Он погиб, но не отрекся от Христа

             Недавно вся страна узнала о подвиге дагестанского полицейского Магомеда Нурбагандова, убитого боевиками. Перед казнью бандиты требовали, чтобы Магомед призвал своих сослуживцев уйти с работы. В ответ он наоборот призвал своих коллег продолжать работать: «Работайте, братья!» были его последние слова. 

             Вскоре боевиков уничтожили, и у них нашли телефон с видеозаписью последнего эпизода жизни Магомеда Нурбагандова. Путин в Кремле торжественно вручил звезду Героя родителям Магомеда и поблагодарил их за воспитание такого сына.

             А я вспомнил другого героя-пограничника, казненного при схожих обстоятельствах в Чечне в 1996 году при президенте Ельцине. Имя этого героя Евгений Родионов.  Матери его Любови Васильевне пришла тогда телеграмма, что ее сын самовольно оставил часть. Тут же нагрянула милиция – искали в квартире дезертира. Мать не могла этому поверить и сама поехала в охваченную войной Чечню искать сына. Там она узнала, что сын ее не дезертировал, а был захвачен в плен бандитами.

              Евгений с тремя солдатами стоял на блокпосту, когда к ним подъехала машина «Скорой помощи». Откуда неопытным бойцам было знать, что в этой машине были не больные, а вооруженные до зубов бандиты. Но это выяснится потом, а пока мать искала в Чечне сына в надежде, что он еще живой. Она знала, что никто ей не поможет, что дети таких же матерей тогда никому были не нужны. Был тогда «правозащитник» Сергей Ковалев, который прославился защитой не русских солдат, а бандитов. Когда мать к нему обратилась, он ей сказал: «Ты зачем сюда приехала? Твой сын – убийца, он приехал убивать мирных жителей». Каково было матери слышать такое? Как можно было объяснить этому «правозащитнику», что сын не добровольно прибыл в Чечню, а по приказу правительства.

               Но несмотря на смертельную опасность Любовь Васильевна продолжала искать сына. Она раздавала фото Жени жителям чеченских сел и аулов, собирала малейшие сведения о сыне. "Нет такого поселка, где бы я ни побывала, - рассказывала позже Любовь Васильевна. - Нет ни одного полевого командира, с которым бы не беседовала... Мне пришлось пройти все муки, все круги ада, какие только есть на земле. Видно, Господь меня водил по тем дорогам, где я ходила и не подорвалась, хотя мин там было больше, чем камней. Видно, Он меня защищал от бомбежек, посчитал, что мой долг, долг матери - найти сына, чтобы похоронить его в родной земле по христианскому обычаю. Я молилась тогда: "Господи, помоги ему, не оставь его, ведь он совсем ребенок... Он никому не нужен кроме меня, матери, и Тебя, Творца и Спасителя. Помоги ему, не оставляй его!"

               Мать встречалась с командирами боевиков Басаевым, Хаттабом. Наконец, она нашла того, кто убил ее сына. Убийца сына рассказал в присутствии представителей ОБСЕ, что у Жени была возможность остаться в живых. Для этого ему надо было снять нательный крестик и назвать себя мусульманином. Но Женя этого не сделал. Бандиты пытались его "сломать", заставить принять их веру. Евгений категорически отказался. Его избивали. Твердили: "Сними Крест и будешь жить!!!" И это не пустые слова. Сами главари банд уверяли потом Любовь Васильевну: "Стань твой сын одним из нас, и мы бы его не обидели".
 
               23 мая 1996 года Жене как раз исполнилось 19 лет, и в этот день его казнили. Его вместе с остальными солдатами вывели в лес под Бамутом. Сперва убили друзей, тех, с которыми он был на своем последнем пограничном дежурстве. Потом в последний раз предложили: "Сними Крест! Аллахом клянемся, жить будешь!!!" Евгений не снял. И тогда его хладнокровно казнили - живому отрезали голову... Но Крест снять не посмели. И именно по нему, этому скромному распятию, мама узнала потом своего мальчика.

               Любовь Васильевна рассказывала: «Много лет назад 23 октября мы с мужем поженились. И 23-го же октября, двадцать лет спустя, я своими руками выкопала сына из земли, привезла домой и похоронила. Надпись на памятнике «Прости, сынок!» - в знак моей вечной вины перед ним. Он погиб в семи километрах от меня, пока я искала его...» Муж Любови Васильевны скончался от инсульта через четыре дня после похорон сына.

               Вот так гибли наши парнишки, брошенные и забытые нашим тогдашним правительством. Позже Женю втихаря все же наградили Орденом Мужества посмертно. Но Женя Родионов жив в памяти народа.  На его могилу на сельском кладбище недалеко от подмосковного города Подольска и сегодня приходят люди, чтобы поклониться солдату, который погиб, но не отрекся от Христа.
В письме матери Женя писал:
«...Я тебе много счастья желаю,
Чтобы ты много лет прожила,
Чтоб всегда ты была молодая
И всегда чтоб со мною была...»
Мать нашла Женю и привезла домой, чтобы всегда быть рядом с сыном.

         На снимке Женя Родионов


Рецензии
Его бы надо причислить к Лику Святых Православной Церкви.
Володя Левитин.

Володя Левитин   16.10.2017 00:21     Заявить о нарушении
Православная церковь причисла его к Лику Святых.
С благодарностью за прочтение и отзыв
НИК

Николай Иванович Кирсанов   16.10.2017 11:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.