Подарок

Конец сентября обычно в это время уже и листьев то на деревьях нет, и лужи, и прохладно! А этот год на удивление добрый и ласковый. Сентябрь тёплый и солнечный. Деревья стоят до сих пор украшенные  зелёной листвой как будто в жаркий июль. Я сижу на крылечке своего садового домика и млею от солнечного тепла. Лето пролетело быстро и незаметно. Да что лето! Жизнь - на первый взгляд довольно продолжительный промежуток времени, собравший в себе не один десяток лет, оказался легким как перышко, чтобы подняться сквозняком истории и медленно снижаясь и крутясь опуститься вниз и закончить свой полёт. А в итоге, что сделано, чего добился?
 Прожил три жизни. Первая – счастливое детство, наполненное ярким светом и радостью. Вторая - тридцать лет в армии. Скитание по различным гарнизонам. Учения, горячие точки. А если и не горячие, то весьма отдаленные от цивилизации и наконец, последняя гавань – чудесный городок на юге, (юге Сибири, на Алтае), где растёт всё: и яблоки, и сливы, и арбузы, и виноград. Третья жизнь – самая, на мой взгляд, яркая, запоминающаяся и светлая, шестнадцатилетняя работа в школе среди добрых и весёлых, таких потешных ребятишек. Так уж созданных, что чем больше отдашь им своего душевного тепла, тем больше этого тепла от них и получишь. С огромным удовольствием поработал бы ещё, но почувствовал, что уже пора, годы и силы не те, что были раньше. А обузой быть не хотелось. Так вот и началась четвертая – жизнь, наполненная садово-огородническими заботами,  огурцово-помидорная, очарованная соловьиными трелями, трескотнёй знакомой сороки и ежедневными встречами с потешным и наглым ёжиком.
Взгляд невольно упал на яркий  блестящий подарок сына – новую машину красавицу Лада-Веста. Она сияла  и радовала глаз своей грациозностью. Был ли я рад подарку? Конечно, был! У меня и раньше были машины: москвич, шестёрка, семёрка. Я знал их очень хорошо, так как они довольно часто ломались и как - правило, в самый неподходящий момент. Сын довольно долго уговаривал меня сменить машину на более современную, но все уговоры были напрасны. Да и зачем мне другая машина, коль эта ездит ещё довольно уверенно. Бывают, конечно, некоторые неприятности, когда она ломается, но это крайне редко.
И неожиданно, вдруг посетила мысль: «А я? Какие подарки сделал ему я за свою жизнь?
Неожиданно вспомнилась история со «Сникерсами».
Девяностые годы отличались от всех остальных такой неразберихой, всеобщим обманом и узаконенным воровством, что до сих пор для меня непонятно, как всё-таки удалось всё это пережить. В те годы я проходил службу в должности заместителя командира полка. Дети мои погодки ходили в детский сад. Я с подъема до отбоя находился в части на службе. Лишь изредка удавалось мне по утрам тащить их в детский садик, который находился от нашей квартиры на удалении двух трамвайных остановок. Дочку усаживал в санки, а сына Мишутку на плечи и легкой рысцой до самого места назначения. Прибывали, как правило, первыми, одновременно с воспитателями. И быстро- быстро на автобус что бы успеть в часть. Времена были такие, что задержки с заработной платой, что у меня, что у супруги Галочки являлись нормальным явлением.
Начало декабря. Новый год на носу. Задолженность по зарплате – три месяца. И если бы рядом не было Галочкиной мамы с её мизерной пенсией, которую она регулярно приносила нам (ребятишкам на молоко) и ею выращенной картошки на своем огороде нам пришлось бы довольно туго!
В тот же день – офицерское собрание в клубе соединения. Командир соединения доводит до нас, что не однократно звонил округ, но денег пока в наличии нет, но обещали перевезти на счет со дня на день. Ему, пожалуй, ещё тяжелей, чем нам. Сколько приходится слышать жалоб и просьб! Мы с ним помним, друг друга целую вечность – ещё с курсантских времён, когда учились в одной роте и все четыре года питались за соседними столиками.
Он стоял на трибуне и, пытаясь остановить гул недовольства в зале, продолжал: « Мы совместно с командирами частей обсудили создавшееся крайне - трудное положение в семьях офицеров и прапорщиков и приняли решение о сокращении рабочего времени до минимума. С тем, чтобы те офицеры, кто не заступает в наряд, или ответственный в подразделении могли бы убывать домой с шестнадцати часов с целью подработки для прокорма своих семей»
Я представил моих беззащитных, грустно улыбающихся малышей, которым я ничем не могу помочь. И кто же это будет меня ждать с шестнадцати часов для того, чтобы я к нему пришёл и заработал деньги?
Неожиданно для самого себя я встал и сделал совершенно противоположное предложение:  « А как смотрит командование на то, чтобы нас не только не отпускать со службы раньше положенного времени, а наоборот, связи с тяжёлой обстановкой – посадить на казарменное положение. Так как мне уже,  например, стыдно смотреть в глаза и жене и детям, как и многим другим офицерам. А так появится возможность нам  получать продукты и сухие пайки, чтобы отдавать их в семьи. Раздались голоса в поддержку этого предложения и одобрительный гул зала.
Прения прекратили и для обдумывания предложений объявили перерыв.
«Нет! Ты вообще Андрюха, чем думаешь? Ты хочешь, чтобы меня с должности сняли и под трибунал? Сам головой маленько подумай! На казарменное! Потом оружие в руки! Потом, меня как лейтенанта Шмидта! Нет, наша дивизия – не крейсер Очаков!»- пытался образумить меня командир дивизии.
Согласен! Не подумал, а ведь действительно он прав. Видимо во мне гены заиграли моих предков. Они у меня все как один, в былые времена, начиная с девятнадцатого века ссыльные. Лишенные дворянства и всех прав. Пришедшие в кандалах в город Канск Красноярского края.  Даже  мой дед вместе с бабушкой тоже был осужден в 1926 году и реабилитирован как мученик и исповедник только после смерти. Гены, конечно, великое дело. Но все разногласия кончились очень быстро – стоило только показаться в дверях улыбающемуся начальнику финансовой службы со словами: « Товарищ полковник! Деньги пришли! За месяц, но пришли!». Революция, отложилась! Получив месячное денежное довольствие, отнёс его своей супруге Галочке! Такой радостной и счастливой я ее давно не видел. День пролетел быстро и незаметно. Я дремал, трясясь в последнем трамвае! Мне снилась счастливая супруга, улыбающиеся, с подарками в руках ребятишки… Осторожно открыл дверь, чтобы никого не разбудить. Ребятня, улыбаясь во сне, посапывали в кроватках. На цыпочках скользнул на кухню и нашёл там рыдающую и всхлипывающую Галочку…
После работы она быстро добралась до детского сада. Собрала Мишутку и Юляшку. Увязала и укутала их. Автобусы шли переполненные. Наконец ей удалось запихнуть в автобус и ребятню и санки. Свою сумку, чтобы как то разгрузить руки она повесила через плечо дочурке. Только подходя к дому, увидела расстегнутую сумку и отсутствие кошелька. Видимо, кому то эти деньги оказались нужнее.
С трудом удалось ее успокоить. Ну что, в самом деле – Конец Света что ли? Картошка есть – проживём! Испытания продолжались. Скоро Новый год – хотя бы ребятишкам подарки купить!
В субботу возвращаюсь со службы домой. На пороге Галочка мне на ухо по секрету: «Мишутка меня достал вопросом, ела я Марс и Сникерс или нет"? Так что готовься!» Я прошёл в ванную вымыл руки и приземлился на диван перед телевизором. Ребятишки устроились возле меня слева и справа, прижавшись своими кудрявыми головками. А тут как раз реклама « Утоли свой голод – съешь свой «Сникерс»! И такое у меня в то время было желание.…Найти бы того умника из рекламы и накормить его картошкой!
А Мишутка, пытливо заглядывая мне в глаза: « Папа, а ты «Сникерс» когда – ни будь, ел? И смотрит выжидательно…
А я ему в ответ, соврал, не моргнув глазом: « Конечно, ел!» И встретился вдруг глазами со своими детьми. Они на меня смотрели такими глазами, как на космонавта Гагарина смотрела вся страна после его приземления!
«А он вкусный?» - спросили они в один голос.
И я в ответ, опять не моргнув глазом: « Мне не понравился! Откусил и выбросил! Разве что хорошее рекламировать будут? Вот, например – картошка! Мы без неё и дня прожить не можем, а про это в телевизоре ни слова!
На том разговор и закончился всеобщим удовлетворением! Одна мысль не давала мне покоя – где раздобыть денег на подарок? И вспомнилось время, когда учился в выпускных классах, иногда удавалось подзаработать денег на разгрузке товарных вагонов.…Вот и решил вспомнить своё детство.
В спортивном костюме, пуховике и спортивной шапке стоял я среди разноголосой курящей и матерящийся на чём свет стоит, толпы. Таких же, как и я нуждающихся в деньгах. Кого здесь только не было: и студенты, и алкаши, и освободившиеся зэки со справками вместо паспортов. Все ждали работы. Хотя бы каких – ни будь вагонов! А их не было. Ближе к обеду толпа стала редеть и как результат, нас осталось только трое.… И тут! О чудо! Есть работа - разгрузить вагон с мукой на старом элеваторе.
К концу разгрузки мы уже ели стояли на ногах. Мука прилипала к вспотевшей одежде. От потери сил знобило, руки тряслись! Вернувшись, домой, я счастливый, хотя и усталый вручил деньги супруге, помылся и завалился спать…
Новый год встречали весело. Настало время искать подарки под елкой. Сопя и светясь от счастья, Мишутка притащил кулёк с конфетами и вывалил его на диван. Сколько там было конфет с яркими шелестящими обёртками и среди них большой «Сникерс». Он его достал, повертел в руках и неожиданно меня спросил: «Папа, а ты будешь «Сникерс»? И я ему в ответ: «Ну что ты Миша! Ты же знаешь – мне они не нравятся!» Ответ заставил моё сердце стучать с перебоями: « Ну, тогда папа – я его выброшу!» И направился к мусорному ведру…
Конечно, выбросить «Сникерс» мы ему не дали, но это всё запомнилось надолго.
Вернувшись из очередной командировки, домой в Москву Мишутка позвонил супруге: «Мама, я папе купил билет на самолёт на послезавтра с Барнаула. Мы с сестренкой его в Домодедово встретим. Пусть обязательно возьмет с собой права. Вот так быстро и не спрашивая, всё за меня решили. День поворчал. На самолёт и в Домодедово. На автобус и в автосервис.
«Папа выбирай!»- смеётся, радуется. Смотри, какую мы вам с мамой машину с Юлёчком выбрали! И увидел я эту Красоту красного, переливающегося цвета! Такую грациозную и яркую аж глаза зажмурил!
Купили и поехали сразу же ставить на учёт и номера получать.  А там столько желающих! Да ещё и сбои в компьютерах! Некоторые по два-три дня там днюют и ночуют. Просидели до вечера в очереди. Получили бланк для осмотра автомобиля. Мишутка сел за руль и поставил машину на смотровую площадку
Подошедший лейтенант, примерно одних лет с сыном внимательно сверял номера кузова и двигателя. А потом поинтересовался: « А что это Вы машину здесь покупали? Что у Вас на Алтае таких нет?»
А я ему в ответ: «Есть, конечно! Просто это мне сын решил подарок сделать! Купил здесь. Мы вот с ним оформим все, если не сегодня, так завтра вместе домой на машине и рванём!» А у самого от гордости за сына и за такой подарок чуть слёзы из глаз не брызнули…
Лейтенант посмотрел на меня и сказал: « Сын у Вас классный парень! Я ведь тоже мечтаю. Взять батю за руку привести в салон и сказать: « Выбирай батя!»…  Ждите здесь – я сейчас узнаю!»
Забрал документы на машину и ушел. Уже минут через тридцать мы двигались в Московских пробках к Мишкиной служебной квартире.  На следующий день уже на пути к своему самому родному и любимому краю.
До сих пор не могу понять, кто более счастлив? Тот,  кто дарит или тот, кому дарят? Видимо оба – только каждый по- своему!


Рецензии
какая Прелесть - твой рассказ, Андрей!!!
с уважением огромным -

Лариса Часовская   13.02.2018 00:21     Заявить о нарушении
Спасибо огромное Лариса! Очень рад! С теплом

Андрей Эйсмонт   13.02.2018 05:00   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.