Обнимайте подругу осторожно

Обнимайте свою подругу осторожно. Не будьте к ней слишком близко, не касайтесь ее слишком нежно. Я говорю так, потому что знаю. Я говорю так, потому что со мной так было.
Одно мое неловкое движение, лед под ногами, я поскользнулась, она вовремя подхватила. Я упала в ее теплые руки, а лучше бы рухнула в щиплющий холодом снег… Она ласково улыбнулась, а лучше бы влепила мне пощечину, чтоб из головы повылетали  все глупые мысли.
-Ты в порядке? – обеспокоенно спросила она.
-Да… - растерянно прошептала я, глядя на нее так, словно вижу впервые.
-Будь осторожна, - заботливо сказала она, и должна была разомкнуть объятья и отпустить меня на волю, но почему то продолжала держать меня в своих руках. А я смотрела на нее во все глаза: каштановые пряди волос, выбившиеся из под шапки, щеки, раскрасневшиеся от мороза, горячее дыхание, паром срывающееся из ее манящих уст.
Ей следовало обнимать меня осторожно… тогда, мы все еще дружили бы… а так…
В тот момент она перестала быть мне подругой, десять лет нашего совместного прошлого канули в небытие, ее слишком крепкие, слишком родные объятия все изменили… Я больше не звала ее подругой, я звала ее… любимой… Но только про себя, или же в ночной тишине, томясь часами в своей постели без сна, или же когда меня никто не слышал, но не в открытую, в открытую – никогда.
Тогда, когда я оступилась, а она меня обняла – тогда только начиналась зима. Наша зима. Весна для нас не наступила. Для нее – несомненно, распустились цветы, позеленела трава, пели птицы и грело солнце. Для меня – все тоже самое, с тем лишь отличием, что я всего этого не замечала. Но для НАС весна так и не наступила – МЫ умерли той зимой.
Ах… лучше бы она меня тогда не обнимала….
Черпая рассыпчатый снег носами кожаных сапог, она смотрела себе под ноги, и спросила, пряча свои губы в большой вязаный шарф:
-Как тебе новая преподавательница по туризму?
-Нормально, - пожала плечами я, нарочно спотыкаясь на каждом шагу, а она как будто чувствовала мою фальшь и больше меня не ловила.
-Мне кажется, она слишком мягкая для наших головорезов, - продолжала она наш незамысловатый разговор. - Ей бы прибавить характеру, не то парни ей на голову вылезут. Другое дело девчонки – с ними жесткая рука не требуется. С девочками всегда все проще. Девочки это девочки… Ах, вот не было бы парней вовсе, и что бы только одни девочки – и на земле царил бы мир.
-Это точно, - охотно согласилась я, почему то представляя новый мир, не то что без парней, а вообще без никого. Только я и она. Только МЫ.
-Да, было бы здорово… - почему то хохотнула она. – Но, - она вздохнула, тяжело и обреченно, - но без них никак…
-Почему? – возмутилась я, злясь на нее за то, что она вот так просто разбила мои мечты жестокой реальностью.
-Почему? – улыбнулась она и одернула мою шапку так, что та слезла на глаза. – Потому что без парней никак. Потому что не станешь ведь целовать девчонку!
-А что в этом такого? Что, девочку поцеловать нельзя? – возмутилась я, на что она совершенно спокойно ответила.
-Можно, и ничего в этом такого… Но в том то и дело, что с девочкой – ничего такого, а вот с парнем… так необычно, так ново, так волнительно….
И откуда тогда во мне взялось столько смелости? Я ее возьми да поцелуй…
Мои руки сжали ее холодные, пощипанные морозом щеки, ее каштановые пряди щекотали мой нос, ее губы… я напишу ее губам оду, и буду петь трижды в день…
-Ты хорошо целуешься, - сказала она так, словно ничего не случилось, а я тем временем схватилась за грудь, пытаясь унять трепещущее от восторга сердце. - Ах, если бы меня так он поцеловал…
-Он??? – спросила я, чувствуя, как на моих щеках замерзают слезы.
-Он, ну ты ведь знаешь о ком я, - чуть смущаясь сказала она.
Я знала, увы, я знала о ком она мечтала. Я знала, увы, я знала, что этот кто то не я…
-Как? Ну объясни мне, как ты можешь?!. Он ведь отвратителен! Невоспитанный, хамоватый двоечник, пустоголовый, мерзкий! И как к тебе он относится! Лапает, тискает, когда только захочет и у всех на глазах, как будто ему разрешал кто то, как будто ему можно, как будто ты легкодоступная! Ты стоишь большего! Не его, не такого тебе нужно, тебе – невероятно красивой, умной, смешной и интересной… не такого, не его…
Меня, - хотелось добавить, но промолчала.
-Знаю… но сердцу не прикажешь… Пусть только предложит, я соглашусь тут же… - недолгая пауза, она неловко мнется на месте и я уже знаю, что она хочет что то спросить.
-Ну же, - поторапливаю ее я.
-Я думаю, я готова… что скажешь? – тихо шепчет она, и ее слова вонзаются в мое сердце, слова острые, как свисающие с крыш сосульки.
-Нет… - шепчу в ответ я, но поздно, по глазам ее вижу, что она уже все для себя решила.
Вернувшись домой я долго и горько плачу, и как заведенная, про себя твержу: лучше бы она меня так не обнимала…
В колледже он ведет себя отвратительно – смотрит, откровенно ее разглядывая, непременно трется, проходя мимо. А она жаждет его внимания, садится с ним вместе, оставляя свое место рядом со мной пустым. А он ничего не стесняется, тискает ее прямо на паре, а преподавательница по туризму мягкая, делает вид, что ничего не замечает. Лучше бы она была строгой, хотя и это мало бы чего изменило. Да и сама я многим ли лучше? Сама смотрю на нее жадно, сама бы трогала, только бы она позволяла… Мне стыдно за себя, робею, злюсь на свои животные инстинкты, но только ничего не могу с собой поделать – до того она красивая… до невозможного красивая… Не моя только, но и не его, к счастью…
А время идет, крадет у нас нашу с ней единственную зиму. Начинаются каникулы.
Я весь день у нее, телефон выключаю, чтоб никто даже не пытался нам помешать. Сижу в кресле, взобралась на него с ногами, листаю журнал. Она наспех прибралась в своей комнате и решила переодеться – включили отопление и ей теперь все время жарко. Она копошится в шкафу, раздевается, я заставляю себя смотреть в журнал, но вместо этого бесцеремонно пялюсь на нее. Она остается в одних только трусиках, неосознанно переминает свои грудки, размышляя, чего бы такого надеть. Затем она натягивает коротенький сарафан, от которого веет прошедшим летом. И вдруг, я понимаю, что увидела что то, чего пока не осознала. Спрыгнув с кресла, направляюсь к ней,  спускаю бретели с ее хрупких плеч. Засос на правой груди чуть выше соска.
-Что это?
-Я встречалась вчера с ним… - робко признается она, - думала, что готова, думала все произойдет вчера, но не смогла… - она опускается на пол и начинает плакать, а я так злюсь на нее, мне так больно, мое сердце вдребезги разбито… но ее слезы не могут оставить меня равнодушной. Я опускаюсь рядом с ней, обнимаю, целую ее плечи.
-Я такая дура… - шепчет она.
-Ты не дура, - ласково отвечаю я, - ты самая лучшая…
Новый год мы встречаем вместе. Ее родители уехали по работе – они часто в командировках, мои меня отпустили со скандалом, но все же отпустили. Мы готовили вместе, обменялись подарками – она связала мне шарф, я ей купила цепочку, на которую долго откладывала деньги. Мы устроились на пледе под елкой, смотрим дурацкое шоу по телевизору, она захмелела от шампанского и медленно моргает, отчаянно борясь со сном.
-Может пойдешь в кровать? – спросила я, ласково поправляя ее каштановые волосы.
-Нет, не хочу такую ночь проспать.
-Обычная ночь… все равно скучно до смерти, ничего не пропустишь.
-Нет, - уверенно отказалась она.
Я снова уставилась в телевизор и не заметила, как ее настроение изменилось и сон развеялся.
-Я хотела попросить тебя кое о чем, - сказала она, присаживаясь.
-Спрашивай, - я тоже села и теперь мы были с ней лицом к лицу.
-Только мне неловко очень… - сказала она, краснея.
-Передо мной? – удивилась я. – Как такое может быть? Мы ведь лучшие подруги!
-Да, да, конечно, но только если что – не злись…
-Говори уже, ты меня пугаешь.
-Я попросить тебя хотела…
-О чем?
-Ой, так неловко….
-Ну говори уже!
-Переспи со мной… - едва слышно выпалила она.
-Что?
-Прости, прости, я сказала глупость… - она закрыла лицо руками и отчаянно замотала головой, как бы отрекаясь от собственных слов. – Ты не подумай ничего такого… Я просто потренироваться хотела… Я с ним не смогла, я испугалась, подумала, если с тобой попробую, потом не так страшно будет… Прости, ты ничего такого не подумай…
Она предлагала мне  себя… Сама… Мне даже просить не пришлось… Мое желание, которое я загадала на новый год, сбылось в ту же ночь. Конечно, она предлагала мне быть с ней не совсем так, как мне хотелось бы, но все же…
Я убрала ее руки с лица, поцеловала ее багровые от стыда щеки, коснулась губами ее губ, тех самых, которым пела оды. Я уложила ее на плед под елкой, и в мерцании гирлянд я неспешно раздевала ее, понемногу обнажаясь сама. Я ласкала ее, облизывала ее грудь, трогала ее между ног. Она тоже прикасалась ко  мне, отвечала на мои поцелуи и ласки, отдавалась мне, хоть и не так охотно, как я отдавалась ей. Никто из нас не знал, как и что делать, но интуитивно, мы доставляли друг другу удовольствие, и правильно мы что делали или нет, но нам было хорошо вместе.
Познав что такое секс, мы с радостью предавались нему при любом удобном случае, и казалось, и она, и даже я забыли, что это лишь для практики, что это лишь тренировка перед ответственным забегом. Я искренне верила в то, что чем бы это ни было сначала, теперь все по настоящему. А она… она больше не говорила о нем – это был хороший знак.
Мы вернулись к учебе, все шло своим чередом, я была искренне влюблена и невероятно счастлива, я была слепа…
До весны оставалось несколько дней. И с приходом тепла, проснулся от зимней спячки и боров, выполз из своей пещеры и перешел в активное наступление. Он предложил ей встречаться, но об этом она мне сказала не сразу.
Мы несколько часов шатались по магазинам, а теперь пришли к ней домой и она примеряла покупки. На ней было изумительно кружевное белье, красное, в нем она выглядела взрослее, в нем она выглядела женщиной. Это я ее такой сделала. Лишила ее невинности двумя пальцами, введенными в ее влагалище.
-Ты прекрасна, - восторженно сказала я, привлекая ее к себе.
Она отстранилась, хотя раньше всегда охотно отзывалась на мои приставания.
-В чем дело? – не поняла я. Эти дни у нее прошли, я знала, а другой причины отвергать меня у нее не было. Или была?
-Сегодня вечером, - обронила она и этого было достаточно. Я все поняла.
-А как же я? – сквозь слезы просила я.
-Ты? – искренне удивилась она. - Но ведь все это было лишь репетицией… Ты ведь знала, что готовишь меня для него, разве нет? Я ведь предупреждала… Прости, если для тебя это стало слишком серьезно…
Зима кончилась слишком скоро, я не успела ею насладиться, я не успела упиться ею, я не успела признаться, я думала, у меня еще так много времени, я думала, у меня еще впереди целая жизнь. Но зима кончилась, наша с ней единственная зима умерла.

Прошло много лет с тех пор. Она вышла замуж, не за него, за другого. Я тоже вышла замуж, в одном она была права – без парней девчонкам никак. После учебы я ее больше не встречала, но если бы встретила, я бы сказала ей лишь одно: любимая, лучше бы ты меня тогда так не обнимала…


Рецензии
ДАаааааааааааааааа, очаровательное .. озорство))))))))
Алексей, сегодня, средне толерантный))))))))))

Алексис Станьё   07.09.2017 12:32     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.