Дороги не расскажут. Ч. 1. Ельнинский выступ. Г. 5

                                 ДОРОГИ НЕ РАССКАЖУТ...




Повесть.
Русаков Олег Анатольевич





Г. ТВЕРЬ.





                                       ЧАСТЬ 1.

                                   ЕЛЬНИНСКИЙ ВЫСТУП.

                                       Глава 5.
                                     Тяжелый день.

          Штаб 630 стрелкового полка располагался в деревне, в трех километрах, от штаба 107-й резервной стрелковой дивизии, в которую он входил. Особый отдел дивизии квартировался при штабе, и уже к семи часам вечера раппорта капитана  Шеина лежали на столе Комдива полковника Миронова Павла Васильевича. Миронов был назначен на командование 107-й перед самым Ельнинским сражением, хотя до отбытия на переподготовку в Москву в 1940м, с 1939 года, командовал 82-м горнострелковым полком именно в составе этой, родной для него, дивизии. Соединение базировалось тогда в Барнауле. А с 1940 Миронов был назначен уже комдивом 107й. Почему, через три месяца, и уехал учиться в Москву на переподготовку и повышение. В начале августа 1941 был возвращен на эту должность, когда 107я уже была в составе резервного фронта, с приданными, для усиления частями и подразделениями, под командованием Жукова Георгия Константиновича.
          - Что за Васильев, это не тот который должен был Данино взять в тылу немцев? ...Командир разведроты 630го полка. - Спрашивал Командир дивизии у комиссара (в звании полкового комиссара) Столярова Виктора Дмитриевича, прочитав раппорта особиста. - Так Васильев Данино взял или не взял? - Миронову не нравилось недопонимания тактической ситуации при ведении боевых действий.
          - Вот донесение из сотой, что капитан Васильев железнодорожный вокзал в Ельне взял в 11.30 , а в 14.20 на него танки из сотой выскочили, когда он бой вел, защищая вокзал. - Передал Столяров Миронову донесение из 100 дивизии действующей на севере Ельни.
          Комдив прочитал донесение из сотой, покрутил его в руках, как будто не веря тому, что там написано.
          - Так, а чего наши особисты мозги то нам пудрят. Совсем охренели. - и на прямую, обращаясь к комиссару - Ну ко, позовите сюда этого - комдив присмотрелся к фамилии капитана - Шеина. Он же там был - пусть хоть расскажет по-человечески. И вообще, если это правда про железнодорожный вокзал - комдив опять держал в руке донесение, теперь уже, из сотой дивизии - то Васильева надо к герою представлять, как первого вступившего в Ельню, и дивизии почет. А тут всякие  Шеины... Только почему Васильев связного не прислал, хотя не каждый связной до штаба сейчас добежит. - Комдив помолчал - А как он в Ельне оказался без приказа... Все-таки авантюрист этот Васильев, хоть и разведчик хороший. Ну ко набери мне штаб 630 го полка, может у Перхоровича там информация есть, которая до нас не дошла.
          Через пару минут в кабинет вошел офицер связи.
          - Товарищ полковник, связь с 630м полком установлена. Можно пройти к аппарату.
          Миронов прошел в комнату связи.
          - На проводе полковник Миронов. - командным голосом рявкнул в трубку комдив.
          - Слушаю Вас товарищ комдив, полковник Перхорович... - ответили на том конце провода.
          - Товарищ полковник, Что там у вас творится, сведения от командира диверсионной роты есть, где там твой Васильев сейчас болтается.
          - Да вот, товарищ полковник, и десяти минут не прошло, как рота в расположение полка прибыла, им грузовиками танкисты из сотой дивизии помогли, они сюда за топливом и боеприпасами приехали, ну и Васильева с ротой привезли. Они оказывается утром Данино взяли, а пол двенадцатого немцев с железнодорожного вокзала выбили в Ельне. Буду сейчас документы готовить на награждение личного состава роты, а Васильева хочу и на повышение звания представлять. Герои они у меня, товарищ комдив. Герои настоящие.
          Командир дивизии слушал донесение командира 630го полка и понимал, что ему сказать нечего, что он слышит самые лучшие слова, которые могут звучать на той стороне провода.
          - В течении часа подъеду к тебе. Хочу посмотреть на героев. Еще есть, что доложить Франс Иосифович?
          - Да чего уж еще, Павел Васильевич, если ты через час подъедешь, вот и поговорим.
          Командир 630го полка был совсем не молодым человеком. Он был кадровым офицером еще царской армии, прапорщиком командиром взвода с 1915го года, и с  1918го воевал в рядах РККА, пройдя многими военными дорогами гражданской войны, и межгосударственных конфликтов Советской России. В 1938 его отправили в отставку, но в 1940 восстановили в рядах РККА. Он был опытным и сильным командиром строевой части.

          - Разрешите товарищ полковник - в дверях хаты стоял капитан особого отдела.
          Миронов рукой показал капитану на стулья, пройдя на свое место за стол.   Капитан строевым шагом прошел к столу комдива, встал по стойке смирно.
          - Капитан Шеин. Особый отдел 107 дивизии. По вашему приказанию прибыл.
          Миронов смотрел на капитана, слегка сузив глаза и наклонив на бок голову. Миронов как будто пытался проткнуть взглядом особиста, затягивая паузу.
          - Та-ак... - медленно произнес комдив, подняв со стола его раппорта - что это - потряс полковник бумажки Шеина перед его строгой фигурой стоящей по стойке смирно.
          - Раппорта расследований на вновь освобожденной территории товарищ полковник.
          - По твоим раппортам Капитан Васильев, чуть ли не предатель. Под трибунал точно можно отдать. - Полковник медленно, не сводя взгляда с Шеина вышел из-за стола, подошел к нему вплотную, капитан повернулся к нему во фронт продолжая стоять по стойке смирно. - может в дисбат его отправим. ...А   ...капитан, чего молчишь то.
          - Товарищ полковник, капитан Васильев хотел скрыть окруженца в рядах своей роты. А это должностное преступл...
          - А ты знаешь, капитан, что Васильев со своей ротой первый в Ельню вошел, железнодорожный вокзал у фашистов отбил своей ротой и держал его до прихода основных сил. - Шеин молчал. Полковник опять вернулся за свой стол. - На, забери свои опусы, и иди, спи к чертовой матери. - Полковник легко перекинул раппорта Шеина на противоположный край стола.
          Шеин стоял как вкопанный по стойке смирно, не сделав ни одного движения, четким офицерским голосом  произнес:
          - Командир разведроты 630го стрелкового полка капитан Васильев вошел в    Ельню не имея на то приказа. - глухо и сухо прозвучали слова Шеина. Как бы разговаривая сам с собой, констатировал: - это тоже есть военное преступление, и  тоже требует расследования.
          Шеин продолжал стоять по стойке смирно.
          В хате повисла тишина. Командир и комиссар дивизии переглянулись между собой, у обоих засвербело под ложечкой. Каждый из них понимал весомость слов офицера особого отдела. Пауза не прерывалась никем. Пауза висела в воздухе между офицерами, и никто не хотел ее нарушать.
          Комдив тяжело вздохнул. Пауза продолжалась.
          - Свободны, капитан. - Миронов сел за стол.
          Шеин строго и красиво повернулся на 180 градусов и вышел из хаты.
          Тишина продолжала наполнять помещение. Командиры дивизии каждый по-своему обдумывал смелое поведение офицера особого отдела.
          Через минуты зам комдива по политической части Столяров как будто сам себе под нос произнес:
          - Думаю, что ни героя, ни звания Васильеву не видать...
          - Какая сука у нас в штабе сидит - отозвался Миронов. - отправил бы ты его куда-нибудь на повышение, а то он и за нас возьмется.

          Через час офицеры подъезжали к штабу 630 резервного стрелкового полка.
          В штабе над картой колдовали старшие офицеры штаба полка: командир полка полковник Перхорович Франс Иосифович; начальник штаба полка полковник   Муратов Василий Денисович; заместитель командира полка по политической части майор Носевич Михаил Александрович, когда в штаб вошли комдив и комиссар дивизии.
          - Товарищи командиры - скомандовал Перхович, по привычке еще оставшейся у него с гражданской, и офицеры встали по стойке смирно.
          - Ну чего вы тут высматриваете на карте. - с суровым лицом спросил  Миронов, подходя к столу.
          - Анализируем донесения воюющих частей, определяем их расположение на конец дня и оцениваем текущую обстановку товарищ комдив. - доложил комполка.
          - Ну и как обстановка, покажи-ка. - полковник подошел к столу вплотную, на котором была раскинута карта. Комдив с минуту внимательно смотрел на карту. -  Данино то где-то в четырех, пяти километрах от Ельнинского железнодорожного вокзала. Сведений из штаба нет. - размышлял комдив - Решил не ждать, пока немец опомнится, решил взять вокзал. Да... Стратег ваш Васильев, наделал делов. -  Комдив продолжал смотреть на карту еще с полминуты. - ну где ваш герой, на улице уже все равно темно, давайте его сюда.
          Миронов расстегнул верхнюю пуговицу гимнастерки, сел на диван.
          - Чай то у тебя найдется Франс Иосифович?
          Офицеры полка уже поняли, что настроение комдива не было безоблачным.

          Только минут через десять на пороге избы появился капитан Васильев.
          - Разрешите. - Зайдя в избу произнес разведчик.
          Комдив поставил не допитую чашку на стол.
          - Васильев? Вот ты значит какой.
          - Так точно, капитан Васильев, командир разведроты 630 полка.
          Миронов несколько секунд с интересом рассматривал исцарапанное лицо статного боевого офицера. Затем встал, подошел к капитану.
          - Наслышан о твоих подвигах.
          Миронов опять отошел к дивану.
          - Почему сразу не доложил о взятии Данино?
          - Товарищ полковник, связной был отправлен в штаб полка сразу после взятия деревни. Скорее всего, не дошел. В округе еще немцев по лесам много.    Перехватили наверно.
          Какое-то время все молчали.
          - А в Ельне как ты оказался.
          - Ждать было нельзя, итак уже два часа после взятия Данино прошло, когда мы на окраину Ельни вышли. В лоб я вокзал не взял бы. Схитрил там маленько.  Ну, а через три часа танкисты из сотой подъехали, старший лейтенант Семушкин, приданная Сотой, ударная танковая. Взятые объекты тыловым сдавал, как положено и  Данино и вокзал. Все как положено.
          - Да, герой. Но ведь без приказа в Ельню вошел.
          - Так, где ж я его в бою возьму то приказ. Что ж немцам простить, что у меня приказа нет.
          - А что у тебя там за история с танкистом приключилась в Данино.
          Капитан понял, что Шеин уже все, что хотел, сделал.
          - Он ночью на нас выскочил с немецких позиций в лесу. Поначалу мы думали фриц, но по нему было видно, что он контуженный, он в танкистском комбинезоне был, со сгоревшего танка, неудавшаяся атака два дня назад, с закопченным лицом, да, в общем-то, парень неплохой оказался, но нам очень помог в бою, и вообще герой он, а не предатель.
          - Да хватит тебе его защищать... - Миронов грубо прервал Васильева.   Было видно, что Миронову не приятен этот разговор. - Потери большие?
          - Большие товарищ комдив. С первого взвода восемнадцать человек в строю остались, во втором и третьем половина. Старшину Каптелова потерял, он в роте как отец родной был. - Васильев замолчал.
          В хате какое-то время было слышно только, как топится печка.
          - Ну ладно Васильев, свободен.
          Капитан козырнул и вышел из хаты.
          Комдив и офицеры с полминуты молчали.
          - Значит так, представление на повышение звания можешь не присылать, героя, тоже отставить, пришлешь представление на орден красного знамени, попробую протолкнуть, получится - нет не знаю, телегу на твоего капитана особист написал, нехорошую телегу, его сейчас от трибунала отмазать надо, думаю, что представление на награждение поможет. Мотивацию, что он первый в Ельню вошел отставить, а то этот особист и к этому прицепиться может, приказа ведь не было... Другой первым в Ельню войдет, ну хоть даже этот старлей танкист, как его... Семушкин. Не надо твоему Васильеву первым в Ельню входить...

          Продолжение по ссылке: http://www.proza.ru/2016/10/26/1901

Русаков О. А.
Октябрь 2016.
г. Бежецк.


Рецензии
С большим интересом прочитал ваше произведение, хотя в последнее время редко читаю выложенное на Прозе.ру.
Тема войны, так или иначе, проходит через большинство моих произведений. Не менее трети из полсотни написанных мною рассказов - о войне, в двух романах она занимает значительную часть, а недавно оконченная документально-беллетристическая повесть, скомпилированный отрывок из которой я выложил здесь, о войне полностью. Она написана по рассказам и запискам моего старшего брата. Он, в нарушении строго приказа, вёл дневник на фронте, где записал много того, что найти нигде невозможно. А выйдя в отставку после почти сорокалетней службы целый год занимался в Главном архиве Советской армии в Подольске, где изучал путь своей 171-й дивизии, в которой провоевал всю войну. Сам написал семь книг.
Вы живо и энергично ведёте сюжет, держа в напряжении читателя, что является большим плюсом. О недостатках не буду, они с лихвой перекрываются достоинствами. Успехов и лёгкого пера!

Владимир Волкович   11.03.2017 15:49     Заявить о нарушении
Особисты.............Особисты.........

-Цепные псы - Сталина

-Хто - Уперёд , а хто и за карандаш

Кому поверит - История ?



Олег Грязнов   12.03.2017 07:13   Заявить о нарушении
Владимир, с большим интересом много раз перечитал Вашу рецензию. Благодарю за развернутый ответ на прочитанное. Знаю свою огромную проблему по поводу неграмотности, она меня преследует всю мою жизнь, за что иногда бывает крайне стыдно. Повесть "Опаленные войной" - с подвигла меня на то, чтобы история моих предков по отцовской линии оказалась доступна для многих людей, и не ушла вместе со мной с этого мира вместе с драгоценной памятью, и дневниками моего отца, и двоюродного деда. Наверно Вы поняли, что я далеко не писатель и, жизненный путь и дело, которым занимался всю жизнь, далеки от литературы и искусства.
Обязательно познакомлюсь с Вашим творчеством, в чем желаю Вам находок и больших успехов, тем более, что бытовые истории войны должны жить в любых проявлениях, ведь наших великих предков погибло очень и очень много.

Олег Русаков   12.03.2017 09:00   Заявить о нарушении
Олег.
Особисты не были подлецами, они, как правило, верно служили Советской Родине и великой идее освобождения человечества. Методы, которые применялись для этого были чудовищны, но они были санкционированы сверху. Особисты, особенно в 41, 42 годах очень часто участвуя в неразберихе боя героически погибали как положено солдату...

Олег Русаков   12.03.2017 09:04   Заявить о нарушении
всё .................так

-У меня папа - из Смерш

Олег Грязнов   12.03.2017 14:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.