Отрывок из романа Черная сирень

Еда в доме потеряла всякий вкус.
Эти слова, без особого наполнения – почти всякий смысл.
В последнее время Варвара Сергеевна ловила себя на мысли, что общее количество слов, произнесенных в этом доме за последние годы, можно было бы разделить на десять, а тех, что остались, с лихвой хватило бы для того, чтобы им с дочерью понимать друг друга в быту.
И еще, Самоварова теперь часто ощущала нашатырный запах, исходившей от подстилок и туалета кошек, все эти годы въедавшийся в стены  старой квартиры.
И он начал преследовать ее, начал раздражать. Она перетрясла и перестирала всю свою одежду, купила лавандовые саше и тайком от Аньки разложила их в свои вещи.

В те дни, когда она вынуждена была из-за выходных дочери оставаться  дома, Варвара Сергеевна взяла в привычку слоняться по квартире и с неприятным, быстро ставшим привычным содроганием внутри, находить все новые и новые подтверждения своему внезапному открытию: место, где она прожила большую часть своей жизни было запущенным, холодным и грязным!
Весь коридор, почти все пространство двух комнат, там, где не стояла мебель, были завалены коробками с десятилетиями копившимся хламом, потолок  издевался грязными лужами разводов, а скрипучий пол, местами,  прогибался под ногами.

Самоварова предложила было дочери сделать генеральную уборку, но Анна, не отрывая взгляда от путеводителя на французском, только отмахнулась, сославшись на загруженность и усталость.
Дочь, все чаще, стала выглядела в глазах матери совершенно жалкой.
За привычными, категоричными интонациями ее голоса, теперь Самоварова отчетливо различала (как будто бы через щель колодца, в который его запихнули и даже крышкой прикрыли) визг одиночества.

Одним субботним вечером, Варвара Сергеевна решила хоть с чего-то начать и принялась разбирать первые попавшиеся коробки. Наткнулась на фотографии. Разбор забытых карточек  занял у нее несколько часов.
Даже Анька, сегодня в “законе” (суббота же!) махнув за ужином три рюмки настойки, на каком-то этапе подключилась к этому процессу и с интересом разглядывала те снимки, на которых мать была запечатлена задолго до момента ее появления на свет.
-Смешная ты здесь, юбка какая короткая, прямо стыдоба! – засмеялась Анька.
-Носили так, все, причем! У нас вот преподавательница, историю партии КПСС читала, молоденькая совсем была, и тоже в такой приходила на лекции! Все парни, кстати, посещали! Все спорили, кому на первых партах сидеть!
-А фотка ее есть?
-Ммм…Боюсь, что нет.
-А тети Лары Калининой?
Варвара Сергеевна промолчала.
Схватила в руки первую попавшуюся карточку с давно потерянными по жизни институтскими приятелями и напряглась: “а развелась ли все-таки эта Гольштейн с этим Макаровым ? Что-то, ведь, кто-то давным давно о них говорил…”
Но Анька, после выпитого, вдруг захотев общения, продолжала напирать:
-Ну, найди тетю Лару! Интересно!
-Ее нет. Точно.
-А почему? Это же твоя, вроде, единственная подруга?!
-Мы познакомились позже.
-Позже это – когда?
-Позже.
-А…
 Анька продолжала упорстовать:
-После…плена, что ли?
-Вообщем, да.
-Так бы и сказала! Тайны все эти твои… Я вот не понимаю, ну что, нельзя простым человеческим языком это сказать?! Я задаю тебе обычный вопрос и при этом еще чувствую себя, почему-то, последней идиоткой! Впрочем, мне не привыкать…

Все.
Настроение вечера было испорчено.
Самоварова, продолжая уже совершенно безэмоционально перебирать цветастый глянцевый ворох из давно забытых лиц, мест и ощущений, сидела и обреченно понимала, что это именно она, мать, все всегда в их отношениях делала не так. Во только что это - “не так”?
Слишком большой получался клубок, так запутался – не распутать.
Оставив после себя облако из алкогольных паров и  обиды, Анька ушла к себе. Варвара Сергеевна слышала, как она начала звонить какой-то из своих прительниц.
Чужая, вообщем-то, женщина, которая изредко, почему-то говорит ей ласково: «Мама».
Через пару часов, систематизировав фотокарточки по годам и событиям и разложив их аккуратными стопками  обратно по коробкам, Самоварова еще послонялась по квартире и поняла, что в этом доме ее единственная дочь не найдет ничего, кроме своей старости.


Рецензии
Вы великий талант! Приглашаю на мою страницу.

Олег Рыбаченко   22.10.2016 12:34     Заявить о нарушении