Пикник на острове

   
                                          ***
- А Таньку Борщеву помнишь? Из двенадцатой группы  -  онкология у нее была . Нет и Сереги … как его? – здоровый такой, из педагогов… Ну, про Борьку ты знаешь, наверное.

- Да если всему верить!.. Про Толика тоже болтали…

- Тише ты, услышит!

Струится вода за бортом, умиротворяет невероятно теплый и сухой сентябрь, и поросший соснами остров все ближе. Прогулочный катер везет  туда былых однокашников отмечать юбилей окончания университета.  Когда встреча друзей  предполагается через четверть века, всегда найдется ворох трудностей для ее воплощения. И, если некому упереться, идея начинает глохнуть. Но тут ситуацию «вытащил» Жорик. Он еще в университетские времена был признанным заводилой, и, когда появилась задумка пятерым друзьям по общаге провести пару дней робинзонами  на речном острове, загорелся и вцепился за воплощение мертвой хваткой.

 Финансовые вопросы разруливал Андрей, ставший бизнесменом в лихие девяностые, сложнее было найти возможность свести к одному знаменателю свободные дни каждого. Тем не менее вопросы решались, «связной» работала Татьяна, жена Андрея, бывшая староста группы. Мимоходом, вопреки первоначальной договоренности о «мальчишнике», возникла попытка взять на остров и любимую старосту, но попытку эту муж пресек, улыбнувшись – «разврата не допущу, встретимся на Танькин пирог после острова».

 
 Уже накануне отъезда произошло непредвиденное: позвонила Валька, жена Толика, младшего из друзей, всеобщего любимца, и сообщила, что у того случился удар. «И что теперь?» - закусила губу Татьяна. «Да мы после реанимации  к кому только ни обращались! И целители у него были, и колдуны, можно сказать… но никто ничего не обещает. А Толик… плачет Толик. Так ждал этой встречи!»

Новость ошарашила, но маховик был уже запущен, ребят ждал катер у речного причала, и без былого энтузиазма там собрались с рюкзаками четверо: Жора, Андрей, Влад и Лешка. Грузились, оглядываясь, невесть на что надеясь… когда  вдруг - «Ребята!» - бежит по причалу, спотыкаясь, Толик. Слава богу! Сбылось!
После такого стресса всех накрыла эйфория, общались взахлеб и наговориться не могли.
 
- Признайся, Андрюха, сколько стала тебе аренда острова? – все ж болезнь сказывалась, был Толик бледен и говорил тихо.

- Дешево стала – сентябрь потому что, - Андрей уверен в себе, как всегда был уверен. Был он «качком», и это обстоятельство помогло ему  раскрутиться в девяностые.

- Представляю себе эту дешевизну!  Тысяч пятьдесят, небось?

- Я же говорю – дешево. Двадцать тысяч.

- Зелени?

- Деревянных.

- Ладно:  не хочешь говорить - не говори…

 А остров  все ближе и ближе, и вот уже сосны алеют стволами, и  виднеется  стильный сруб на песчаном берегу.

                                  ***

- Значит, в понедельник утром… так, мужики?- рулевой катера запустил дизель в подвале дома и вернулся на судно.

Уплыл катер, обещав вернуться  через два дня, и терпко пахли перегретой смолой сосны, и ноги грузли в белом песке, когда поднимались к дому.
 
 Там нашлось все, что нужно для отдыха -  даже телевизор. А на аккуратной площадке поблизости большой мангал под навесом и широкий стол с лавками. Сбросили с плеч рюкзаки, в которых звякало и булькало, и разбрелись по дому.  Проверив содержание холодильника, Жора вышел  к мангалу, там  Влад с Толиком горячо спорили почему-то о Ведах. На пороге появился Алексей с травматическим пистолетом в руке. Каким денди слыл Леха в университетские годы!  Да, видно, сильно потрепала  жизнь этого денди, и ныне худоба его наводила Жору на невеселые мысли.

- Ты чего это, Леш? С кем воевать? Мы здесь одни…

- Да кто ж знал, что все так благоустроенно будет… Я вон даже палатку взял с собой, на всякий пожарный! А тут где-то видел пустые банки из-под пива  – пойдем, постреляем?

- Ну, ты неисправим! Тебе не двадцать уже – к чему эти стрелялки?

- Ну, конечно – бизнесмены все… - бормотал, бредя  вглубь острова с мятыми банками подмышкой. Низкое солнце прошивало лесок навылет, и Жора хорошо видел сутулую спину  меж худосочных стволов.
 
 К столу вышел Андрей с замоченной бараниной, запахло праздником, и Жора захлопал себя по карманам в поисках спичек… когда неожиданно грянул выстрел и заматерился  выронивший баранину Андрей. Затем последовало еще несколько выстрелов, громких, будто в пустой комнате. И тут же  раздался крик тихого обычно Влада: «Кто?!»  Стоял возле дома и тряс пустой папкой: «Кому понадобились мои документы?!»  Вот тебе и праздник! – заныло у Жоры внутри.

                                   ***

Вечерело, багровое солнце садилось в тучу, обещая ветреную погоду.  Пряно пахли шашлыки, темнело вино в бокалах. Теплело в душах, и только  неуютность ощущалась после давешней истерики Владислава. Сошел его лихорадочный румянец, вернулась природная смуглость, и от этого показалось естественным, что он так запал на модные ныне Веды. Пытаясь сгладить неловкость, Жора выдвигал версии пропажи его ведических документов, а тот  лишь плечом дергал и заявлял обиженно, что хотел осветить присутствующих светом Истины.   «Да ладно, Влад – мы ж не против! Ты своими словами, под рюмочку…»
 
Но и с рюмочками нарисовалась неувязка: ссылаясь на Веды, Влад отчаянно агитировал за воздержание, Толик намекнул, что закодирован, зато Лешка, похоже, пил неумеренно. И теплое общение получилось несколько дерганным – хорошо хоть шашлыки  у Андрея были выше всех похвал. Вспомнили студенческие годы, когда казалось, что ничего нет вкуснее жареной картошки,  зато удавалось попробовать настоящее «Токайское». В пылу обсуждения не все услышали, как хлопнула дверь в доме,  но поднял бровь Андрей: «Мы вроде одни здесь…» «Да сквозняк, наверное» - Толик поднялся и пошел к дому.

 Быстро стемнело, и было сложно определить, вечер ли, ночь ли уже наступила.Горящие дрова в мангале давали пляшущий розовый свет, тема «пить    ли, а если пить, то что» затягивала в омут дискуссии. И как-то подзабылось, что  Толик все не появлялся. Тогда Андрей, вздохнув, пробормотал какие-то ругательства и пошел к дому.  Тут же в темноте послышался короткий вскрик и удаляющийся вглубь острова топот.  Толкаясь, вскочили и бросились к дому: дверь нараспашку, и ни Толика, ни Андрея.

                                   ***
После света костра темнота была меж сосен  – глаз коли.  Фонаря в доме не оказалось, и Жора с Владом все пытались из тряпок и палок соорудить факелы, а Лешка метался по дому с криками «где моя травматика?!» Но бежать, к счастью, никуда не пришлось, «потеряшки» вскоре вернулись сами и поведали нечто странное: послонявшись по дому, Толик увидел большущего кота, что стоял на задних лапах у стола, держа в зубах что-то, чего не разглядеть в сумерках. Увидев вошедшего, кот шмыгнул во двор, Толик за ним… следом появившийся Андрей, который, впрочем, никакого кота не заметил.

 Дело было к полуночи, и по старой привычке Андрей скомандовал бывшим «сокамерникам»: мужики! спать пора! Однако на мудрый призыв откликнулся лишь Жора. Владислав с Толиком все обсуждали тайну пропавших ведических списков, Лешка пытался с помощью вина выяснить истину – какой шутник сныкал его травматику? Махнув рукою, «уравновешенные» ушли в дом и уснули, невзирая на разговор за окнами на повышенных тонах… пока ночь не взорвали выстрелы и крики. «Ну, ни хрена!..» - не попадая в брючину, Андрей прыгал на одной ноге, Жора же выкатился во тьму в плавках. Впрочем, на востоке, за рекой, небо уже серело, и было видно, что на лавке у мангала, лежа на спине, стонал Влад, над ним склонился Толик.
- Что случилось? Кто стрелял? – Андрей снова брал ситуацию в свои руки, а Жора бросился к пострадавшему – «рана!?»

На западе в лесных потемках блуждал колеблющийся огонек, и вот уже у дома  нарисовался шатающийся Лешка с факелом в одной руке и с пистолетом в другой. В секунду Андрей одним прыжком оказался рядом и с хрустом заломил ему руку с пистолетом за спину. «Ой, бля!!» - уронил тот  факел на траву.

- Ты понимаешь, морда, что  Влада застрелил?! – Андрей терял обычную свою уравновешенность.

- Спокойно, Андрюха! – задрав футболку Владиславу, осмотрел его бок в неверном свете мангала Жора. – Ничего страшного – царапина!

- Отпусти, дурак! – заорал Алексей. – Руку сломаешь!

Тот отпустил, и все потихоньку начали успокаиваться, наконец: «медбрат»  Жора метнулся в дом за аптечкой, Толик помог Владиславу снять футболку,  Андрей задумчиво рассматривал отобранный пистолет, Лешка же быстро трезвел, баюкая вывихнутую руку.

- Леха… ты с ума сошел? – это Андрей, озадаченно. – Ты что взял с собой? Это же не травматика – ПМ!
 
                                        ***
Утро подарило позолоту на стволах и обильную росу на вересковой поляне. Впрочем, красота эта мало кого трогала.

-… и выстрелил я только пару раз. В небо. Чтобы знали, что  нашел, - в голосе  Алексея не было надежды, что поверят.

- А где нашел, кстати? – Жора пытался заглянуть ему в глаза.

- Там, где стрелял… днем, вчера… возле банок.

- Ничего не пойму! – Влад уже оправился от шока и заедал ночной стресс холодным шашлыком. – Ты приехал с травматикой или с Макаровым?

- Да сколько же!!...

- Тихо, тихо, -  Жора развел руки, будто с боксерами на ринге. – Он приехал с травматикой. Я видел, ручаюсь.

Недалеко от берега плеснула крупная рыба, и пошли круги на воде.

- Нам остается предположить лишь одно, - обвел всех взглядом Андрей . – Мы не одни на острове.

- Кот, которого я видел…

- Какие коты? Нет здесь никаких котов! – прервал Толика Жора.

- Как это нет?!

- А так! Всю ночь шашлыки пролежали у мангала – коты все сожрали бы!

- Но я же…

- Тихо, мужики! Не сепетите: у нас нулевая информированность, но… – не дал Андрей увести тему в кошачье безумие. – Коты не стреляют из Макарова. Все проясняется, если предположить, что на острове есть шестой…

- Или шестые, - проронил Леха.

- Да. Или несколько... Тогда так: становимся цепью и в пределах прямой видимости прочесываем остров. Пора кончать со всем этим!

- И пистолет берем! – хмуро добавил Алексей.

                                    ***
Желтые пряди берез, росших у дома, роняли на стол сухие листья. Жора оглядел друзей -  сидели  на лавке и молчали, сгорбившись.

- Кто мяукал? – нарушил, наконец, тишину Владислав.

- Во всяком случае, никто из нас.

Снова пауза.

- Может, тайник? Землянка и люк замаскирован? – это уже Толик.

- Да какая разница!! – взвился Лешка. – Валить надо отсюда! Покуда живы и не свихнулись!

- Попробуй, - хмыкнул Андрей. -  Вплавь по ледяной воде. Ты же слышал – за нами приплывут только утром.

- А я плавал. Когда проснулся, -  удивил народ Толик. – У берега вода терпима.

- Значит, доплывем не все! – начало знобить Жору.

- А я вот что предлагаю, - оживился Алексей. – Принять на грудь и сделать заплыв… доплывем и не заметим.

Тут же встал Андрей, зашел в дом и  вернулся со звякающим рюкзаком. «Пойдем, постреляем» - забрал Лешку,  тоскливо оглядывающегося на оставшихся.  Сухая хвоя и вереск скрадывали шаги, и вздрогнуть заставили выстрелы, стеклянный звон и тоскливые «ойки» Алексея.

«Расстреляли все оставшееся спиртное,  рассыпается праздник, - вздохнул про себя Жора. – И сделать ничего нельзя…»

- А я поддерживаю, – откликнулся словно на Жорины мысли враг алкоголя Владислав. – И ни к чему нам был этот наркотик!

Стрельба прекратилась, и снайперы вот-вот должны были появиться.

- Вы заметили, мужики, что Андрюха стал рулить по умолчанию? – Толик смотрел в землю и голос его звучал глухо. – Но, с другой стороны, кто-то должен был…

А вот и Андрей с пустым рюкзаком:

- Я не стал ни с кем советоваться… но ситуация необычна и требует быстрых решений,  чтобы юбилей не превратился в тризну. Пить больше нечего, утра будем дожидаться все вместе.

- А я взял с собой палатку, - это появился злой Лешка. – Влад храпит, и у меня нет никакого желания ночевать колхозом. Я сплю в палатке, и пусть только сунутся!

                                    ***
День манил прекрасной погодой, пьянил сосновым духом, и у Жоры шевельнулась надежда, что все наладится, наконец…да в глазах «робинзонов» то и дело читалась опаска – что еще отчебучит остров?

К вечеру набежали тучи, и тьма пришла раньше, чем ожидали. Но в теплых сумерках идти в дом не хотелось, все втайне завидовали Лешке, поставившему палатку. Сидели за столом, освещаемые огнем мангала,  говорили о разном вроде… да все одно разговор сползал   на чертовщину острова, притом у каждого было свое мнение на этот счет:

 Влад  вдруг вспомнил о «Ведах» и ошарашил всех предложением перейти на сыроедение;

хмурый и трезвый Алексей намекал на плохое чувство юмора у кого-то из собравшихся;

 Толик соглашался с  Андреем  в том, что даже к Робинзону заглядывали гости;
а Жора полагал, что происходящему нет рационального объяснения, и это трансцендентное давило и мешало ему дышать…
 
К полуночи пыл спора стал сходить на нет, Лешка забрался в палатку, и надо было идти спать. Под конец Андрей пригрозил, что если хоть какая-нибудь зараза мяукнет ночью... и как в воду глядел. Под утро все были разбужены диким «мявом».

- Это у Лехи!

- С чего бы? Трезвый ведь!

- Ну, достал!! – впустую пощелкав   выключателем - свет не загорался - Андрей выскочил в ночь, натыкаясь на двери  и стены. Вослед слышался топот нескольких ног. Палатка была пуста, слабо рдели угли в мангале. «Остались еще факелы, мужики?» -    Жора  сунул в тусклый жар какие-то бумаги, огонь осветил собравшихся… и Лешку между ними!

- Ты где был?!

- В кустики бегал. Всю ночь – съел что-то не то… А вы отчего свет не включаете?
Бумаги прогорели, но в  свете мутной луны можно было различить окружающее.

- А вот, среди ночи вышли полюбоваться, как ты мяукаешь... – голос Андрея не предвещал ничего хорошего.

- Я?! Это же у вас, в бунгало! Я потому сюда бегом! Вы свет-то включите !

- Да не включается свет! – Жору стал пробирать истерический смех.

- Так дизель запустите, физики, твою мать! - дернулся было в дом Алексей, да Сергей схватил его за рукав:

- Стой! Кого нет среди нас, мужики?

Осмотрелись – не было Толика.

- Сейчас запущу дизель, и дом осмотрим – может, он там?

Лешка спустился в подвал, а стоявший у мангала Владислав  рассеянно взял обгоревший листок и склонился над углями… у  Жоры появилось нехорошее предчувствие…
 
- Вы что сожгли, гады?! – Владик потерянно испачкал себя сажей, проведя ладонью по лбу.

- Вижу, у  нас Веды нашлись, наконец? – вспыхнули окна в доме, и на площадку вышел Толик, а за ним и Лешка возник на пороге. Голос у Толика был возбужденный, а щеку украшали кровавые царапины.

- Подрались? – без иронии спросил Андрей.

- Это я котяру схватил – в подвале он, у дизеля возился! – Толик сел за стол и вытянул руки ладонями вверх, на них были клоки рыжей шерсти. – Но он цапнул меня и вырвался.

Уселись за стол и остальные.

- Нет, вы только объясните мне, - непонятно к кому обратился Влад,  сжимая обгоревшие страницы в кулаке. – При чем тут кот?!

- Ну, как? – с горькой иронией отозвался Лешка. – Стибрил у тебя документы, у меня – травматику… обменял на «макарова» и ну палить!..

- Не хотелось говорить… чтобы повода не давать, - вздохнул Андрей. – У меня деньги пропали.

- Твою мать!.. много? – охнул Лешка.

- Все, что взял.

- Четыре часа, - не в тему проронил Жора,глянув на светящийся циферблат . – Ничего мы сейчас не придумаем, мозги не работают. Предлагаю поспать до утра… попробовать поспать.

- Только всем, - поднялся Андрей. – Без всяких палаток.

                                             ***
Отсыпаться однако никто не стал, и, лишь рассвело, стали готовиться к отъезду. «Как ждали этой встречи! – хотелось плакать Жоре. – Таким праздником должна была стать… и вот минуты считаем, когда покинем  остров! Отчего так?!» Молча свернул палатку Алексей, скупо переговариваясь, вынесли рюкзаки и сели на лавку. Подстроилась под настроение и погода, низкие тучи поползли по небу… а  так привыкли к теплой сухой осени, словно  осенней слякоти и не будет уже. Синей полосой виднелся берег, ждали катер.  Вдруг побледнел Толик и, вскочив - «забыл взять!» - бросился в дом. Владислав посмотрел на часы и вздохнул:

 - Сказали утром… а когда именно приплывут? Мы уже и собрались вроде…

- Ну, не все дела завершили, положим: забыли кошачьего корма оставить…
Все невесело засмеялись, а в доме послышался негромкий хлопок.

- Мужики! катер на горизонте, по-моему, - прищурился Андрей.

«И ладно, - отлегло у Жорика на душе. – И бог с ним, с островом: сейчас соберемся у Таньки, вспомним все хорошее… Что там у Толика опять?»

 –  Толик!.. Толь!!

 Ответом было молчание. Переглянувшись, пошли в дом. Перевернули все вверх дном – Толика нигде не было.

- Может, в окно сиганул?- начал терять былую уверенность Андрей. – В дверь ведь не выходил…

- И в окно мы бы видели… разве только в это – что на реку смотрит.
 
- Мужики!!  Что происходит?!! – Алексея трясло, похоже, у него начиналась истерика.

- Может, остров прочесать? На всякий случай, - несмело отозвался Влад

- А катер?

- Значит так, - непривычный металл послышался в голосе Жоры. – Никаких прочесываний. Хватит того, что нас уже четверо. Сейчас же  грузимся и уплываем!..

- А Толик?!
 
Повила тяжелая пауза, и  Жора закончил через силу:

- А Толик через окно спустился к реке и поплыл.

- Как – к реке? Зачем?! – Лешка бросился к окну. – Где он на реке? Не видно!!

- Прекрати истерику, Леш! – в голосе Андрея была усталая обреченность. – Есть другие версии? Нет? Тогда плывем… одна надежда: может, он нас на берегу встретит.
 
                              ***
Рулевым на катере был другой, слава богу. Он не задавал вопросов о численном составе,  только удивлялся, отчего это все четверо с такого фирменного пикника возвращаются, словно с креста снятые. Подул ветер, небо опустилось тяжелыми тучами, и катер прыгал по барашкам волн.

На причале их уже ждала Татьяна. Посмотрев на угрюмые лица прибывших, вздохнула:

- Знаете уже?

- Что? – с испугом в унисон.

- Ну, что Толик умер.

- Как – умер? Когда?!

- Сегодня утром. Мне жена его позвонила только что. Да ожидаемо, в общем –все последние дни  в коме...

- А кто же тогда..?!!
 
 Громом  раскололось над ними небо, и хлынул холодный ливень. 


Рецензии
Конец предугадать было практически невозможно, за что - респект автору! Алкоголь - всегда чуточку необычно, много алкоголя - нарисовывается детектив.)))
Удачи, Александр!

Олег Шах-Гусейнов   15.08.2017 14:48     Заявить о нарушении
Это жанр, Олег - важно не быть предсказуемым : )
Боюсь только, что перемудрил немного

Александр Скрыпник   15.08.2017 20:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.