Из бесед с учащимися. Беседа пятая. А куда же дева

                               Беседа пятая

                           А куда же  девалась моя душа?

Интересно, как ты поступаешь, мой юный друг, когда в ответ на твой вопрос  только молчание и ничего более?
 Вот и «Том Сойер», повесть американского писателя Марка Твена о мальчишке-сорванце и его удивительных приключениях – тут и беспощадный индеец, и таинственная пещера, и прелестная Бекки, и верный друг-беспризорник Гек Финн – начинается весьма неприятно для тётушки Полли.

- Том!
Ответа нет.
- Том!
Ответа нет.
- Удивительно, куда мог деваться этот мальчишка! Том, где ты?
Ответа нет.

   Интересная штука эти вопросы! Попробуй как-нибудь посчитать, сколько раз за день тебе пришлось отвечать за день на всевозможные вопросы? И тебе не кажется, что среди многих отличий человека от животных главной является его способность задавать вопросы. Ведь все учебники в школе, все умные и  не очень книги  есть лишь ответы на вопросы, которые задаёт человек. Такие как, например. Почему идёт дождь? Где живут  слоны? Почему пахнут цветы? Как видят птицы? Что есть на Луне? Когда образовались горы? Что такое хорошо и что такое плохо?
Английский писатель Редьярд  Киплинг написал славные строчки о вопросах. Вот они.

Есть у меня шестерка слуг,
Проворных, удалых.
И все, что вижу я вокруг, -
Все знаю я от них.
Они по знаку моему
Являются в нужде.
Зовут их: Как и Почему,
Кто, Что, Когда и Где.

А ты часто пользуешься помощью этих слуг? Интересно, какой был у тебя последний вопрос, на который  ты искал ответ? У тебя есть вопросы, на которые ты ещё не получил или не нашёл ответы. Ты, случайно, не Почемучкин? Не знаешь, кто это такой? Это мальчуган  Алёша из книги Бориса Житкова, российского детского писателя «Что я видел?». Он постоянно задавал бесчисленное количество вопросов. Если он открывал рот, это означало, что нужно ждать вопрос, на который необходимо было тут же давать вразумительный ответ. Поэтому его домашнее прозвище было Почемучкин.  К примеру, прочитай вот такой диалог из этой очень занимательной книги.

Мы с мамой сели на диванчик, и я сказал:
     - Это потому так гудит внизу, что наша дорога железная.
     А дядя говорит:
     - Ты думаешь, она как доска железная? Как железный пол? Нет, брат.
     Я говорю:
     - Почему?
     - А  потому,  что  там  лежат всего две  железины -  рельсы,  гладкие и
длинные-длинные. По ним наши колеса катятся, и вагончики бегут шибко-шибко.
     Я сказал:
     - Почему?
     Мама сказала:
     - Не приставай к дяде.
     А дядя говорит:
     - А потому,  что впереди паровоз тянет.  У паровоза машина.  Она крутит
ему колеса.
     Я сказал:
     - Почему?
     - А потому, что в паровозе пар. Там котел с водой, и огонь жгут. От воды
пар идет прямо в машину.  Вот завтра,  как станем на станции, пойдем с тобой
паровоз смотреть.
     А я сказал:
     - А если колесики соскочат?
     - Куда? - говорит дяденька.
     - С этих...
     А дяденька говорит:
     - С рельсов? Бывает, соскакивают. Ух, тогда что выходит!

 Я надеюсь, теперь ты понимаешь, что если у тебя нет вопросов, то книги тебе ничего не расскажут. Ведь в большинстве из них, как уже писалось здесь, есть только ответы. По сути книги писателей русской литературы  содержат ответы на самые важные вопросы, которые давно задаёт себе человечество. Но горе тому, кто не знает этих вопросов, или они его не интересуют. Эти книги будут для него немыми и скучными и, что очень жаль, даже ненужными. 
И что это за вопросы!  А. Герцен, русский писатель девятнадцатого век, в своём романе «Кто виноват?» искал ответ на этот вопрос, видя большое количество несправедливости среди людей. А Н. Чернышевский в романе «Что делать?» пошёл дальше: он искал возможности борьбы с  этой несправедливостью. Л. Толстой в повести «Отец Сергий» отвечал на вопрос «Куда податься человеку, если в том месте, где раньше был Бог, теперь пусто? М. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» обеспокоился вопросом «Кто нас подвесил?», иными словами, от кого или от чего зависит жизнь человека: от случая, от Бога, от дьявола, от власти, от него самого? Древний летописец в «Слове о полку Игореве», отвечая на свой вопрос, в чём сила земли Русской, утверждал, что сила её в единении и согласии всех живущих на ней.

Есть, так называемые, проклятые вопросы,  которые  преследуют человечество  с очень давних времен. Это такие вопросы, как в чём смысл жизни? Что такое счастье? Что такое любовь? Что такое душа? Есть ли жизнь после смерти? Что есть Бог? Проклятие этих  вопросов состоит в том, что на них нет окончательного и определённого ответа. Но каждый человек, рано или поздно, всё равно задаёт такие вопросы. И если он хочет найти приемлемые для себя ответы  на них, то лучшим помощником ему в этом могут быть в первую очередь книги известных писателей.
Одной из таких книг является повесть «Серебряный ангел» А. Белого, видного писателя и мыслителя начала девятнадцатого века, главный персонаж которой находится в мучительных поисках ответа для себя на проклятые вопросы «Кто я? Зачем я живу на земле? В чём тайна жизни?».  И прежде чем предложить тебе удивительное  живописание русской природы, ознакомься с кратким содержанием этой повести.

Петр Петрович Дарьяльский  - студент, изучающий литературу, так как с детства любил читать. Его так тянули к себе книги, что, будучи гимназистом, он сбегал с занятий, чтобы в тиши библиотеки знакомиться с лучшими произведениями  древних и современных авторов. Потом, уже  студентом, он вдруг осознал, что  книги, дав  ему   ответы на многие вопросы, не открыли дорогу к вере. Он оказывается в тупике, и в поисках выхода из него  едет к своей невесте в глухую провинцию, в деревню Гуголево, желая погрузиться в народную жизнь и там найти ответ на вопрос, который  сформулировал так: «Разве знаем мы, какой нас водит дух?» Ему близко утверждение столяра Дмитрия: «Правда,  нынче с мужиком». Там  Пётр неожиданно попадает под влияние  религиозных деревенских фанатиков голубиной веры, которые хотят сделать из него некое божество, совершив для этого определённый ритуал над ним. В последний момент ему увиделась вся неправда в этом мистическом и тёмном учении. Он делает попытку убежать, но сектанты, боясь, что он раскроет другим их  сокровенную тайну,  заманивают его к себе хитростью и жестоким образом убивают,  устраивая потом из его похорон жуткое действие. «Женщина с распущенными волосами шла впереди с изображением голубя в руках…»

Теперь внимательно прочти отрывок из повести А. Белого «Серебряный голубь», написанной в 1909 году.  А затем мы попытаемся с тобой понять, о чём этот очень мудрёный текст и как в нём найти глубинный смысл?

Дождь прекратился: опять на минуту блеснуло солнце; Гуголево предстало пред ним, развернулось, в цветущие свои оно его заключило объятья - и вот оно глядит на него, Гуголево: озером светло-струйным своим теперь оно глядит, Гуголево; но баюкает ещё своим голубым поющее серебром озеро; и всё ещё бегущее озеро к берегам, к берегам оно струёй своей тянется - не дотянется до берегов: и шепчется с осокой, - и там, в озере, Гуголево; будто все как есть оно встало из-за дерев, с улыбкой потом загляделось на воду - и убежало в воду; и уже в воде оно - там, там.

Глядите вы - обращённый, легко в глубине танцующий теперь дом заструился легко; и белыми теперь змеями странно пляшут колонны, проницая светлость вод, а под ними - там, там: опрокинутый странно купол, и странно там пляшет проницающий глубину светлый шпиц, а на шпице - лапами вверх опрокинулась птица; как всё теперь вверх опрокинулось для него! И он смотрит на птицу; теперь лапами она оторвалась, и вся как есть для него она в глубину уходит.
       - Куда ушла от меня ты, моя глубина?
       - А там-то, там-то! О Господи, - плещется она вся, звенящая быстрина: вот что такое теперь в душе у Дарьяльского.
       "Там, душа моя, - глубоко: там - студёно, студёно; и всё у меня там мне неведомое. Неужели же не со мной, а как птица, что снялась в глубине с танцующего шпица и улетела, неужели же так снялась с тела и улетела моя душа? там, заронясь в воду, текут облака - и подводная то неизмеримость, но то - вод поверхность; так почему же поверхность эта мне показала свою глубину, как и годы мои, что протекали на поверхности, - так и годы мои не здесь протекали, а там, в зеркальном отражении... Слушай струй лепет, гляди в светло зыблемое отраженье, более прекрасное ещё, чем жизнь: зовут струи - туда зовут, и там, там стрижи вьются, кружатся, стригут крыльями воздух подводный; и моя душа - расстригающий глубину стриж. Куда она летит, моя душа, - куда? Она летит на зов; как не лететь ей, когда бездна её призывает?"

       "Эге! А куда же, в самом деле, моя девалась душа?" - подумал Дарьяльский; сладкая сладость и лёгкость в теле во всём его разливалась пением нежным и далёким зовом души.
       И он понял, что давно где-то затеряна его душа и что нет ее в Гуголеве, как нет никакого Гуголева в глубине отливающих блеском вод; там вон и дом, и цветы, и птицы, а кинься: болотная слизь тебя обсосёт, и в грудь твою чёрная вопьётся пиявка. Где же она, его душа, коли вовсе нет её в бренном теле? Как пернатый орёл, ниспавший на птицу, цепко в лапах своих её держит и кружится с ней в небе, где нет ничего, кроме воздуха токов, и в небе, в воздуха токах, страшное происходит сраженье, и летит пух, и брызжет кровь, - так давно ещё кто-то на душу его напал, в воздуха токах, и летели дни, и брызгали молнии его кем-то внушённых мыслей - кто-то на душу его напал в то роковое мгновенье, когда она, душа, совершала полёт свой вдали от земного своего образа; давно уж кругом с опасеньем взирал земной его образ, оглядывался на людей, на пустые углы, на цветы, на кусты - что мог он заметить в кустах, кроме птичьего щебета? А борьба шла: так мать похищенного орлом дитяти, в воздух свои заломившая руки, в воздух глядит - и уже нет никого в воздухе: ни орла, ни ребёнка; и уже далеко-далеко и орёл, и навеки для нее утраченное дитя.
       Вот и он: Гуголево уставилось на него из воды, - ну скажите: разве то Гуголево? Лёгкая по воде пробежала рябь, и там уже нет ничего: только белые пузырьки, будто кто-то по воде прошёлся стеклярусом, да старушечий шёпот осоки, да, пожалуй, ещё кто-то: вон тянется из воды его рука, могуче простёртая, старческая.

Фамилия Петра Петровича –Дарьяльский относится к так называемым говорящим фамилиям, которых достаточно много в русской литературе, например: Скотинин, Вральман, Вральман, унтер Пришибеев, судья Тяпкин-Ляпкин, Хрюкин, Очумелов. Говорящие они потому, что содержат в себе определённый смысл, знание которого помогает понять некоторую особенность тех лиц, что их носят. Дарьял – это ущелье, проход,   путь между двух противостояний. Как сказали бы древние греки, поиск дороги между Сциллой и Харибдой, двумя мифическими чудовищами.

    Следовательно, Дарьяльский – это человек-поиск, обречённый всю жизнь искать срединный путь между противоположностями.
Как мы видим из отрывка, Дарьяльский находится непосредственно в нескольких диалогах, а именно: с  видом на деревню Гуголево, с отражением деревни в озере, с таинственной магией озера, с самим собой о своей душе. Поскольку, все эти диалоги не следуют один за другим, а причудливым образом переплелись между собой, то и нам с тобой надо воспринимать, то есть понимать, их целокупно, но помня о  различиях между ними.
 Какая же истина открывается Петру в результате всех этих его диалогов?
 И оказалось, что истина пугающая и страшная. Стихия озера, явленная в  её свойствах отражения, создания странноватых двойников реальной жизни, похищает его душу, прячет её в холодную мерцающую глубину, откуда ей нет возврата. Он, его душа,  и этот прекрасный мир деревни становятся частью мистической жизни озера, и  нет им спасения от этого сладостного  и жуткого плена. Поэтому и вырываются восклицания у Дарьяльского: «А куда же  девалась моя душа? Где же она, его душа, коли вовсе нет её в бренном теле?». Но не дано понять ему, что в жизни, его окружающей, есть  силы,  подобные озеру, готовые забрать его душу, лишить его самостоятельности, завладев его сознанием.. И в повести он столкнётся с такой  силой и погибнет, пытаясь сбросить е ё оковы.

И таким символом- предупреждением  выглядит одна из последних строчек отрывка: «Лёгкая по воде пробежала рябь, и там уже нет ничего: только белые пузырьки». И не осталось в жизни ничего от Петра Петровича, разве только что  печаль Катеньки,  его невесты, счастье которой было разрушено тёмными силами жизни.
Какой же глубинный смысл откроется нам в результате нашего теперь диалога с  той истиной, которая открылась действующему лицу из предложенного отрывка?
И тут сразу надо заметить, что озеро является символом человеческого  сознания. Но сознания особенного: несамостоятельного, некритического,  легко поддающегося влиянию извне. Принимая во внимание этот вывод, можно так сформулировать глубинный смысл отрывка и в какой-то мере всего  этого произведения А. Белого. – Надо очень осторожно относиться к идеям и принципам, которые навязываются, диктуются тебе внешним миром, не давая им подчинить  твою  личную индивидуальность или  даже уничтожить её вместе со всем твоим внутренним миром. А это особенно важно в современном мире с его агрессивными информационными потоками и идеологией, стремящимися вытеснить душу человека с её одухотворёнными ценностями  сомнительного толка и качества. Всем таким попыткам лишить человека индивидуальности необходимо противопоставить упорную борьбу за право быть самим собой. И важно не опоздать с такой борьбой, помня о драматической судьбе Дарьяльского.

 А теперь прочти предложенный ниже новый отрывок и постарайся найти скрытые глубинные смыслы.  А мой вариант анализа этого отрывка  для сравнения ты прочтёшь несколько позднее.
А. Солженицын
Озеро Сегден
Об озере этом не пишут и громко не говорят. И заложены все дороги к нему, как к волшебному замку; над всеми дорогами висит знак запретный, простая немая чёрточка. Человек или дикий зверь, кто увидит эту чёрточку над своим путём – поворачивай! Эту чёрточку ставит земная власть. Эта чёрточка значит: ехать нельзя и лететь нельзя, идти нельзя и ползти нельзя…
Кружишь по лесу молчаливому, кружишь, ищешь, как просочиться к озеру, – не найдёшь, и спросить не у кого: напугали народ, никто в том лесу не бывает. И только вслед глуховатому коровьему колокольчику проберёшься скотьей тропой в час полуденный, в день дождливый. И едва проблеснёт тебе оно, громадное, меж стволов, ещё ты не добежал до него, а уж знаешь: это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век.

Сегденское озеро – круглое, как циркулем вырезанное. Если крикнешь с одного берега (но ты не крикнешь, чтоб тебя не заметили) – до другого только эхо размытое дойдёт. Далеко. Обомкнуто озеро прибрежным лесом. Лес ровен, дерево в дерево, не уступит ни ствола. Вышедшему к воде, видна тебе вся окружность замкнутого берега: где жёлтая полоска песка, где серый камышок ощетинился, где зелёная мурава легла. Вода ровная-ровная, гладкая без ряби, кой-где у берега в ряске, а то прозрачная белая – и белое дно.
Замкнутая вода. Замкнутый лес. Озеро в небо смотрит, небо – в озеро. И есть ли ещё что на земле – неведомо, поверх леса – не видно. А если что и есть – оно сюда не нужно, лишнее.
Вот тут бы и поселиться навсегда… Тут душа, как воздух дрожащий, между водой и небом струилась бы, и текли бы чистые глубокие мысли.
Нельзя. Лютый князь, злодей косоглазый, захватил озеро: вон дача его, купальни его. Злоденята ловят рыбу, бьют уток с лодки. Сперва синий дымок над озером, а погодя - выстрел.
Там, за лесами, горбит и тянет вся окружная область. А сюда, чтоб никто не мешал им, закрыты дороги, здесь рыбу и дичь разводят особо для них. Вот следы: кто - то костёр раскладывал, притушили в начале и выгнали
Озеро пустынное. Милое озеро.
Родина…


Рецензии
Краса-
Родных просторов
- огромной страны!))
Удач в творчестве.-
..

Евгений Бригиневич   02.12.2016 08:33     Заявить о нарушении
Евгений, спасибо за отзыв и добрые пожелания.

Юрий Радзиковицкий   02.12.2016 12:02   Заявить о нарушении