прибегал к нам после школы. Он и теперь часто заходит, с Лесей у них прекрасные отношения. Сегодня, например, он самый первый поздравил ее с совершеннолетием.

        Мы с ним так и не поженились. Когда Сергей вернулся из армии, мы оба поняли, что наша первая любовь себя изжила и совершенно незачем из-за этого ломать всю оставшуюся жизнь.
        У Сергея прекрасная семья, есть два сына, жена его очень любит, не меньше, чем я когда-то.
       
        Конечно, воспитывая свою дочь, я постаралась донести до ее сознания все стороны жизни, в том числе объяснить, что всему свое время, чтобы быть уверенной в том, что она будет разумнее меня, когда встанет перед своим выбором в жизни.

***

        Когда молодежь вышла из-за стола – кто покурить, кто потанцевать, я подсела к маме, справиться о ее делах, и за разговором не услышала дверного звонка.
        Открыла Леся. Она давно мечтала увидеть моего бойфренда, сегодня ей повезло. О встрече мы не договаривались, но, видимо, мой друг передумал. Он знал про день рождения, а также о том, что приедет моя мама. Его появление стало полной неожиданностью для меня, но самое главное, порадовала реакция Леси, которая , стоя за спиной Петра, показывала мне «класс!» поднятыми вверх большими пальцами обеих рук.
        - Я хочу просить руки вашей дочери, - обращаясь к моей маме, ошарашил всех Петр, доставая из внутреннего кармана маленькую бархатную коробочку.
        - Мы согласны! – упредила ответ Леся.


Рецензии
Интересная жизненная история. Трудно представить девочку в четырнадцать лет со своим ребенком на руках. Удачи.

Александр Аввакумов   01.03.2017 09:31     Заявить о нарушении
Да, я тоже так думала, но когда увидела, успокоилась. Выглядела она на все восемнадцать. Беременность и гармональные изменения быстро догнали ее внешность из подростка до взрослой девушки. Одноклассница моей дочери. Спасибо!

Тоненька   01.03.2017 11:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.