Глава 12. Я помню чудное мгновенье, код шифра Пушк

Глава 12.  «Я помню чудное мгновенье», код шифра Пушкина.      



Часть 1.

     Разгадать Пушкина можно только по содержанию текстов его стихов, прозы, так как его биография мистифицирована, об этом народ ненавязчиво заговорил в 70 – х прошлого века. Таких выводов, понятное дело, в советском «пушкиноведении» не было, выкладки пришли из – за «бугра» и гуляли в самиздате.
Информационная война в «холодной» была в разных формах и «зацепить» советских «пушкинистов» для идеологического противника, используя нестыковки, слабости исследований,   считалось нормой в изучении жизни поэта.
За рубежом оказались свидетельства биографии в документах, выехавшие в разные столетия учёные, занимавшиеся наследием, их труд.
Случайно обнаруженные бумаги современников поэта или хранящиеся в сейфах – чем больше лет, тем больше денег стоит.
Просачиваются и будет обнародование каких – то неизвестных сторон жизни поэта, его творчества.
Не все произведения народ знает, засекречены сознательно современным «пушкиноведением» по разным причинам и целям…  Не все архивы открыты.

     … С дней начала разгадки пушкинского наследия, а это «пушкиноведение» ещё царского периода, возникал вопрос?  Внушительный раздел поэзии гения…
Любовные стихи  НЕИЗВЕСТНЫМ  женщинам…, так назывались издания, поэтические выступления – концерты, чтения, темы диспутов, диссертаций, было и в конце прошлого века.
Вопрос не раз ставился несколько иначе…, советское «пушкиноведение» откровенно уходило от антиаморального освещения проблемы – стихи многим, разным, да ещё и неизвестным  женщинам…
А стихи были, рубрика - любовная лирика. Если издавалась вразброс по датам, считалось – стихи о любви.
«Пушкинисты», даже самодеятельные, если выстраивали лирику поэта по годам, периодам и событиям, получали неожиданный загадочный результат…,  какой – то одной даме посвящения.
По этому выводу, «насмерть» периодически забываемому (не исключено, специально), на долгий период, исследователи литературы делали предположение… Никак не может быть, чтобы у мужчины Пушкина не было постоянной женщины, с его – то мужскими желаниями.

«Я нравлюсь юной красоте
Бесстыдным бешенством желаний»

И посвящений одной, и музе.

     Годы бежали, всё забывалось. В литературе так и остался раздел творчества поэта, «любовная лирика». Да, есть отдельные произведения,
но есть и  СИСТЕМА  изложения поэтом, очерёдность, порядок – линия повествования. Разговор, обращение, просьбы, мольба к одной в текстах, строках и это – ЦИКЛ  любовного общения на языке поэта любящего, чувственно переживающего.
     С моей разгадки двух  NN   «донжуанского списка»  Пушкина, его обращение к одной единственной – гражданской жене,  иностранке Ангелике Поли или Ангел Поли стало понятно, с ней разговор.

     Сокрытие любимой, масонство приучило всё шифровать – методы запрещённых тайных обществ.
Религиозные войны христиан, нетерпимость друг к другу религий, католиков к православным. Она – католичка, он – православной веры.
Идеология царского двора к Первому поэту Империи – он пример во всём, требования: следовать Законам, Указам страны – гражданским и церковным.
Поэтому, много уничтожено документов той эпохи, всё связанное с масонством. Пушкин около него, «подчищено» и прилично, наследие поэта, его творения, немало случайно, но и специально, царствующий двор не желал делиться тайнами.
     Нет никаких сведений, ни воспоминаний, записок в разные альбомы, ни писем, намеков на отношения с неизвестной женщиной, кроме любовных строк в стихах.
    
     … Поэзия любви и начало её с первых дней ссылки в Кишинёве, поэт продолжил в Одессе, это своё состояние привёз в Михайловскую ссылку. 


Часть 2.

    
     Разгадка любовной лирики,  «неизвестной женщине», период ссылки поэта, 1821 – 1827 гг.

«Муза»

----- 
«С утра до вечера в немой тени дубов
 Прилежно я внимал урокам девы тайной,
 
И, радуя меня наградою случайной,
 Откинув локоны от милого чела,
 Сама из рук моих свирель она брала.
 Тростник был оживлен божественным дыханьем
 И сердце наполнял святым очарованьем».                           1821, фрагмент.

     О деве тайной поэт пишет откровенно. После болезни, поездки в Крым, прибыл в Молдавию, приступил к работе… Начало ссылки.
Любовные темы у него до этого года были всегда, с лицейских времён учёбы. С 1821 года они приобретают смысл разговора, диалога, обращения к женщине без имени, но очень близкой.

«        … Я славой был обязан ей
А, может быть, и вдохновеньем».                              Немного более поздние строки, из 1823 года.

--------------------      

«ИНОСТРАНКЕ».

«На языке тебе невнятном
 Стихи прощальные пишу,
 Но в заблуждении приятном
 Вниманья твоего прошу:
 Мой друг, доколе не увяну,
 В разлуке чувство погубя,
 Боготворить не перестану
 Тебя, мой друг, одну тебя.

 На чуждые черты взирая,
 Верь только сердцу моему,
 Как прежде верила ему,
 Его страстей не понимая.                    1822.

     Муза и  смысл фразы «тайная дева», она иностранка. Встречи, временные расставания, опять пылкие встречи,

"Стихи прощальные пишу,
Но в заблуждении приятном
Внимания твоего прошу..."

Многие стихи в то время писал «в стол», были опубликованы часть при жизни, но позже. Значительная часть после смерти, многое спустя десятилетия.
Название «ИНОСТРАНКА», почти без утайки, клятва любви одной,

«Боготворить не перестану
 Тебя, мой друг, одну тебя».

     Клятва своей «утаённой любви», спрятанной от общества и молвы, итальянке Ангелике Поли, позже обозначенной иностранными латинскими буквами, двумя  NN.  Гражданской «временной» жене с лицейских времён, матери его первого сына…
В моей исследованной теме, разгадки шифра "донжуанского списка" поэта.

----------------

«Ночь»

«Мой голос для тебя и ласковый и томный
 Тревожит поздное молчанье ночи темной.
 Близ ложа моего печальная свеча
 Горит; мои стихи, сливаясь и журча,
 Текут, ручьи любви, текут, полны тобою.
 Во тьме твои глаза блистают предо мною,
 Мне улыбаются, и звуки слышу я:
 Мой друг, мой нежный друг... люблю... твоя... твоя!..»                         1823.

     Его иностранка за ним поехала и в ссылку.
Позже, в 1826/27 году, жёны «декабристов» последовали на каторгу в Сибирь, вслед за своими мужьями, осуждёнными на пол жизненные сроки за участие в восстании.
Молва ХХ века из – за рубежа гласила, пример им подала «незаконная» жена Пушкина, колесила за ним  в изгнании с 1820 года.

-----------------------

«Ненастный день потух…»
-----
«Вот время: по горе теперь идёт она
 К брегам, потопленным шумящими волнами;
 Там, под заветными скалами,
 Теперь она сидит печальна и одна…
 Одна… никто пред ней не плачет, не тоскует;
 Никто её колен в забвенье не целует;
 Одна… ничьим устам она не предаёт
 Ни плеч, ни влажных уст, ни персей белоснежных.
-----
Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна… ты плачешь… я спокоен;
-----                                                                                                              1824

     Одесса, предписание на отъезд в Михайловское. Принудительная разлука, предчувствие расставания навсегда,

«… ты одна… ты плачешь…»

-------------------

     Этот же 1824 год,
«Разговор книгопродавца с поэтом»

«С кем поделюсь я вдохновеньем?
Одна была... пред ней одной
Дышал я дивным упоеньем
Любви поэзии святой.
Там, там, где тень, где лист чудесный,
Где льются вечные струи,
Я находил язык небесный,
Сгорая жаждою любви...
-----
Она одна бы разумела
Стихи неясные мои:
Одна бы в сердце пламенела
Лампадой чистою любви».                        1824, фрагмент.


     «С кем поделюсь я вдохновеньем?», растерянность,  утрата музы,  любви,… жены.
Строки писал, когда ехал в Михайловское, к одной из глав «Евгений Онегин», уже знал…, предполагал, благодаря «неправедным законам», может и не встретится с ней никогда.

------------------

     1825 год, он в Михайловском один, стерегут, контролируют…
Посажен под домашний арест, границы имения, ответственность взял на себя отец, Сергей Львович.
Вспоминает, рассуждает…, мысленно беседует с ней. Оправдывается…

«Желание славы»
-----
«Я на тебя глядел и думал: ты моя, —
 Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
 -----
 И руку на главу мне тихо наложив,
 Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
 Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
 Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
 А я стесненное молчание хранил,
 Я наслаждением весь полон был, я мнил,
 Что нет грядущего, что грозный день разлуки
 Не придет никогда… И что же? Слезы, муки,
 Измены, клевета, всё на главу мою
 Обрушилося вдруг… Что я, где я? Стою,
 Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
 И все передо мной затмилося! И ныне
 Я новым для меня желанием томим:
 Желаю славы я, чтоб именем моим
 Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
 Окружена была, чтоб громкою молвою
 Все, все вокруг тебя звучало обо мне,
 Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
 Ты помнила мои последние моленья
 В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья».         1825, фрагмент.

     Первоначальный черновой автограф датируется ноябрем 1823 года. Добавлены события воспоминаний пребывания в Одессе,
«                         … что грозный день разлуки
 Не придет никогда… И что же? Слезы, муки,
 Измены, клевета, всё на главу мою
 Обрушилося вдруг… Что я, где я?»

     Прощание с Одессой, с женой, «Измена, клевета…». Заговор женщин, любовницы Веры Вяземской, втянута жена государственного чиновника, правителя юга, генерала Воронцова. Угроза судебного разбирательства, организация роковыми женщинами побега в Турцию. Уволен со службы в министерстве иностранных дел, принудительно выслан в Михайловское без последствий уголовного преследования.
Похлопотал Губернатор Воронцов, скандальные события «замяли» на уровне правительства.

Примечание. Извечное жизненное женское сомнение в верности любимого, в любом веке…
«Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
 Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
 Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?»

----------------

Этот же год, 1825. «Храни меня, мой талисман».

«Пускай же ввек сердечных ран
 Не растравит воспоминанье.
 Прощай, надежда; спи, желанье…».

------------------
 
     Томления, видения, беспокойство,  ВОСПОМИНАНИЯ  и бессмертные строки в знаменитых фразах стихотворения -  РАЗЛУКИ,  «Я помню чудное мгновенье»

«Я помню чудное мгновенье:
 Передо мной явилась ты,
 Как мимолетное виденье,
 Как гений чистой красоты.

 В томленьях грусти безнадежной,
 В тревогах шумной суеты,
 Звучал мне долго голос нежный,
 И снились милые черты.

 Шли годы. Бурь порыв мятежный
 Рассеял прежние мечты,
 И я забыл твой голос нежный,
 Твои небесные черты.

 В глуши, во мраке заточенья
 Тянулись тихо дни мои
 Без божества, без вдохновенья,
 Без слез, без жизни, без любви.

 Душе настало пробужденье:
 И вот опять явилась ты,
 Как мимолетное виденье,
 Как гений чистой красоты.

 И сердце бьется в упоенье,
 И для него воскресли вновь
 И божество, и вдохновенье,
 И жизнь, и слезы, и любовь».                       1825

     Ключевое слово к разгадке – «виденье», по тексту.
ВИДЕНИЯ, у поэта – « как мимолётное виденье» в единственном числе, ударение на «е».
     Её нет и не будет.
Не приедет, путь к нему закрыт «неправедными законами» навсегда.

ВИДЕНИЯ –
«И снились милые черты»… «Звучал мне долго голос нежный»…

«Шли годы… 
… И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты…»,                       позже, сонет «Мадона»,

«Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш божественный спаситель —…»… Твои небесные черты, как с облаков… и наш божественный спаситель – сын.

Тянулись дни, шло время…

«В глуши, во мраке заточенья
 Тянулись тихо дни мои
 Без божества, без вдохновенья…»

Опять  ВИДЕНИЯ…

«                   … явилась ты,
 Как мимолетное виденье»,    … ожил, встрепенулся, забеспокоился, взбодрился…
-----
«И сердце бьется в упоенье,
 И для него воскресли вновь
 И божество, и вдохновенье,
 И жизнь, и слезы, и любовь».                         

     «Как гений чистой красоты» - преданная ему одному - женский идеал и позднее в «Мадоне» - «Чистейшей прелести чистейший образец», эти строки идентичны, а в сонете «Мадона» слова им отданы одной – гражданской жене, Ангелике – Ангел.
Мистически – трагический смысл, любовь и вдохновение от надежды. Надежду не терять, воскреснут,
«                    … вдохновенье,
 И жизнь, и слезы, и любовь».                         

     Тяжёлые сны, воспоминания,… ВИДЕНИЯ. От них – страдания.
Но и, как радость у ПОЭТА в его бессмертных словах, «Я помню чудное мгновенье» - и это ЧУДЕСА!

     Справка инета.
Библия. Ветхий и Новый заветы. Синодальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.  Толкование, Перевод сокращ.

вид’ение — явление славы или воли Божией в образах, которое часто происходит ночью, но не во сне, а также и днем… Хотя в Писании есть следующие упоминания о видениях во сне: при внимательном рассмотрении не являются сном в известном нам смысле, но словом Божиим… Что касается коллективных видений, то их, конечно, можно видеть только днем, «наяву». Следует добавить, что видения (как и чудеса) часто приносили изнеможение и страдания тем, кто их видел (через кого они давались)…
Не путать с видением (ударение на первом слоге) (Екк.11:9 ; 2Кор.5:7 )! (см. пророчествовать, слово Божие, сновидение, чудо)

     По толкованию  фразы  «ВИДЕНЬЕ», смысл стихотворения «Я помню чудное мгновенье» из многолетнего цикла поэта «НЕИЗВЕСТНОЙ  ЖЕНЩИНЕ», по адресату – только одной,… неизвестной женщине, тщательно скрываемой и она его жена, итальянка Ангел Поли. Обозначенная в начале цикла, названием стихотворения «ИНОСТРАНКА».
Занесённая его рукой исторической записью позже, в 1829 году, в альбоме приятельницы Ушаковой в «донжуанском списке» двумя латинскими буквами  NN.

Примечание.
В «пушкиноведении», совсем не однозначном, спорным мнением «пушкинистов», стихотворение считается посвящением Анне Керн.
Анна Петровна Керн (1800—1879) — племянница соседки Пушкина П. А. Осиповой.
Гостила летом 1825 г. в Тригорском.
«Из Михайловского в Тригорское через гущу высоких елей дорога вела. Оно было на трёх крутых холмах – три горы, отсюда и название села…
На третьем холме находилось само Тригорское…»
     В своих мемуарах она пишет,
«Он пришел утром и на прощание принес мне экземпляр 2-й главы «Онегина», в неразрезанных листках, между которых я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами: «Я помню чудное мгновенье» и проч. и проч. Когда я собиралась спрятать в шкатулку поэтический подарок, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять; что у него промелькнуло тогда в голове — не знаю» («Пушкин в воспоминаниях и рассказах современников», Л. 1936, стр. 326).

     Годы показывают, «пушкинисты» сомневались не напрасно. Да и по параметрам современной психологики видно, при таком поведении действующих лиц…, не ей предназначались стихи.
Было глубоко личное, сокрытое, нечаянно засунутый, оставленный и забытый листок – шедевр одной  ЕЙ, которая  на большом расстоянии в  ВИДЕНИЯХ…
    
     … Надо отдать должное Анне Петровне, после гибели поэта у части с ним знакомых женщин, случилось «сумасшествие»… Очень близко к гению многие пожелали быть, до нас дошли и их мистифицированные воспоминания, вошедшие в утрированную биографию поэта, образ «волочилы» века за любой юбкой, в количестве за 113 дам его списка увлечений.
Не устаю повторять, умышленно «попутали» «биографы» список муз с действительно близкими связями с женщинами его окружения, а он намного короче. Опять же, сам виноват, лично составил…
     Анна Керн могла бы в своих мемуарах сделать бахвальскую запись, ей Пушкин принёс, только ей строки «Я помню чудное мгновенье», а она «не по -  женски» честно написала,
«… судорожно выхватил и не хотел возвращать; насилу выпросила я их опять…».



Часть 3.

     Время шло, закончилась ссылка, новые заботы, работа и творение. Издание, слава, почитание… Пушкин готовится к женитьбе на Наталье Николаевне Гончаровой.

     Пушкин прощается со своей ИНОСТРАНКОЙ, любимой женщиной, музой, печальными, ласковыми, нежными словами в  строках стихотворения «Прощание», безвременно ушедшей на небеса, с гражданской женой по имени Ангел.

«В последний раз твой образ милый
 Дерзаю мысленно ласкать,
 Будить мечту сердечной силой
 И с негой робкой и унылой
 Твою любовь воспоминать.

 Бегут, меняясь, наши лета,
 Меняя всё, меняя нас,
 Уж ты для своего поэта
 Могильным сумраком одета,
 И для тебя твой друг угас.

 Прими же, дальная подруга,
 Прощанье сердца моего,
 Как овдовевшая супруга,
 Как друг, обнявший молча друга
 Пред заточением его».                                       Осень 1830


     Поэт прощается с циклом своего творчества – любовный разговор со своей женщиной…
Она умерла, «утаённая любовь», по определению «пушкинистов».

«Уж ты для своего поэта
 Могильным сумраком одета…
-----
Как овдовевшая супруга…»

----------------
    
     Противился…, а её нет. Как смириться с памятью о ней?
Яростью от утраты!  Протест?
Случилось неизбежное… И что теперь? Он поэт, душа ранима, нервы на пределе. Явись! Заклинаю!
… Согласен…, хоть в образе призрака… «… возлюбленная тень»

«ЗАКЛИНАНИЕ»

«О, если правда, что в ночи,
Когда покоятся живые,
И с неба лунные лучи
Скользят на камни гробовые,
О, если правда, что тогда
Пустеют тихие могилы, —
Я тень зову, я жду Леилы:                  (Леила, не Лейла - женский персонаж восточных сказаний)
Ко мне, мой друг, сюда, сюда!

Явись, возлюбленная тень,
Как ты была перед разлукой,
Бледна, хладна, как зимний день,
Искажена последней мукой.
Приди, как дальная звезда,
Как легкой звук иль дуновенье,
Иль как ужасное виденье,
Мне все равно, сюда! сюда!..

Зову тебя не для того,
Чтоб укорять людей, чья злоба
Убила друга моего,
Иль чтоб изведать тайны гроба,
Не для того, что иногда
Сомненьем мучусь... но, тоскуя,
Хочу сказать, что все люблю я,
Что все я твой: сюда, сюда!»              1830

     «Ко мне, мой друг, сюда, сюда!» -   
ЗАКЛИНАНИЕ,  «мне всё равно…», явись, хоть, «… как ужасное  ВИДЕНЬЕ…».
Мучительный крик души. Страдания…

     Надо жить.
ЛЮБОВЬ  сильнее  СМЕРТИ…
Одержимый временный порыв к ней, ушедшей навсегда на небеса.

----------------


Конец второй книги.

Сайт ПРОЗА. РУ.


Рецензии
Здравствуйте Владимир. Считаю несправедливым, получив от Вас несколько положительных отзывов, не ответить Вам после прочтения Ваших публикаций.
Дело еще также в том, что примерно с начала 70-х годов теперь уже прошлого века, я начал интересоваться творчеством, обстоятельствами жизни и трагического ухода А.С. Пушкина. За прошедшее время мною было собрано около сотни томов книг известных русских, советских и иностранных авторов, пишущих о Пушкине, т.е. это моя Пушкиниана.
Правда после 1990 года, в новой реальности, пришлось бегать, высунув язык, чтобы прокормить семью и вписаться в реалии дикой рыночной экономики России. Поэтому книжки я по инерции покупал, но так много внимания уделять этому моему интересу уделять не мог. Работа в газовой промышленности - не отпускала.
Части Вашей книги прочитал. Нашел некоторые, как ни странно, кое-что неизвестное мне по традиционным источникам. И все же Ваши записки это специальное чтение для специалистов и любителей, которые хорошо знакомы с этой темой.
Таким образом, я приветствую коллегу по пушкинской тематике.
Желаю дальнейших успехов.

Антон Ромашин   28.01.2017 23:19     Заявить о нарушении
Спасибо.
Всё отправное базовое что -то надо было иметь. Я предпочитал пользоваться паралельной литературой - самиздатом, а он тоже истоками выходил из чего - то общеизвестного. Синтез, что в литературе, что в вашей уважаемой профессии газовщика. Вчера пересмотрел пушкинистов 30-х годов, многое перекликается у них между собой, т.е. коллективизм, это и понятно тогда было... Резкий шаг в сторону им не рекомендовалось делать.
Если не читали, у меня последнее "Код шифра Высоцкого", обратите внимание на часть 2. Пример...
И Вам удач.

Владимир Конюков   29.01.2017 11:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.