9-11 Сельские дети войны

9-11 Сельские дети войны П.Красношеков

                НЕПОКРЫТЫЙ АЛЕКСАНДР СЕМЁНОВИЧ
                     30.09.1930 г.р.

                        НАЧАЛО ВОЙНЫ
   Начало войны запомнилось Шурке разноской повесток на призыв в действующую армию. Ежедневно проходили в сельском Совете военно-медицинская комиссия по призыву резервистов на защиту Отечества.

  Почти каждый день отправлялись команды призывников от сельсовета в районный комиссариат в Быково. Среди них были и молодые и пожилые мужчины, встречались и девчата, но реже. Команды отправляли на колхозных подводах, иногда на МТСовской  машине. Их провожали женщины, сжимающие мокрые от слёз платочки, дети, ещё не понимавшие, что это прощание с отцом, братом надолго, может быть навсегда. Среди провожающих были и убелённые сединами старики, которые особенно остро понимали, что эта разлука будет долгой, немец враг серьёзный, его шапками не забросаешь.

  Призывная кампания в селе шла постоянно вплоть до конца 1941 года, зимой она на время сократилась. В селе остались старики, инвалиды, женщины, дети, подростки и мужчины, имеющие «бронь» от призыва на фронт.

  Потом появились первые беженцы с Украины, Белоруссии. Их сельсовет направлял на временный постой, некоторые оставались в Кислово жить до окончания войны. Им Шурка показывал очередной дом для уплотнения по распоряжению председателя Совета  В. Литвинова.

  В сельском Совете  висела чёрная тарелка репродуктора, по которой диктор рассказывал последние новости с фронта. Шурка внимательно слушал, а потом рассказывал в классе о положении дел на фронтах. Весь год они были неутешительными, фашисты рвались к Москве. Положение было отчаянное. И только в декабре диктор торжественно объявил о разгроме врага под Москвой. Шурка бежал в школу с радостной и долгожданной  новостью, ему не терпелось поделиться ею со своими одноклассниками, учителями новостью от Совинформбюро.
Зимой Шурка работал истопником в сельском Совете, помогал заготавливать дрова, но чаще помогал маме выполнять обязанности сельского исполнителя, разносил повестки председателя Сельсовета, участкового милиционера, выполнял их различные мелкие поручения.

  Все здоровое военнообязанное население было призвано на фронт, уже набирались добровольцы из комсомольцев и молодёжи 17 лет на защиту Сталинграда. В колхозах Кислово «Красный партизан», «имени Калинина», «17-го партсъезда», «8-го съезда Советов»,  «Ударник» и «Спартак» работали все женщины и подростки, начиная с 13-ти лет. Это они пахали, сеяли, убирали урожай, всё до последнего зёрнышка отправляли на фронт. Женщины, старики и подростки стали основной рабочей силой на селе.

  Летом 1942 года фашист стал снова теснить наши войска, особенно на южных фронтах. Мальчишкам хотелось хоть чем-то помочь своим защитникам, своим отцам и братьям на фронте, хоть небольшим делом помочь в разгроме ненавистного фашиста. Сталинский призыв «Всё для фронта, всё для Победы» был не пустыми словами, а призыв к действию подростков, каким был и Шурка. Они с друзьями отлавливали сусликов на полях, отвозили на быках зерно от комбайнов, сушили и отгружали зерно на зернотоках, подбирали опавшие после комбайнов колоски. Иногда над ними пролетали самолёты с крестами, тогда они разбегались по сторонам и падали на землю, но самолёты просто пролетали мимо. Кислово оказалось в прифронтовой полосе. В селе стояли разные учебные части, иногда по села ездили автомобили, в другое время ездили танки, солдат готовили к военным действиям. Пацаны, конечно же, не пропускали возможности прокатиться на танке или автомобиле, их гоняли, но что не сделаешь, если очень хочется?

  Через Кисловку летом шли два потока людей. Днём нескончаемым  потоком от Сталинграда шли беженцы, в полном составе ехали детские дома, машины с красными крестами везли раненых бойцов. Останавливались на ночлег и просто передохнуть. По заданию Сельсовета группы пионеров подростков помогали ухаживать за ранеными. Часто раненые просили девчонок спеть «Катюшу», слушая песню, многие раненые вспоминали своих родных, свою деревню, украдкой вытирали слёзы. От имени незрячих раненых писали письма родным и близким.
Второй поток шёл встречно к Сталинграду по ночам, старались скрытно перемещаться. Утром на окраине села, замаскировавшись, вдруг обнаруживалась воинская часть, а к вечеру она снималась с бивуака и уходила далее по маршруту. Однажды на окраине села остановилась на отдых кавалерийская часть.
 
  Мальчишки села с интересом знакомились с бойцами – кавалеристами, которые к ним отнеслись доброжелательно, давали в руки бронебойные ружья, позволяли прокатиться на лошадях с настоящими кавалерийскими сёдлами. Бойцы – кавалеристы были разных национальностей, среди них были русские, казахи, киргизы, туркмены, все они спешили на помощь Сталинграду.

  В конце лета сводки Совинформбюро  становились всё тревожнее и тревожнее, количество раненых, которые прибывали в кисловские  госпитали с осаждённого Сталинграда, резко увеличились. Ежедневно контору Сельсовета посещали и останавливались на ночлег сотни беженцев, иногда оставались на ночлег прямо в Совете, рассказывая свои жуткие истории про бомбёжки, переправы, про горящий Сталинград, где горело всё и даже сама Волга.

  В небе над селом и Волгой кружили немецкие самолёты с крестами, на ночлег укрывались всей семьёй в окопах, вырытыми прямо в огородах. Часто немецкие стервятники сбрасывали свои бомбы и на село, были случаи гибели от них и наших односельчан. Несколько дней горели напротив Кисловки нефтеналивные баржи. Где-то у Быково разбомбили и сожгли пассажирский пароход «Александр Невский» с воинским пополнением, направляющимися на фронт  под Сталинград.  Порой Шурке казалось, что нет и не будет конца и края этому ужасу, не было видно конца людскому горю.

  В нашем селе, как и везде в прифронтовой зоне, был создан заградительный отряд из временно отсроченных от призыва на фронт для борьбы с  дезорганизаторами тыла, паникёрами, дезертирами, распространителями ложных и вредных слухов, шпионами, диверсантами и вражескими лазутчиками. Работники милиции были переведены на казарменное положение. Уже в самом начале войны враг усиленно забрасывал в советский тыл шпионов, диверсантов и провокаторов.  По Кисловскому Совету добровольно были сданы все батарейные приёмники и охотничьи ружья. Ружьями вооружали бойцов отряда самообороны, которые в ночное время патрулировали село, а так же круглосуточно дежурили  в сельском совете, по телефону докладывая о всяком происшествии в Быковское НКВД. Часто по тревоге собирали бойцов самообороны, проводили обучение и оперативные задания по задержанию диверсантов и лиц без документов.   

  Однажды в июле 1942 года в 3 часа ночи Шурка проснулся от громкого стука в дверь их комнаты. Стучал дежурный по Сельсовету, он требовал к телефону его мать Ефросинью Александровну, порученца НКВД и МГБ, чтобы она связалась по телефону с НКВД и срочно передала о высадке парашютного десанта за оврагом у села Кислово.

  Пока мать звонила в район, Шурка побежал предупредить председателя Сельсовета В. Литвинова, который проживал недалеко от Сельсовета. Он дал задание Шурке собрать актив заградотряда, спустя 40 минут отряд в количестве 60 человек отправился вместе с председателем к указанному месту приземления десанта. Шурка, как постоянный помощник матери, остался поджидать отряд НКВД в Сельсовете, в его обязанность было привести отряд к месту высадки фашистов. Отряд прибыл к Сельсовету часа  через полтора, подкатили на двух машинах ГАЗ-ММ и ГАЗ-57 в составе 8 оперативников и 16 бойцов, вооружённых пистолетами, винтовками, гранатами и двумя пулемётами. Минут 15 и они прибыли на место приземления, кисловский отряд самообороны прочёсывал местность, к тому подключился и отряд НКВД. Нашли замаскированные парашюты, но диверсантов уже не было. Поиски ни к чему не привели. Только спустя несколько дней нашли убитыми бакенщиков наблюдательных постов на Волге у Раздолья и у Краснощековки, которые зажигали и тушили бакены, наблюдали за прохождением караванов судов. Пост у села Кислово избежал этой участи чисто случайно, они отлучились в Кислово.

  А в это время, рано утром, Шурка с двумя друзьями шли на косу, так в Кислово называли большой  песчаный плёс, ловить рыбу на закидушки. Шли босиком с закатанными штанами, чтобы не намочить обильной утренней росой на траве, берегли их.
- Пацаны, атас, - приседая, сказал впереди идущий Васька.
- Что там? – спросил Шурка.
- Смотри, какие-то подозрительные мужики, одеты почти одинаково и идут почти что строем. Откуда здесь на Волге столько мужиков и с оружием?
- А не фрицы ли это те, что сброшены были на парашютах, которых так и не нашли? Ребята, надо сообщить председателю Сельсовета, - сказал Шурка. Вы наблюдайте, куда они пойдут, а я побегу сообщу председателю.

  Так получила продолжение операция по ликвидации группы немецкого десанта под Кисловкой, которая успешно закончилась в тот же день, существенная роль в развитии этой операции принадлежит подросткам военного времени. А Шурке за оперативную помощь Сельсовет выдал премию - новенькие ботинки и пионерский галстук, что было великим дефицитом в деревне военного времени.
                      *      *      *
 Продолжение в 9-12


Рецензии