Странный человек

На Никольско - Ботанической живет странный человек. На вид ему лет шестьдесят, больше и не дашь, а вот странности у него все интеллигентно аристократические. Что и не удивительно, отец был часовым мастером и держал собственную  мастерскую, мать научный сотрудник. Это семья старых потомственных евреев, не нашедших возможности уехать в землю обетованную.

Странный человек по образованию биолог, всю жизнь он занимается энтомологией. А в частности страдает лепидоптерофелией – коллекционирование бабочек. В старом советском серванте у него хранятся редчайшие бабочки, но никто об этом не знает, потому что об этом увлечении папы не принято говорить. Кроме бабочек в стеклянных банках стоят надежно сохраняющиеся в формалине разного вида ящерицы. Семья странного человека, состоит из жены и дочери, впрочем, с женой он давно в разводе, но живут на одной территории, за не имением, возможности разъехаться.

Основным занятием, вот уже много лет является тяжелая форма психического нарушения, которая тоже свойственна людям науки, это силлогомания – собирательство хлама. Синдром Диогена проявлялся всегда, но в особо острой форме стал замечаться после смерти обоих родителей, надежно оберегавших от прозябания и нищеты.

Странный человек, худ и жилист, взгляд его всегда хищный и острый, казалось бы, он знает все и обо всех, потому как сам раб вещей ему принадлежащих. Он никогда не приходит  с пустыми руками, что- то тянет с улицы домой, в гараж, на дачу. То кусок пенопласта, то старую ржавую трубу, то раковину с трещиной, то унитаз. С утра до самого вечера он лазит в округе по мусорникам и собирает всякий хлам. Знает где, какая свалка, и где что может плохо лежать.

Домашние  давно смирились с такой его особенностью. Квартира, где живет семья, поразила бы вас своим видом. Это квартира в которой, никто ничего и никогда не убирает. Одна комната 12 квадратов полностью, до самого потолка, забита картонными ящиками, неизвестно с чем. Комната запакована настолько плотно, что пришлось убрать с потолка свисающую люстру, она мешала. Открыв старые двери  можно увидеть только ящики, множество ящиков.  Ни войти, ни что- либо найти, многие годы, уже нельзя.

Зал - это одно из немногих пространств, в котором еще можно ступить пару тройку метров, переступая нагромождение вещей в каждом углу. Из мебели здесь забитая до отказа стенка, диван – личное пространство бывшей жены, превратившейся в сожительницу. Кресло, в котором спит странный человек. Он спит всегда сидя и никогда лежа.

Коридор трехкомнатной квартиры уставлен до потолка вещами, в нем остался узкий проход, можно пройти только боком. Ванная комната, с ветхой сантехникой и выкрашенными зеленой краской стенами, напоминает глубокий мусорный совок. Унитаз много лет как не работает, и воду сливают бутылками. Никто, никогда здесь не проводил, даже косметического ремонта, а в квартире и подавно, потому как добраться до стены, практически не реально, зачем тогда и нужны эти стены с ремонтом. На кухне обеденный стол уставлен допотопной бытовой техникой и сесть за него уже не представляется возможным. На полу лежит огромный кранный ржавый гаечный ключ, больше метра длиной и внушительного веса. Об этот ключ цепляются все кто здесь появляются, хотя таких единицы. В совдеповской кухне, в состоянии нормы принято хранить в выдвижных ящиках ложки, вилки, ножи, здесь же в шухлядках хранятся сыпучие продукты. В ящик насыпают сахар, в другой, муку, в третий крупу, в четвертый просто соль.

Я нигде такого не видел, сколько на свете живу, просто нигде, даже по телевизору. В силу того, что каждый в этой семье ведет понятную только ему одном, затворническую жизнь, царит полное разделение во всем. Открывая холодильник можно наблюдать яйца с написанными черным фломастером на них буквами. Это яйцо мамы, это яйцо папы, это дочки. В холодильнике все по секторам и в каждом свой хозяин. Как же они завтракают, обедают, как принимают пищу. Берут табуретку и досточку, несут к себе в комнату и на досточках кушают. Сидя среди хлама, старых книг с заплесневелыми страницами, среди мусора.

Поражает то, что никогда в этой квартире не открываются окна, двойные рамы закупорены наглухо, форточки забиты, не бывает даже глотка свежего воздуха. Подоконник окна на кухне, заставлен множеством старых крышек от кастрюль, выше середины. Сразу же подумаешь, а где же кастрюли, их попросту нет, есть только сто крышек от них. И запах, ох какой же здесь густой тошнотворный, кислый, заплесневелый запах. Въевшийся во все здесь и в самих обитателей и кажется, еще минута вашего пребывания и вы никогда уже не отмоетесь от этого запаха.

У странного человека есть  во дворе гараж, который открывает только он сам, потому как это опасно для жизни, открыв гараж из него, начинают вываливаться собранные десятками лет вещи. Есть еще дача в Оболонских садах, там сделаны дорожки из подоконников, в беспорядке вдавленных в землю, а дача гниет и рушится от того, что в нее так же как в гараж не пробраться. На зиму странный человек занимается консервированием своей дачи, он ее заваривает, листами железа, окна, двери надежно, чтобы все сохранилось.

Все не было бы так печально, если бы, не один момент в жизни этой богатой во всех отношениях семьи. Пришло время продать, оставленную маме в наследство однокомнатную квартиру в Голосеево. За что мама получила на руки 35 000 $, деньги, которые она и в глаза свои никогда не видела. С этими деньгами, не здоровая семья получила временную относительную стабильность. Мать и дочь активно занялись оздоровлением. И современные медики, потянули ниточку из клубочка – тугой кошелек, и активно находят все новые и новые болезни и способы их лечения.

А папа остался не удел, денег ему никто не дает, он все продолжает тянуть с улицы в дом хлам. И стоит спросить старого еврея:

-  Дядя Женя, а у Вас есть никелированная труба?
-  Да! Есть!
-  Только я тебе ее не дам. Потому что она, где то там, в самом конце гаража. Не добраться.

Такой ответ вы услышите на любую потребительскую просьбу. И не дай Бог вам проявить хотя бы долю заинтересованности к хранящимся сокровищам в хламе, и сразу станете персонами нон грата. Доступ в эту семью вам будет запрещен, как лицу представляющему опасность, преследующему только свои меркантильные интересы.

На самом же деле странный человек и сам давно уже сбился со счета, всего того, что у него, где припрятано. Привык уже отвечать, что у него есть все, что ни попросили бы. Ведь он богатый еврей, настоящий, потомственный, еще и коренной киевлянин.

Приведенная картинка необычайно точно, передает образ странного человека, взгляд, заостренный нос и всегда поджатая к носу верхняя губа. Походка приземистая, голова опущена.
   


 


Рецензии
Человек должен оставить после себя пространство лучше, чем оно было. Загрязнять пространство - это грех.

Лариса Павлович 2   01.12.2016 15:04     Заявить о нарушении
Согласен с Вами Лариса, но грех - это понятие для верующего.

Спасибо за прочтение и отзыв.

Евгений Косенко   02.12.2016 02:11   Заявить о нарушении
Ну а если говорить светским языком, тогда это можно сравнить с административным правонарушением. Человек приносит себе и другим вред, отправляя воздух. Эго кровь токсична, и это вредит всем.

Лариса Павлович 2   02.12.2016 09:56   Заявить о нарушении
Я имела в виду, когда он выдыхает воздух, из его крови в лёгкие выделяются токсины. Он либо психически болен, либо в него вселился бес. В Америке им помогают, а у нас таких исправляет могила....

Лариса Павлович 2   02.12.2016 10:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.