Армия. Часть 11. Дембельская

  Когда я получил документы о демобилизации, что-то занесло меня в наш солдатский клуб, и я встретил там Цуркана. Узнав, что я демобилизуюсь, специально для меня сыграли марш «Прощание славянки». Инструментов, правда, было всего три, в т.ч. большая труба. Но всё равно мне было страшно приятно. Помню, творчество наших музыкантов было на невероятно высоком уровне, была даже поставлена рок-опера. Помню, наш киномеханик, Вадик Шурко пел: - Я дождь!.. Я дождь!..
  Впрочем, о чём была рок-опера, я уже не помню, но точно, что она ставилась на разных армейских сценах.

  Ближе к осени я получил звание старшего сержанта. Мы вдруг все трое друзей, я, Олег Климашкин, Саша Харитонов решили вступать в партию. Партия в то время была одна – КПСС. Я попросил рекомендации у тех, с кем служил. У Жени Дрогина, нашего полкового комсомольца. Ну и у своего шефа – майора Осипова.
  Женя сказал: - Без магарыча ничего не выйдет.
  - Да как же я тебя угощу, ведь сухой закон.
  - Ничего, сообразишь, вот мой адрес.
  Пришлось мне через прапорщиков заказать мокку – местный напиток вроде кофейного ликёра. А потом идти с ним в гости. Мы посидели, Женя достал маринованных белых грибов, получилось вкусно.
  Совсем уж перед дембелем Валерий Александрович сказал мне, что меня выдвигают на съезд комсомола Латвии и на очередное воинское звание – старшина. А потом оказалось, что моя демобилизация наступит раньше. И я не успеваю. И в партию нас принимать не будут – тоже из-за дембеля. Я потом привёз партийные рекомендации и показал дома нашему парторгу в СМУ, Виктору Егоровичу. Так это ещё лучше, что из армии! Мы тебя примем здесь. И действительно, я был принят сначала кандидатом в члены КПСС, а потом и стал коммунистом.

  Служба моя подошла к концу. Наступила последняя ночь. Утром с друзьями я должен был уезжать в Ригу.
  В 3 часа ночи я проснулся с болью в области паха. Я пошёл в медпункт, меня посмотрели медики.
  - Парень, у тебя воспаление аппендикса. Мы бы не советовали тебе отправляться в дорогу.
  И вот утром ребята, мои друзья, едут домой, а мне выделяют машину в Лиепаю в военный госпиталь.

  Он был очень красивый – старый дворянский особняк на берегу Балтийского моря. Операцию мне стали делать сразу. Побрили в интимных местах, сделали общий наркоз. Операция воспринималась как бы в полудрёме.
  Проснулся от шёпота:
 - Это товарищ старшая сержанта дед?
 - Что ты, она дембель!
 - О-о-о! На лице молодого узбекского солдата застыл ужас. – Он же не будет дежурить по палате!
 - Она же дембель! – повторил второй узбек.
Помню, мне не хотелось ходить по-маленькому в утку, и я, перепоясавшись полотенцем, брёл в туалет.
  Методика военных хирургов быстра и энергична. На 3-й день мне уже было предложено попробовать повисеть на турнике. – Чтобы не было спаек, - говорил доктор.
В свободное время я гулял по берегу Балтики, наконец-то выпала возможность побывать на берегу моря не спеша. Я всё вглядывался в песок, мне хотелось найти кусочек янтаря в память об этом моём кусочке жизни. Дней через шесть меня выписали.
  Но опять я не мог сразу ехать, а должен был вернуться в часть. И вот я уже ночевал последнюю ночь – «последний из могикан», последний военнослужащий, уходящий в запас в этом призыве. Я любил эту службу, этих людей, и расставался с ними навсегда. Мне было невероятно грустно. И не было потом времени, чтобы мне не хотелось вернуться туда, в Приекуле, побродить по тропинкам моей службы, моей молодости. Да верно уже не судьба!

  И ещё вдруг вспомнилось. Их было два таких парня в моей службе, отношения с которыми я бы назвал словом гармония. Один, это конечно, Игорь. Мне даже молчать с ним было огромным удовольствием. И был ещё человек – Слава Борознов, инструктор из 11-й батареи. Парень невероятно умный, тактичный, понимающий. Иногда, очень редко, наступает состояние, когда ты вдруг рядом с каким-то человеком начинаешь вдруг чувствовать себя счастливым. Тебе с ним абсолютно интересно, комфортно. Так мне было со Славкой. Родом он из Белоруссии. Мне нравилось, как он иногда попевал под гитару белорусские шутливые песенки. И, конечно, майор Андреев. Наш армейский Есенин. Нет, он не писал стихов. Но был невероятно талантливым человеком. Тот случай, когда офицер – замполит, а вызывает уважения больше, чем командный состав. В Ленкомнате 11-й батареи он просто произвёл революцию. У нас он был как бы в ссылке, говорили, он мог подпивать. И нам повезло. Он заслуживал лучшей должности. А службу в нашей учебке он конечно, скрашивал. И эта близкая дружба Славки и майора Андреева – она, конечно, была неминуема.

  И вот как-то Славка мне говорит: - Ты же ведь из Воронежа?
 - Ну да, точнее, из Семилук Воронежской области.
 - Это неважно. Я могу составить тебе протекцию.
 - В каком смысле?
 - А у меня родной дядька в Воронеже, брат моей матери. Я могу написать ему письмо о тебе.
 - А кто, кто твой дядька, кем он хоть работает?
 - Он первый секретарь обкома КПСС, Игнатов.
Долгая молчаливая пауза.
 - Ничего себе, - думаю. Знаешь, Слав, я как-то больше ценю нашу с тобой дружбу. А так – я не карьерист. Не надо письма.
 - Ну, как знаешь…

Наша жизнь – жизнь неиспользованных возможностей. Одни из них реализуются, другие – нет. И трудно понять, что было бы лучше – то, что случилось, или то, что могло бы случиться. Но всё-таки наверно дорога та часть, которую ты реально прожил.


Рецензии
"Наша жизнь – жизнь неиспользованных возможностей".
нет. наша жизнь - это только то, что было возможным, остальное не случилось, значит было невозможным. в реальности партбилет и протекция для тех лет были вполне такими признаками цинизма. никто всерьез уже не воспринимал коммунистические идей, а вот волосатую руку да! у автора сработала ложная скромность, ибо жили тогда все по двойной морали, двойному счету - для своих и для чужих, для друга и не для друга и это сыграло таки злую шутку. так было со многими совками в ту эпоху...

Арсений Фишман   06.11.2016 20:30     Заявить о нарушении
Ну, честно сказать, в партию я вступал скорее вместе с друзьями, чем думал о дальних корыстных целях. Я вырос в деревне, там с детства приучают к труду, и я закончив институт, рассчитывал на свои силы как специалиста, чем не партию или покровительство. Впрочем, через год после армии я был начальником СМУ, карьера у меня шла неплохо. Все это развалилось вместе с развалом Советского Союза... Спасибо Вам, Арсений, за отзыв, за Ваши мысли. С уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   06.11.2016 22:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.