Наталья

-Привет, тётка Наталья!
-Здоров, Витёк!
-Кого ждём?
-Да всех ждём, кто приедет, того и ждём. А ты, никак, опять до магазина?
-Опять.
-И не надоело тебе, Витька, пьянствовать? Мать бы пожалел!
-А что мать-то! Мать-она и есть мать! Вот, с пенсии дала на чекушечку! Она меня жалеет, тётка Наталья!-Витька расхохотался так, что кот, сидевший на скамейке рядом с Натальей от неожиданности подпрыгнул и забился под лавку.
-И-и-их! Герой! Измучил Анну, ирод! Когда ж ты уже женишься!
-А что же ваши дети не жалеют вас, а? Ждёте их, ждёте, уж лето на исходе, а они-то не едут всё! Уже какой год не едут! Ждите, ждите! Может и дождётесь кого!
Витька ещё раз заржал на всю улицу, пнул камешек нечищеным, давным-давно стоптанным башмаком, двинулся к магазину.
-Да какое твоё дело, - прошептала Наталья в след оболтусу, поправила платок на голове, нагнулась, достала из-под лавки кота, прижала его крепко к груди и ушла во двор. Закрывая калитку, женщина еще раз осмотрела пустую улицу, как будто боялась что-то пропустить.

В доме отпустила кота на пол, достала из холодильника банку с молоком, налила нетерпеливому котику полную миску. Стряхнула ладошкой невидимые крошки со стола, прошла в залу, как любила она называть большую комнату за белой дверью. От того, что ставни были закрыты, в комнате был полумрак и прохладно. Солнечные лучи струились сквозь щели в ставнях, переливаясь всеми цветами радуги. Наталья подошла к окну, распахнула его настежь. Прозрачный тюль от жаркого ветерка взметнулся вверх, как будто обрадовался такой неожиданности. Наталья поправила белоснежную скатерть на столе, вышитые салфетки стряхнула, положила на место. Прогладила рукой кружевное покрывало на высокой кровати с полированными спинками, подбила пышные подушки, облачённые в наволочки с кружевами и оборками. Слегка присела на краешек старенького дивана, укрытого белым, вышитым красными маками, покрывалом, любуясь на белоснежную красоту комнаты. И застыла в этой позе, закрыв глаза. Через минуту встала, кончиком платка вытерла влажные глаза, собрала с пола вязанные крючком яркие половики и вынесла их во двор. Тщательно вытряхнув каждый, занесла в дом, разложила на свежевыкрашенном полу. Закрыла окно, вышла на улицу, прикрыла голубенькие ставни.

Выглянула за ворота. Улица была по-прежнему пуста. Полдень. В полдень всегда в деревне пустынно. Люди прячутся от жары по домам. Наталья вздохнула, вернулась в дом.
Кот, напившись молока, растянулся на Наташиной кровати за печкой. Лениво поднял морду, внимательно посмотрел на вошедшую хозяйку, спрыгнул и стал тереться об её ноги.

Наталья достала с полки фотоальбом, присела на стул, и, не раскрывая его, прижала к груди. Сколько она так просидела, одному Богу известно. Устало поднялась, положила альбом на место, вышла из дома. Кот, обгоняя хозяйку, ринулся к воротам. Наталья села на лавочку у ворот. Солнце не спеша пряталось за дома. Наступал вечер.
-Ну что, тётка Наталья, всё сидишь!
Витёк еле стоял на ногах. В руке у него была бутылка с пивом.
-Пожалел бы мать, ирод! Бедная Анна!
- А ты всё ждёшь? Ну жди, жди…
-Ох, Витя, Витя, что ж ты делаешь!
Наталья смотрела вслед нетрезвому Виктору и качала головой. И ничем бедной Анне не поможешь, какого сына воспитала, такого и любила всем сердцем.

-Мам, а гостей-то примешь, или нет?
Наталья боялась оглянуться, не веря своим ушам. По её щекам, покрытым глубокими морщинами, катились крупные слёзы, но она не смела даже шевельнуться, чтобы не спугнуть то, о чём столько лет мечтала и ждала…


Рецензии
Уважаемая ,Галина.
Рассказ получился пронзительный, как-будто из жизни картинка. Сколько матерей по всему свету ждут своих любимых чад, а сколько так и не дожидается. Концовка сильная, даже боязно за героиню, переживет ли такую радость???
Спасибо за Ваш труд.
С уважением, Маша.

Мария Селис   20.12.2016 16:21     Заявить о нарушении