Сельское хозяйство Среднего Урала в период правлен

 

                                                Владимир ГОЛДИН

 СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО СРЕДНЕГО УРАЛА В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ А. КИРИЛЕНКО

После смерти И. Сталина перед новым руководством СССР особенно остро встала проблема по изменению руководстводства сельским хозяйством страны, стимулирования продажи сельскохозяйственной продукции государству колхозами и повышении заинтересованности в результатах труда колхозников. Об этом пойдёт далее речь в этом документальном очерке.


Старт для сельского хозяйства Свердловской области в 1953г. был очень сложным. Экономику отрасли очередной раз подорвали постановления, указания, решения КПСС и природно-климатические условия. Надо думать, что последствия были значительные, если сам Сталин ещё успел подписать постановление от 31 января 1953г. за № 174 СМ СССР «Об оказании продовольственной помощи колхозам Свердловской области», где отмечалось: «В целях оказания продовольственной помощи колхозам Свердловской области, пострадавшим в 1952г. от неблагоприятных погодных условий, СМ СССР постановляет:

Обязать Министерство заготовок отпустить колхозам Свердловской области в ссуду 2000 т. ржи для выдачи нуждающимся  в хлебе колхозникам… с условием возврата из урожая 1953г. 10 ц. на каждые 100 ц. выданной ссуды». (1)

Вождь проявил невиданную заботу о колхозниках области, но и остался верен своей политике: подавая милостыню, не забудь взять процент – ростовщик государственного уровня, из сельскохозяйственного бюджета области забрали всё по низким закупочным ценам, а помощь оказали по высокому проценту.

После смерти вождя подобные постановления подписывал Маленков. Постановления касались не только продовольственной помощи, но фуражной помощи для общественного скота, семян для ярового посева. Таких постановлений было несколько, последнее постановление об оказании продовольственной помощи было подписано 11 июля 1953г. за №1746 об отпуске 1500 т. ржи для выделения нуждающимся в хлебе колхозникам на тех же условиях. (2)

Положение в сельском хозяйстве страны за последние годы сложилось архи сложное, требующее  принятия незамедлительных решений, способных переломить устоявшиеся традиции управления. И такие решения, тогда ещё коллективным руководством партии и государства, были приняты.

С 1 июля 1953г. вступил в силу Закон от 8 августа 1953г. «О сельскохозяйственном налоге», который предусмотрел значительное уменьшение сельскохозяйственного налога. Была определена средняя ставка за одну сотую гектара по РСФСР – 8,5 руб. Были восстановлены льготы для участников и инвалидов войны, для сельской интеллигенции, для рабочих и служащих, имеющих личное хозяйство. Со второго полугодия 1953г. терял силу сталинский Закон от 7 мая 1952г., «О сельскохозяйственном налоге», который, кстати, не был опубликован даже в своде Законов СССР. (3)

18 июля 1953г. за №1897 – 774 сс выходит постановление СМ СССР «О государственном плане заготовок хлеба из урожая 1953г. по Свердловской области», который определяет его жесткую величину – 18000 тыс. пудов. В постановлении было записано: «Запретить местным советам, сельскохозяйственным и заготовительным организациям налагать на колхозы обязательства по сдаче государственного зерна сверх количеств, предусмотренных государственным планом заготовок хлеба из урожая 1953г. для районов по обязательным поставкам, возврату ссуды, а также натуральной плате – сверх количества зерна по врученным колхозам счетам за работу МТС, проведённых под урожай 1953г.

Всё количество хлеба после выполненных обязательств по хлебозаготовкам остаётся в распоряжение колхозов.
Установить, что лица, виновные в даче дополнительных заданий по поставке хлеба будут привлекаться к уголовной ответственности». (4)

Обстановка в сельском хозяйстве начала стабилизироваться. У руководителей колхозов и колхозников появилась уверенность в своих действиях на перспективу.
В следующем, 1954г. помощь государства Свердловской области вновь повторилась.
Совет Министров СССР своими постановлениями от 30 апреля, за №803 и от 18 июня 1954г. за №1204 выделил колхозам Свердловской области на продовольственные нужды по 1000 т. зерна, на обозначенных ранее условиях.

И ещё раз была оказана продовольственная помощь области 21 июля 1954г. постановлением СМ СССР №1482 в количестве 500 т. зерна «для организации общественного питания на сеноуборке и выдаче колхозникам нуждающихся в хлебе». Эта помощь была оказана на льготных условиях с возвратом из урожая 1954г. с начислением 2 ц. на каждые 100 ц. в ссуде.
Все эти постановления шли за подписью Маленкова – Председателя Совета Министров СССР.
И ещё два постановления СМ РСФСР способствовали экономической и социальной стабильности в сельском хозяйстве области. Это постановление от 10 апреля 1954г. за №477 «Об утверждении постоянных норм обязательных поставок государству продуктов животноводства колхозами Свердловской области», где учитывалась степень развитости животноводства по высшей, средней и низшей категориям.

Второе постановление от 18 июля 1954г., №1111 «О государственном плане заготовок и закупок хлеба из урожая 1954г. по Свердловской области в количестве – 17812 тыс. пудов, по закупочным ценам 1953г. (5)

Заготовительные цены на скот и птицу были повышены почти в пять раз, на молоко и масло – почти вдвое, картофель – в два с половиной раза, овощи – на 25-40%. Поднялись и закупочные цены на продукты, продаваемые колхозами сверх обязательных поставок: на мясо – до 30%, на молоко – в 1,5 раза. Всё это способствовало накоплению товарной массы в колхозах и в личных приусадебных хозяйствах колхозников.

Далее последовали пленумы ЦК КПСС в сентябре 1953 и марте 1954гг. Постановка вопросов на пленумах имела не только экономическое, но и огромное психологическое и пропагандистское значение, в действительности, это были поиски путей выхода из кризиса,  за счёт лежащих на поверхности явлений и не касались его глубинных причин.

В области продолжала увеличиваться численность городского населения и достигла 70% от общего количества населения области. В связи с этим, естественно, возрастала потребность в продуктах питания. Но общественное производство области могло обеспечить население городов и рабочих посёлков картофелем только на 50% и дать по 30 кг. овощей в среднем на человека в год, а молока только по 100 литров в год.

Свердловский обком констатировал: «посевные площади картофеля и овощей у колхозников, рабочих и служащих в 1953г. составили 43,8% общей посевной площади под этими культурами и, учитывая, что эти категории хозяйств имеют наибольшие урожай и товарность, то они и занимают решающее место в обеспечении населения области овощами и картофелем». (6)

Эта информация Свердловского обкома КПСС определила место индивидуальных производителей области в снабжении населения картофелем и овощами, и как бы сняла ответственность с обкома КПСС и общественного колхозного производства и сделала шаг назад к большевистской теории всеобщего обобществления и контроля за движением товарной массы на социалистическом рынке.

Оплата труда колхозников на трудодень оставалась на низком уровне и составляла в среднем по области 82 коп. денег, 1,8 кг. зерна, 0,1 кг. картофеля и овощей и 1,2 кг. сена.

Соответственно зарплате была и дисциплина труда. Статистика отмечала, что 6% трудоспособных колхозников не вырабатывали минимума трудодней. 28700 человек, или 18,5% трудоспособных колхозников вырабатывали за год менее 200 трудодней. Это значит, что почти четверть колхозников только делала вид, что трудится. (7)

Сселения хуторов и малых деревень, проведённые в довоенное и послевоенное время, привели к тому, что за последние 13 лет площадь сенокосов сократилась на 23 тыс. га, а фактически заросли лесом и не выкашивались более 70 тыс. га, что выразилось в низкой продуктивности скота. (8)

По области насчитывалось 226 отстающих колхозов из 713.
Если во времена Сталина руководители всех рангов страны верили в силу резолюций и постановлений, то после него стали верить дополнительно и в силу отдельных колхозных передовиков и передовых хозяйств.

Но как могли переломить ситуацию передовики производства, если в области насчитывалось 11 передовых МТС из 85. Было 22 передовых колхоза по надою молока на одну фуражную корову из 713, передовых доярок было 31 человек из 10000. По свиноводству в передовиках ходили 4 колхоза и 5 колхозниц. (9)

 При всём уважении к передовикам, приходится признать, что это маленькая доля, которая ну никак не могла решить всех проблем, стоящих перед сельским хозяйством области. В области была развёрнута пропаганда передовых методов производства, но последователей насчитывалось единицы.

Конечно, обком КПСС развернул большую пропагандистскую работу по разъяснению исторических решений пленума. Уже в сентябре-декабре 1953г. силами советского, партийного актива и работниками МТС было прочитано 76 лекций, 127 докладов, проведено – 1032 беседы по постановлению ЦК КПСС и т.д.

Это дало результат, отмечалось в информации обкома: «После сентябрьского пленума в стиле и содержании работы большинства секретарей райкомов партии области произошли значительные положительные изменения, они стали больше уделять внимания организаторской работе на местах: в колхозах, МТС и совхозах, глубже вникают в методы сельскохозяйственного производства, проявляют больше интереса к агротехнике, основательно изучают кадры работников сельского хозяйства». (10)

Но как же обстояло дело фактически  в сельском хозяйстве, где ещё в 1954г. колхозы оставались женскими коллективами, где мужчин было или половина или треть от списочного состава.

В растениеводстве области, как в целом по стране, развернулась работа по поднятию новых целинных и залежных земель. При посадке картофеля и овощей стали внедрять квадратно-гнездовой метод, торфо-перегноиные горшочки, теплицы и парники. Впервые в области начали внедрять новую кормовую культуру – кукурузу.
Но валовой сбор зерна, как и посевные площади в колхозах, всё ещё не достигли показателей 1940г.

В животноводстве на 1 июля 1954г. в колхозах области план роста поголовья не был выполнен ни по одному виду скота. По области не доставало до плана: КРС – 18,4 тыс. голов, в т.ч. коров – 17,2, свиней – 77,5 и овец – 26,4 тыс. голов.
Это произошло потому, что кормовая база резко отставала от потребностей в кормах для общественного животноводства, а также для скота, находящегося в личной собственности колхозников. При этом кормовая база отстала катастрофически. При имеющемся поголовье скота в области грубых кормов имелось в 1,5-2 раза, сочных в 3-4 раза и концентратов – в 2-3 раза меньше потребностей. (11)

Механизация трудоёмких работ в животноводстве области находилась на самом низком уровне.
Материально-техническая база в животноводстве колхозов в довоенное, а особенно в военное время практически не обновлялась. Животноводческие постройки, захваченные у кулаков, пришли в негодность: необходимо было создавать всё практически заново, за счёт колхозов. Всё это свалилось на сельское хозяйство одновременно и требовало незамедлительного решения.

Сентябрьский и мартовский пленумы наметили большие программы строительства на селе, но при этом не предусмотрели обеспечение строек строительными материалами.
Вся надежда колхозов при решении этой задачи была на облпотребсоюз и на шефов.
Но как они могли помочь и чем?

Например, запросы одного Сажинского района облпотребсоюз не мог обеспечить. Сажинский район просил 5 т. железа, дали 4,7, просил 30 т. гвоздей – полностью удовлетворить не смогли. Хуже дело обстояло со стеклом, район заказал 10 вагонов оконного стекла. Решение исполкома облсовета выделить 4700 кв. м., т.е. 2 вагона. Ещё обещали помочь в 4 квартале – один вагон, если получат из центра.
Сажинцы просили 350 тыс. плит шифера – это 1/5 областного фонда, смогли дать только 10 тыс. плит и т.д.

Но всё это Сажинский район, как и все остальные районы области, мог получить только на закуп мяса и молока, и все строительные материалы, в соответствии с решением правительства идут на заготовку сельскохозяйственных продуктов.
Создавался замкнутый круг строительства социалистической экономики: с колхозов требовали молоко и мясо, но не хватало кормов, т.к. не было техники для кормопроизводства. От колхозов требовали строительства новых ферм, но не давали стройматериалов на строительство ферм и техники для механизации тех же ферм.
Конечно, в первую очередь строили те, кто имел мясо и молоко сверх сданного государству, и те, кто был ближе к источникам распределения дефицитных строительных материалов.

На совещании в обкоме КПСС некто Акулов говорил: «У нас фонды значительно меньше, чем в прошлом году, в связи с освоением целинных и залежных земель – сейчас цифры уменьшены.

…Сушилок 13 штук. Нам всего на область на 1954г. выделено, а также 50 сушилок 3с-1. Красноуфимскому кусту занаряжено 6 штук. 13 не сможем выделить.
Пытались в области изготовить сушилки собственными силами, но металла не выделили – отказали.

В отношении автоприцепов – фондов нет.
Уголь через облпотребсоюз – 248 руб., а государственная цена – 68 руб. за тонну.
Надо строить, но не указывают, кто будет строить.
Беда с маломощными колхозами, надо с ними решать, за что колхоз заплатит, и в чем наша помощь.

В колхозах не определены объёмы работ. В Бугалышскую МТС приехали 8-9 человек рабочих, проездили 8 дней и вернулись ни с чем. У них свои слесари только просили: «дайте нам 200 осей и 1000 втулок».
С механизацией очень тяжёлое положение. Сейчас ни одного трактора на область не дают». (12)

Почти все централизованные государственные фонды, предназначенные для сельского хозяйства, стали направляться на целину, в Казахстан, в ущерб сложившимся в аграрном отношении областям и районам.

Шефы по объективным и субъективным причинам также не могли вывести сельское хозяйство области из прорыва.

«В шефской работе имеется, - отмечалось на совещании в обкоме партии, - много фактов формального отношения к этому важному делу.

Большая часть намеченных предприятиями мероприятий остаётся не выполненными. В большинстве случаев шефская помощь сводится к культобслуживанию, сбору книг, а коренные же вопросы помощи: подбор и направление специалистов в колхозы, укрепление их материально-технической базы, в помощи в налаживании и организации колхозного производства решаются крайне медленно». (13)

Например, за Логиновской и Байкаловской МТС было закреплено более 100 шефских предприятий Сталинского района г. Свердловска.
Свердловский государственный подшипниковый завод шеф над Логиновской МТС выполнил следующие работы: отпустил для нужд МТС подшипников 80 штук, бортовых шестерён к трактору 20 штук, за что МТС уплатила заводу 2950 руб., вместо 1306 руб. по ценникам машсбыта.

Для работы на строительстве клуба МТС завод направил в начале мая 7 человек, из которых 5 были возвращены обратно за недисциплинированность  и отказ от работы.
Этим и ограничилась помощь завода подшефной МТС». (14)

ЦК КПСС продолжал искать выводы колхозного хозяйства из кризиса на путях укрепления руководящими кадрами и специалистами. Но при этом ЦК ничего не делало для ликвидации бесправия колхозников, введённое в колхозах при Сталине: колхозник не имел права на оплачиваемый отпуск, не имел выплаты по временной нетрудоспособности, у него была унизительно малая заработная плата и пенсия. Выход на пенсию, в последующие годы, для колхозников был определён для мужчин в 65 лет, для женщин в 60 лет.

Поэтому, принятые постановления ЦК и СМ «О мерах по дальнейшему укреплению колхозов руководящими кадрами» и «О мерах по дальнейшему улучшению агрономического и зоотехнического обслуживания колхозов», внедрялись в жизнь с большими трудностями и только за счёт энтузиастов. Даже при выплате дотаций за переход работать из МТС и районных управленческих организаций в колхоз специалисты под всякими предлогами отказывались идти туда работать.
В области на 710 колхозов был установлен лимит денежной доплаты за счёт государственных средств на 1235 человек. По предварительным данным на 30 октября 1955г. перешло работать в колхозы 950 человек, из них вступили в колхоз всего лишь 479 человек.

В Алапаевском районе 5 из 10 специалистов отказались работать в колхозах. В Режевском из 30 ушли 6 опытных работников. В Еланском районе – 6, в Краснополянском – 4. В Каменском районе – 5, все они молодые специалисты, из района ушли неизвестно куда. В Покровском районе зоотехник Валынкин, нанял машину и ночью выехал с семьёй в Тюменскую область. (15)

Подобные явления обком КПСС объяснял плохой работой райкомов партии по разъяснению постановлений ЦК и плохой пропагандой хорошей работы передовиков.
Раздробленная структура сельскохозяйственных предприятий: колхозы, совхозы, подсобные хозяйства, заставила задуматься обком после постановления ЦК КПСС от 9 марта 1955г. о разработке управленческой структуры и создания «Управления сельского хозяйства области».

В области было 25 совхозов Министерства совхозов РСФСР, свыше 700 подсобных хозяйств, из них около 100 хозяйств на уровне организации совхозов. В совхозах и подсобных хозяйствах были более высокие показатели по урожайности основных сельскохозяйственных культур и продуктивности животных, чем в колхозах.
В руководящих кругах государства и области начинает формироваться идея преобразования подсобных хозяйств в совхозы, создание новых совхозов на базе объединения отдельных колхозов, а также присоединения ряда отсталых колхозов к совхозам, в надежде, что такое объединение выведет отстающие колхозы в успешные. Но руководство не учитывало такой тревожный сигнал, что совхозы в 1954г. от хозяйственной деятельности имели убытки в размере – 7,8 млн. руб.

 В средине 50-х годов освоенные целинные земли в Казахстане, Сибири и на Урале дали значительный прирост производства зерна. Это создало предпосылки для создания уверенной кормовой базы для животноводства. Январский (1955г.) пленум ЦК КПСС принимает постановление «Об увеличении производства продуктов животноводства на 1955-1960гг.». Пленум принял контрольные цифры развития на предстоящее пятилетие не только по животноводству, но и всем отраслям сельского хозяйства.
Свердловский обком подвел итоги развития сельскохозяйственной отрасли за последние годы. Значительных успехов добились свиноводы области. Как свидетельствует справка, подготовленная обкомом КПСС за 1954/55г. хозяйственный год, выход свинины в сравнении с предыдущим годом увеличился - на 19405 ц., или на 22,2% и в сравнении 1952/53г. – на 62600 ц., или на 140%, почти  - в 2,5 раза.
Из 68 районов и городов области в 1954/55г. получили выход свинины на 100 га пашни больше чем установила ВДНХ (6,8 ц/га) – 42 района, в т.ч. более 10 ц. – 18 районов, среди них Зайковский – 13 ц., Буткинский – 12,8, Сл-Туринский – 12,2, Арамильский – 11,7.

Из 709 колхозов получили выход свинины более чем 8 ц. на 100 га пашни 290 колхозов». (16) Успехи в свиноводстве были достигнуты за счёт передовиков производства, количество которых возросло благодаря принятым решениям ЦК и СМ после смерти Сталина.

Успехи были не только за счёт передовиков, но и за счёт увеличения поставок концентрированных кормов из закромов государства. В 1954г. совхозы области получили концентрированных кормов на 26, а в 1955г. – на 39% больше по сравнению с предыдущими годами, а такие как Орджоникидзевский, Тагильский, В-Туринский и В-Синячихинский совхозы от 60 до 80%.
 
Корма поступали по цене – 44 руб. за центнер, в то время, как себестоимость зерна в области составляла – 57 руб. ц. Такой подход, с одной стороны, способствовал успешному развитию животноводства в совхозах, с другой стороны, порождал иждивенческие настроения, не способствующие развитию кормовой базы в области. Но такое снабжение не могло продолжаться длительное время, т.к. подрывало и государственные устои отрасли. (17)

При анализе этих данных, естественно, возникает вопрос: «За какие заслуги Свердловская область получила такие преференции?»
Секрет раскрывался просто. В 1955г. секретарём Свердловского обкома КПСС был назначен человек из круга Н.С.Хрущёва – Андрей Павлович Кириленко.

Он уже проводил областной пленум обкома по вопросу «Об увеличении производства продуктов животноводства в колхозах и совхозах Свердловской области на 1955-1960гг.». Все участники пленума сразу почувствовали напор и твердый характер, новые подходы в реализации аграрных проблем области вновь присланного из Москвы первого секретаря обкома.

Кириленко на пленуме подверг критике те райкомы КПСС, которые хотели развиваться эволюционным путём без всяких рывков и авралов.
«В колхозах Петрокаменского района предусмотрели увеличение удоев молока всего на 30 литров на одну фуражную корову. Серовский район в течение 1954/55г. производство мяса увеличил на 6,5%.

В колхозах Зайковского района планировали увеличение производства зерна к 1960г. только на 69%. После замечаний сделанных руководителям района, они продолжают сопротивляться внедрению кукурузы на поля колхозов и предусматривают посевы её в размере 8% в 1957 и 11% в 1960г. от всех посевов зерновых культур. В тоже время увеличение посевов в два раза в 1957г. многолетних трав, 1,5 раза турнепса, отводят под посевы подсолнечника и других менее ценных силосных культур более 1000 га.

Подобные ошибки в Коптеловском, Ирбитском, Туринском и др. районах». (18)
Началось партийное давление на руководителей районов и колхозов, столь знакомое по предыдущим годам.

Областной пленум, вслед за январским пленумом (1955г.) ЦК, наметил увеличение производства сельскохозяйственной продукции в области в разы. Такие высокие темпы развития не подкреплялись достаточной экономической и технической  базой.
Проблем в сельском хозяйстве накопилось много, решать их стали, через совершенствование планирования и управления, за счёт пропаганды и агитации, но экономическая и социальная основа не была подготовлена для решения этих проблем. Пропаганда при Хрущеве стала более действенной и близкой к жизни, она была уже не та как при Сталине, когда вся партучёба была зациклена на «Кратком курсе», который безнадёжно устарел ещё при жизни вождя всех народов. Пропаганда во время правления Хрущёва опиралась на реальные достижения: отмена сталинского грабительского сельскохозяйственного налога, введение новых закупочных цен, отмена займов, начало жилищного строительства в городе и деревне, массовые награды передовиков производства, освоение космоса, первые спутники, и первый полёт человека в космос, укрепление международного авторитета СССР на международной арене и многое другое.

Принятый план развития сельского хозяйства на очередную пятилетку требовал его разъяснений и пропаганды не только среди рядовых тружеников, но и среди руководства. Для этого стали проводить кустовые собрания, активы, совещания, как на уровне районов области, так и на межрегиональном уровне.

Одно из таких совещаний работников сельского хозяйства областей и автономных республик Урала состоялось в г. Свердловске 19-20 июня 1956г. На совещании присутствовал Н.С. Хрущёв.

Совещание, в соответствии с решением пленума ЦК, определило труженикам Урала увеличить производство зерна к 1960г. против 1955г. в 2,2 раза, в т.ч. в Чкаловской (Оренбургской) области – в 4 раза, Челябинской – 2,8, Башкирии – 2,1, Кировской – 1,8, Удмуртской АССР и Молотовской (Пермский край) области – 1,5 и в Свердловской области – 1,4 раза. В разы увеличивались задания по увеличению производства картофеля, овощей, мяса и молока.

Уже в 1956г. колхозы советского Урала должны были сдать государству 5 млн. т. зерна, 613 тыс. т. картофеля, 320 тыс. т. мяса и т.д.
«На полях совхозов и колхозов, - звучало в докладе на совещании, -  Уральской зоны будут работать свыше 44 тыс. комбайнов, 13 тыс. лафетных жаток и 20 тыс. подборщиков. Кроме того, в помощь колхозам и совхозам Урала намечено перебросить из южных областей федерации свыше шести тысяч комбайнов. Для оказания помощи в проведении уборки урожая в колхозах и совхозах этой зоны выехало, и в ближайшие дни выезжают около 10000 комсомольцев. Облисполкомам и СМ автономных республик предоставлено право, в случае необходимости привлекать на уборку урожая сельскохозяйственных культур трудоспособное население городов и посёлков. Кроме того, в Челябинскую и Чкаловскую области, Башкирскую АССР из ближайших автономных республик направляется 25 тыс. солдат Советской Армии». (19)

Планы наметили гигантские, но чем убирать и где хранить, если колхозам и совхозам Урала предстояло убрать почти 18 млн. га кукурузы на 650 тыс. га больше чем в 1955г. Но при этом многие колхозы и совхозы не располагали в нужном количестве силосоуборочными и кукурузоуборочными комбайнами.
Несвоевременная уборка кукурузы приводила к её гибели.
Необходимо было срочно начинать ремонт и строительство новых силосных сооружений. Но, к сожалению, ни одна область Урала не блистала успехами.

«Свердловская область на 10 июля при плане строительства силосных сооружений на 295 тыс. т., собрано – 35 тыс. т. – 12% к плану. Удмуртия – 8%, Молотовская область – 3,2%, Башкирия – 3%.

План ремонта картофелеуборочных машин выполняется неудовлетворительно. К 10 июля МТС Молотовской, Свердловской областей отремонтировали 11-13% картофелеуборочных машин. В Чкаловской – 19% плана, и обеспечены техникой лишь – на 50,7%.
Сортовые посевы зерновых не только увеличились, но даже сократились с 81% в 1954г., до 73% в 1955г., тоже и с картофелем.

В 1956г. государство вынуждено было отпустить колхозам и совхозам Урала 318 тыс. т. семенной ссуды, что составило 23% их общей потребности в семенах яровых культур. Чкаловская область получила – 52% всей потребности семян. Челябинская – 26, Башкирия – 23%». (20)

Как видим колхозы и совхозы зоны Урала, мягко говоря, не были готовы ни к весеннему севу, ни к уборке и сохранению урожая 1956г.

Но из докладов секретарей обкомов на совещании в Свердловске стало ясно, что их больше интересовала идеологическая сторона дела, чем экономическая. Опыт работы   и теоретическая подготовка, полученные в сталинские времена, не давали им спокойно жить, они больше размышляли об идеологической стороне колхозной жизни, чем о решении накопившихся экономических и социальных проблем. Секретари обкомов не готовы были принять внедрённые экономические новшества, они, как и Хрущёв, тяготели к сталинизму, что и начали осуществлять на практике.

А пока выступает на совещании секретарь Свердловского обкома А. Кириленко: «Свердловская область сдаст к 25 сентября 20 млн. пудов хлеба, по плану 18 млн. пудов».
Хрущев с места: - «Мало».

Достаточно вспомнить, как выбивали хлеб из колхозов области в довоенные и послевоенные годы. И это короткое слово «мало», произнесённое одним из руководителей государства, будет иметь большие последствия для развития колхозов области. Несмотря на то, что это «мало» шло в разрез с только что принятым постановлением о твердом плане заготовок хлеба по областям.

Секретарь Молотовского обкома КПСС, Струев, говорил: «До сентябрьского пленума ЦК у нас, как известно, сельское хозяйство почти не развивалось, а по ряду важнейших показателей оно из года в год падало. После XX съезда, с 1954г. люди из колхоза перестали уходить. За последние два года на 4900 увеличилось количество колхозных дворов, увеличилось количество членов колхоза на 12300 человек, прибавилось более чем на 15 тыс. человек трудоспособных колхозников.

Значительно возросли денежные доходы в колхозах Молотовской области в 1955г. они уже были на 142 млн. руб. выше, чем в 1953г.

Началось жилищное строительство. Более 6 тыс. домов построено в области». На этой позитивной ноте и остановиться бы секретарю обкома. Дела пошли в гору, радоваться бы надо, и развивать успехи.

Но марксистская образованность и опыт партийного руководителя, полученный в предшествующие годы, не дают ему возможности понять действительные источники экономического подъёма колхозов и вдруг появившемуся интересу крестьян к колхозной жизни.

Струев продолжает: «У нас, к сожалению, количество коров значительно больше у рабочих и служащих, чем в общественном секторе, и нас это тревожит, ибо такая диспропорция в наличии скота в колхозах и совхозах, с одной стороны, и у частников с другой, не создаёт устойчивости снабжения рабочих продуктами животноводства». (21)

С этого совещания в г. Свердловске, можно сказать, и начался возврат к сталинским методам управления отраслью.

Реакции Хрущёва на обеспокоенность секретаря пермского обкома КПСС не пришлось долго ждать. 27 августа 1956г. СМ СССР принял постановление «О мерах борьбы с расходованием из государственных фондов хлеба и других продовольственных продуктов на корм скоту». Те, кто в городах не держал скот, поддержали данное постановление, но те, кто получал заработную плату 314-700 руб. в месяц, и имел большую семью и скот, пострадали в первую очередь.

Но только ли пострадали владельцы домашнего скота городов и рабочих посёлков от этого эмоционального решения?

После выхода в свет этого постановления начался массовый забой скота. Если в течение августа 1955г. в г. Свердловске было забито на мясо 444 головы КРС и 123 козы, то в августе 1956г. уже было забито 1131 голова КРС и 140 коз. В августе, сентябре 1956г. колхозами и совхозами в г. Свердловске было закуплено у населения 931 голова КРС и свыше 1000 голов свиней, в то время как год назад закуп составил 146 коров и 600 свиней.

Расход хлеба через торгующую организацию действительно сократился. В г. Свердловске в июне месяце 1956г. было продано – 10237 т. хлеба, при среднесуточной продаже – 341 т., в июле - 9935 т., в сентябре – 9703 т.
Предложение мяса временно на рынках города увеличилось, но молока сократилось. Завоз молока при плане 110 т. в сутки составил всего – 36 т. (22)

Количество плательщиков сельхозналога так же сократилось. Никто не считал, какой ущерб нанесло это постановление рабочим и служащим, лишившимся доходов от личного труда семьи и социальных последствий трудового воспитания детей в семье. Никто не считал, какой ущерб или доход, получил госбюджет от действия этого постановления.
Но дело было сделано по законам развития социалистической экономики. В ЦК КПСС полетели из областей Урала радужные донесения.

«Свердловская область в целом выполнила государственный план заготовок хлеба, картофеля, овощей. Трудящиеся городов и промышленных центров области полностью обеспечиваются теперь картофелем и овощами за счёт производства их внутри области», – было заявлено обкомом КПСС. (23)

Упустим все недостатки, которые обычно отмечались во всех отчётах области перед ЦК, они давно известны. Однако приведём ряд цифр по сдаче хлеба государству. В 1950г. – область сдала государству – 16,8 млн. пудов. В 1951г. – 14,4, в 1952г – 17,2, в 1953г. – 17,2, в 1954г. – 17,5, в 1955г. – 17,8 млн. пудов.

После такой сдачи хлеба, область ежегодно получала от государства в довольно больших размерах семенную, продовольственную и фуражную ссуду: в 1950г. – 1,5 млн. пудов, в 1952 – 3,5, в 1953 – 1,5 и в 1956 – более 2 млн. пудов.

Трудодень, после такой сдачи хлеба государству, за последние 5-6 лет в среднем в колхозах области оценивался в 1,3 кг. зерна, а почти в половине колхозов от 300 до 900 гр.

В среднем по области в колхозах на протяжении многих лет оставалось на фуражные цели зерна не более 40% от существующих зоотехнических норм, а в отдельных районах и колхозах обеспеченность была значительно хуже. Более 1/3 колхозов вообще оставалась без фуража.

План 1956г., который область выполнила, предусматривал сдать 17,9 млн. пудов зерна, плюс ссуды текущего года 2,3 млн. пудов. Это 20,2 млн. пудов – это больше, чем сдавала область в последние 10 лет. (24)

А сейчас вспомним короткое хрущевское слово «мало» и обратимся к стенограмме совещания первых секретаре ГК, РК по вопросам уборки урожая и сдачи хлеба государству 11 сентября 1956г., и выясним, как непосредственно это требование выполнялось на самом деле.

Вновь придётся прибегать к длинным цитатам, но это неизбежно, если мы хотим знать подлинное экономическое положение крестьянства в нашем государстве и области.
Кириленко: «Бюро ЦК при РСФСР, рассматривая ход уборки по состоянию на 5 сентября, высказало большую тревогу за темпы уборки и хлебосдачи. На Бюро ЦК было принято решение о завершении плана хлебосдачи и уборки до 20 сентября.
Если говорить об Урале, то наибольшую тревогу за уборку и хлебосдачу вызывает в частности, наша Свердловская область.

… Сдали мы пока всего по возвратным ссудам 103 тыс. т. из 330 тыс. т., которые мы должны в этом году государству сдать.

… Сейчас надо ставить вопрос о том, чтобы всеми мерами обеспечить утроение темпов по хлебосдаче. По подсчётам у нас имеется на токах области 13 млн. пудов хлеба. 10 млн. пудов мы имеем возможность, в ближайшие дни передать Заготзерно, чтобы эта организация под руководством партийных и советских организаций отвечала за дальнейшую подработку хлеба: за просушку, за сохранность его. Решение ЦК и СМ нас не ограничивает в приёмке хлеба никакой влажностью.

… При такой обстановке, мы имеем сейчас – сегодня – завтра – послезавтра, принимать хлеб любой влажности, и такого хлеба мы можем пропустить минимум 7-8 млн. пудов, и надо побольше создавать глубинных пунктов.
Мы можем миллионов 6 принять на глубинках, учитывая возможность наших городов, и 6-7 млн. оформить на пунктах Заготзерно. Полагая, что до 15 сентября мы обязательно намолотим, 15-20 млн. пудов хлеба. Сможем сдать для выполнения того плана, который нам дан Бюро ЦК партии.

Если мы этого не выполним, мы нанесем большой ущерб.

… У нас есть районы, которые хлеб не додадут, с учётом того, что эти районы будут иметь, безусловно, семена и будет сдано ими определённое количество хлеба с минимальной оплатой трудодня, но какую-то часть хлеба мы там не доберём. Мы можем закупить этот хлеб в других районах. Это большой политический вопрос.
… Конечно, безболезненно это не пройдёт, будет какое-то ущемление для этих районов, не по 100% закладка фуража, но нужно учитывать обстановку, может быть, концентратами будем компенсировать, сочными, грубыми кормами.
Плохо с овощами, с силосованием кормов и каждый руководитель района знает, видит эти задачи, и соответственно будет им уделять внимание, в решении и других вопросов».

Из этого вступительного слова Кириленко видно, что ЦК пошло не только на отказ от ранее принятых постановлений в сентябре 1953г., но и на многие уступки и возврат к прежним методам работы, для того чтобы взять хлеб под свой контроль. Это и приём хлеба при любой влажности, а если учесть, что в стране не хватало ни элеваторов, ни элементарных сушилок, то и результат его сохранности просматривается без особых увеличительных стёкол. То же самое и с глубинными пунктами. Как показывает многолетняя практика, реальная сохранность зерна в этих глубинных пунктах никогда не совпадала с бумажной отчётностью и действительностью. Хлеб действительно находился на глубинных пунктах, но в значительно меньшем количестве: его или растаскивали, или вообще не закладывали. Пойди - разберись.

Реальное положение дел в сельском хозяйстве области в связи с хлебозаготовками 1956г. можно документально проследить по выступлениям секретарей райкомов на совещании в обкоме, которое проводил Кириленко.

Плюхин – секретарь Пышминского РК КПСС: «На десятое сентября сдали 43% хлеба, или 53 тыс. ц., осталось 70 тыс. ц. Для того чтобы сдать до 20 сентября требуется  ежедневно вывозить не менее 450 т. Нагрузка очень большая.

Вопросы дополнительной сдачи хлеба. В этом году изъятие получается около 5 ц/га, бункерный вес – 5,5 ц. По колхозу им. Маленкова мы подсчитали, привезли машину, из этой машины только 11% взяли, остальное – 3ц. 30 кг. вычли – за влажность, за сортность, за различную примесь, за запах и т.д.

Госплан – 125,5 тыс. ц. Когда советовались  у себя, пришли к выводу, 7-8 тыс. ц. колхозы района могут продать государству хлеба. Это запланировано в производственном плане колхозов, тут особенно большого боя не будет, т.к. каждый колхоз стремиться и будет продавать хлеб, но здесь может получиться, как в прошлом году – мы для общественного животноводства почти ничего не оставили. На 15,5 тыс. ц. мы залезли в прошлом году в карман государства».
Суханов – секретарь Каменского РК КПСС: «Вы назвали 25 тыс. ц. Такого закупа ни один год не давали.

Я должен вспомнить прошлый год, нам дали 18 тыс. ц. закупа и так же хлебозаготовок. 18 тыс. мы добросовестно сдали. 2000 дали дополнительно. Сдали и это. А результат, какой? Мы скоту ничего не оставили. 25 тыс. – это цифра немыслимая.

Кириленко – это цифра реальная, и она будет обеспечена в районе.

Суханов – я как всякий секретарь сделаю всё, что мне скажет бюро обкома, мы сделали и в прошлом году, но мы погубили дело, за которое отвечаем. Это повторится и в этом году. Сроки мы назвали, с активом обсудили, но мы такого закупа не имели в виду. К 20 сентября должны закончить хлебозаготовки, который доведён».

Белоусов – секретарь Ирбитского РК КПСС: «Мы ежегодно даём госзакуп. В прошлом году выполнили первый план закупа, второй план дали, опять выполнили. А в январе пришлось звонить в обком, облисполком – дайте ссуду, у некоторых колхозников кушать нечего. Я боюсь, чтобы мы снова не оказались в таком положении». (25)
Прочитав эту стенограмму, задаёшься вопросом: «А чем собственно отличается кампания хлебозаготовок 1956г. от всех сталинских пятилеток?»
Стиль работы обкома один и тот же, и результаты работы колхозов  те же: сильные колхозы после выполнения плана госзакупок получали дополнительные планы, и в результате оставались без фондов развития, как и слабые хозяйства.
Такой подход к хлебосдаче, как предполагали секретари райкомов, не мог не отразиться на общественном животноводстве колхозов.

21 ноября 1956г. в г. Свердловске обком КПСС проводил совещание заведующих молочно-товарными фермами. В докладе, прозвучало, «что в области есть передовики, но принятые колхозами области планы по надою молока не выполняются. Ряд районов допустили снижение удоев в сравнении с прошлым годом. За прошлый год позорно провалились с надоем молока 30 колхозов области, получив удой меньше, чем 1000 литров на корову.

… Темпы прироста валового надоя молока по нашей области ровно в 3 раза ниже, чем в среднем по стране».

В чем причина? – задаёт вопрос докладчик. И сам же отвечает: «Полноценное кормление, особенно в зимний стойловый период, использование кормов.
В тех колхозах, где борются за правильное использование каждой кормовой единицы в ходе зимовки, там добиваются высокой продуктивности с наименьшими кормовыми затратами. К сожалению таких колхозов, в области не насчитывается и половины».
Для поднятия заинтересованности животноводов в результатах своего труда в государстве были разработаны соответствующие стимулы. За перевыполнение месячного задания по надою до 10% доярке должна была бы выдаваться премия в размере – 50 руб. При перевыполнении плана от 10 до 20% - премия 100 руб., свыше 20% - 150 руб.

При надое две тысячи литров от каждой коровы доярка получала от обкома и облисполкома почётную грамоту с присвоением звания «Лучшая доярка области» и швейную машинку. При надое 1500 литров – тоже и ручные часы. 1000 литров – только звание лучшей доярки.

Однако это на бумаге, а в реальной жизни говорит докладчик: «Многие нарушения имеются в дополнительной оплате. Часто она начисляется несвоевременно и выдача её задерживается. Есть факты, когда в отдельных колхозах вообще не выдаётся». (26)
Докладчик уклонился от примеров по «выдаче» дополнительной оплаты передовым колхозникам, но в архивах есть конкретный материал, относящиеся к растениеводству и к животноводству. «Колхоз «Сталинский путь» Сухоложского района, бригада т. Нохриной в 1955г. с площади 72 га получила урожай картофеля по 300 ц/га. В соответствии с постановлением правительства «О дополнительной оплате», этой бригаде было начислено 5000 ц. картофеля. Однако т. Нохриной и её членам бригады дополнительная оплата не была выдана. В 1956г. эта бригада с площади 40 га получила урожай картофеля по 264 ц/га и дополнительная оплата до сих пор не начислена.

В колхозе «Большевик» Бисертского района по результатам 1956г. до сих пор шесть доярок не получили оплату по 200 литров и более молока». (27) Это не единичные примеры отношения власти к передовикам производства.

Но вернёмся к совещанию животноводов. На таких совещаниях, как правило, говорили об успехах, которых добивались животноводы, преодолевая «некоторые трудности». Например, представитель Буткинского района Гомзиков надоил от каждой закреплённой за ним коровы по 1783 литра и взял обязательство на следующий год довести свой личный рекорд до 1800-2000 литров. «Тем не менее, надо отметить, - сказал животновод, - что наши условия на ферме очень паршивые (может быть, кто бывал на нашей ферме) потому, что двор настолько примитивный, что никакой продуктивности не может быть. Однако из взаимопроверки между колхозами наш удой по продуктивности молока оказался выше всех в районе». (28)

Вот так трудились наши колхозники, преодолевали примитивные условия труда, недоплаты по дополнительной зарплате за героический труд, не считаясь со временем, трудностями в ущерб своему здоровью.

Доярка Печеркина из колхоза им. Будённого Пышминского района брала обязательство надоить по 4000 литров молока от каждой закреплённой за ней коровы, а фактически сделала – 4600 литров и это был для неё не предел – героическая труженица намечала уже надоить по 5000 литров. И чтобы это выполнить Печеркина доила каждую корову по четыре раза в день и делала это на протяжении двадцати лет.
На совещании выступил секретарь обкома Кириленко, он заявил: «Сейчас, товарищи,  в городах нашей области в продаже молока почти нет. Правда, был период летний, когда все основные города области: Свердловск, Серов, Тагил и другие были полностью обеспечены молоком, и особой нужды не было. Сейчас молока в продаже почти нет. Имеют место перебои и с мясом. Уровень производства молока у нас в Свердловской области крайне ещё низок.

Солому завозили из Кировской, Молотовской, Челябинской областей – по 2-3 кг. соломы в день. Наносится вред продуктивному скоту от халатности, формального, нехозяйственного отношения к животноводству, не менее чем недооценка производства кормов». (29)
Секретарь обкома скромно признаётся «молока в продаже почти нет», да откуда оно могло появиться, если даже солому завозили из соседних областей. Разве это не результат очередной продразвёрстки, о последствиях которой предупреждали секретаря обкома районные руководители?

Область выполняет план по сдаче и закупке хлеба государству, но при этом не имеет достаточного количества техники. Кириленко обращается в Бюро ЦК по РСФСР: «В связи с низкой обеспеченностью МТС тракторами, комбайнами и другими сельхозмашинами в колхозах Свердловской области ежегодно затягиваются сроки проведения сельскохозяйственных работ, что приводит к значительному снижению урожаев сельскохозяйственных культур и вызывает большие потери урожая.
В 1953г. посев зерновых культур продолжался – 41 день, 1954 – 40, 1956 - 45 дней. Из-за недостатка комбайнов уборка зерновых ежегодно продолжается более двух месяцев. 1953г. – 67 дней, 1954 – 65, 1955 – 70, 1956 – 80 дней.
В 1957г. МТС предстоит выполнить полевых работ 1100 тыс. га, в переводе на мягкую пахоту. Для выполнения этих работ в течение 10-12 дней потребуется 14500 тракторов в 15-сильном исчислении. На 01.01.1957г. имеется – 7800 условных тракторов.

Обработка пашни в 1957г. предусматривается планом – 138 тыс. га. Надо 1800 пропашных тракторов. На 01.01.1957г. в МТС имеется – 1000 тракторов.
Для своевременной уборки зерновых потребуется – 4000 комбайнов, в наличии – 2500.
Большинство машин являются устаревших марок и сильно изношены. На 01.01.1056г. в области МТС было 4616 физических тракторов, из них 2492 колёсных марок СХТЗ, выпуска 1933-35гг. Из 2757 комбайнов – 1169 «Коммунаров» довоенного выпуска. Особенно сильно изношен парк культиваторов». (30)

Положение в сельском хозяйстве области продолжает оставаться сложным, однако выход из положения руководство области видит лишь в совершенствовании руководства, в частности в преобразовании колхозов в совхозы.
В связи с этим секретарь обкома Кириленко и предоблисполкома Николаев обращаются в Бюро ЦК и СМ РСФСР с просьбой «преобразовать 39 колхозов Логиновской, Каменской, Красноуфимской и Ачитской МТС в 4 совхоза для увеличения производства картофеля и овощей до 60 и 50 тыс. т. в год». (31)
 
По расчётам областных руководителей эти совхозы должны стать основными и надёжными поставщиками наиболее дешевых овощей и картофеля для городов и промышленных центров области.

Данная просьба областного руководства была удовлетворена, с марта по июнь 1957г. было присоединено или преобразовано в совхозы 66 колхозов и на их основе организовано 4 совхоза: Ачитский, Каменский,  Красноуфимский и Логиновский. (32)
В ЦК думали и действовали с большим размахом, чем на областном уровне, а что из этого получилось…

ЦК не анализировали итоги хозяйственной деятельности совхозов области за 1956г. А они были неудовлетворительными: из 23 совхозов 16 оказались нерентабельными. В целом совхозы области дали 7 млн. 63 тыс. руб. убытков. (33)

Весной 1957г. Свердловская область получила от СМ РСФСР невиданную до сих пор ссуду. Решением от 19 марта, №126 область получила семян яровых зерновых культур для весеннего сева – 6000 т., с возвратом 10% из урожая 1957г.
28 марта, №143 продовольственного зерна – 2000т. на тех же условиях.
4 мая, №285 ссуда семян яровых зерновых культур для пересева погибших озимых посевов 1957г. и выполнения плана весеннего сева – 8000т. семян.
28 июня, №764 ссуда колхозам продовольственного зерна – 1000т. (34)

Колхозам области за такую огромную ссуду под урожай 1957г. рассчитаться было не реально.
Начались обращения обкома и облисполкома в ЦК КПСС по РСФСР: «Обком и облисполком просят списать с экономически слабых колхозов области задолженность прошлых лет по натуральным поставкам государству и платежам за работу МТС в колхозах: зерно – 25822т., мясо – 381т., молока – 1858т., шерсти – 540,5 ц., яиц – 1123 тыс. шт., картофеля – 4777т., овощей – 563т., сена – 2080т.». (35)

Каковы ж истоки такой щедрости, проявленной ЦК по отношению к Свердловской области. Не трудно понять, если очень коротко вспомнить внутриполитическое положение в СССР.

Разоблачение культа личности Сталина на XX съезде КПСС, а затем обсуждение закрытого письма ЦК в первичных партийных организациях, было воспринято советским народом неоднозначно. Одни одобряли речь Хрущёва на съезде, другие опасались за авторитет партии.

Кириленко решительно встал на путь поддержки Хрущёва в его борьбе за власть против Молотова, Кагановича, Маленкова.   
Поступки и политические решения секретаря Свердловского обкома Кириленко, не могли не отразиться и на проблемах сельского хозяйства в области.
Как-то очень неожиданно, вдруг заговорил Кириленко об успехах в сельском хозяйстве.

15-16 апреля 1957г. в г. Свердловске состоялось очередное совещание работников сельского хозяйства Уральского региона.

На этом совещании Кириленко заявил: «Средняя урожайность по области зерновых составила – 12ц/га, мяса произвели – на 5 тыс. т. больше прошлого года, это рост на 14,7%, в т.ч. свинины на 23,5%. Молока надоили более чем на 17 тыс. т., или рост 10%, яиц – 23,5%. На 30% увеличили производство заготовок грубых и сочных кормов. Колхозы области выполнили план хлебозаготовок, картофеля и овощей, а также продуктов животноводства.

Значительно пополнились у нас ряды передовых колхозов и особенно передовиков сельского хозяйства. За прошлый год по области 247 доярок получили от 2 до 3 тыс. кг. молока, а 33 доярки от 3 до 4 тыс. кг.

Мы проводим работу по закупке 35 тыс. телят у индивидуальных владельцев, что даст возможность в ближайшей перспективе значительно пополнить и улучшить маточное поголовье коров и создать резервы увеличения откормочного поголовья». (36)

Такие успехи тружеников села области не остались не замеченными. Уже 4 июня 1957г. за №505 выходит постановление СМ РСФСР «Об итогах социалистического соревнования автономных республик, краёв, областей, районов, МТС и совхозов за увеличение производства продуктов животноводства в первом квартале 1957г.». Где сообщалось о том, что Свердловская область по зоне Поволжья и Урала была признана победителем, и ей вручили переходящее Красное Знамя СМ РСФСР и денежную премию в сумме 100 тыс. руб.». (37)

Факт сам по себе приятный, но что же лежит в основе успеха? Полученная по весне от государства помощь? Или кормовую базу расширили? Или трудовой энтузиазм животноводов сыграл в этом факте значительную роль?

18 июня 1957г., в день, когда собирался в Москве Президиум ЦК КПСС, чтобы решить дальнейшую политическую судьбу Хрущева, (38) обком проводит совещание работников сельского хозяйства «О мерах по дальнейшему увеличению производства продуктов животноводства в колхозах и совхозах Свердловской области».

На совещании не вырабатывались меры по «увеличению производства продуктов животноводства». На совещании, при непосредственном участии обкома КПСС, принимались повышенные социалистические обязательства секретарей райкомов по резкому подъёму производства продукции животноводства. Верстался очередной пятилетний план, намечался резкий скачёк в сельском хозяйстве, который бы можно было использовать в дальнейшем как основу, как фундамент для принятия программы строительства коммунизма.

Приведём только один пример по Сысертскому району, поскольку все остальные идентичны.
На совещании докладывал председатель Сысертского райисполкома Куприенко: «Колхозники, рабочие совхозов, МТС берут на себя социалистические обязательства произвести на 100 с/х угодий в ц.

По молоку
                   1957       1958     1959    1960
Колхозы            150         200       240      300
Совхозы            273         314       346      492

По мясу в живом весе
                    1957       1958     1959     1960
Колхозы             23           31         43         56
Совхозы             36           42         53         88       (39)

За четыре года рост по молоку сразу в два раза, по мясу более чем в два раза. Здорово. Но на память сразу приходят слова секретаря Каменского района: «Я секретарь и всё, что мне скажет бюро обкома, я выполню».

А как готовились выполнять пятилетний план и социалистические обязательства непосредственно в колхозах? Для интереса заглянем в протокол 13 партконференции Гаринского района, на котором звучали такие откровенные слова: «План развития сельского хозяйства на 1955-1960гг? Но план положили в кучу бумаг в правлениях колхозов, и их никто не анализировал. В колхозах 68 специалистов, но такой порядок оплаты труда, который не стимулирует их заинтересованность в подъёме хозяйства в колхозах». (40)

Не будем давать оценку этим фактам, архивный материал сам приведёт нас к выводам.
22-29 июня 1957г. заседал пленум ЦК КПСС, на котором было высказано доверие лично Хрущёву и его аграрной политике, Хрущёв остался Первым секретарём ЦК. На этом же пленуме Кириленко был избран кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Укрепление позиций в партийной иерархии секретаря Свердловского обкома открывало определённые дополнительные преференции для области.

12 июля 1957г. Кириленко докладывал Хрущёву в письме «Об итогах обсуждения постановления июньского пленума и закрытого письма ЦК «Об антипартийной группе Маленкова, Кагановича, Молотова в парторганизации Свердловской области»: «…на большом подъёме сельское хозяйство. Сейчас в городах и рабочих посёлках можно в достатке купить хлебобулочные и кондитерские изделия, все виды молочной продукции, картофель, стало значительно больше продаваться овощей. Участники собрания подчёркивали, что колхозной деревне теперь по плечу осуществить, поставленную партией задачу догнать в ближайшее время Америку по производству продуктов животноводства на душу населения». (41)

 А вот о чём информировали Бюро ОК КПСС, сельскохозяйственный отдел обкома и областное управление сельского хозяйства: «Итоги работы колхозов по увеличению производства продуктов животноводства за первое полугодие 1956/57гг хозяйственного года показывают, что взятые на 1957г. обязательства выполняются крайне неудовлетворительно, и внушают серьёзную тревогу за их выполнение.
По взятым на 1957г. обязательствам в целом по области производство мяса должно быть увеличено на 25%, в т.ч. свинины на 72% и молока на 19%.
Однако, фактически за первое полугодие принятый колхозами области план по производству продукции животноводства не только не выполнен, но и произведено мяса меньше чем за то же полугодие прошлого года на 30%, в т.ч. свинины на 17,8%, а производство молока и яиц если и возросло, то всего лишь молока на 15,4%, яиц – на 24,6%».

На очередном уральском совещании работников сельского хозяйства свердловчане признавались, что «мяса мы производим только 25% от выделяемых фондов, молока – 45% и яиц – 50%.

В последние 2-3 года за счёт местного производства в основном удовлетворяли потребности населения в картофеле, несмотря на то, что в большинстве колхозов картофель до 30-35% остался не выкопанным в земле. Совершенно недостаточно производится овощей, особенно огурцов и помидор.

Несмотря на такое плохое  состояние с обеспеченностью населения области продуктами мы ещё не достигли решительного увеличения производства сельхозпродуктов на месте».

Казалось бы, после такого вступления на совещании руководителям областей Урала нужно было наметить основные направления развития отрасли на перспективу по ликвидации узких мест.

Но партийные руководители областей Урала стали докладывать о планах-прожектах. Свердловский секретарь доложил: «Изучив резервы колхозов в увеличении производства продукции животноводства, в ответ на обращение ЦК и СМ СССР область в целом берет на себя обязательство в 1957г. получить на 100 га с/х угодий по 20 ц. мяса, в т.ч. по 16 ц. свинины на 100 га пашни.

Для этого мы должны откормить около 250 тыс. свиней, или примерно 20 голов на каждые 100 га пашни.

В настоящее время мы откормили и сдали 66 тыс., и находится на откорме 45 тыс. свиней. Сдача мяса государству по сравнению с 1956г. возросла в 1,5 раза.
В текущем году мы увеличили посевы силосных культур, особенно кукурузы до 80 тыс. га, чтобы обеспечить закладку кукурузного силоса не менее 1 млн. т., с учётом других силосных культур мы должны заложить на каждую корову по 10 т. силоса в год. Но не хватает семян кукурузы.

В 380 колхозах имеется недостаток емкостей примерно на 70 тыс.т. Задача в 2-3 года построить во всех колхозах картофелехранилища на полную потребность в хранении семенного и фуражного фондов». (42)

Что же получается? Проблем в общественном колхозном животноводстве хоть отбавляй: планы по производству продукции не выполняются, ёмкостей для хранения не хватает, картофель на 30% оставили в земле, а секретарь обкома докладывает Первому о том, что «в городах и рабочих посёлках можно в достатке купить сельхозпродукты». Он что лгал Первому?

Да нет, кроме общественного колхозного животноводства было ещё и индивидуальное, которое действительно находилось на подъёме. Вот как представляли реальность положения в обкоме в этом секторе жизни: «… большой подъём колхозного производства и общественного хозяйства колхозов привёл к значительному увеличению колхозных доходов. Общий доход колхозов в нашей области вырос со 192 млн. руб. в 1952г. до 477 млн. руб. в 1957г.

Общая сумма натурально-денежной оплаты трудодня увеличилась за пятилетие на 195 млн. руб., плюс благодаря отмене поставок сельхозпродуктов с их личных хозяйств колхозники дополнительно получают около 35 млн. руб. Отсюда реальные доходы колхозников увеличились в 1,7 раза. В 1957г. в колхозы области вступили – 3487 человек». (43)

Источником улучшения поставок сельхозпродуктов на рынки городов и рабочих посёлков стали приусадебные участки колхозников. Именно с них колхозники получили 35 млн. руб. дополнительного дохода, именно они и наполнили рынок сельхозпродуктами.

Крестьянин вновь стал поднимать голову как независимый производитель, это вызвало панику среди партийного руководства: крестьянин на своих ограниченных грядках и стайках стал возрождать «приусадебный капитализм», а отсюда один шаг по Ленину до «мелкобуржуазной стихии».

В партийных рядах коммунистов начались шараханья.
 Руководители КПСС быстро организовали инициаторов- отказников от личного подсобного хозяйства. Примером стали колхозники Курской области, Хомутовского района, с. Калиновка.

Этот почин был подхвачен по всей стране, т.к. в то время в руководстве партии от территориально первичных организации до Первого секретаря ЦК стояли люди воспитанные на цитатной теории марксизма-ленинизма и сталинской организации партийной и хозяйственной практики. Если в 1956г. рабочих и служащих городов и рабочих посёлков ограничили в содержании личного скота, то сейчас КПСС обрушилась на индивидуальное хозяйство колхозников и единоличников, совершенно забыв о том, что это был главный источник воспроизводства общественного колхозного и совхозного стада и поставщик овощей на рынки городов и рабочих посёлков.
Как это осуществлялось в пределах Свердловской области, проследим по докладной записке, представленной в бюро обкома «О нарушениях и ошибках, допущенных колхозами при внесении поправок в Устав сельскохозяйственной артели».
«Проверкой, проведённой сельскохозяйственным отделом обкома и областным управлением сельского хозяйства установлено, что многие колхозы Егоршинского, Невьянского, Камышловского, Режевского, Тугулымского, Туринского и других районов при внесении поправок и изменений в Устав допустили ряд существенных ошибок.
В колхозе им. Калинина и других колхозах Егоршинского района выделение приусадебных участков земли колхозным дворам производится не по принципу участия трудоспособных членов семьи в общественном труде, а в зависимости от наличия членов семьи, т.е. по едокам, в размере от 0,07 до 0,08 га на трудоспособного, и по 0,03 на нетрудоспособного члена двора.

В колхозе «Путь к коммунизму» Режевского района занижалась норма приусадебного участка. Минимальная норма для колхозного двора в этом колхозе устанавливалась только в 0,05 га.

В колхозе им. Ленина Невьянского района размеры приусадебного участка выделяемого в личное пользование колхозного двора поставлены в зависимость от обязательного минимума выходов на работу на протяжении недели и при непременном условии выполнения норм выработки каждым трудоспособным членом двора.
Многие колхозы Егоршинского, Режевского и других районов уменьшают размеры приусадебных участков для семей рабочих, служащих и специалистов, хотя колхоз на это не имеет права.

Имеются случаи необоснованного исключения из членов артели престарелых колхозников и лишение их приусадебных участков земли.

В ряде случаев (Реж) установлены явно заниженные нормы скота, находящегося в личной собственности колхозников. Так, в колхозе им. Молотова Режевской район установлено иметь колхозному двору одну корову и до года молодняка крупного рогатого скота. В колхозе «Колос» Тугулымского района ограничено количество овец в личной собственности до 3 голов, кур до 15 голов и пчёл до 5 семей.
Отдельные колхозы Каменского и других районов включили в Устав ряд не нужных положений о наложении штрафов в трудоднях и деньгами, что является компетенцией народных судов.

В колхозе им. Ленина Невьянский район определили, что если трудоспособный член колхозного двора в летние месяцы не будет выполнять установленный для них минимум выхода на работу, правление колхоза имеет право оштрафовать такой двор в сумме 300 руб. или изъять приусадебный участок земли вместе с урожаем, возместив лишь стоимость семян.

В ряде колхозов установили порядок, когда за право пользоваться пастбищами для личного скота рабочие и служащие обязаны вырабатывать в колхозе определённое количество трудодней». (44)

Этот документ раскрывает трагедии человеческих судеб и бездушное отношение к крестьянину в угоду коммунистической идеологии. Поправки, по мнению обкомовских работников, в Устав вносили не руководители партийных организаций и председатели сельсоветов и хозяйственных организаций, а безликие колхозы. Каждый творил как мог, но все были едины в одном, ущемить интересы не крестьянина, а «двор». При этом, как правило, изъятый приусадебный участок больше не вовлекался в хозяйственный оборот, зарастал крапивой и сорняками, не приносил дохода ни крестьянской семье, ни колхозу, ни государству. Но это мало кого интересовало – главное выдержан был партийный принцип. Это наглядно демонстрирует стиль работы партийной организации области.

Но полный противоречий и непоследовательных решений, 1957г. закончился для тружеников сельского хозяйства небывалыми успехами и наградами. Во-первых, «Осуществляя задачи, поставленные XX съездом КПСС по сельскому хозяйству, областная партийная организация обеспечила некоторый рост производства сельскохозяйственных продуктов, особенно молока, свинины, яиц, картофеля и овощей. За высокие показатели по производству и выполнению заготовок и закупок продукции животноводства область в течение трёх кварталов 1957г. занимала 1 место в соревновании областей и республик Урала и Поволжья, ей присуждалось переходящее знамя СМ РСФСР». (45)

Во-вторых, «Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 марта 1958г. награждено 1473 человека колхозников, работников МТС и совхозов, специалистов сельского хозяйства, работников партийных, советских и сельскохозяйственных органов.
10 лучших тружеников села получили звание – Героя Социалистического Труда». (46)
Небывалый до сих пор наградной дождь пролился на партийных и советских работников, колхозников и рабочих совхозов Среднего Урала.

И это притом, что: «За период с 1 января по 5 мая 1957г. в Артинском районе колхозами было получено молока 842,3 тыс. литров, а сдано и продано государству 236,2 тыс. литров, или 28%, произведено мяса 938 ц., а сдано и продано государству 404 ц., что составило 43%. В колхозах им. Шевалдина, «Бронь», им. Лысенко, Ворошилова, Кирова за это же время было сдано и продано государству молока всего 9-11% от валового надоя.

Исключительно серьёзные ошибки были допущены при проведении хлебозаготовок в 1956г. Колхозами большое количество хлеба было оформлено сданным государству на глубинных пунктах, по существу в поле на токах. Своевременно зерно на склады вывезено не было и значительное количество хлеба испортилось и даже сгнило.
Поэтому при получении семенной ссуды на посев 1957г. большая часть пошла на покрытие образовавшегося недостатка хлеба на глубинных пунктах». (47)

Это результат продразвёрстки, которую провёл Кириленко осенью 1956г., когда хлеб принимали сырой и засыпали на глубинных пунктах, только для того, чтобы отчитаться перед ЦК в назначенный срок.

Ещё один факт по Красноуфимскому району. «За 5 месяцев по колхозам района получено 352 литра молока на фуражную корову, или на 32 литра меньше, чем в прошлом году. Задание 5 месяцев по надою молока выполнен только на 68%.
План откорма свиней за два месяца 1957г. фактически сорван. Должны откормить за январь-февраль 1164 свиньи и получить 105,8ц. свинины, а фактически откормили 294 головы и получили 22,8ц. свинины, план выполнили на 21%. В тоже время продали на сторону и забили на мясо 4061 голову свиней и допустили падёж 1925 голов, что составляет 11,7% к обороту.

КРС и овец пало в 2 раза больше, поросят 1,5 раза, чем за то же время прошлого года». (48)

И это тоже результат продразвёрстки осени 1956г.

Однако первый секретарь Свердловского обкома КПСС полон оптимизма и на совещании работников сельского хозяйства области 13 марта 1958г. он заявил: «В этом году у нас нет нужды завозить сортовые семена из других областей, как это делали в прошлом году. Наоборот, мы даже отправили другим областям 140 тыс. ц. семян зерновых культур». (49)

Оптимизм был заложен решениями XX съезда КПСС, который выдвинул задачу «с неослабевающей энергией продолжать работу по подъёму сельского хозяйства» и эта программа внешне выполнялась успешно. В 1956-1958гг. государственные капиталовложения в отрасль составили 6,7 млрд. руб. – больше, чем за все предыдущее пятилетие. Кроме того, 7,2 млрд. руб. вложили колхозы страны. (50)
Уже к 1959г. в сельском хозяйстве СССР насчитывалось 1001 тысяча тракторов, 502 тыс. зерноуборочных комбайнов, 700 тыс. грузовых автомашин. Энергетические мощности отрасли составили 137,9 млн. лошадиных сил». (51)

Февральский (1958) пленум ЦК КПСС принял решение реорганизовать МТС в ремонтно-технические станции (РТС). Это известие, с одной стороны, обрадовало председателей колхозов, т.к. ликвидировало противоречие между колхозами и МТС. С другой стороны, это решение насторожило колхозников: «На какие деньги выкупать изношенную технику МТС?»

Но последующий июньский (1958) пленум ЦК КПСС вновь вселил надежды в колхозников, поскольку он поднял закупочные цены и предусмотрел очередное списание по задолженности колхозов государству. Только по Свердловской области списание предполагало 130 тыс.т. зерна, 60 тыс. т. картофеля, 19 тыс. т. сена, 26 млн. штук яиц. (52)

Пленум ЦК КПСС так же отменил обязательные поставки и натуральную оплату за работу, выполняемую МТС и РТС и установил единую форму заготовок – закупку продуктов государством у колхозов.
 
Внешне всё обстояло благополучно: ликвидировалось противоречие между МТС и колхозами, колхозы получили двойное облегчение, их освободили от натуральной платы МТС, повысили закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию и создали единую форму заготовок. Казалось, источники покупки техники у МТС найдены.
Но на деле обстояло всё не так просто, как докладывал обком в ЦК в апреле 1958г. «435 колхозов Свердловской области решили приобрести технику в текущем году. Из них 350 колхозов будут проводить весенний сев самостоятельно. 75 отстающих слабых колхозов будут обслуживать 17 МТС области. Подавляющее большинство механизаторов, а также многие директора и специалисты МТС перешли работать в колхозы. Это даст возможность области провести весенний сев на высоком агротехническом уровне и увеличить производство сельскохозяйственных продуктов в 1958г.». (53)
На совещании при обкоме КПСС по вопросу реорганизации МТС 19 февраля 1958г. председатели колхозов, с экономическими расчетами в руках, показывали, во что обойдётся им покупка техники у МТС.

Приведём выдержки из некоторых выступлений.
Тов. Лисин (Н-Серги). «Наш колхоз не богатый, начинает входить в люди, мы с этой точки зрения и расчёт делаем. Для того чтобы купить технику нам нужно затратить 850 тыс. руб. своих средств. Мы не сумеем оплатить сейчас, считаем рассрочку на 5 лет, по 170 тыс. руб. в год надо оплачивать. При существующих нормах:
- ГСМ – затраты на горючее – 250 тыс. руб. в год.
- Текущий и капитальный ремонт – 100 тыс. руб.
- Зарплату трактористам оставляем такую, как есть сейчас – 300 тыс. руб.
- Накладные расходы, и получается, мы будем расходовать – 860 тыс. руб. в год только на одну технику.
Но где эти деньги взять?
- Освобождаемся от натурплаты, и вся она идёт в госзакуп. Здесь набирается – 690 тыс. руб. Как видите, денег не хватает. Единственный выход для того, чтобы сбалансировать расходы – надо продукцию, которая шла в госзакуп, прировнять к закупочным ценам.

Мы этот хлеб приведём к новым ценам, и только тогда у нас будет – 950 тыс. руб., и этих денег будет достаточно для покрытия расходов по использованию тракторного парка колхозом».

А как быть колхозам, которые должны уже государству на 10 лет вперед?
Пономаренко – секретарь Сысертского РК. «Конечно, экономически крепкие колхозы не закредитованные колхозы, поднимут эту ношу и хорошо пойдут вперёд развиваться, особенно в тех районах, как Краснополянский, Ирбитский, где сильные земли, но и там есть слабые колхозы.

Слабым колхозам будет несколько труднее идти, особенно трудно будет задержать и закрепить механизаторские кадры. Они зарплату получали  в МТС от государства, они привыкли к этой оплате. В слабых колхозах трудно будет закрепить механизаторов, они будут поворачивать оглобли в леспромхоз, в промышленность, или в сильные колхозы. Без механизаторов мы эти колхозы не поднимем, а, наоборот, ухудшим положение дел в слабых колхозах.

Загайнов – председатель колхоза «Закалённый боец». Ремонт и запчасти нужны при машинотракторных мастерских. Закупка машин, тракторов, прицепного инвентаря – они на 50% разбиты». (54)

Постепенно стали выявляться последствия для колхозов принятого решения о реорганизации МТС.
Далее об этом заговорили банковские работники. «На 20.03.1958г. в области 543 колхоза, из них 398 – покупают технику МТС и способны её использовать. 145 – не готовы к покупке и использованию техники, т.к. имеют значительную задолженность государству, сельхозбанку и другим организациям. В ряде колхозов нет подготовленных кадров механизаторов, слабые кадры председателей и бригадиров». (55)

В конце года уже другие данные: «Отчётные данные на первое декабря, а так же материалы проверки сельхозбанком колхозов отдельных районов о состоянии расчётов за купленную технику МТС показывает, что решение облисполкома №647 от 22 августа 1958г., постановление СМ СССР №1145 от 10 октября и РСФСР №1274 от 18 ноября 1958г. по этому вопросу – выполняется крайне неудовлетворительно.
Платежи на 1958г., установленные по 371 колхозу на сумму 23 млн. руб., из этого числа на первое ноября 1958г. – 171 колхоз полностью рассчитался за технику. Остались задолжниками по платежам 1958г. за технику по 200 колхозам на сумму 6,9 млн. руб.». (56)

Взвесив всё за и против такие районы, как Невьянский, Н-Лялинский, Гаринский и другие пожелали «оставить взаимоотношения МТС и колхозов на прежнем положении».
Перед колхозами остро встала проблема хранения, приобретённой сельхозтехники и запчастей к ней. Хранили в основном на улицах деревень и сёл. Мало строили навесов и сараев. «Их строительство ведётся без всяких планов и проектов, - отмечалось в справке для ОК КПСС, - под окнами механизаторов стоит техника грязная и неочищенная.

В территории Буткинской РТС с марта месяца 1959г. стоят 4 новых самоходных комбайна СК-3, у которых не сняты приводные ремни и цепи. Жатки этих комбайнов свалены в кучу и находятся в хаотическом состоянии.
В Ирбитской РТС новые машины разбросаны по всей территории. Силосные и зерновые комбайны хранятся с грубейшими нарушениями. Многие райсоветы  горсоветы райкомы и горкомы не вмешиваются в вопросы хранения техники и не требуют от руководителей колхозов, совхозов, РТС бережного отношения к машинам и хранения их в соответствии с установленными правилами ГОСТа.

Производство запчастей. По госплану в текущем году на предприятиях областного совнархоза предусмотрено изготовить свыше 100 наименований запасных частей к тракторам и сельхозмашинам.
План по совнархозу выполнен на 105%, но по номенклатуре недостаёт 15 наименований деталей, - создаётся дефицит по отдельным деталям». (57)

Вопрос отношений между колхозами и МТС давно назрел, и его нужно было решать, но реорганизация МТС в том виде, в каком она была проведена, была сделана преждевременно и легла тяжким грузом на экономику многих колхозов. В колхозах ещё не были решены проблемы жилищно-культурного строительства, строительства ферм для всех видов скота, хранилищ для картофеля и овощей. Государство очередной раз столкнуло свою экономическую проблему на крестьянские плечи, и на крестьянские доходы.

Сельхозтехника так и стояла десятилетиями во многих колхозах и совхозах под окнами механизаторов до самого падения Советской власти. Она стоит и сегодня там же, а прошло уже двадцать лет после развала колхозов  и совхозов, загромождая и загрязняя улицы деревень и сёл новой России.

Реорганизация МТС обозначила бесперспективность существования многих мелких колхозов, и, одновременно, показала ненужность проведенной всеобщей, безоглядной, сплошной коллективизации.

В обкоме составили список из 23 таких бесперспективных колхозов, которые мало сдают государству продукции сельского хозяйства, а государство им помогает денежными кредитами, которые, как правило, не возвращают государству. Этим хозяйствам, было признано, вообще нецелесообразно продавать технику и обслуживать силами МТС.

В Гаринском районе, колхоз «Уральский охотник» состоял из 6 дворов и 14 трудоспособных колхозников, имел 111 га сельхозугодий из них 6 га пашни, 3 коровы и 8 лошадей. Годовой доход колхоза составлял – 17,3 тыс. руб. Ещё в этом районе были отмечены колхозы: «Дальний север», «Искра», «Знамя», «Объединение», «Верный путь», «Пахарь», «Верная дорога», им. Свердлова, которые имели пашни от 30 до 180 га и убытки до 300 тыс. руб. Богатый до революции район превратился в дотационный. Ещё в 1928г. в районе насчитывалось свыше 50 тыс. голов всех видов скота. Сейчас он стал бесперспективным.

Та же экономическая ситуация отмечалась в Верхотурском и Н-Лялинском районах, где колхозы передали предприятию п/я 239/2 Севураллаг, леспромхозу треста Тагиллес и Верхне-Туринскому совхозу.

В Артинском районе слабые колхозы присоединили к совхозам.
Красноуфимский совхоз, образованный в 1957г. оказался настолько велик, что его разукрупнили на три совхоза. (58)

Однако все эти реорганизации не были эффективными. С укрупнением колхозов, или с передачей их в совхозы, финансовое положение сельского хозяйства области не менялось к лучшему.

С передачей колхозов, возросло количество занятых в совхозах на 8,6 тыс. человек, возрос фонд заработной платы. Затраты труда на производство 1ц. картофеля увеличились более чем в 2 раза. В 1958г. из 36 совхозов 32 были убыточными и закончили хозяйственный год с убытками – 42,670 тыс. руб. (59)
Финансовое состояние колхозов области на 1 марта 1958г. выглядело так:
Денежный доход за 1957г. составил – 477 млн. руб.
Задолженность колхозов госбанку: срочных – 13 млн. руб., просроченных – 5,3 млн. руб.
Задолженность сельхозбанку всего – 150,6 млн. руб. Просроченных – 987 млн. руб.
Задолженность бюджету – 4,4 млн. руб. МТС – 1,4 млн. руб., прочая задолженность – 4,8 млн. руб.
Остаток на текущих счетах – 9,6 млн. руб. Остаток на счетах капитальных вложений – 7,5 млн. руб. (60)

Финансовое состояние совхозов и колхозов области нуждалось в поддержке государства.

Обком информировал Бюро ЦК КПСС  по РСФСР и СМ РСФСР: «… Нам не удалось улучшить обеспеченность населения мясом и мясными продуктами, как по линии общественного питания, так и торговли. Положение усугубляется тем, что доля собственного заготовленного мяса в государственных фондах снабжения составляет по области примерно 30% (23 тыс. т.), а количество завозимого мяса на протяжении последних лет остаётся почти стабильным. Если в 1955г. в область было завезено 40,6 тыс. т. мяса, то в 1957г. – 40,2 тыс. т. При этом значительная часть этого мяса (11,6 тыс. т.) поступает в виде свинины из многих областей Советского Союза и Китая. Указанного количества мяса не хватает не только для торговли и общественного питания, но даже и на выработку колбасных изделий.

Мясоперерабатывающие предприятия области из-за не достатка сырья выпускают около 25 тыс. т. колбасных изделий  в год при минимуме потребности – 40-45 тыс. т.
Мясо в область завозится из 30 областей и Китая. Мясо-консервы из 19, яйцо завозится из 19, масло из 24 областей.
Необходимо строительство молочных заводов, мясоперерабатывающих установок и птицефабрик». (61)

Проблемы неотложные и их нужно было оперативно решать.
Но как?

Прежде всего, определили специализацию производства сельскохозяйственной продукции. Разделили область на три зоны: пригородная зона – производство молока, овощей, картофеля; животноводческо-зерновая зона – производство мяса, яиц, молока; мясная зона.

В конце 50-х годов перед руководством страны встал остро вопрос о снабжении населения животноводческой продукцией. Для того, чтобы снять этот вопрос с повестки дня, нужно было решить несколько задач: обеспечить развитие кормовой базы для скота; решить проблему содержания скота – фермерское хозяйство; проблему переработки и сохранности готовой животноводческой продукции; решить проблему источников воспроизводства общественного стада колхозов и совхозов; и, наконец, проблему оплаты труда животноводов.

При той запущенности животноводства, которая наблюдалась в 50-е годы в совхозах и колхозах области и страны, решить без подготовки и экономического анализа эту экономически сложную проблему в кратчайшие сроки не представлялось возможным.
Нельзя сказать, что решать проблему увеличения производства животноводческой продукции начали вообще без подготовки и экономического расчёта. Но решать её начали так же, как поднимали целину, т.е. стремились удовлетворить потребности сейчас, немедленно, без учёта дальнейшего развития отрасли и без оценки перспективы дальнейшего удовлетворения потребностей населения.

Для начала произвели перепись скота, для того чтобы определиться с реальным состоянием дела в отрасли, а за одним и с проблемой воспроизводства общественного стада.
Сведения, полученные по итогам переписи скота по Свердловской области по индивидуальным хозяйствам сельской и городской местности, показали, что «в 1957г. в сравнении с 1953г. в этих хозяйствах произошёл значительный рост поголовья. За 5 лет (1953-1958) поголовье КРС у индивидуальных скотовладельцев возросло: коров – на 20,7%, свиней в 3,8 раза, причём количество овец за этот период увеличилось с 118 до 286 тыс. голов, или в 2,4 раза, количество коз сократилось с 175 до 123 тыс. голов, или - на 30%.

Из приведённых данных видно, что увеличение поголовья скота в личном пользовании населения (особенно в сельской местности) за эти годы значительно опережало темпы роста в совхозах, прочих государственных хозяйствах и колхозах вместе взятых.
Пример по отдельным районам и области в целом только по наличию коров в индивидуальном пользовании.

В Белоярском районе на 01.01.1953г. насчитывалось коров у рабочих, служащих и колхозников – 2489, а на 01.01.1958г. уже – 4112 голов. В Гаринском районе 1951 и 3169, в Красноуфимском районе – 2788 и 4089. По области в целом рост за эти же годы составил с 176115 до 212384 головы. (62)

Таким образом, источники воспроизводства общественного стада для совхозов и колхозов были найдены. Далее последовал XXI съезд КПСС и его решения.
Съезд, прежде всего, переименовал пятилетку в семилетку, и поставил задачу к 1965г. «обеспечить сбор зерна в размере 10-11 млрд. пудов в год». Предусмотрел: «увеличение производства основных продуктов животноводства в 1965г. по сравнению с 1958 годом: мяса (в убойном весе) – не менее чем до 16 млн. т., или в 2 раза; молока – до 100-105 млн. т., или в 1,7-1,8 раза; шерсти – примерно до 548 тыс. т., или в 1,7 – раза, и яиц – 37 млрд. штук, или в 1,6 раза». (63)

Решения КПСС, по мнению КПСС, должны были незамедлительно преобразовываться в инициативу партийных органов в областях, районах и в партийных организациях, в безусловное и безоговорочное, бездумное исполнение.

14 февраля, через девять дней после окончания работы съезда, на совещании работников сельского хозяйства Свердловской области с докладом «Об итогах работы внеочередного XXI съезда КПСС и задачах работников сельского хозяйства по дальнейшему увеличению сельскохозяйственной продукции» выступил предоблисполкома К. Николаев.

Докладчик обрисовал успехи области в сельском хозяйстве: «производство молока в колхозах и совхозах  выросло по сравнению с 1953г. в 2,4 раза, мяса в 2 раза, яиц  1,8 раза. Сдача и продажа молока государству увеличилась в 1,6 раза, яиц в 1,9, мяса более чем в 2 раза.

За 15 лет с 1939 по 1953гг. среднегодовой надой колебался в пределах 700-900 литров, то за последние 5 лет он значительно возрос и составил в 1958г. по колхозам 2029, совхозам 2470 литров.

Рязанские колхозники, в целях увеличения производства говядины, организовали массовый закуп коров, молодняка у рабочих и служащих совхозов и подсобных хозяйств.

Наши директора колхозов и совхозов считают возможным закупить в ближайшее время у колхозников, рабочих и служащих не менее 140 тыс. голов телят, затем откормить их и сдать государству частично уже в этом году, а частично пустить на передержку и продать в следующем году».

Давайте остановимся цитировать доклад и задумаемся: «Колхозы и совхозы планируют закупить у скотовладельцев 140 тыс. голов телят, но это же 2/3 всего скота, находящегося в личной собственности колхозников, рабочих и служащих области – 212384 головы по переписи скота области. Это же полнейшее разорение основы воспроизводства общественного стада, как показывала история развития колхозного и вообще государственного воспроизводства стада, без подсобного хозяйства крестьянина с планом развития животноводства они никогда не справлялись».
Но вернёмся вновь к докладу: «Товарищи, в связи с покупкой телят у населения в ряде районов колхозники поднимают вопрос перед правлениями о продаже своих коров колхозам и совхозам. Главное в этом деле то, что личный скот не позволяет колхозникам уделять больше внимания общественному труду и тем самым поднимать свои заработки в колхозах и совхозах.

Эту инициативу колхозников надо всячески поддерживать…». (64)

Могла ли эта «инициатива» быть реализована добровольно без слёз и рыданий колхозников при средней заработной плате 330 руб. в месяц и при минимальной пенсии 25 руб., а максимальной 125 руб. в месяц (в более понятных ценах 1961г. это составляло 33, 2,5 и 12,5 руб. в месяц), при пустых прилавках магазинов. (65)
Секретарь обкома Кириленко продолжал внедрять «инициативу» в массы. На очередном совещании 11 ноября 1959г. он говорил: «…колхозы и совхозы области, а также откормочные хозяйства совнархоза, подсчитав свои возможности, взяли на этот год хорошие волевые (выделено – В.Г.) обязательства – увеличить в текущем году по сравнению с 1958г. производство мяса в 2 с лишним раза и продать его государству не менее 99 тыс. т., или в 2 раза больше, чем в 1958г.

С трибуны XXI съезда наша область заявила (заявила не область, а Кириленко – В.Г.), что внутри области будет произведено и направлено трудящимся 125 тыс. т. мяса. Колхозы и совхозы обязались обеспечить в этом году надои молока на фуражную корову по 2300 и 2800 кг. и продать молока государству 235 тыс. т, или на 50 тыс. т. больше, чем в 1958г.

Следует отметить, что при названном количестве проданной государству продукции животноводства в колхозах и совхозах области поголовье КРС на 01.XI. 1959г. возросло на 80,5 тыс. голов, или на 26%, свиней на 92,2 тыс. голов, или на 28% и птицы на 1286 тыс. голов, или в 2,1 раза.
Такого состояния с поголовьем скота на это время колхозы и совхозы не имели за всю историю своего существования.

По итогам социалистического соревнования по увеличению производства и заготовок продуктов животноводства в третьем квартале 1959г. Бюро ЦК по РСФСР и СМ РСФСР признали нашу область победителем по зоне Урала и присудили нам переходящее Красное Знамя с выдачей денежной премии в размере 100 тыс. руб.
Сысерть продала государству мяса в 2,6 раза, молока в 1,4, яиц в 2,0 раза больше, чем в прошлом году.

В-Пышма увеличила производство мяса в 3 раза, или по 62ц. на 100 га с/х угодий. Продажа мяса государству увеличилась здесь в 4,4 раза.
Это замечательная победа!». (66)

Вот для чего провели перепись скота, ограничивали личные хозяйства крестьян, принуждали продавать скот государству, чтобы немедленно, как при освоении целины, получить искомое количество животноводческой продукции.

После такого совещания, на прилавках магазинов г. Свердловска появилось и мясо и молоко. А те, кто поверил, что это надолго, и что партия решила продовольственную программу, могли повернуться в сторону Москвы, подняться на цыпочки, вытянуть шею, и с вожделением увидеть приближение коммунизма на Урал.

Кто и как выполнял обязательство Кириленко перед съездом продать государству в 1959г. 99 тыс. т. мяса? Чтобы выполнить такое обязательство, нужно было всем хозяйствам без исключения производить продукции больше в три и более раза. Случилось ли это реально? Если нет, то, что это за метаморфоза?

В справке комиссии СМ РСФСР и облстатуправления о развитии сельского хозяйства области за 1953-1958гг. отмечалось: «Если 178 колхозов области на 100 га с/х угодий в 1958г. произвели мяса от 20 до 55 ц., то 170 колхозов производят только в среднем 10-20 ц. мяса.
210 колхозов из 348 в области в 1958г. надоили на 1 фуражную корову от 1800 до 3000 кг. и выше, а 138 колхозов в 1958г. имели надои от 1100 до 1800 кг. на корову.

Средний заработок трудоспособного колхозника в 1958г. составил 2769 руб. (если разделим на 12 месяцев, то получим среднемесячную зарплату – 231 руб., при такой зарплате поднять энтузиазм крестьян очень трудно – В.Г.)
В 73 слабых колхозах на трудодень вообще платили по 1,61 рубля и по 1 кг. зерна, отсюда и урожай в этих колхозах был по 5,5 ц/га зерновых и по 22 ц/га картофеля. На 100 га с/х угодий эти колхозы производили лишь 80 ц. молока и 16 ц. мяса». (67)
Значит, обязательства Кириленко выполняли вновь передовые хозяйства и колхозники по принуждению. Или может, существовали другие методы? Руководитель заготовками Казанцев в Гаринском районе в письме в колхоз «Пахарь» прямо писал: «Вы будете судебно обязаны сдать молоко в госзакуп,.. поэтому напоминаю, чтобы не иметь таких неприятностей постарайтесь поставить молоко по договору». (68)

Или ещё, член пленума Гаринского РК КПСС Златопольский П.А, председатель колхоза «Новая жизнь» на партактиве 9 октября 1958г. заявил: «Сдавать мясо государству нужно, но не в ущерб общему поголовью скота в нашем колхозе, а по имеющимся у нас возможностям. Надо заготовку мяса вести в основном за счёт колхозников, рабочих и служащих». (69)

В архивах сохранились призывы партактивистов и уполномоченных, которые ходили по колхозным дворам и категорическим образом поддерживали инициативу Николаева: «есть приказ начальства – всех телят продавать совхозу».(70)

Но ведь это не могло быть без санкций сверху. Инициатива снизу в СССР всегда должна была быть одобрена в Москве, иначе это считалось самоуправством и нарушением партийной дисциплины. И верно. Все примеры, приведённые выше, имели под собой серьёзную поддержку со стороны Хрущёва, который поставил на обсуждение вопрос на декабрьском (1958) Пленуме ЦК о сокращении размеров приусадебных участков и численности личного скота рабочих совхозов. Поскольку, «наличие больших приусадебных участков и скота в личной собственности стало серьёзным препятствием на пути развития производства». По мнению Хрущёва совхозы настолько окрепли, что имеют возможность обеспечить всех работников сельскохозяйственными продуктами. К мнению Первого безоговорочно прислушались и  присоединились все члены пленума и оформили «своё», т.е. его предложение в виде партийной директивы «с установлением конкретного срока продажи скота – 2-3 года». (71)

Очередное раскулачивание приусадебных хозяйств колхозников, работников совхозов  и горожан стало разворачиваться новыми ускоренными темпами.

По итогам выполнения производственного плана в 1959г. в сельском хозяйстве Свердловская область наряду с областями: Курской, Кировской, Киевской, Ростовской, Смоленской и краями: Краснодарским и Ставропольским, была награждена орденом Ленина.

Признание успехов тружеников села области воодушевило руководство обкома КПСС на новые социалистические обязательства. В одном из документов обкома находим эту эйфорию обязательств: «За последние годы сельское хозяйство нашей страны поднялось на новую высокую ступень своего развития. Многие районы, колхозы, совхозы и тысячи наших славных передовиков сельского хозяйства уверенно набирают темпы по увеличению производства продуктов земледелия и животноводства.

… Поставили перед собой задачу уже в 1960г. выполнить задание семилетки.
…. Область должна продать государству мяса в количестве 134 тыс. т., на 50 тыс. т. больше чем в 1959г. и почти в 2,5 раза больше установленного плана.
Задание семилетки по производству и продаже молока и яиц будет выполнено в 1962г.
В 1960г. совхозами будет продано молока 290 тыс. т., на 50 тыс. т. больше 1959г.
Колхозы и рабочие совхозов обязались в 1960г. продать государству 10 тыс. т. птичьего мяса, или в 2 раза больше, чем в 1959г.».

Впереди других идут Алапаевский и Буткинский районы. «Вооруженные заботой партии и правительства о благе советских людей, труженики деревни усиливают борьбу за всемерное повышение производительности труда, за максимальное использование внутренних резервов. Множатся у нас ряды новаторов и передовиков, - говорил докладчик обкома.

В области 120 свиноводов, которые откормят 500-1000 и более голов свиней. Всего ими будет откормлено 100 тыс. голов из 700 тыс.
Их влечёт не жажда личной славы, не желание получить что-то для себя. Ими руководит благородное чувство советского человека внести как можно больше пользы Родине.

Без преувеличения можно сказать, что каждый коммунист, пенсионер, домохозяйка, школьник в Алапаевске нашли своё место в оказании помощи совхозам в успешном выполнении социалистических обязательств». (72)

За счёт каких источников достигнуты подобные успехи в животноводстве области? Обком даёт ответ: «Достаточно сказать, что за зимовку 1958/59гг. колхозы и совхозы области купили концентратов у государства свыше 125 тыс. т., за которые уплатили 84 млн. руб. Почти такое же положение имеет место и в этом году». (73)
Успехи достигнуты за счёт закупа у государства более дешевых кормов, по сравнению с собственно произведёнными, и за счёт принудительного закупа скота у населения. Но разве постоянно может развиваться общественное животноводство области за счёт привлечённых извне кормов и закупленного скота?

Только ли за счёт указанных источников появились экономические успехи в животноводстве? – узнаем чуть позже.

Партийному и советскому руководству области очень хотелось закрепить достигнутые высоты и развить их дальше. Решение этой проблемы Свердловский обком КПСС, как и все обкомы страны, видели, прежде всего, в усилении и внедрении в сознание людей политических лозунгов партии. Партийно-массовая работа – вот основа всех успехов в области сельского хозяйства, так считали все руководители страны, всех рангов в годы правления Н. Хрущёва. Обком проводит в 1960г. различные совещания с различными группами людей, разделёнными по производственному, половому и партийному признаку.

3 марта 1960г. было проведено совещание «О задачах женщин села в выполнении решений декабрьского Пленума ЦК и социалистических обязательств трудящихся сельского хозяйства Свердловской области на 1960г.».
 
«Совещание собралось, чтобы подвести итоги двух месяцев 1960г. по выполнению социалистических обязательств, и не только подвести итоги, но выработать меры, определить наше активное участие по резкому увеличению производства мяса, молока, яиц. В ответ на награду области орденом Ленина, труженики сельского хозяйства поставили перед собой задачу выполнить семилетку по производству и продаже мяса государству не в 1961г., как намечалось ранее, а уже в этом 1960г. Продать государству 134 тыс. т. мяса, или на 50 тыс. т. больше, чем в прошлом году, что составит 2,5 государственных плана. По производству молока и яиц выполнить семилетку в 1962г. Продать государству 290 тыс. т. молока, 90 млн. штук яиц и 10 тыс. т. птичьего мяса.

Тяжесть их выполнения в основном ложится на плечи женщин, т.к. в колхозном и совхозном производстве работает 60% женщин от общего количества колхозников и рабочих совхозов, а в животноводстве их занято до 90%».

В обкоме понимали, что выполнить их обязательства перед ЦК силами общественного животноводства области вряд ли возможно, поэтому решили привлечь к выращиванию скота все слои общества от пенсионеров до детских яслей.

«… Для выполнения взятых обязательств по продаже мяса надо откормить и сдать государству 200 тыс. голов КРС, 700 тыс. свиней и 10 млн. голов птицы. Сейчас развёрнута работа по закупке молодняка у населения. Необходимо закупить 170 тыс. голов телят.

В работу включены женщины члены женсовета. Филёва Елизавета Григорьевна, пенсионерка, 65 лет, законтрактовала на посёлке деревообделочного комбината для подшефного колхоза «Красное знамя» 51 телёнка и взяла обязательство выкормить на домашних пищевых отходах для колхоза одну свинью до 80 кг. и 50 цыплят.
Вот что значит хорошо организованное дело.

Необходимо активно проводить работу по увеличению поголовья кроликов. Женсоветы совместно с сельсоветами посёлков и городскими советами могут очень многое сделать по организации свинооткорма, а также по выращиванию птицы, кроликов, при всех столовых сельпо, торгов и орсов, при школах, больницах, детсадах и детяслях, где много пищевых отходов и они фактически не используются.

Надо женсоветам совместно с учителями оказать помощь, чтобы в школах силами учащихся вырастить для колхозов и совхозов 200 тыс. кроликов и 300 тыс. птицы.
… Комсомолки сёстры Черемновы, Вера и Мария, из Красноуфимского совхоза взяли обязательство откормить в 1960г. вдвоём – 2300 свиней». (74)

Как видим, в пропагандистский оборот была взята самая эмоциональная часть населения – женщины. Вся работа была построена и нацелена на достижение сиюминутного успеха. Как известно эмоциональный настрой неустойчив и при отсутствии определённой экономической поддержки в скором времени затухает. Это – во-первых. Во-вторых, возникает вопрос, где в области можно было найти 170 тыс. телят, когда было запрещено держать домашний скот рабочим и служащим городов, рабочих посёлков и совхозов и ограничены приусадебные участки колхозников, а скот уже был скуплен в 1959г. забесценок? Достаточно привести один факт, чтобы основательно задуматься над источниками воспроизводства общественного стада и возможностями выполнения взятых обкомом обязательств перед ЦК.

На 01.01.1960г. в колхозах области имелось всего – 88,2 тыс. хозяйств. Из них не имели: никаких видов скота – 9395 хозяйств; КРС – 21189; коров – 27077 хозяйств. (75)

Поднятая партийной пропагандой волна женской эмоциональности явно не справлялась с поставленными перед ними задачами.

Однако информация секретаря обкома Кириленко и председателя облисполкома Николаева, а также организованные ими письма-рапорты с мест Хрущёву, были полны оптимизма: «За два года семилетки по закупкам мяса выполнен объем, намеченный контрольными цифрами на три года семилетки, а достигнутый уровень заготовок мяса в текущем году равен предусмотренному объему на 1964г.

В 1960г. область достигла уровня заготовок яиц, предусмотренного контрольными цифрами на 1962г.

За эти два года внутри области произведено и направлено на питание трудящимся мяса и яиц столько, сколько было произведено и продано населению за пять предыдущих лет, а молока – за три предыдущих года.

В колхозах и совхозах развёрнута борьба за успешное проведение зимовки скота и образцовую подготовку к весеннему севу.

Свердловский обком и облисполком заверяют ЦК, Правительство, и лично Вас, Никита Сергеевич, что труженики сельского хозяйства области не пожалеют сил для того, чтобы добиться дальнейшего роста производства сельскохозяйственной продукции, приложат все свои силы и способности для осуществления исторической задачи в ближайшие годы догнать США по производству сельскохозяйственной продукции на душу населения». (76)

Подобные рапорты-бравады были отправлены в адрес Хрущёва от птицефермы Покровского совхоза, от птичниц опытного хозяйства «Исток» УралНИИсхоза, от Егоршинского, Артёмовского, Сл. Туринского и других райкомов КПСС. (77)
Руководство обкома с особой гордостью отмечало, что животноводство области производило продукции значительно больше, чем другие области страны.
Свердловская область в 1960г. производила мяса в 1,5 раза больше, чем в Псковской, Смоленской, Брянской, Ульяновской, Тюменской, Иркутской, Читинской, Кемеровской области.

Продала мяса государству – 89733 т. Это в 1,5 раза больше, чем каждая из областей: Ленинградская, Смоленская, Тульская, Рязанская, Брянская, Тамбовская, Ульяновская, Пензенская, Челябинская, Тюменская, Иркутская, Читинская.
Область продала молока государству – 279,2 тыс. т. Это в 1,5 раза больше чем: Псковская, Ленинградская, Калининградская, Ярославская, Орловская, Брянская, Липецкая, Ульяновская, Пермская и Иркутская области.
Область продала яиц государству – 100044 тыс. штук. Это в 1,5 раза больше чем: Ленинградская, Пензенская, Орловская, Омская области. (78)

11 ноября 1960г. Кириленко проводит совещание передовиков сельского хозяйства, председателей колхозов, директоров совхозов, работников промышленности, секретарей ГК и РК, секретарей парткомов колхозов и совхозов, председателей горисполкомов, секретарей РК ВЛКСМ, работников профсоюзных организаций по вопросу «О задачах стоящих перед работниками сельского хозяйства и промышленности в связи с проведением декабрьского Пленума ЦК по вопросам сельского хозяйства».
Кириленко в своём докладе продолжает проводить пропагандистскую браваду об исключительных успехах сельского хозяйства области: «Наша область досрочно выполнила государственный план хлебозаготовок. Продали сверх плана почти 1,5 млн. пудов хлеба и полностью обеспечили себя семенами на план посева будущего года. На 10 ноября область выполнила 1,5 плана продажи мяса государству. На это число продано 82,5 тыс. т. мяса, это столько, сколько было заготовлено за весь 1959г. В настоящее время в области идёт напряжённая борьба за выполнение 2-х годовых планов по мясу, 1,5 плана сдачи государству яиц и по выполнению годовых обязательств по молоку.

Интересно отметить, что за два года семилетки – 1959 и 1960 – областью будет сдано мяса и яиц столько, сколько было сдано, за пять предыдущих лет и молока за три предыдущих года».

Но за этим бахвальством вдруг проскальзывают недостатки, которых при таких-то успехах не должно было быть. «Страшно сказать, - как бы совсем неожиданно для себя озвучивает докладчик следующие факты, - за девять месяцев текущего года в колхозах и совхозах пало – 95 тыс. голов свиней, - это 11,7% к обороту стада. Поголовье КРС сократилось в Верхотурском районе – на 23%, Гаринском – 20, Ирбитском – 10, Коптеловском – 16, Покровском – 17, Пышминском – 12, Режевском – 13, Таборинском – 11, Шалинском – 14% и т.д.
Падёж КРС за девять месяцев составил 6%, или 24 тыс. голов.
Обязательства обеспечить за год прирост поголовья коров на начало 1961г. – на 16%, выполнили на первое ноября 1960г. только на 3%». (79)

Какие всё знакомые цифры, о них мы и забыли, увлёкшись партийной пропагандой.
Но если первый секретарь Свердловского обкома заговорил о недостатках, то нам кажется, что наступило время сказать о реальном положении дел сложившимся в сельском хозяйстве области по итогам 1960г.

К 1960г. сельское хозяйство области стало в основном совхозным и преобразование колхозов в совхозы продолжалось, поэтому будем говорить об итогах деятельности в отрасли на примере совхозов.

На 01.01.1961г. в области было 74 совхоза и один конный завод. Большинство совхозов производственно-финансовую деятельность за 1960г. закончили с убытками. Прибыль получили только 5 совхозов – 399 тыс. руб. 70 совхозов получили убытки в сумме – 16092 тыс. руб. в ценах 1961г.

В растениеводстве за 1960г. по большинству культур плановая урожайность в совхозах не выполнена: зерновые – план 11,7, факт – 10,7 ц/га, или 91,5%. Картофель – 115,2 и 45,6 ц/га соответственно, или 39,5%. Овощи открытого грунта – 160,6 и 75,1 ц/га, или 47%.
Кукуруза на силос – 210,3 и 71,2 ц/га, или 34%.
В течение пяти лет по совхозам области урожайность не увеличивалась, а по отдельным культурам даже снижалась.

По ряду культур урожайность в совхозах была ниже, чем в колхозах, хотя совхозы были оснащёны лучшей техникой и обеспечены квалифицированными кадрами.
Недобор продукции в совхозах в плановых ценах составил – 19,4 млн. руб.
Посев проводился с большим опозданием, растянутые сроки. В Покровском совхозе сев закончили 7 июня. В Салдинском – 8, в Ницинском посадку картофеля – 16 июня.
В 1960г. совхозы области посеяли некондиционными семенами зерновых – 52,1%, в т.ч. по всхожести – 34,2%.

Ещё меньше сортовых посевов картофеля в совхозах – 11,4, в колхозах – 14,2%. Закупка семян привела к дополнительным затратам. Ачитский совхоз закупил семян картофеля – на 124,3 тыс. руб.

Плохо используется имеющаяся техника, среди механизаторов низкая трудовая дисциплина, недостаточный технический уход. В совхозе «Пионер» за 9 месяцев 1960г. тракторный парк использовался на 40%.

Животноводство. В 1960г. совхозы области против плана недополучили продукции на 8,8 млн. руб., и по этой причине не справились с выполнением социалистических обязательств по сдаче государству молока и мяса.

Потери от падежа животных и птицы составил – 3169, 6 тыс. руб.
Падеж животных и птицы с каждым годом в совхозах увеличивается, т.к. директора, специалисты и районные организации не принимают необходимых мер сохранения поголовья.

Причины этого кроются: необеспеченность помещениями; концентрированными кормами; особенно свинопоголовья и птицы; текучесть животноводческих кадров; низкая трудовая дисциплина. Виновных в большинстве случаев к ответственности не привлекают.

Производство и реализация продукции на 100 га с/х угодий в 1960г. против 1959г. снизились: молока получили – 146,3ц. против 169,3ц. Мяса реализовано 38,9ц., а в 1959г. – 49,5ц., свинины – 15,4 и 31,1 ц. соответственно.
На фермах до сих пор преобладает ручной труд.

Отмечен значительный рост себестоимости. Зооветспециалисты отдельных совхозов Чупинского, Каменского, Богдановичского и др. несерьёзно относятся к отбору и сдаче скота на скотоприёмники. Гуртовых ведомостей не составляют, скот не взвешивают, упитанность не определяют, что даёт возможность отдельным работникам скотоприёмных пунктов занижать упитанность и обсчитывать совхозы.

Так, Красноуфимский мясокомбинат за август и сентябрь 1960г. не доплатил совхозам по этой причине 7,4 тыс. руб. Богдановичский мясокомбинат недоплатил – 66,9 тыс. руб. за счёт занижения упитанности свиней на 6 тыс. центнеров.

Причина: низкая урожайность – нет прочной кормовой базы. В 1960г. совхозы приобрели кормов на 6 млн. руб. Картофеля приобрели 393,5 тыс. центнеров – на 1606,5 тыс. руб. (80)

Реальная оценка действительного развития сельского хозяйства подтверждала, что животноводство области при отсутствии устойчивой кормовой базы не могло увеличивать объемы производства мяса, молока в разы.

По области пошли проверки, которые вскрыли неприглядные методы «выполнения плана» по производству сельскохозяйственной  продукции.

Совхозы области не додали продукции государству на 10,5 млн. руб. План сдачи картофеля выполнили – на 35,8%, овощей – 54,5%, тем самым не додали картофеля – 725,8 тыс. ц. и овощей – 307,2 тыс. ц.

В Чупинском совхозе был сдан государству и принят на доращивание не существующий вес скота – 791ц. В Краснополянском совхозе – 517ц., такое же положение было в Крыловском, Каменском и др. совхозах.

Пользуясь тем, что правительство разрешило мясо и молоко, израсходованное на общественное питание, включать в выполнение плана сдачи продукции государству, отдельные совхозы завышали в справках ЦСУ количество мяса израсходованного на общественное питание.

Так, Усениновский совхоз вместо фактически израсходованных 100ц. дал справку на 290ц. Сдавали легковесный скот. Средний вес сдаваемого КРС составлял 220 кг. Против планового веса совхоз недополучил 103,8 тыс. руб. дохода. Усениновский совхоз сдал 703 головы средним весом 200 кг., что в то время необходимостью не вызывалось.

Крайне неудовлетворительно в колхозах и совхозах области было организовано воспроизводство поголовья коров. В 1960г. прирост поголовья коров, включая покупных, составил – 6546 голов, или всего 4,6% в место 17,3%, а за счёт собственного воспроизводства составил всего 3722 головы, или 2,7%.
Обязательства, взятые обкомом КПСС перед ЦК, райкомы, под давлением областного руководства, выполняли любыми способами: приписками, принудительными закупками скота у населения, в ущерб последующему воспроизводству стада, справками о доращивании несуществующего скота. Не гнушались сдавать под нож стельных коров и свиноматок. На Свердловском мясокомбинате в 1959г. было забито 188 стельных коров и более 200 супоросных свиноматок. На Богдановичском – 300 коров, на Н-Тагильском – 255 коров и свиноматок и т.д. (81)

Все эти приписки и очковтирательства стали известны в Москве. Бюро ЦК КПСС по РСФСР приняло постановление от 3 ноября 1960г. ЖБ-113/с «О фактах грубых нарушений, допущенных по отдельным хозяйствам Курганской, Воронежской, Свердловской областей и Краснодарского края».

На очередном совещании в Свердловске, 1-2 марта 1961г. в присутствии Хрущёва и 950 человек – передовиков сельского хозяйства, председателей колхозов, директоров совхозов, советских, партийных, комсомольских, профсоюзных работников областей и автономных республик Урала, а также гостей целинного края Казахстана, руководящих работников союзных республик, министерств и ведомств признал и практически извинился за проделанную «работу» первый секретарь обкома Кириленко: «В прошлом году мы не выполнили обязательства по производству и продаже государству мяса и молока. Колхозы и совхозы в сравнении с 1959г. уменьшили производство мяса.
Мы не выполнили своих обязательств, главным образом потому, что многие ГК и РК партии не смогли подкрепить принятое обязательство своей конкретной организационной работой и поднять ответственность руководителей за данное ими слово.

Во многих колхозах и совхозах из-за бесхозяйственности и преступной халатности допускается значительный падеж всех видов скота и птицы, плохо организуется воспроизводство, откорм и нагул скота.

В ряде районов и хозяйств имели место факты нарушения партийной и государственной дисциплины, очковтирательства и обмана государства.
Во всем этом областной комитет партии и все партийные организации видят и понимают вину перед партией и народом.

Недавно мы провели расширенный пленум обкома, где подвергли острой критике все пороки и недостатки в нашем руководстве сельским хозяйством, и на основе опыта лучших хозяйств и передовиков определили свои задачи на этот год и перспективу». (82)

Все эти приписки, очковтирательства осуществлялись при непосредственном руководстве и молчаливом согласии первого секретаря Свердловского обкома КПСС – А.П. Кириленко, а он всё свалил на отдельных работников райкомов и горкомов.
Кириленко вовремя повинился, это в партии было принято со времен Ленина-Сталина, его не мучили совестливые струны души, и он остался на своей должности, а в дальнейшем стал влиятельным членом Политбюро ЦК КПСС.

 Его коллега из Рязанской области поступил иначе – застрелился.

В результате таких «успехов» Бюро ЦК КПСС по РСФСР и СМ РСФСР вынуждены были принять постановление от 28 февраля 1961г. Ж152 «Об увеличении дотации мясопродуктов Свердловской области на 1961г.».

Какую оценку деятельности Свердловского обкома дал Хрущёв – неизвестно, поскольку его выступление на совещании не протоколировалось. Провал в животноводстве области замолчали, т.к. область считалась передовой, и подрыв её авторитета мог негативно отразиться на развитии сельского хозяйства всей страны.

В это время в СССР готовилась к публикации и обсуждению новая программа партии – программа построения коммунизма в одной отдельно взятой стране. Строительство коммунизма в СССР начиналось с приписок, обмана и с недостойного поведения руководителей-коммунистов.

Не хорошее предзнаменование.


ПРИМЕЧАНИЯ
   
1. ЦДООСО. Ф.4, о.52, д.118, л.4.
2. Там же, л.7,9,11,13,27,34.
3. Сборник Законов СССР: 1938-1967. – М., 1968, с.285-294.
4. ЦДООСО. Ф.4, о.52, д.118, л.31-37.
5. Там же. Ф.4, о.53, д.103, л.28,32-34,36,37, 40-43,44.
6. Там же. Ф.4, о.53, д.171, л.7.
7. Там же. л.163.
8. Там же. л.13.
9. Там же. л.187-198.
10. Там же. Ф.4, о.53, д.174, л.3-6.
11. Там же. Ф.4, о.53, д.180, л.25-33.
12. Там же. Ф.4, о.53, д.184, л.13-26.
13. Там же. Ф.4, о.53, д.184, л.1-5.
14. Там же. Ф.4, о.53, д.184, л.201.
15. Там же. Ф.4, о.54, д.106, л.108-109.
16. Там же. Ф.4, о.54, д.167, л.47-48.
17. Там же. Ф.4, о.54, д.166, л.28.
18. Там же. Ф.4, о.54, д.166, л.14-15.
19. Там же. Ф.4, л.55, д.102, л.1-13.
20. Там же. л.21-29.
21. Там же. л.131-140.
22. Там же. Ф.4, о.55, д.108, л.44.
23. Там же. Ф.4, о.55, д.175, л.20-21.
24. Там же. Ф.4, о.55, д.108, л.49-51.
25. Там же. Ф.4, о.55, д.182, л.2-4, 5-10.
26. Там же. Ф.4, о.55, д.182, л.26-56.
27. Там же. Ф.4, о.55, д.175, л.30-31.
28. Там же. Ф.4, о.55, д.182, л.68.
29. Там же. Ф.4, о.55, д.182, л.135.
30. Там же. Ф.4, о.55, д.108, л.21-22.
31. Там же. л.23-25.
32. Там же. Ф.4, о.57, д.189, л.86.
33. Там же. Ф.4, о.57, д.119, л.10.
34. Там же. Ф.4, о.57, д.115, л. 15,31,38,39.
35. Там же. Ф.4, о.57, д.119, л.65.
36. Там же. Ф.4, о.57, д.109, л.6-18.
37. Там же. Ф.4, о.57, д.115, л.40.
38. Об этом см.: Медведев Р. Н.С. Хрущёв. Год 1957 – укрепление позиций. – «Аргументы и факты», 1988, №25; или он же в кн.: Страницы истории КПСС: Факты. Проблемы. Уроки. – М.,1988, с.636-640.
39. ЦДООСО. Ф.4, о.57, д.110, л.78.
40. ЦДООСО. Ф.33, о.6, д.81, л.92.
41. Там же. Ф.4, о.57, д.122, л.30.
42. Там же. Ф.4, о.57, д.189, л.16-23.
43. Там же. Ф.4, о.57, д.189, л.1.
44. Там же. Ф.4, о.57, д.189, л.135-141.
45. Там же. Ф.4, о.58, д.108, л.7.
46. Там же. Ф.4, о.58, д.104, л.5.
47. Там же. Ф.4, о.57, д.188, л.7.
48. Там же. Ф.4, о.57, д.190, л.66-68.
49. Там же. Ф.4, о.58, д.104, л.41.
50. Народное хозяйство СССР в 1963г. Статистический ежегодник, с.330,332.
51. Народное хозяйство СССР в 1958г. Статистический ежегодник, с.838.
52. ЦДООСО. Ф.4, о.58, д.105, л.25.
53. ЦДООСО. Ф.4, о.58, д.108, л.54-55.
54. Там же. Ф.4, о.58, д.189, л.1-5.
55. Там же. Ф.4, о.58, д.190, л.1.
56. Там же. Ф.4, о.58, д.190,  л.10-11.
57. Там же. Ф.4, о.59, д.194, л .67-68.
58. Там же. Ф.4, о.58, д.193, л.22,23,43,51,103.
59. Там же. Ф.4, о.58, д.191, л.80.
60. Там же. Ф.4, о.58, д.190, л.7.
61. Там же. Ф.4, о.58, д.108, л.100-113.
62. Там же. Ф.4, о.58, д.194, л.4,55-56,59.
63. Внеочередной XXI съезд КПСС. Стенографический отчёт. т.2. – М.,1959, с.492-493.
64. ЦДООСО. Ф.4, о.59, д.99, л.21-24.
65. Там же. Ф.4, о.59, д.193, л.1-5.
66. Там же. Ф.4, о.59, д.103, л.23-27.
67. Там же. Ф.4, о.59, д.191, л.17-18,80,86-87.
68. Там же. Ф.33, о.6, д.81, л.100.
69. Там же. Ф.33, о.6, д.126, л.10.
70. Там же, Ф.4, о.59, д.99, л.23.
71. КПСС в резолюциях, т.7, с.361-362.
72. ЦДООСО. Ф.4, о.60, д.221а, л.5-6.
73. Там же. Ф.4, о.60, д.221а, л.20,48.
74. Там же. Ф.4, о.60, д.11., л.4-5,12-16,22-23,30-32.
75. Там же. Ф.4, о.60, д.124, л.43.
76. Там же. Ф.4, о.60, д.124, л.77-87.
77. Там же. Ф.4, о.60, д.124, л.89.
78. Там же. Ф.4, о.60, д.221, л.60-69.
79. Там же. Ф.4, о.60, д.115, л.7-10,22,23,31-35.
80. Там же. Ф.4, о.60, д.221, л.6-11.
81. Там же. Ф.4, о.60, д.221, л.12,70, 83,84.
82. Там же. Ф.4, о.64, д.85, л.9.
 


Рецензии
Прочел Вашу с трудом но с интересом. За слово с трудом, прошу извинить, но посудите сами, как меня жителя Ленинградской области, могут волновать детали сельскохозяйственных поставок районов Урала, название которых ранее не слышал, да еще в 2017 году, когда уже и колхозов то нет. Тем не менее, в потоке сегодняшних дилетантстов, которые знакомы с теми временами по статьям также написанных другими дилетантами, да еще того хуже политиканами, Ваша работа дает большой фактический материал, для правильного осмысления того периода. Мне бы хотелось, чтобы Вы познакомились с моими статьями: "Необратимые процессы", "Хлебушко", "К чему пришел Горбачев".Не знаю Ваших сегодняшних условий, я, тем не менее" выразить свои пожелания. На приведенных в этой статье фактах и цифрах написать какую то обобщающую статью, подводящие итоги, тех времен.
Сегодняшние политиканы кричат, что при Сталине якобы сельское хозяство прогрессировало, но пришел Хрущев и обвалил его. Мое мнение, что при Сталине Сельское хозяство держалось на селянах, которым было некуда деться, и оно катлось к полному развалу, к катастрофе. Хрущев не меняя системы, нажал на тормоза и по мере возможности спас на какой то период сельское хозяйство. Наверное он много совершил ошибок, основная - это ликвидация личных хозяйств. Но помнится, что он был реформатором, и мог многие ошибки переиграть. Но сама социлистическая система построенная в СССР Сталиным была нежизнеспособной.
Показателем этой нежизенности показана в Вашей статье. Вся она наполнена нажимом со стороны руководителей на производителей, последние прилагали все усилия, чтобы не увеличивать производство. Ведь производитель, произведя больше должен становиться богаче, и быть в этом заинтересован. К 1990 году системв не выдержала и обвалилась окончательно. С уважением. Артем

Артем Кресин   19.01.2017 15:09     Заявить о нарушении
Добрый день, Артём. Спасибо за то, что осилили. Материал касается Урала, но жизнь то наша была общей по всему союзу, что было характерно для Урала, то было и в Питере, или Ленинграде. Ещё раз спасибо за отзыв. У меня здесь на прозе.ру опубликованы две книги называются "Взгляд из деревни, или почему пустует земля" там я рассмотрел проблему отношений между сластью - землей - крестьянством за 400 лет. С уважением.

Владимир Голдин   21.01.2017 11:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.