Из бесед с учащимися. Беседа третья. Лиза...

Лиза, бедная Лиза, с тобой теперь я слёзы лью».
Строчка, которой представлен заголовок этой главы, является несколько изменённой копией известного авторского восклицания в романе «Евгений Онегин»: «Татьяна, милая Татьяна, с тобой теперь я слёзы лью». А. Пушкин,  беспокоясь о судьбе  своей героине, сочувствовал ей, полагая, что она « попала в руки модного тирана». И что же случилось с милой и привлекательной Лизой в ее семнадцать лет? В руки какого злодея она попала? И неужели печальным образом что-то произошло в её столь юном возрасте, предназначенном только для радости и любви?

  Такими или примерно такими вопросами  стали задаваться читатели с 1792 года, когда впервые перед их глазами появилась повесть Н. Карамзина «Бедная Лиза». Эта повесть поразила их новизной изложения и трагической судьбой молодой героини, простолюдинки, непосредственной и невинной, как сама русская природа.
В чём же была новизна повести?  Новизна состояла в том, что впервые в русской литературе писатель обратил внимание на внутренний мир отдельного человека, на мир его чувств и переживаний, на психологию его поступков и их мотивов. Читателю, наконец-то, представилась возможность лично следить  за изменениями в душевном состоянии героини, за динамикой развития ее любви,  её страхов и личной драмы от безысходности, переживая, сочувствуя или даже проливая слёзы. Вот почему Н. Карамзин является основоположником такого литературного направления в нашей словесности как сентиментализм (фр. sentimentalisme, от фр. sentiment – чувство).И это было важным шагом в развитии русской литературы на пути овладения ею  мастерством в показе читателю всей полноты правды о человеке и мире, в котором он живёт.
 А для прояснения причин трагической судьбы Лизы, я дам тебе краткий пересказ содержания повести.
В 15 лет Лиза потеряла отца-кормильца. И мы встречаемся с ней через два года после этого. Через два года самоотверженной борьбы девушки за  существование больной матери и себя, когда она не гнушалась при этом никакой работы. Но жизненные испытания не сломили её, она сохранила  доброту сердца и жизнерадостность мироощущения.

 Встреча с Эрастом, молодым богатым дворянином, принесла ей надежду и веру в счастье. Она безоглядно и доверчиво вся отдалась  новому и так ожидаемому чувству – страстной любви. Эраст также отвечал сильным и искренним чувством. Но потом личные пороки и слабости характера заставили его отказаться от Лизы. Та, не выдержав всей несправедливости его ответа на её самоотверженную любовь,  покончила жизнь самоубийством, бросившись в воды  того пруда, на берегу которого, под дубом, когда-то длились счастливые часы тайных её свиданий с возлюбленным. Мать, поражённая таким внезапным беспощадным ударом судьбы, умерла тотчас, а их дом, брошенный хозяевами, через некоторое время пришел в полную негодность, лишь ветер, влетая в пустые помещения, завывал, и жители окрестных домов, заслышав его жуткие звуки,  шёпотом горестно говорили: «То стонет бедная Лиза».
 И так ты понял, что предметом моей беседы с тобой, моим юным читателем, будет что-то, каким-то образом связанное с повестью Н. Карамзина «Бедная Лиза». И как это будет связано с тем, что я обещал в конце вступления? Помнишь: «А в описаниях природы ответов на такие вопросы не было. Поэтому эти описания казались ему скучными и ненужными.   Но при другом чтении, понимающем и диалоговом, ему бы открылись такие  тайны, о которых он и не догадывался.  Но об этом в следующей беседе».

Следовательно, легко предположить, что сейчас  речь пойдёт о тайнах, которые не удалось открыть моему юному давнему собеседнику. И эти тайны ему не открылись, потому что он просто пропускал в тексте описания природы, считая их не нужными, и, более того, скучными, так как использовал так называемый информационный подход. Да, в этой и последующих главах первой части будет вестись  речь о том, как при помощи другого подхода, понимающего (диалогового) чтения, открывать тайные смыслы в картинах  природы.
И для этого в первую очередь нужно знать, какая роль предназначена пейзажным зарисовкам в литературных текстах. Этих предназначений много, но я выделю четыре из них:
     - картины природы играют роль некоторого обрамления, рамки для каких-то ситуаций в произведении;
    - картина природы способствуют созданию определённой атмосферы, настроения, которые должны особым образом повлиять на читателя, на его восприятие;
   - картины природы должны неким образом помочь читателю проникнуть в душевный мир героев, понять тайну мотивов их поведения;
   - картины природы являются символами чего-то важного и существенного для замысла автора произведения: родины, величия  божьего замысла, нравственных вечных ценностей, красоты и гармонии.
И вот только сейчас мы с тобой переходим к тексту повести  Н. Карамзина
«Бедная Лиза», написанной более 220 лет тому назад.                                                                                                          
Прочитай предложенный отрывок и постарайся определить, какую функцию в нём выполняет картина раннего утра на Москве-реке.

Ещё  до  восхождения  солнечного  Лиза  встала,  сошла  на  берег Москвы-реки, села на траве и,  подгорюнившись,  смотрела  на  белые  туманы, которые волновались в воздухе и, подымаясь вверх, оставляли блестящие  капли на зелёном покрове натуры. Везде царствовала  тишина.  Но  скоро  восходящее светило  дня  пробудило  всё  творение:  рощи,  кусточки  оживились,  птички вспорхнули и запели, цветы подняли свои головки, чтобы напиться животворными лучами света. Но Лиза все еще сидела подгорюнившись.
- Ах, Лиза, Лиза!  Что  с тобою сделалось? До сего времени, просыпаясь вместе с птичками, ты вместе  с ними веселилась утром, и чистая, радостная душа светилась  в  глазах  твоих, подобно как солнце светится в каплях росы небесной; но теперь ты  задумчива, и общая радость природы чужда твоему сердцу.
Между тем молодой  пастух  по берегу реки гнал стадо, играя на свирели. Лиза устремила на него взор свой и думала: "Если бы тот, кто занимает теперь  мысли  мои,  рождён  был  простым крестьянином, пастухом, - и если бы он теперь мимо меня гнал стадо своё: ах! я поклонилась бы  ему  с  улыбкою  и  сказала  бы  приветливо:  "Здравствуй, любезный пастушок! Куда гонишь ты стадо своё? И здесь растёт  зелёная  трава для овец твоих, и здесь алеют цветы, из  которых  можно  сплести  венок  для шляпы твоей". Он взглянул бы на меня с видом ласковым - взял бы, может быть, руку мою... Мечта!" Пастух, играя на свирели, прошёл мимо и с пёстрым стадом своим скрылся за ближним холмом.

Конечно, ты, юный друг, легко определил для себя, что описание «натуры» в этом отрывке имеет отношение к третьей функции пейзажа в тексте, а именно: картины природы должны неким образом помочь читателю проникнуть в душевный мир героя, понять тайну мотивов его поведения. Информативный подход даст очень малое представление о  состоянии Лизы. Разве только что авторские сочувствующие реплики вызывают у читателя сопереживающее  ей настроение.  Понимающий диалог   с героиней тоже вроде ничего не даёт: ведь  автор сам показывает непосредственный поток ее мыслей, начиная со слов: «Если бы тот…». Казалось бы, исчерпаны все возможности проникнуть в более глубокие смыслы этого отрывка.
Всё это так, если выстраивать привычный для нас понимающий диалог. Но есть ещё и другой тип понимающего диалога. В этом типе диалога сторонами, участвующими в совместной деятельности по поиску смыслов, выступает с одной стороны  читатель со всем своим жизненным опытом и мироощущением, а также предварительным знанием данного персонажа. А с другой стороны – персонаж, но не он сам, а в его диалоге с природой.
 Ты, вероятно, обратил на заголовок этого цикла бесед, беседу из которого ты сейчас читаешь: «Диалог или личность на рандеву». Если слово диалог в этом заголовке  тебе понятно, почему употреблено, мы уже много о нём порассуждали, то слово рандеву должно у тебя вызвать некоторые вопросы.  Это слово пришло в русский язык из французского языка (rendez-vous)и обозначает договоренную встречу, свидание.
 В этой и последующих наших беседах поэтому будут рассматриваться только встречи, рандеву,  персонажей произведений  с природой и те диалоги, которые у них возникли с ней. И с первой такой встречи мы уже познакомились, хотя ещё не выяснили глубинный смысл её, вернее того диалога, который возник в результате между Лизой и утренним видом на Москве – реке.

И первое, что даёт диалог, это понимания контраста между миром природы и мироощущением Лизоньки. Мир вокруг наполнен тишиной и спокойствием. Всё находится в полном согласии с собой и с внешними обстоятельствами. И общими для всего из этого мира являются, соединяющие их красота и чистота. И только Лизин мир выпадает из этого благостного её окружения, полного благодатного солнечного тепла. В ней нет гармонии, она полна тревожных предчувствий. Она в ожидании социальной несправедливости в  своей судьбе, переживая возможный конфликт: богатый дворянин и бедная поселянка. Естественность  и  равноправность составляющих природы, порождают в ней мечту о такой же равноправности в социальном плане  в её возможных отношениях с Эрастом.  Тут начинает развиваться главная  мысль повести. И здесь мы подходим к глубинному смыслу данного отрывка из неё. Не  об общественном неравноправии стоило бы обеспокоиться девушке, а о естественности и гармоничности души Эраста. Нет ли в нём каких-либо пороков, что разрушат их любовь и причинят Лизе горе и страдания? Ведь и у проходящего мимо пастуха, в сословном плане ей близкого, могли быть и порочная страсть к азартным играм, и трусость, и беспринципность. И главный вывод: Лиза – юна, она не знает жизни, она наивна, не разбирается в людях – и тяжко ей будет, если её  предадут.
И если вернуться к главной идеи повести Н. Карамзина «Бедная Лиза», то она состоит в том, что наше счастье, нашу любовь, прежде всего мы разрушаем сами своими пороками, своими личными качествами: нерешительностью или грубостью,  вспыльчивостью или ревнивостью, мелочностью или скупостью… Поэтому в своих драмах надо винить себя, а уж потом общество, родственников или какие-то жизненные обстоятельства. Повесть содержит суровое нравственное предупреждение и современным читателям, несмотря на то, что была написана более  двух веков тому назад.

Вот так, вступив в диалог с диалогом, который состоялся между Лизой и природой, мы с тобой вышли на глубинный смысл отрывка, и нам теперь будут более понятны следующие эпизоды из данной повести об обманутой юности.
К следующей беседе прочитай отрывок из романа Б. Васильева «Не стреляйте белых лебедей», написанной в 1973 году, и постарайся выяснить глубинный смысл данного текста и к какому типу пейзажных вставок он относится.
Мой вариант рассмотрения для сравнения  со своим  ты можешь посмотреть несколько позже.

…Егор взял чайник и пошел к реке.
Легкий туман еще держался кое-где над водой, еще цеплялся за мокрые кусты лозняка, и в тихой воде четко отражалось все, что гляделось в нее в это утро. Егор зачерпнул чайник, по воде разбежались круги, отражение закачалось, померкло на мгновение и снова возникло: такое же неправдоподобно четкое и глубокое, как прежде. Егор всмотрелся в него, осторожно, словно боясь спугнуть, вытащил полный чайник, тихо поставил его на землю и присел рядом.
Странное чувство полного, почти торжественного спокойствия вдруг охватило его. Он вдруг услышал эту тишину и понял, что вот это и есть тишина, что она совсем не означает отсутствия звуков, а означает лишь отдых природы, ее сон, ее предрассветные вздохи. Он всем телом ощутил свежесть тумана, уловил его запах, настоянный на мокром горьковатом лозняке. Он увидел в глубине воды белые стволы берез и черную крону ольхи: они переплетались с всплывающими навстречу солнцу кувшинками, почти неуловимо размываясь у самого дна. И ему стало вдруг грустно от сознания, что пройдет миг и все это исчезнет, исчезнет навсегда, а когда вернется, то будет уже иным, не таким, каким увидел и ощутил его он, Егор Полушкин, разнорабочий коммунального хозяйства при поселковом Совете. И он вдруг догадался, чего ему хочется: зачерпнуть ладонями эту нетронутую красоту и бережно, не замутив и не расплескав, принести ее людям. Но зачерпнуть ее было невозможно, а рисовать Егор не умел и ни разу в жизни не видел ни одной настоящей картины. И потому он просто сидел над водой, боясь шелохнуться, забыв о чайнике и о куреве, о Кольке, и о Юрии Петровиче, и обо всех горестях своей нелепой жизни.


Рецензии