Уж небо осенью дышало Карачев перед войной

    Капе  уже сравнялось десять лет,быстрая голубоглазая девочка ,  русые не густые,   непокорные волосы  подстрижены чуть ниже уха,  схвачены на макушке большим  коричневым роговым гребешком. Ее  мама Елена красивая статная,  тяжелая  рыжая коса   уложена на затылке, она уже надела саржевую юбку  и пиджак поверх батистовой кофты.Елене  всего тридцать   два  года,  но судьба  уже  столько всего преподнесла,  вот и теперь муж Василий  где-то на финской границы,  там не спокойно.  Правда свекровь Марфа   Кузьминична  хорошая опора,  на ней   вся работа по хозяйству , да и за детьми тоже она.Вот  и теперь  уже накормила и напоила скот,   корову с овцами отправила в стадо,  в печке чугунки с похлебкой наваристой,   кашей пшенной,   в деже уже тесто   для хлеба подошло.Марфа  присела на лавку в красном углу,полы ее овчинного полушубка упали на пол,  она молилась ,  тихо молилась за сына,  за детей. Капа водила пальцем по строчкам  в Родной речи и в который раз  нехотя повторяла :
- Уж небо осенью дышало,  уж реже солнышко блистало...
-Хватит,- Елена грозно посмотрела на дочку, она видела,  не хочет совсем учиться,  все из под палки,но с готовностью выполняет работу и по дому . и в поле, хорошая помощница.- На базар пойдем,-У Елены все кипело внутри, но она молча собирала в корзины кубаны с молоком,банки со сметаной,  топленое масло. Сегодня   надо продать и купить обувку детям. Капа  обрадовалась,  она часто ходила с матерью на карачевский базар.Марфа  молчала,  она не перечила Елене,  она с нежностью смотрела на любимую внучку, помощницу.  Деревня Чернево   в километрах семи- восьми  от Карачева. Путь не близкий. Елена обвязала поклажу полушалком , завязав узлом на груди Капы.  Тяжело,но Капа привычная,  она  радовалась,  что в школу не надо идти,ей нравилось ходить в Карачев. Елена завязала свою  тяжелую поклажу тоже.Марфа вышла вслед на порог,  она   перекрестилась,
-   Спаси и Сохрани.
 Елена с Капой шли по   своей Комунне(  так называлась их красивая деревенская улица,  убегающая с большака в право  к речке Снежеть и останавливалась от нее в метрах пятидесяти,  там небольшой родник   бежал прямо на дорожку, здесь детвора из голубого глея лепила камешки для любимой игры) большая   шумная ватага детворы остановилась ,  приветствуя Елену .Дети бежали следом,  Капа  оборачивалась, улыбаясь подружкам ,  они отстали,  когда Капа с матерью свернули  на большак, широкую   улицу,дым струился над крышами хат,  пахло свежеиспеченным хлебом . Пастух  уже угнал деревенское стадо,дорога в свежих коровьих лепешках. Елена кивала на приветствия деревенских и недовольно опускала голову,
-Отчитайся,  вылупили глаза,  во досужие.
Капа знает  мамин крутой нрав,девочка  здоровается с почтением и гордо шагает,  ноша тяжелая,  но она знает,  что матери  тоже не легко. Сентябрь уже на исходе,  но погода стоит,  дорога,  хоть боком катись.Вот и большак позади,  через мост  Старой речки. Вода родниковая,  мелко ,  дно видно и пискари плавают.
-Кто там сегодня гусей пасет,   чья очередь?-  Елена вглядывается в сторону луга,  там ходит большое стадо гусей.
 Капа тоже   пытается   разглядеть. Узкая полоска  луга между полем и Старой речкой-  это   выпас для гусей,  там за полем вдоль речки большой луг,  это раза два за лето   приходится каждой семье стеречь гусей. За мостом уже  чужой колхоз,   поля уже убраны,  стоят стога соломы.  Деревня Чернево  относится к колхозу"Путь к Коммунизму". Он в районе передовой, Елена звеньевая при посевной,и зав.склада в уборочную ,  овощи возила на базар продавать  тоже она  . Капа не отстает от матери, ноша давит на плечи,  передохнут перед деревней Глыбочкой,  вот  подвода вельяминовская со стогом сена перегнала. Мужик весело взмахнул кнутом, Елена в ответ кивнула,-Закатовские,  наши дальние родственники. Вот уже позади деревня Вшивка(Вишневка) и город встретил путниц красивой Первомайской широкой улицей(Большая Дворянская).Двух- трех этажные купеческие особняки из красного кирпича  по обе стороны. Аллея ухоженных деревьев вдоль тротуара,они побелены, огорожены аккуратно дощечками(в 1943 году  от этой красоты  останутся руины).   Елена по дорожке свернула к одному из больших особняков. Постучала в кованную дверь,  за окном вздрогнули кисейная штора и вот уже по дорожке мимо цветущих георгин спешит к ним  благородного вида лет сорока, женщина,  ее яркий атласный  халат струится до лаковых босоножек. На голове газовая косынка прикрывает бигуди. Женщина улыбается,  переливает молоко в банку. Она  обращается  к  мужчине   хлопочещему у маленького столика с кипящим   на нем самоваром:
-Папочка,заноси его в дом, да  принеси  гостинец девочке.
-Мамочка,сейчас дорогая,-Это он обращается уже к женщине, он спешит в дом. Капу удивил  их разговор ,  то ли шутят,  то ли и в правду у них так принято. Он протянул горсть леденцов- тонкие,  длинные сосульки в красивых фантиках. Елена с Капой отправились дальше,  дорога до базара  еще не близкая. Мимо проносятся извозчики,  но Елена экономит,  деньги нужны для другого. Вот  уже и районная больница,  напротив  новая школа,  ее только построили в 1936 году.Школа большая, красивая,( в 1943 году от нее ничего не останется,  теперь на этом месте школа№4.) Рядом со школой большая Никольская церковь.-Теперь клуб,-кивнула  Елена,-танцы там теперь,
-Свят,  Свят, Свят!  Господи, помилуй!
 Капа испуганно оглянулась по сторонам.(через год придут  фашисты и в этом храме  устроят застенки для пленных красноармейцев,   здесь будет и людоедство,несколько пленных спас врач карачевской больницы).                        

  На  улице Ленина возле базара много подвод,визжат поросята,  гуси  волнуются в больших корзинах,  овцы и телята  на привязи   блеют и мычат,  продавцы снуют возле своих товаров,   стоит гомон.  Елена с Капой поспешили к прилавку. Народу много,  карачевцы не торопясь прохаживаются, рассматривают  разные товары,  торгуются  у мясных прилавков,   пробуют молоко. Капа посматривает на нарядно одетых горожан,  они отличаются от деревенских. Вот дети в матросках и банты красивые в косах,   мальчики в форменных фуражках .Женщины в шляпках,  туфельках,бабульки в легких плюшках и в турецких полушалках с кистями .Играет гармошка.
-Пирожки,  пирожки,  горячие пирожки,-  В белом кокошнике и в белом фартуке с нарукавниками зазывает  разрумяненная продавщица,   покупатели рядом едят пирожки и слушают гармониста,  его залихватские  переборы.Ряды  с прилавками завалены товарами,  чего только нет. Распродались быстро,  Елена довольна. С удовольствием поели пирожки с повидлом,  копеечный товар, а вкусный. Купили резиновые сапоги всем детям и взрослым, Елена их сложила в полушалок, и завязала на груди  узлом.-Поедем на подводе с Вельяминовскими, они сено продали. Елена купила три красных петушка на палочки  ,селедку с широкой спинкой и коляску ливерной колбасы.- Теперь можно ехать,- она улыбнулась дочке:
- Завтра пойдешь в школу,стих выучить  надо.
-Я в новых сапожках пойду?
-Пойдешь.
 Лошадь сразу взяла галоп,потом перешла на рысь,подковы звонко цокали по булыжной дороге улице  Советской.
- Приостанови,  в Универмаг зайду.
 Красивое здание на углу,  Елена скрылась за большими стеклянными  дверями. Капа смотрела на город,  ей было все интересно. Мимо проносились извозчики с пассажирами,  их коляски на резиновом ходу,  лошади звонко цокали копытами.  Полуторки  проезжали ,  сигналя пешеходам и извозчикам. Дома большие , красивые,  а народу много ,  идут туда- сюда.Из репродуктора  на столбе  звучит громко музыка.
-Хорошо,-вздыхает Капа ,  вот и мама возвращается, в свертках отрезы  тканей,   это будут новые юбки ,  платья к Пасхе. Сколько народа вокруг! По тротуарам прогуливается  молодежь,   мороженое на палочках едят.
-  Вон  театр,  его тоже их большого собора сделали,- Кивнула Елена,   Капа взглянула на уродливое,  обезглавленное серое здание.Над  большими дверями закрашена икона и написаны большие буквы Театр.  Лошадь неслась по Советской,  свернула на Первомайскую,-Вот парк Дворянский,- Там народ гуляет,  там есть качели ,фонтан,-  Поясняла Елена дочери.   Красивые аллеи ограждены  кованной оградой,  кирпичное обрамление побелено . А  дорога домой  всегда придает силы и настроение.Лошадь  рысью   мчится по улицам Карачева ,мимо красивых домов и горожан идущих по своим делам,вот  свернули на Вшивку,
-Домой,- Елена молча смотрела в даль  бескрайних полей и лугов  ,  она думала о жизни.
-Уж небо осенью дышала,-Она засмеялась и поправила волосы у засыпающей дочки.У Капы на душе было легко и радостно,она завтра пойдет в школу в новых блестящих сапожках, в них  и лужи не почем.Капа чувствовала в полусне запах душистого сена,  цветки клевера  щекотали лицо,  вот и деревня Новый Свет,  тут живут непонятные  люди и говор у них другой, Капа   засмеялась,
-Чего?,- мать повернула голову .
-Пичка,  ричка,-смеялась  дочка.
И они смеялись уже все вместе. Их веселье и счастье разносилось над Горой- грязь- это спуск от  деревни Новый Свет к Старой речки, за ней начинался  большак.-Вот и приехали,-мужик натянул вожжи.Елена шагала по своей деревенской улице, дочка бежала рядом в припрыжку. Осень  уже  по хозяйски меняла   наряд  природы,  березки     роняют позолоченную листву.
-Уж небо осенью дышало,  зима будет ранняя,  березка пожелтела,-  То ли себе,  то ли  дочери сказала Елена.(Она и подумать не могла,что  летом начнется война,  что в сорок третьем вода в любимой речке Снежеть будет красной от крови,   большак фашисты сожгут,  а то поле рядом с речкой Старой  станет последним пристанищем наших солдат,  это она  с подругой будет их хоронить в  окопах.  Они  там и сейчас в обнимку с автоматом   на последнем   их рубеже огня)Через дорогу,  увидев Елену С Капой,спешила Марфа с полными ведрами воды на коромысле.
  - Я к Вам с полными,- улыбалась ,  вглядываясь в родные лица.
-  И мы не пустые,-засмеялась  Елена,
- С гостинцами,  с подарками.
 -Как раз к обеду   поспели,   и Мишка  с Шуркой  из школы пришли,- Марфа приобняла Капу:
-Уморилась?
  В сенцах  запах антоновки,  Марфа ее уложила в корзины с сеном на потолке,она уже улежалась,  да и зимой  антоновка   мерзлая вкусная.Хата встретила теплом,  пахло свежеиспеченным хлебом.Елена тяжело опустилась на   стул, Лавка была занята ковригами хлеба,  прикрытые рушником.      
-Детям не терпелось посмотреть,  что там в корзинке и узлах?
-Ну,  выкладывай,-Елена  кивнула Марфе.
Дети надели   новые резиновые сапожки,  Марфа тоже не удержалась,
-Хороши!
Отрезы тканей разворачивали,  прикидывали.
-Давайте обедать,мы заслужили,Шура, почисти селедку и нарежь колбасу,- Распорядилась Елена.Но  Марфа  уже разложила в тарелки селедку ,сверху посыпала нарезанный лук и вытащив из бутылки бумажную пробку,осторожно налила в деревянную расписную ложку постного масла и сдобрила жирные куски селедки,  быстро  нарезала   колбасу,
- Печеночная ,это она для всех, им всем  не терпелось   сесть  за стол.  Марфа  подала на стол большую миску с наваристой похлебкой  и нарезала большими ломотьями свежий хлеб.Шура- девочка семи лет, она первоклассница, густые волосы заплетены в тяжелую косу,  они с Капой совсем разные,  но Марфа любила   этих девочек,  они росли послушными и хорошие помощницы по хозяйству.Марфа любовалась их работами - вышивками крестиком   и вязали они уже крючком.Михаилу уже четырнадцать,  он теперь вместо отца. Он лихо управляется с лошадьми,отец   приучил,  в колхозе уже на хорошем счету. Семья села за стол,  запах вкусной еды   и хорошее настроение,все поработали на славу, дети радовались гостинцам,  женщины улыбались,  у них все   хорошо,  у них все в порядке,  только,- Как там  сын   Василий?-   думала  Марфа .
-Как он ?Живой ли?-Думала Елена.
 За окном была осень  ,шел1940
 


Рецензии