Осколки памяти. Потеряшкина жена...

                                                                          ПОТЕРЯШКИНА ЖЕНА.

    Её звали Нина. Замужем, дочь, квартирка и… А больше ничего не было. Даже мужа. Потерялся.

    – …Ну, и как такое могло сотвориться? Эт в наше-то время! – отец сверлил несчастную тяжёлым неприветливым взглядом. – Чо такое вытворила, что он сбежал?
    – Пропал, папа… – потухший взгляд не поднимала, лишь сжимала тонкие побелевшие губы. – Утром пошёл на работу и не дошёл до неё. Милиция оказалась бессильна.
    – Что сказали? – мать стояла у печи, нервно сжав в руке толкушку – картофель мяла для поросят.
    – Дело завели о пропаже. Начальник сказал, что год «повисит», тогда оформят, как без вести пропавшего.
    – И?.. – Василий наседал авторитетом на дочь. – Сколько эта бодяга будет волокититься?
    – Не поняла. То ли семь лет, то ли пять. Потом по суду признают умершим и выдадут справку о смерти. По ней и оформят развод.
    – А дитя кто будет содержать? Это ж потеря кормильца напрашивается! – бушевал, негодовал, понимая, что дочь может свалиться на его голову с нуждой и бедой. – Государство чем может помочь и когда?
    – Ничем. Нет тела, нет дела. Даже как одиночку не признают.
    – Брошенка, значит. И не супружница, и не одиночка, и не мать вроде… Так, потеряшкина жена!
    – Отец!! – Глаша не выдержала, хоть и понимала, что понюхать ей потом мужниного кулака. – Ей и так несладко! Она ж твоя дочь! Кто ещё пожалеет, как не родители! Кто поможет?
    – Не мы. У нас пенсии копеечные. Сами вдоволь не едим, – отрезал Василь. – Ждали, что дети вырастут и будут помогать… Как же. Они только сюда бегут! – погрозил увесистым кулаком жене. – Всё ты! Сосунков вырастила! Где опора? С чем старость встречаем?!
    – Да не сюда они бегут! А отсюда! – взвилась супруга. – Всех разогнал сам! Никому нет места! Все плохие!
    Нина встала из-за стола. Родители смолкли враз, настороженно переглянулись.
    – Спасибо за хлеб-соль, родные. И не думала сюда возвращаться. Поделиться хотела бедой своей. Не вышло. Спасибо за науку. Она мне пойдёт на пользу…
    – Ниночка… – перебила испуганно мать.
    – Я в порядке, мам. Отец прав: сама должна справиться. Поедем мы.
    – Не пущу! Только приехали! – Глаша кинулась, обняла длинными худыми руками кровиночку. – Настеньку столько не видели… Не уезжай… Не насмотрелись мы на вас…
     – Пора. Нужно оформлять документы. Дочке в школу – хлопот полон рот.

    …Через час Нина с дочерью вышли из калитки отчего дома под глухие рыдания матери. Не оглянулась. Незачем было. Свинцовый взгляд отца чувствовала на спине до тех пор, пока не свернула в переулок.
    – Мам, почему дедушка назвал меня «потеряшкиной кровью»? – синеглазо полыхнув на мать, улыбнулась Настя. – Будто есть «найдёнкина»… – светло и легко рассмеялась.
    – Обязательно будешь найдёнкиной! И счастливкиной, и смеялкиной, и кривлялкиной! – подхватила смешинку Нина.
    – Ага! А потом училкиной, зубрилкиной и пятёркиной…
    Пока шагали на остановку автобуса, перебрасывались шутками и обзывалками, строили рожицы и смеялись до колик в животах.

    …Село давно скрылось из вида, затерялось в складке гор, занавесилось лёгким маревом: то ли взвесь желтоватой глиняной пыли, то ли пыльца трав, пересохших и ломких, то ли воздух так сильно выгорел в азиатском пекле августа.
    «Хорошо, что уехала. Выел бы душу с мозгами, – тяжело вздохнула женщина, поглядывая на притихшую дочь. – Лучше в одиночку жить, полной сиротой… – захлебнулась обидой, знакомой с самого детства. Постаралась сразу зажать её, затолкать в сознание, не выпускать больше никогда наружу. – Справлюсь. Если Сашу не найдут… Судьба моя такая. Столько лет ждала счастья… Опять одиночество. Сирота с сиротой, – покосилась на Настёнку. – Потеряшкины и есть. Хоть фамилию меняй…»
    Отвернулась, стала смотреть в окно, провожая привычный и знакомый пейзаж грустными глазами. Не знала, как скоро его увидит. Дорога домой на многие годы заказана, только письма останутся и звонки. Ещё редкие гости – братья. Они её не забывали, любили, жалели, но помочь были бессильны.

    Мужа Нины так и не найдут. Пройдёт время, его признают умершим. Женщина постарается жить полноценной семьёй с другим мужчиной, но те слова, брошенные в сердцах отцом, будут звучать в её ушах ещё очень долго: «…не супружница, не одиночка и не мать вроде, … потеряшкина жена».

              Октябрь, 2016 г.

                 Фото из Интернета.

                    http://www.proza.ru/2017/01/17/1769


Рецензии