Короткий роман

Глава 1. Знакомство.

Стоял удивительный по своей красоте октябрь. Золотые листья кружили в хрустальном воздухе, синева неба была умопомрачительна.
Ночью зажигались миллионы бриллиантовых звезд. Месяц светил ярко и зажигательно.
Запахи свежих ветров кружили голову.
В кружении листьев слышалась волшебная музыка, которая буквально преследовала двадцатисемилетнего Владимира Суздальского, просыпавшегося с чувством невероятного счастья и полной уверенностью в своих грядущих свершениях на ниве науки и в безбрежной любви в предстоящей семейной жизни.
Буквально неделю назад он был зачислен в аспирантуру и вчера сделал предложение руки и сердца самой прекрасной девушке на свете, которая, к его великому удивлению, согласилась стать его женой.
В первый же день знакомства с Ланой, вместе с ним сдававшей вступительный экзамен, Владимир был сражен ею в самое сердце.
Ему понравилось в ней все. И высокий рост, прямая спина, смеющиеся голубые глаза, прекрасные золотистые волосы. Но главной изюминкой в ее внешности он считал ямочки на щеках, появлявшиеся в момент сияющей улыбки, которую она дарила окружающим с какой-то трогательной застенчивостью и нежностью.
Она смотрела на окружающих ее людей с искренним интересом и уважением.
"Ее имя - Лана - по-домашнему мило и в тоже время необыкновенно романтично", считал Владимир.
Она была идеалом, сбывшейся мечтой, и ему сразу захотелось, чтобы Лана принадлежала только ему. Поэтому, забыв все советы родных и друзей, он, что называется, очертя голову, бросился в омут и сразу после экзаменов сделал ей предложение.
Лана была смущена и тронута.
- Как ты представляешь себе нашу семейную жизнь? - спросила она Владимира. - Нам же негде жить. Я временно проживаю у тети, маминой сестры. Нигде не работаю, собираюсь жить на стипендию. У меня престарелые родители, живут в другом городе. Каждые две недели я навещаю их. Настало время мне взять их под свою полную опеку. Не будет ли это слишком обременительно для тебя? Кроме того, как мне показалось, у тебя примерно такая же ситуация. Поэтому, мне думается, что разумнее будет отложить образование семьи до более подходящего времени.
- Лана, любимая, не отказывай мне, пожалуйста! - взмолился Владимир. - Я потерял голову от тебя. Я не могу без тебя прожить и дня!
-Я бы советовала вам, молодой человек, прежде всего, найти и водрузить на место вашу драгоценную голову и никогда не делать поспешных предложений, тем более что вы еще очень мало меня знаете, да и я вас тоже, - смеясь, ответила Лана.
- Ланочка, ты просто Чудо, ты - мой идеал! А жить нам есть где. У меня имеется квартира, правда, однокомнатная. Бабушкино наследство! Живу я рядом с академией. На занятия дохожу за пять минут. Я уверен, нам с тобой будет очень хорошо.
- А как отнесутся к нашему браку твои родители? - спросила девушка.
-Я уверен, что, увидев тебя, мои родители отдадут меня тебе с восторгом!
- Хорошо, я подумаю!
- Ланочка, значит, после экзамена ты дашь мне ответ? - умоляюще простонал жених.
Лана засмеялась, и в глазах ее запрыгали чертики.
Действительно, родителям Владимира Лана понравилась. Отец жениха, Игорь Андреевич, просто не мог отвести от нее глаз.
Правда, мама потенциального жениха - Маргарита Генриховна выразила желание, чтобы свадьба состоялась через полгода. Но сыну не терпелось, в него, что называется, бес вселился, и он, став перед матерью на колени, стал умолять устроить их с Ланой свадьбу через неделю.
Но Лана приняла сторону свекрови.
- Спешить - значит, людей смешить! - весело сказала она. - Вы, Маргарита Генриховна, совершенно правы. Пусть наша свадьба состоится весной.
Но Владимир не желал ждать. Его поддерживал отец.
Сошлись на том, чтобы сыграть свадьбу в канун Нового Года.
- А ваши родители, Лана, согласны взять в зятья нашего сына? - спросил Игорь Андреевич.
- В ближайшее время я постараюсь это выяснить, тем более что уже в субботу я поеду домой, - ответила Лана. - Я сильно скучаю без них, а они без меня, да и прибаливать они стали частенько.
- Ну что же, - сказала мать жениха. – Тебе, Володенька, придется поехать с Ланочкой на смотрины.
- Нет! - улыбнулась очаровательной улыбкой Лана. - Пока я съезжу одна. Мои родители - люди пожилые и, как я сказала, не очень здоровые. Они за меня беспокоятся, к подобному сообщению их нужно хорошенько подготовить. Одна я это сделаю лучше. Не исключено, что с первого захода у меня и не получится заручиться их согласием. Так что я двумя руками голосую за постепенное развитие наших с Володей отношений.
Ее отказ от немедленного знакомства Владимира с родителями явно не понравился Маргарите Генриховне, но, как воспитанная женщина, она не стала на этом вопросе зацикливаться.
- Ланочка, - обратилась она к будущей невестке, - вы можете переехать жить к Владимиру. Слава Богу, мы с мужем люди современные, никогда ханжеством не отличались.
- Нет, нет! Я этого не хочу! - заявила Лана. - Пусть Володя за мной пока ухаживает!
Видя удивление на лицах будущих родственников, она заметила с улыбкой:
- Мои родители несколько старомодны, и я не хотела бы их огорчить.
Знакомство состоялось, но матери Владимира показалось, что Лана - девушка с «двойным дном», как она сказала мужу после этой встречи.
Владимир был расстроен. Он умолял Лану позволить ему ехать с ней, но она наотрез отказалась.
- Мы еще не поженились, - упрекнул ее Владимир, - а у тебя уже есть от меня тайны.
- Позволь, дорогой, заметить тебе, что я, так же, как и ты, имею полное право на свои маленькие тайны, и тебе придется считаться с этим, иначе мы просто останемся с тобой друзьями, - ответила девушка. - В женщине, как говорила одна героиня, «должна быть какая-то загадка».
- Но у мужа и жены не может быть тайн друг от друга, - убежденно доказывал свою правоту жених.
- У тебя какие-то неправильные, даже патриархальные понятия о браке, - заявила невеста. - Наши разногласия по этому вопросу свидетельствуют о том, что нам стоит серьезно подумать, прежде чем оформлять юридически наши отношения! Спасибо, что проводил! - добавила она с милой улыбкой, когда они подошли к дому ее тети. - Встретимся после моего возвращения, на занятиях. Не обижайся на меня, - прибавила девушка и чмокнула Владимира в щеку.
- Нет! Я поеду с тобой! - не переставал настаивать Владимир.
- Зачем? Тебя разве пригласили в гости? - с холодностью в голосе спросила Лана. - Давай не будем устраивать мелодрамы. До встречи! - и она скрылась за дверью подъезда.
Бедный Владимир был в отчаянье.
Лана же, хоть и изобразила холодность при прощании, но это ей стоило больших усилий.
Владимир не был ей безразличен, она согласна была выйти за него замуж, он даже очень ей нравился, но у нее, действительно, была маленькая, а по ее понятиям, огромная тайна, вернее препятствие к осуществлению их совместного желания. Сердце ее разрывалось от жалости к нему, но раскрыть ему свою тайну она не могла, она боялась потерять его навсегда.

Глава 2. Обмен впечатлениями.

Расстроенный Владимир поплелся домой. Душа его рыдала от обиды и ревности.
«Наверное, у нее есть кто-то другой в ее родном городе, и она не хочет расстаться с ним. Но зачем тогда она согласилась принять его предложение? Зачем пошла знакомиться с его родителями?» - вел он диалог сам с собой.
«Нет у нее никого! - убеждал он себя. Но через секунду начинал сомневаться, - а если все-таки есть?»
Голова просто кипела от этих мыслей, сердце разрывалось на части.
«В конце концов, я ее люблю ужасно, я хочу быть с ней, во что бы то ни стало».
Он остановился. На ночном небе сияла яркая звезда, и когда Владимир посмотрел на нее, ему показалось, что звезда подмигнула ему. У него на душе вдруг стало легко и радостно.
«Главное, что я способен так любить! Счастье и то, что любимая девушка мне не отказала. Пусть покапризничает! Буду ухаживать за ней, добиваться ее любви! Это же так здорово! Как мне повезло, что Лана такая необычная, самая красивая и нежная!»
Он был переполнен чувством любви к ней, и ему захотелось, как можно быстрее обменяться впечатлениями о ней с родителями. Он представлял, как Лана очаровала их. «А папуля-то какие взгляды на нее бросал! Интересно, что думает о ней мамуля?»
И Владимир, забыв все свои обиды и огорчения, помчался домой.
Он пришел прямо к ужину.
- Мой скорее руки - и за стол! - скомандовала мама. - Утка уже перетушилась!
У новоиспеченного жениха вдруг проснулся волчий аппетит. Он обхватил маму руками и крепко поцеловал в щеку.
- Ты у меня лучшая мама на свете!
- Не подхалимничай! - засмеялась счастливая Маргарита Генриховна.
Вся семья чинно уселась за стол.
- Ну, что молчите? - проглотив мгновенно утиную ножку, с нетерпением спросил сынуля родителей. - Как вам Ланочка понравилась?
Родители не спешили высказываться. Но сын настаивал:
- Ну-ну, давайте, выкладывайте все, как на духу!
- Даже так! - с улыбкой уточнила мать. - Хорошо! Буду с вами откровенна. Мне показалось, что девочка ведет какую-то свою игру, что она, как говорится, имеет «второе дно».
- Да, брось ты, Марго! Ну, какое «дно»? Я лично ее понимаю. Ей хочется, чтобы наш Володька добивался ее, дарил цветы, духи, конфеты. Вспомни наши первые встречи, Маргуша, я же ночами бродил под твоими окнами тогда летом на даче. Я же засыпал тебя письмами, открытками, цветами. Шагу не давал тебе пройти. И ведь это, действительно, было лучшее время нашей жизни! Разве не так?
- Так-то оно так! Но почему она так не хочет познакомить Володю со своими родителями? Почему не хочет, чтобы он поехал с ней, проводил ее и был представлен ее матери и отцу? Здесь что- то не так! Я ей не верю!
- Марго, ты преувеличиваешь! - старался заступаться за Лану муж. - Она же объяснила, что родители у нее больные люди, что могут даже не дать своего согласия. Она не хочет выставлять Владимира в глупом положении! Она хочет все подготовить на месте!
- Что ты за нее так стараешься заступаться? - с ехидцей в голосе поинтересовалась жена. - Сам на нее запал?
- Что ты несешь? Как ты можешь отцу твоего сына говорить такую пошлость? - взбесился Игорь.
- Брейк! - вскочил с места и заорал на них Владимир.
- С ума вы, что ли посходили! Родители называется. Вместо совета, ругань устроили. Я женюсь на ней. Делайте со мной, что хотите!
- Да что с тобой можно сделать? - с горечью проговорила мать. - Женись! Авось, не на всю жизнь! - добавила она и покинула столовую, обиженная и раздраженная.
- Ну, а ты как считаешь, папуля? Жениться мне или нет? - растерянно спросил отца Владимир.
- Ты знаешь сынок, я всегда, как мама скажет. Так что женись, негодяй ты маленький! - с нежностью похлопал он по плечу сына и поспешил за женой.

Глава 3. Возвращение Ланы.

Смотрины Ланы прошли в четверг, а рано утром в субботу, сопровождаемая тетей Наташей, Лана отправилась на вокзал.
Бедные женщины еле тащили множество пакетов и сумок, которые приготовили в подарок родителям Ланы.
- Ланочка, - говорила тетя племяннице. - Я позвонила вашему соседу Алексею и попросила, чтобы он тебя встретил. Ты одна столько сумок не дотащишь.
- Зря тетя ты это сделала. Ведь сама знаешь, что я не хочу, чтобы он опять питал какие-то надежды. Он прекрасный парень, но мне он может быть только другом.
- Так и я так же считаю. Вот и пусть по- дружески поможет молодой и красивой соседушке дотащить вещи. Что здесь такого, не понимаю.
- Ладно, пусть поможет.
- Я так рада, Ланочка, что мы достали Павлу лекарство и Лене такие красивые очки купили.
- Спасибо вам, тетя, я представляю, как мама с папой обрадуются вашим подарками. А уж как Николенька будет рад, представить невозможно.
- Передай им, что я жду их в гости.
- Они так хотят, чтобы вы к ним приехали. Все лето ждали.
- Ланочка, но ты же знаешь, что все лето я работала в приемной комиссии. Обязательно приеду к ним на каникулах.
Женщины вышли на платформу и направились к электричке. Народу в вагоне было немного, они устроили на верхние полки свои пакеты и сумки, расцеловались, и тетя Наташа вышла из вагона.
- Жду тебя во вторник, - сказала она, прощаясь, - не задерживайся, а то я буду волноваться. Сестре большой привет. Пусть Лина приезжает почаще.
- Все передам и в десять часов вечера буду дома, - заверила ее Лана.
В это время Владимир не находил себе места, думая о Лане. Он автоматически конспектировал слова лектора, совершенно не понимая, о чем тот говорит. Ему казалось, что он попал в пустоту, где нет жизни, звуков, запахов. Какое-то черно-белое кино.
«Ах, Лана, Лана, во что ты превратила мою жизнь. Без тебя я не живу, а существую. Скорее бы наступило завтра, и я опять увидел тебя. Тогда, я знаю, мир снова обретет краски и звуки».
Дома он пытался занять себя чтением, телевизором, но не мог. «Как мне муторно», - жаловался он сам себе.
Наконец, не выдержав этого состояния, он выпил таблетку снотворного и погрузился в беспокойный сон.
На занятия во вторник он примчался самым первым в группе. До начала был еще целый час времени, и он стал слоняться по академии.
Лана пришла за 15 минут и, встретив Владимира, светло и радостно улыбнулась ему. И в душе несчастного влюбленного вновь зазвучала музыка, засияло солнце. Он бросился навстречу, обнял и прижал девушку к себе.
Лана осторожно высвободилась из объятий и прошептала:
- Прекрати смущать публику, дорогой. Соблюдай приличия!
Она чмокнула его в щеку и потащила в аудиторию.
- Как ты съездила? - спросил он.
- Отлично! - улыбнулась она.
- Родители здоровы? - старался Владимир разговорить подругу и понять, скучала ли она без него.
- Все здоровы! Спасибо!
- Все! Это кто? Я имел в виду только твоих родителей!
- Вообще-то, - засмеялась Лана, - у меня есть и другие родственники! Сестра, например.
- Ты не говорила мне, что у тебя есть сестра, - удивился и обиделся Владимир.
- Если ты хочешь узнать обо мне все, не следует так спешить, - усмехнулась Лана.
- Как зовут сестру? - почему-то с подозрением, осведомился жених.
- Лина! Давай слушать лекцию, - призвала она его к работе.
Сомнения терзали душу Владимира. Он радовался, что Лана приехала, и ужасно ревновал ее ко всем ее родственникам и знакомым.
Лекции он не слышал. Мучительные мысли наполнили голову.
А Лана сосредоточенно слушала, писала, задавала в конце лекции преподавателю вопросы.
- Ты так увлечена занятиями, что я чувствую себя рядом с тобой лишним! - прошептал он ей. - Я для тебя пустое место!
- Володенька, у меня нет времени три года сидеть здесь! - заявила Лана. - С завтрашнего дня я буду каждый день сидеть в Ленинке, изучать источники. Я намерена написать диссертацию за один, максимум полтора года.
Владимир опешил.
- А кандидатские экзамены! Ты забыла про них?
- Нет, не забыла. Я их буду сдавать одновременно с написанием диссертации. За год сдам!
- А куда ты так спешишь? - не скрывая удивления, спросил он. В этот момент закончилась лекция.
- Володенька, - выскочив из аудитории, сказала Лана, - я сейчас опаздываю на встречу со своим руководителем. Он должен утвердить мой план работы. Встретимся на третьей паре. Пока!
И ошеломленный жених остался стоять посреди коридора. Кто-то нежно взял его под руку.
- Пошли в третий корпус, - сказала девушка из их группы. Он автоматически пошел с ней рядом, стараясь вспомнить, как ее зовут, но так и не смог.
- Ты что это такой растерянный? - спросила его однокурсница. - Заболел что ли?
- Да, - ухватился Владимир за эту спасительную мысль. - Голова разламывается, боюсь, что простудился в выходные.
Спутница тут же стала давать ему рецепты быстрого выздоровления, он лишь кивал в ответ, не слыша ее. Улучив момент, он тихонько покинул аудиторию и перешел в первый корпус.
Здесь, у входа в аудиторию, где должна была проходить следующая пара, он увидел Лану.
- Ну как, утвердил руководитель твой план!?
- Я просто в восторге, - сказала, улыбаясь Лана. - Он поддержал и утвердил мой план. Более того, подсказал источники, необходимые по моей теме, дал массу советов. В общем, с руководителем мне очень повезло.
Чувствовалось, что Лана действительно в восторге от своего руководителя.
- Кстати, - поинтересовался Владимир, - а кто у тебя руководитель?
- Член корреспондент Академии наук, профессор, доктор экономических наук Милошевич Аркадий Борисович.
- Круто! - с завистью отметил Владимир.
- А кто твой руководитель? - спросила Лана.
- Да простой кандидат наук, доцент Семенова Ирина Викторовна.
- А почему ты говоришь это так презрительно, как будто сам уже удостоился звания академика? - спросила Лана.
Владимир смутился и перешел на больную для него тему.
- Как я понимаю, при таком графике твоей учебы мы вообще не будем видеться? А как же наша свадьба?
- Милый Володечка, - с нежностью сказала Лана, - я очень надеюсь, что в Ленинке мы будем работать вместе. Когда ты намерен встретиться со своим руководителем?
- Не знаю, она меня пока к себе не вызывала.
- Прекрасно! Значит, сейчас мы идем на твою кафедру и выясняем, по каким дням Ирина Викторовна бывает на занятиях в академии. Затем, садимся и составляем план твоей работы и учебы. С ним ты пойдешь на встречу к руководителю. Попросишь ее высказать пожелания и рекомендации по твоей работе.
- Я что же за ней бегать теперь буду?! - возмутился аспирант.
- Нет, она за тобой будет бегать! Ведь это ей очень нужно, чтобы ты написал и защитил свою диссертацию! - с насмешкой произнесла подруга.
- Запомни, Володенька, у меня нет времени на ничегонеделание. И я не уважаю ленивых, капризных маменькиных сыночков. Пошли на твою кафедру! - И она первой направилась во второй корпус.
Аспирантам повезло, Ирина Викторовна была на кафедре.
Лана запихнули своего жениха в кабинет, шепнув: Я подожду тебя здесь.
Ирина Викторовна сама помогла составить примерный план работы своему аспиранту, приказав отчитываться о его выполнении каждые две недели.
Началась настоящая учеба и работа над диссертациями.
Родители постоянно осведомлялись у Владимира, почему Лана не приходит к ним в гости, и сын абсолютно честно рассказывал им, как много у нее работы, какая она умная, как она заставляет его работать над темой и контролирует весь его учебный процесс.
Отец восторгался будущей невесткой, мать недоумевала.
Прошёл ноябрь, и тема разговора с сыном уже звучала иначе: «Так будет ли у них свадьба или молодые люди передумали!».
- Лана считает, что пышная свадьба никому не нужна. Отметим свадьбу в тесном кругу родных и близких и уедем на три дня в Питер.
- Но ее родители на свадьбу приедут? - ошеломленно спрашивала его мать.
- Приедут, приедут! - не очень уверенно отвечал сын.
- Маргарита Генриховна с горечью говорила мужу:
- Я ничего не понимаю. Но мне кажется, что она решила отнять у нас сына полностью. Ты посмотри, как он изменился!
Муж успокаивал жену.
- Но ведь она, правда, умница. Заставила Володьку серьезно работать над диссертацией, проверяет его наработки, не дает ему возможности бездельничать.
Но говоря это, Игорь Андреевич в душе сомневался в правильности своих доводов.
- Но ведь она лишает его радостей молодой жизни! - в сердцах возражала мужу Маргарита Генриховна. - Ведет себя, как воспитательница детского сада. Не забывай, что наш сын работал в банке уже начальником отдела. А она его за руку водит к преподавателям. Считает его идиотом.
- Не сгущай краски, Марго! Тебе разве нужна невестка глупая и легкомысленная? А Лана очень порядочная девочка, воспитанная в патриархальном семействе, с принципами, ответственностью и трудолюбием.
- Знаешь, дорогой, не зря говорят: «В тихом омуте черти водятся». Я за сына очень переживаю.
- Я тоже! - ответил муж. - Но говорить плохое о человеке, не имея на то никаких оснований, не стану.

Глава 4. Ссора.

Лана возвращалась из дома расстроенная. Папа не на шутку разболелся. Мама не справлялась одна с хозяйством и Николенькой. У Лины случился аврал на работе, и она сбилась с ног, еле успевая в детский садик за племянником, в больницу к папе и помогая маме.
Лана наготовила продуктов и обедов на неделю, все убрала, перестирала белье, оббегала все аптеки в поисках нужных лекарств, но одно из них, самое нужное для папы не нашла и только поэтому возвратилась в Москву, решив, что нужно предупредить руководителя о том, что временно она вынуждена работать над диссертацией дома, прекрасно понимая, что ни о какой диссертации сейчас не может идти речи, пока ситуация не измениться в лучшую сторону.
Заехав в академию, она удрученная, обзванивала все аптеки в поисках лекарства. За этим занятием ее и застал коллега по аспирантуре Александр Кутузов.
- Лана, в чем проблема, почему ты такая грустная и встревоженная? - спросил он.
Лана рассказала ему о случившемся дома и Саша ее успокоил.
- У меня мама главврач первой больницы, - сообщил он. - Через час лекарство я тебе привезу. Где ты будешь, чтобы я мог тебе его передать?
- Я хочу заскочить в Ленинку, а оттуда на электричку.
- Понял! Встречаемся возле Ленинки. Как только туда подъеду, брякну тебе. Жди и не волнуйся! Диссертацию и дома можно писать, лишь бы все были здоровы. Лично я, вообще, люблю работать дома.
Действительно, через час Саша привез лекарство Лане. Они встретились у входа в библиотеку.
Именно в это время здесь появился Владимир. Он спешил, полный решимости серьезно поговорить с Ланой о предстоящей свадьбе.
После завтрака отец спросил сына, намерены ли они с Ланой устраивать свадьбу перед Новым Годом.
- Вам же нужно подать заявление в Загс, а в канун Нового года очереди на данное мероприятие вырастут в несколько раз. Вы можете не успеть.
- Спасибо, папа, - ответил Владимир. - Бегу на встречу с Ланой. Пора уже воплощать планы в жизнь! Если бы ты знал, как мне хочется постоянно быть с ней.
- Представляю, - рассмеялся отец. - Успеха! - пожелал он сыну и поехал на работу.
Заметив Лану у входа в библиотеку, Владимир хотел броситься к ней, но увидел, что она разговаривает с каким-то мужчиной, тут же узнав аспиранта ее кафедры. Он даже не помнил, как того зовут и поэтому приостановился, вспоминая. Он видел, что коллега протянул Лане пакетик, и та радостно чмокнула парня в щеку.
- Сколько я тебе должна? - спросила девушка.
- Не бери в голову! - ответил ее собеседник. - Поезжай домой и ни о чем не беспокойся. Если что-нибудь еще понадобиться, звони. - Он протянул ей визитку, - здесь все мои координаты!
Молодой человек помахал Лане рукой и сбежал по ступенькам, чуть не сбив Владимира с ног.
Лана увидела Владимира и пошла ему навстречу с радостной улыбкой на губах.
- Володечка, как хорошо, что я тебя застала, - начала она и остановилась. Владимир смотрел на нее с ненавистью, еле сдерживая себя.
- Что с тобой? - осеклась на полуслове Лана, - у тебя такой вид...
- Явно не подходящий для тебя, - зло ответил Владимир. - Быстро же ты нашла мне замену. А я-то дурак не мог понять, почему ты не желаешь меня знакомить с родителями, с тетей, не разрешаешь проводить тебя к ним. Оказывается, работаешь на два фронта. Права моя мама, сказав, что ты девушка с двойным дном. Выбираешь, значит, кто из нас побогаче, познатней? Ну и в чью пользу счет?
Он старался найти слова, чтобы как можно больней унизить ее.
Лана стояла и, не веря своим ушам, слушала его, ничего не понимая.
Наконец, до нее дошел смысл сказанного, и она отвесила ему такую пощечину, что Владимир покачнулся. Не сказав ему ни слова, Лана бегом бросилась к остановке троллейбуса. Вскочив в уже захлопывающиеся двери троллейбуса, она уселась на последнем сидении, и слезы ручьем полились из ее глаз.
Ее всю трясло. Она не помнила, как доехала до вокзала, как села в электричку. Всю дорогу, удерживая слезы, она заклинала себя успокоиться, чтобы не напугать родителей.
Через два часа, полностью успокоившись, Лана вышла на платформу и сразу поехала к своей сестре. Там на плече у Лины она, рыдая, рассказала ей всю свою историю о встрече и обручении с Владимиром.
Лина была потрясена.
- Выходит, ты собиралась играть свадьбу с Владимиром, не поставив нас в известность, а его не предупредив о том, что у тебя есть сын? Лана, ты, вообще, в здравом уме? Ты что, хотела его обмануть и его родителей тоже? Неужели ты способна на это?
- Нет, конечно, - ответила Лана. - Я просто считала, что успею ему все рассказать, я вовсе не собиралась играть свадьбу в канун Нового года.
- Почему же ты честно не предупредила его об этом? - не унималась сестра. - Тебе мало Станислава Евгеньевича?
- Не напоминай мне о нем! Я его ненавижу!
- За что? Ты прекрасно знала, что он женат. Он никогда не обещал тебе, что бросит жену. Это свидетельствует о его порядочности. Тем не менее, он настоял на том, чтобы ты родила ребенка, встретил тебя с Николенькой из роддома, не побоялся. Каждую неделю навещает сына, перечисляет на твой счет большую сумму денег каждый месяц. И ты смеешь говорить, что ненавидишь его?! Наши родители уважают его, я считаю Станислава очень порядочным человеком. Ну, случилась у вас близость, с кем не бывает. Но Станислав Евгеньевич повел себя очень порядочно, сына он любит не меньше тебя, а заботиться о нем даже больше.
- Конечно, я одна во всем виновата, - с горечью сказала Лана.
Лина обняла сестру, погладила по голове и тихо сказала:
- Никто ни в чем не виноват, сестренка. Как можно быть виноватой в счастье. У нас теперь есть такое Чудо - наш Николенька! Мы все: мама, папа, я, ты, Станислав Евгеньевич любим его безмерно. Это наше солнышко! Видела бы ты, как в прошлый выходной мы все выезжали на рыбалку, и Николенька поймал окунька. Они со Станиславом Евгеньевичем варили уху. Умора и радость! Ты, Лана, самая счастливая женщина на свете. У тебя такой прекрасный сын. А его отец замечательный человек! А то, что вы не можете быть вместе – не его вина!
- Лина, мне иногда кажется, что ты его любишь больше, чем сестру, - печально заметила Лана.
- Ты кого имеешь в виду? Твоего сына или его отца?
- И того, и другого.
- Я вас всех очень люблю. А теперь скажи мне, как на духу, ты в этого Владимира хоть немного влюблена? Только честно!
- Честно! Да, он мне очень нравился. Но я уже никогда не выйду за него замуж. Раз его мама столь дурно думает обо мне, значит, наш брак невозможен. Она сказала, что я с «двойным дном». Представляешь?
- А разве нет? Если она узнает, что у тебя есть сын, ее слова обретут истинный смысл. И виновата в этом, прости меня, сестричка, только ты! Я даже не знаю, как назвать твое поведение.
Лана опустила голову и горько заплакала.
- Я уже никого не могу любить, - сказала она. - У меня в душе пусто. Как я любила Станислава! Наверное, никто так любить не может!
- Если бы ты так его любила, то никогда не обвинила бы его в непорядочности. Еще раз прости, сестрица, но ты даже не поняла, какого человека тебе послал Всевышний. Вся наша семья любит его. Знаешь, он какой-то свой, родной и близкий! С ним нам всем уютно общаться. А ты - эгоистка! Но тоже всеми нами любимая! - и Лина поцеловала сестру в щеку.

Глава 5. Тайна Владимира.

Когда Лана уехала на автобусе, Владимир ощутил такую слабость, что у него реально подкосились ноги, и он чуть не свалился со ступенек лестницы, ведущей в библиотеку.
Он еле доплелся до кафе «Шоколадница» и с отсутствующим видом абсолютно обреченно уселся за свободный столик.
«Это конец, - с ужасом думал он. - Что я нес сейчас Лане, как посмел так разговаривать с ней. Видимо, вся неудовлетворенность последних месяцев разбудила во мне демона. Я так стремился немедленно получить желаемое и не получал, что, в конце концов, сорвался».
- Господи! Ну, какой я идиот!
К нему подошла официантка и подала ему меню.
- Двойной кофе и сок, - попросил он.
- Какой кофе и какой именно сок? - пыталась уточнить официантка, но он смотрел на нее, не понимая, что ей нужно от него.
- Понятно! - сказала она и решила принести напитки по своему усмотрению.
«Как же мне теперь жить, куда пойти, с кем посоветоваться?». Но, даже не додумав до конца эту мысль, он уже знал, куда и к кому он отправиться сейчас.
Это была его самая великая тайна, о которой он не вспоминал после знакомства с Ланой, которую он намеревался похоронить навсегда в своем сердце.
Но сейчас у него был только один, по-настоящему любящий и все понимающий человек, никогда его не осуждающий и всегда готовый прийти на помощь. Это была его Киска.
Она появилась в его жизни неожиданно пять лет назад. Однажды, возвращаясь с мамой с Выставки древнего фарфора, они повстречали мамину сотрудницу - Марию, которая тащила небольшую этажерку. Чувствовалось, что она уже еле волочит свою покупку, и мама выразила сначала свое сочувствие, словами:
- Что это вы, Машенька, сами такую тяжесть поднимаете. Откуда вы это «счастье» несете?
За этим последовал, действительно, недоумевающий взгляд.
Машенька, женщина лет сорока, очень милая и приветливая остановилась, поздоровалась и ответила:
- Очень понравилась мне этажерка, вот я ее и приобрела в нашем мебельном магазине на свою голову. Почему-то она мне показалась легкой, и я решила, что мне до дома не далеко, донесу. Но, видно, не совсем рассчитала свои силы. Вот и тяну «лямку», в которую впряглась по своей обычной легкомысленности. Ну, ничего, мне уже совсем близко. Рада была с вами, Маргарита Генриховна, повидаться! Всего вам самого доброго!
И она схватилась за свою поклажу, намереваясь приподнять ее и тащить дальше. Владимир аккуратно отстранил даму и со словами: «Позвольте, я вам помогу», легко поднял покупку Марии и, извинившись перед мамой, пошел с ее коллегой.
Мария, сияя от счастья, что нашелся такой чудесный помощник, весело щебетала рядом.
- Я помню вас еще школьником. Вы приходили к своей маме в нашу больницу. Я еще однажды приносила вам с Маргаритой Генриховной обед, потом провожала вас на процедуры. Но, вы, конечно, забыли, а я еще подумала тогда, какой чудесный сын у нашего главврача. Вы уже тогда мне очень понравились.
Владимир тоже вспомнил ее. Она в то время была совсем девчонкой, и он ее очень стеснялся. Ему не хотелось, чтобы она знала о его болячке. Но она не интересовалась его диагнозом. Просто отдала в процедурный кабинет записку от главврача, и подождала его, чтобы провести обратно в кабинет Маргариты Генриховны.
Когда они, наконец, дотащили этажерку до квартиры, Мария пригласила Владимира отдохнуть, выпить чая или кофе, в общем посидеть.
Чай был чудесный, пирог, который Мария испекла вчера вечером, просто потрясающий. Они разговаривали обо всем. Мария с удовольствием слушала его рассказы об учебе в академии, о своих приятелях, о своих планах дальнейшего образования. Незаметно чаепитие перешло в обед, который показался Владимиру невероятно вкусным. Затем они захотели посмотреть новый американский фильм, и как-то так случилось, что Владимир остался у Марии ночевать.
Открыв глаза утром в ее постели, он не обнаружил никого рядом, зато из кухни доносились волшебные ароматы кофе, яичницы и свежего хлеба.
Мария заглянула в спальную комнату уже одетая.
- Котик, я ухожу на работу. Завтрак на столе. Ключ от квартиры на трюмо в прихожей. Закрой дверь и не забудь выключить все краны. Целую! - и она исчезла, как сладкий сон.
После этого Владимир частенько приходил к ней и оставался на ночь. Родителям он всегда говорил, что решил позаниматься в квартире бабушки, которая теперь стала его «убежищем».
Это была их тайна, бережно хранимая ими обоими.
Мария любила его, как сына, опекала, баловала, выслушивала все жалобы на несправедливость, была в курсе всех его непродолжительных романов.
Владимир мог говорить с ней обо всем. Она никогда не осуждала его девушек, советовала быть внимательнее к ним, не ранить их молодые сердца. Мария понимала его, как никто в жизни, и он очень ценил их дружбу.
Он испытывал к ней сыновнюю нежность. Она стала для него другом, сестрой, матерью. В ней сочетались материнская нежность и детская непосредственность. Его мама всегда была занята работой, даже книжки перед сном ему читал папа. Возможно поэтому его так тянуло в дом Марии, всегда находящей для него время и щедро одаривающей его своей любовью.
Когда на праздники он покупал подарок маме, точно такой же он приобретал и для нее. Приходя к ней, он почти всегда приносил ей цветы. Часто дарил ей любимые духи, шоколад и интересные книги, которые они читали вместе и затем долго обсуждали.
Но встретив Лану, Владимир решил навсегда забыть свою Кису, как он нежно называл Марию, в ответ на ее обращение к нему «котенок».
Однако... Сегодня он примчался к ней сам не свой и все рассказал ей, рыдая у нее на груди.
После рассказа он затих, ожидая ее реакции. Мария молчала.
- Ты тоже считаешь меня подонком после этого? - тихо спросил он.
- Нет! - ответила его верная подруга. - Но ты поступил некрасиво! Ты очень обидел девушку, которой сделал предложение руки сердца. Ты говоришь, что любишь ее безумно, но я не верю. Разве можно, любя, так думать о возлюбленной?
- Киса, я был вне себя! В меня просто дьявол вселился. От ревности у меня кружилась голова, ноги стали ватными, я еле доплелся до тебя. Что же мне теперь делать? Броситься с крыши?
- Вымаливать прощение! Но я думаю, что это будет очень непросто. А пока напиши ей. Разговаривать она вряд ли с тобой захочет.
Владимир застонал от боли в душе, от тоски и безысходности.
- Успокойся, Котенок! Наберись терпения и постарайся все переосмыслить заново, найти причину своего ужасного поступка.
- Все потеряно безвозвратно! - с отчаяньем проговорил Владимир.
- Поверь мне, котенок, все в твоих руках, и все зависит от твоего терпения и выдержки.
Она потрепала его волосы, погладила лицо и руки, и ушла на кухню готовить чай.
Владимир же вдруг подумал о том, как хорошо, что у него есть Киса, самая добрая и лучшая подруга на свете.

Глава 6. Безрадостные будни.

Лана совершенно забросила работу над диссертацией. По два раза в день она навещала отца в больнице, затем занималась домашними делами: готовила им с мамой еду, убирала, стирала, успокаивала маму, больше всего боясь, как бы с ней не случилось сердечного приступа.
По утрам она отводила сына в детский сад, а вечером забирала его оттуда, стараясь побольше погулять с ним. Дома после ужина Лана играла с сыном в разные игры, читала ему сказки и вместе с ним учила стихи.
Она была так занята бытом, что ее старания не вспоминать о неприятном расставании с Владимиром уже давались ей намного легче, чем в впервые дни возвращения домой. Но, когда в постели перед сном она вспоминала их последнюю встречу, то плакала от обиды и унижения. Она постоянно сравнивала свои отношения со Станиславом и с Владимиром, и понимала, что отец ее ребенка боготворил ее, боялся оскорбить ни то, что словом, но взглядом, жестом.
Не желая причинять ей боль своим присутствием, он, несмотря на свою сильную любовь к сыну, встречается с ним лишь без нее. А Николенька без него очень скучает. Ему так хочется, чтобы папа и мама вместе гуляли с ним, играли с ним, и жили в одной квартире...
Каждый вечер перед сном она молилась о здоровье родителей, моля Всевышнего о том, чтобы с ними не случилось самого страшного.
В середине декабря Лина несколько освободилась и подключилась к домашним работам. Она стала забирать Николеньку из садика и по вечерам навещать отца в больнице вместо Ланы.
Однажды между сестрами опять возник неприятный для обеих разговор.
- Лана, - обратилась Лина к сестре, - нужны деньги для приобретения Николеньке теплого комбинезона и уплаты за абонемент в детский бассейн.
- Линуся, я сейчас совсем без копейки, стипендию получу и отдам тебе, одолжи мне тысяч десять, - попросила Лана.
- Лана, почему бы тебе не воспользоваться деньгами со счета, который специально для тебя открыл Станислав и на котором уже имеется весьма солидная сумма.
- Мне не нужен ни его счет, ни деньги, которые он решил потратить на благотворительные цели! - еле сдерживаясь от более едких слов в адрес бывшего любовника и отца ее сына, раздраженно бросила она сестре.
- Эти деньги предназначены для твоего и его сына, Лана, и ты не имеешь права лишать ребенка возможности нормально развиваться и быть здоровым, - с не меньшим раздражением проговорила Лина.
На громкий разговор тут же откликнулась их мать - Елена Александровна, внезапно появившись в кухне...
- Я совершенно согласна с Линой, - сказала она младшей дочери. - Твое упрямство, Лана, переходит все разумные пределы. Нельзя упиваться своей гордыней в ущерб твоему же ребенку. Да и причинять постоянную боль его отцу, извини меня, просто мелко и низко! Станислав делает все возможное, чтобы помогать сыну. Я думаю, на этой почве у него могут возникать неприятности в семье. Ты что, хочешь довести его своим упрямством до инфаркта? Чего ты добиваешься?
Лана стояла красная от стыда и обиды. Она вовсе не хотела ничего плохого для Станислава, она повзрослела и упрямилась насчет его денег лишь для того, чтобы показать свою принципиальность.
- Хорошо, я сегодня же сниму деньги. Сколько там мы с сыном вам задолжали? - сама не зная зачем, она больно уколола и маму, и сестру.
Мама разрыдалась от этих слов, а Лина, с укоризной посмотрев на нее, спокойно ответила:
- Двенадцать тысяч рублей! И не нам, а твоему ребенку! Нам от тебя нужно только одно, чтобы ты и Николенька были здоровы, счастливы и успешны.
Затем она обняла маму, усадила ее на стул и подала ей чашку чая. Тоже она проделала и в отношении Ланы.
- Я принесла отличный кексик, сейчас полакомимся, - стараясь разрядить обстановку, сказала Лина и достала из своей сумки пакет со сладостями к чаю и фруктами для племянника и родителей.
Лана сидела, опустив голову и молча глотая слезы. Но Лина перевела разговор на проблемы лечения и полной реабилитации отца, и Лана, забыв свои обиды, стала участвовать в общем разговоре. Все-таки, главным для нее всегда были дела семейные, особенно, здоровье родителей.

Глава 7. Муки совести.

Владимир весь погрузился в учебу и написание диссертации. Но исчезновение Ланы, неизвестность причин ее отсутствия не давали ему учиться и работать над своей темой даже с половинной отдачей. Он топтался на одном месте, не в силах переносить эту неопределенность. Дома он почти не разговаривал с родителями, и обстановка в семье была просто гнетущей.
Отец пытался успокоить сына тем, что у него вся жизнь впереди, и он еще сто раз будет влюбляться. На что Владимир мрачно заявлял: «Хватит и этого раза!».
Мама разводила руками и заключала:
- Не судьба, значит! Нужно смириться и работать над диссертацией, сдавать кандидатские экзамены. Нельзя распускаться, как баба!
Владимир молча выслушивал и уходил к себе, не произнеся ни слова в ответ. Маргарита Генриховна плакала, а муж бросался ее успокаивать.
Эти сцены происходили почти ежедневно и обстановку не улучшали.
-"Куда она исчезла, почему бросила работу над диссертацией, почему не отвечает ее телефон, твердя ему, что абонент недоступен?", Владимир был весь в этих мыслях. Измученный ими, бессонницей, вопросами родителей, он решился, наконец, выяснить все на ее кафедре. К его удивлению, там никто ничего не знал.
- Аспирант не должен каждый день торчать в академии, - сказала ему лаборантка Катя.
- Но ее и в библиотеке нет. Она уже не была там две недели, - расстроенно объяснял он лаборантке свое беспокойство.
- Попробуй спросить Сашу Кутузова, - посоветовала ему девушка. - По-моему, он вчера разговаривал с ней по телефону, что-то обещал ей достать, кажется, какие-то лекарства. Да, вспомнила! Он еще предлагал ей устроить ее отца в больницу к своей матери. Его мама -  главврач какой-то крутой больницы.
- Надо же, какое совпадение! У меня мама тоже главврач больницы. А ты не могла бы мне дать номер телефона, по которому с ним можно связаться?
 Девушка продиктовала ему тот же номер, который постоянно твердил ему, что абонент недоступен. Владимир был в отчаянье. Он чувствовал себя преступником, убившим желание учиться и появляться в академии у девушки, которую по-прежнему любил.
- А когда он бывает на кафедре? - спросил он, имея в виду своего соперника.
- Это только руководитель знает. Пока вы не ведете занятий со студентами, вы свободны в посещении кафедры по надобности.
- Ясно!
Владимир решил подойти к Кутузову в библиотеке. На сердце у него «скребли кошки», опять проснулась дикая ревность.
«Почему о ее отце заботится Александр, почему к нему она обращается с просьбами о лекарстве, почему он в курсе ее дел, а я нет? У меня мама тоже могла бы помочь ее отцу. Могла ли? Мама теперь крайне отрицательно относится в Лане. И причина этого - я сам! Ну, какой же я идиот! Не сумел держать себя в руках, нес такую околесицу. Хотя, видит Бог, больше всего я хочу помириться с ней. Я не могу без нее. И мой лучший друг - Киса не может заменить мне Лану. Как добиться ее прощения, если она заблокировала от меня свой телефон и даже диссертацию оставила, лишь бы не встречать меня?
Я виновник всех ее бед! И у меня нет никакого выхода! Броситься что ли с моста? Я смертельно устал, хотя с ней у меня был самый короткий роман в моей жизни. Мне сама жизнь стала не мила. Ах, Лана, Лана, что ты делаешь со мной?».
От мыслей разламывалась голова.
«А, может, глотнуть коробочку снотворного - и конец этим безумным мыслям, всей этой безысходности?!».

Глава 8. Неожиданная встреча.

В это прекрасное декабрьское утро светило солнце, и снег, укутавший деревья, искрился миллионами сверкающих брызг.
Выглянув в окно, Лана завороженно и радостно взирала на мир. Ей натерпелось выскочить во двор и вдыхать свежий морозный воздух, ощущая невероятное счастье.
Она быстро приготовила завтрак, разбудила, умыла и одела сына, накормила его и отвела в детский садик. По дороге они лепили снежки и метко бросали их в стволы деревьев. Николенька так разыгрался, что никак не хотел отпускать маму, и только обещание прийти за ним сразу после обеда, убедило мальчика смириться с расставанием.
Вернувшись домой, Лана позавтракала вместе с мамой, захватила приготовленные для папы продукты и поехала к нему в больницу.
Во дворе больницы она увидела припаркованную машину Станислава Евгеньевича, и сердце ее сжалось от тревоги. Неужели что-то случилось с его женой.
Она вдруг поняла, что ни в коем случае не хотела бы этого.
Лана заметила выходящего Станислава и быстро спряталась за стоявшее рядом дерево. Она жадно всматривалась в его лицо. Ей показалось, что он осунулся и постарел, и волна любви и нежности заполнила ее сердце. Она испугалась мысли, что он может умереть, что он, к сожалению, уже не молод. Работа у него нервная, да и она - Лана, наверное, стоила ему не малых переживаний.
"Лина права, я эгоистка, во мне одна лишь гордыня и ничего человечного. Нельзя упиваться жалостью к себе любимой!"
И она смело вышла из своего укрытия и шагнула ему навстречу.
Увидев ее, Станислав Евгеньевич совершенно преобразился. Все его лицо помолодело, глаза засияли такой любовью и нежностью, что у Ланы сами собой полились слезы из глаз.
Он взял ее руку в свои ладони и нежно поцеловал.
- Не переживаний, любимая, Павел Андреевич скоро поправится. Ему завтра поставят кардиостимулятор, и к Новому году он будет дома.
- Так ты был у него? - удивилась и обрадовалась Лана.
- Ну, а у кого же еще! Сейчас у него был консилиум из очень квалифицированных специалистов. Теперь он отдыхает. Кстати, в другой палате - номер один на шестом этаже.
- Как здоровье жены?
- Спасибо, Елизавета Петровна чувствует себя хорошо.
- Она знает про нас? - спросила Лана почему-то шёпотом.
- Конечно! Неужели ты думаешь, что я буду обманывать свою жену. Мы прожили с ней тридцать лет и всегда были, прежде всего, друзьями.
- И она знает, что ты встречал меня из роддома? - с сомнением в голосе спросила Лана.
- И она первая сказала мне, что я обязан тебя встретить и заботиться о тебе и своем сыне.
 - А сам, значит, ты не стал бы этого делать? - уже с оттенком неприязни уточнила она.
 - Стал бы, конечно! Я это говорю к тому, чтобы ты понимала, что в моей семье отношения строятся на доверии и любви. Ланочка, ты самая светлая, нежная и лучшая девушка на свете, но жизнь моя сложилась так, что я, к сожалению, не свободен.
- Неужели твоя жена так спокойно отнеслась к рождению твоего ребенка от совершенно чужой женщины?
- И более того, она просто влюблена в нашего с тобой сына!
- Она, что же, видела Николеньку?
- Прости меня, Ланочка, но я несколько раз привозил его к себе домой. У нас с Елизаветой не было детей, и моя жена просто счастлива, что у меня с тобой родился сын. Она считает и тебя, и Николеньку членами нашей семьи.
Лана не верила своим ушам. Слезы лились из ее глаз. Она думала о том, что, оказывается, бывают такие женщины, которые могут любить мужа, не только, как свою собственность, а как человека и друга.
- Ланочка, ну почему ты плачешь? Поверь мне, я тебя очень люблю, я невероятно счастлив, что у меня с тобой есть сын, которого я люблю больше жизни, и я от всей души хочу одного, чтобы ты была счастливой.
Она поцеловала его в щеку и быстро пошла к входу в больницу.
Папу она нашла в отдельной палате. Он спал, но сразу проснулся, услышав, как вошла дочь.
- Ну, доченька, сколько приятных новостей я тебе расскажу, ты не представляешь.
И он поведал ей, какой чудесный человек - Станислав Евгеньевич, какой он заботливый и чуткий, какой невероятный консилиум он собрал, чтобы правильно определить диагноз его болезни и составить программу лечения.
- Из Москвы двух самых известных кардиологов пригласил и двух местных врачей, тоже с огромной практикой. Теперь вот завтра поставят кардиостимулятор, тоже какой-то суперсовременный, и к Новому году я буду, как огурчик!
Лана была рада за отца и счастлива, что поняла многое о Станиславе, Елизавете Петровне и о себе самой.
«Может, - подумалось ей, - и Владимир поймет ее и себя, и у них еще все наладится». Но она поспешила прогнать эту заманчивую, но нереальную мысль.

Глава 9. Мужской разговор.

Владимир, увидев в курилке библиотеки Александра, переборол свою гордыню и подошел к нему, дружески протянув ему руку для пожатия.
Александр поприветствовал коллегу и поинтересовался, как у него идут дела на поприще науки.
- Да не очень! - честно признался Владимир. -У меня к тебе нескромный вопрос. Можно задать?
- Валяй! - удивился такому началу разговора Александр.
- Ты в каких отношениях с Ланой? - без предисловий сразу «в лоб» спросил Владимир.
- Почему тебя это интересует? Ты что ревнуешь ее что ли? - вопросом на вопрос ответил его визави.
- Ревную! Еще как ревную! - честно признался Владимир.
- Можешь успокоиться. Мы с Ланой просто коллеги - работаем, учимся на одной кафедре. У нас с ней даже один руководитель. Так что нет причин для ревности.
- Она тебе разве не нравится? - не поверил, что такое может быть, Владимир.
- Почему не нравится? Нравится! Лана, я думаю, нравится очень многим. Но это не значит, что у нее со всеми близкие отношения! Ведь ты именно это имел в виду? Я правильно тебя понял?
- Абсолютно! Но тогда, почему именно к тебе она обращается за помощью? Просит достать лекарство, устроить отца в больницу.
- Кто это тебе сообщил такие подробности?
- Неважно кто, важно, что это правда!
- Во-первых, она у меня ничего не просила. Я сам спросил ее, почему она такая озабоченная и грустная. Она ответила, что у нее серьезно болен отец, что ей придется работать дома, что она никак не может найти ему нужное лекарство. Естественно, я предложил ей свою помощь. Вот и вся наша «любовная» история.
- Спасибо, Александр!
-Успокоился? - спросил тот Владимира. - Я же видел вас вместе много раз и сразу понял, что у вас особые отношения. Я по натуре не разрушитель, так что чужие чувства и отношения уважаю. Вы что, поссорились или порвали отношения? Ты ведь сам не свой ходишь, что заметно невооруженным глазом.
- Да! Я ее сильно обидел. Не представляю, как выпросить у нее прощение. Не поможешь!? Она не отвечает на мои звонки, вообще не хочет со мной разговаривать и видеть меня. И я не знаю, как ей сказать, что я без нее жить не могу и не буду.
- Конечно, помогу. Что нужно сделать?
- Передать ей то, что я тебе сейчас доверил.
- Запросто!
 Владимир, с чувством пожал руку Александру.
- Спасибо, Саша! Я этого никогда не забуду.

Глава 10. Надежда на примирение.

  Переложив часть своих проблем на только что обретенного друга - Александра, Владимир почувствовал серьезное облегчение.
Он был уверен, что вмешательство Саши поможет ему помириться с Ланой. Почему-то ему казалось, что тот сумеет убедить Лану в том, что Владимир любит ее и просто, безумно ревнуя, обидел ее.
Он шел и с радостью вдыхал морозный воздух, мечтая о совместной с Ланой встрече Нового года, о том, что нужно подобрать ей какой-нибудь очень оригинальный подарок, о том, как ему переубедить родителей в их заблуждении относительно Ланы. Он с тоской и стыдом вспоминал о своих отношениях с Кисой, не зная, как выйти из столь унизительного для Ланы положения, мучился вопросом о том, стоит ли рассказать Лане о Кисе всю правду или не стоит.
По дороге он заглянул в торговый центр, расположенный недалеко от дома родителей. Ему хотелось присмотреть новогодние подарки для Ланы, родителей и Кисы. Все-таки, решил он, Киса верный его друг, и лучше Лане пока не знать о ней. Но, когда все успокоиться и восстановится, познакомить их.
На первом этаже его внимание привлек киоск с ювелирными украшениями, который он всю свою жизнь обходил, считая самым ненужным и бестолковым прилавком в Центре. Но сейчас он внезапно вспомнил, что папа на все самые значимые даты покупал маме разные украшения, и мама им была всегда ужасно рада.
Он стал внимательно рассматривать выставленные «побрякушки», как, смеясь, называл их отец, и никак не мог понять, что привлекательного может быть в этих ненужных вещах. Однако, он припомнил, что Лана носила в ушах золотые сережки и частенько одевала на кофточку или блузку цепочку с кулоном.
- Молодой человек, что желаете посмотреть? - спросила его продавщица.
Он замялся с ответом, и она стала рассказывать ему, что ювелирные изделия - это истинное искусство и самый лучший подарок для любимых женщин или девушек.
- Посмотрите на эти кольца, серьги и цепочки. Вы вряд ли где найдете товар такого высокого качества и тонкого вкуса! Что любит ваша девушка? - спросила она Владимира, и он не знал, что ответить. - Ну, что она носит из украшений? - допытывались дама.
- Серьги и кулон, - наконец проговорил он.
- У нас прекрасный выбор и сережек, и комплектов: серьги -  кольцо, а также кулонов и колец, - с гордостью заявила продавщица. - Какие камни предпочитает ваша девушка?
Он пожал плечами.
- Она блондинка или брюнетка?
- Блондинка! - без запинки ответил Владимир.
- А сколько ей лет?
- Разве это имеет значение? - удивился он.
- Еще какое! - убедительно ответила женщина.
- Молодым девушкам очень идут легкие, светлые камни, скажем, аквамарин, александрит, жемчуг. Вот посмотрите, какие замечательные сережки с аметистом.
Владимир посмотрел серьги, и ему показалось, что Лане они бы пошли.
- Сколько они стоят? - поинтересовался он.
- У нас сейчас прекрасная акция. Вообще, эти серьги стоят четыре тысячи, но сегодня на них скидка 30%. Всего две тысячи восемьсот рублей.
 Владимир стоял в нерешительности, когда его тронули за руку. Он обернулся, за ним стоял человек в рясе. Владимир удивленно поднял брови и внезапно узнал своего одноклассника - Владимира Чернова. Тот с улыбкой смотрел на него.
- Привет, тезка! - сказал он. - Я тут наблюдал за тобой и не мог пройти мимо. Ты женишься что ли?
- Пока не знаю, - ответил Владимир. - Хотелось бы в это верить!
- Ну, так и верь! Вера - дело великое, поверь мне. Каламбур! - засмеялся он.
Владимир извинился перед продавщицей и отошел со своим одноклассником в сторону.
 - Слушай! - сказал он. - Мне говорили, что ты ушел в монастырь, но я не верил. Что у тебя случилось, почему ты такой красивый, умный, обеспеченный, вдруг принял такое странное решение?
- Ну почему же странное! Ведь ты не считаешь свой выбор стать юристом, странным?
-Нет конечно! Но в твоем случае это значит уйти от мирской жизни, все равно, что стать отшельником. Почему? Что тебя толкнуло на это?
- Это выбор моей души! - ответил, сияя доброй улыбкой, его тезка. - Ну и потом, чтобы получить право стать отшельником, нужно быть почти святым. Мне до этого очень далеко. Да я и не ставлю для себя такой цели. По крайней мере пока! - добавил он с улыбкой.
- И где же ты теперь служишь?
- В Псково-Печерском монастыре! Бывал там когда-нибудь?
- Нет! Я слишком далек от этой сферы! - убежденно ответил Владимир.
- Мы все так считаем до поры, но истинное наше предназначение знает лишь Бог! Рад был тебя повидать! - светло улыбнулся он Владимиру. - Счастья тебе в семейной жизни! Будешь в наших местах, заходи. Мы всегда гостям рады.
И он пошел к выходу из торгового центра.
Больше всего Владимира удивил его счастливый вид. "Служитель культа», как он мысленно окрестил товарища, был светел, уверен в стебе и добр лицом. «Неужели, уйдя из мира, можно чувствовать себя так радостно и спокойно? - думал он. Все-таки, странный малый мой тезка, а в школе был, как все, даже лучше - отличник, красавец и девчонки по нему сходили с ума! Не понимаю!».
Все его мысли были заняты этой встречей. Ему не терпелось рассказать своим родителям и друзьям о ней. Он даже перестал думать о Лане.
Но вечером, еще до прихода родителей домой, ему позвонил Саша Кутузов и передал, что Лана готова поговорить с ним по телефону. Он пожелал удачи другу и скорейшего примирения с любимой девушкой. Владимир был тронут его вниманием и доброжелательностью и, поблагодарив, решил не откладывать разговор с Ланой.
Ему и самому не терпелось помириться с ней.

Глава 11. Катастрофа.

Набрав номер мобильного телефона Ланы, Владимир замер в трепетном ожидании услышать, наконец, голос любимой, но ответила ему какая-то незнакомая женщина. Он снова набрал номер, и опять ответил незнакомый женский голос. Ничего не понимая и досадуя на телефонную связь, он обратился к незнакомке.
- Простите, - извинился Владимир, - мне нужна Лана, но я все время, видимо, попадаю не туда. Не могли бы вы назвать мне номер вашего телефона?
- Лана ушла за сыном в садик и забыла телефон дома. Так что вы попадаете туда, куда вам нужно, - доброжелательно объяснила ему незнакомая женщина. - Перезвоните, пожалуйста, через часок, они к этому времени уже придут домой. Если хотите, я передам Лане, что вы звонили. Как вас зовут?
- А с кем я разговариваю? - уточнил Владимир.
- Я мама Ланы, - ответила женщина.
- Так я не понял, за чьим сыном ушла Лана? - переспросил Владимир.
- За своим сыном, за Николенькой!
- А разве у Ланы есть сын? - ничего не понимая, снова переспросил звонивший.
- Конечно, есть! А вы кто? - забеспокоилась женщина, но ошарашенный Владимир уже повесил трубку.
Если бы перед ним разверзлась земля, он бы, наверное, был удивлен и потрясен меньше, чем, когда услышал эту новость.
Владимир даже сам не понимал, что он чувствовал. Его мысли и чувства пришли в такое смятение, что ему казалось, будто он сошел с ума!
В таком вот состоянии он примчался к Кисе. Выслушав его, Киса не поняла, что его так потрясло, и почему он сказал:
- Ты представляешь, какая она подлая дрянь! А я дурак хотел жениться на ней. Верил в ее целомудрие, считал недотрогой и чистейшей девочкой.
 - И почему же ты изменил о ней свое мнение?
- Как это почему? Ты, что не понимаешь, Киса, что она обманула меня!
 - Разве она уверяла тебя, что у нее нет ребенка, или что она девушка, а не женщина? Я не помню, чтобы ты рассказывал что-то подобное.
- Владимир даже опешил от ее непонимания!
- Она же дала согласие на брак со мной, не сказав, что у нее есть ребенок и хахаль, который ей его сделал! - заорал на нее Владимир. - Вот почему она так не хотела, чтобы я приехал в ее город, не хотела знакомить меня со своими родителями. Правильно моя мама сказала тогда, что это неспроста.
- Не кричи на меня! - оборвала его Киса. - Я не глухая. Просто я считала тебя порядочным человеком!
- А я, значит, оказался непорядочным?! Позволь узнать почему?
- Потому что ты позоришь женщину, в любви к которой клялся, которой сделал предложение, не спрашивая ее ни о чем. Я уверена, что она сама бы рассказала тебе все о себе, если бы ты ею интересовался по-настоящему.
- Выходит, я должен был у девушки спросить: «Нет ли у тебя ребенка, милая?» Так что ли?
- Она тебе говорила, Владимир, что если ты хочешь узнать все о ней, не нужно спешить! Ты мне повторил ее слова.
- Почему ты защищаешь ее, Киса? Ты же не можешь не понимать, что она обманула меня!
- Нет, она тебя не обманывала. Она просто не успела тебе все о себе рассказать. Ты своим кавалерийским наскоком лишил ее этой возможности. А защищаю я ее потому, что не уважаю непорядочных мужчин. Человек любящий и порядочный, прежде всего, попытался бы понять женщину, а не осуждать ее, тем более, ее компрометировать. Откуда ты знаешь, при каких обстоятельствах появился этот ребенок? Может быть, девочку обманули, использовали, бросили, или она сама поняла, что не любит отца своего ребенка, не уважает его. Да мало ли что могло произойти. Если все мужчины способны только унизить и оскорбить женщину, которую, по их словам, они любят, я не хотела бы испытать такую любовь. Прости меня, Владимир, но я перестала уважать тебя!
И она ушла на кухню, плотно закрыв за собой дверь.
- Ну и пожалуйста, плевал я на твое уважение, - схватив с вешалки свою дубленку и выскакивая из квартиры, сказал он.
Но, очутившись на улице, Владимир сдулся, как пузырь, и ощутил свое одиночество и полную ненужность никому. Ему стало горько и обидно. Идти домой не хотелось, но и оставаться в своей однокомнатной «конуре» одному не было сил.
Он предпочел пойти на квартиру к родителям.
Мама выскочила ему навстречу, но, увидев его почти безумное выражение лица, смогла лишь прошептать:
- Что опять стряслось, - сынок?
- Ничего особенного! - засмеялся он каким-то страшным смехом. - Перед тобой непорядочная личность, хам и подонок, по заверениям моей бывшей подруги Кисы.
В прихожей появился отец. Вид и последние слова, сказанные сыном, поразили его. А «милый мальчик» продолжал выступление:
- Так что, дорогие родители, полюбуйтесь на свое произведение! Вот он - извращенец и мерзавец перед вами, и это ваш сын! Вы мне всю жизнь внушали, что женщина или девушка - слабое существо, тонкая и романтичная натура, которую следует беречь и защищать! А на деле - все вы шлюхи!
- Владимир, - строго сказал Игорь Андреевич, - что ты несешь, и кто такая твоя подруга Киса? Нам с мамой казалось, что ты собирался жениться на Лане, а не на Кисе? Или мы не в курсе твоих последних увлечений? И потом, как ты смеешь при родной матери так отзываться о женщинах! Немедленно извинись!
Владимир смотрел на родителей какими-то безумными глазами. Казалось, он вообще не узнает их.
Маргарита Генриховна стала снимать с него дубленку и уговаривать, как тяжело больного человека:
- Сыночек, пойдем в кроватку, я тебе принесу туда горячего чая и бутербродов, а потом ты нам с папой все расскажешь.
Он совершенно безучастно прошел с ней в комнату и лег, не раздеваясь, на кровать.
Мать, обратившись к мужу, сказала:
- Не приставай к нему Игорь. Сейчас я дам ему успокоительного, и пусть он уснет. Он просто в невменяемом состоянии. Потом разберемся в его подругах и узнаем, что вообще произошло.
Она принесла чай, в котором развела успокоительное, и села к нему на кровать.
- Сыночка! Давай я напою тебя, и ты успокоишься и расскажешь нам все.
- Я не хочу жить! - сказал Владимир, и столько горечи было в его словах, что мать разрыдалась.
-Господи! За что ты так нас наказываешь? - проговорила она.
- Вот оно! - обрадованно сказал Владимир, в волнении вскочив с кровати. - Знаешь, кого я встретил сегодня?! - и не дожидаясь ответа матери, продолжил. - Володьку Чернова в рясе! И он мне сказал, что только Бог знает истинное предназначение человека. Вот я и хочу его выяснить! Он приглашал меня к себе в монастырь в гости. Сказал, что они там всегда гостям рады!
Владимир расхохотался. Мать и отец, стоявший в дверях его спальни, с ужасом смотрели на него. Смех его был страшен. Да и весь вид сына тоже.
- Вот я завтра и выясню, как они будут мне рады! - И он стал хохотать, как ненормальный. Прошло несколько минут, и атмосфера в доме стала невыносимой. Наконец, он заметил состояние матери и отца и, оборвав свой смех, вполне серьезно сказал.
- Поеду-ка я завтра, дорогие родители, в славный город Псков на экскурсию. Заодно и пообщаюсь с бывшим школьным товарищем. Мне многое нужно у него спросить. Не переживайте, со мной все будет отлично. Я не сошёл с ума! Не дождутся они от меня такого подарка!
- А как же свадьба, Лана? - спросил отец.
- Наш короткий роман окончен, - объявил сын. - И уже давно.
- Ты нашел себе Кису? - спросила мать.
- Нет, ее мне нашла ты! - заявил сын и, улегшись на кровать, отвернулся к стене, затем произнес:
- Вечер вопросов и ответов закончен! Прошу покинуть помещение. Я намерен спать. Утром мне нужно на вокзал!
Совершенно потерянная Маргарита Генриховна обратилась к мужу:
- Ты что-нибудь понял, Игорек? Мне кажется, у него проблема с головой.
- Пусть съездит на экскурсию, - сказал муж. - Потом будем решать, нуждается ли он в лечении или в чем-то другом.
- Но ведь он явно болен… - начала мать, но муж так посмотрел на нее, что она оборвала себя на полуслове и молча ушла в свою комнату.

Глава 12. Лана.
 
Лана забрала Николеньку из детского сада и повезла его на каток. Сегодня было назначено первое занятие с малышами в секции фигурного катания. На первых встречах тренер обучала детей необходимым для катания физическим упражнениям. Когда занятия начались, Лана, воспользовавшись свободным временем, решила сделать необходимые закупки в ближайшем продовольственном магазине. Продуктов набралось на два больших пакета, и, забрав сына с занятий, она остановила такси, погрузив их в машину.
- Ну как, сынок, тебе понравились занятие и тренер? - спросила она.
- Мамочка, а можно я не буду ходить на спортивные занятия? - ответил вопросом на вопрос сын.
- Почему? Ты же ходишь в бассейн, и тебе нравится или тоже нет?
- В бассейн я хочу ходить, а на коньки нет! - твердо заявил сын.
- Да ты еще коньков не видел, это же подготовительные занятия, чтобы вы учились держать равновесие, правильно дышать и многое другое.
- Я не хочу, и тренер мне сказала, что я неповоротливый, как слон.
- Почему же она тебе это сказала, ты что-то не так сделал?
- Я девчонку толкнул, потому что она у меня скакалку вырвала из рук, я не хотел, чтобы она упала. Еще я об нее споткнулся. Я сам чуть не упал!
- Николенька, - сказала Лана, - почему ты девочку называешь девчонкой? И потом, я тебе уже объясняла, что мальчик должен уступить девочке, а ты ее толкнул. Мне стыдно за тебя!
- Она у меня из рук вырвала скакалку, которую мне сама тренер дала.
- Все равно, сынок, ты поступил не по-мужски.
Николенька насупился и отвернулся от Ланы.
«Такой маленький, а уже стремится идти своим путем, - думала Лана. - Не легкое это дело - воспитать настоящего человека. Хорошо хоть, что у нас немало помощников». Она с благодарностью вспомнила Станислава, впервые за последние пять лет.
Когда они вошли в квартиру, Елена Александровна поведала дочери, что ей звонил молодой человек, не пожелавший назвать себя, но очень удивившийся, что у Ланы есть сын.
- Ланочка, может я неправильно поступила, что стала разговаривать с ним, но он так настойчиво звонил, что я подумала, может кому-то очень нужно тебе что-то передать немедленно. Прости меня, если я влезла не в свое дело и что-то испортила тебе. Ты хоть догадываешься, кто это мог быть?
- Да, мамуля, я догадываюсь! Значит, говоришь, он был потрясен тем, что у меня есть сын и не пожелал назвать себя?
- Да! Как только я подтвердила, что ты пошла в садик за своим сыном, он сразу отключился.
- Вот все и прояснилось! Наш короткий роман окончен! Значит, так тому и быть! Очень хорошо, мамочка, что ты взяла трубку и объяснила ему, что у меня есть сын.
- А почему ты сама ему не сказала этого, если у вас был роман? - расстроенно спросила мать. - У меня даже сердце заболело после разговора с ним. Я поняла, что ляпнула что-то не то. Прости меня, доченька. Но ведь такие вещи, как наличие сына, скрыть невозможно.
- Конечно! Не волнуйся, дорогая. Я сама собиралась сказать ему об этом, но не успела.
Лана хотела показать, что ее не огорчило известие о разговоре Владимира с ее мамой, но не сумела. По ее лицу было видно, что она очень расстроена.
- Ланочка, да кто этот молодой человек? Ты ничего нам не говорила, что познакомилась с кем-то.
- Это аспирант с другой кафедры, мы с ним вместе сдавали экзамены, а потом он предложил мне выйти за него замуж. Ну, я сама не поверила в серьезность такого стремительного развития наших отношений. Смеясь, согласилась. Правда, он меня даже своим родителям представил! Но потом мы поссорились, я уехала к вам, так и не успев сказать ему, что у меня есть сын и я, вообще, не сторонник столь поспешного замужества. Честное слово, не собиралась я его обманывать. Да ты и сама правильно сказала, что наличие ребенка скрыть невозможно. Ладно, проехали! Что Бог ни делает, все к лучшему! Давайте ужинать и укладывать Николеньку спать.
Елена Александровна сидела с таким несчастным видом, что Лана подошла, обняла ее, и они расплакалась в объятиях друг друга.
- Ничего, не огорчайся, мамуля! Жизнь продолжается! У нас папа выздоравливает, Николенька растет и Новый год скоро! Завтра пойду выбирать нам елку, и мы все вместе будем украшать ее, - стараясь казаться веселой и успокоенной, сказала Лана.
И не успели они поужинать, как зазвонил домашний телефон, и Лана сняла трубку.
Звонил Станислав Евгеньевич и просил Лану дать согласие на встречу Нового года в его доме. Сказал, что они с Елизаветой Петровной очень просят всю семью Румянцевых встречать Новый год вместе с ними, что пора уже всей большой семье собраться и несколько дней провести вместе.
- Места у нас хватит на всех. Мы постараемся вас устроить с максимальным комфортом. Ланочка, встреча с тобой в больнице вдохнула в нас надежду.
Лана ответила, что передаст пожелание семьи Станислава и его приглашение своим родным, и как они решат, так и она тоже.
- Николенька так мечтает, чтобы и мама, и папа, и дедушка, и бабушка, и тетя Лина - все встретились под новогодней елкой, - продолжал Станислав. - Давай сделаем сыну приятное, устроим настоящий праздник.
- Я же не отказалась, но папа еще в больнице, а без него мы никуда не пойдем. Елку я тоже завтра собираюсь купить сыну.
- Елка для вас и Николеньки уже стоит у меня в гараже. Завтра утром привезу.
Станислав попросил к телефону Николеньку и очень долго о чем-то разговаривал с сыном. Мальчик говорил шепотом, чтобы их секрет никто не узнал.
Елена Александровна на приглашение ответила, что пока Павел не поправиться, говорить и загадывать нечего.
Решили окончательный ответ дать после выписки из больницы Павла Андреевича.


Глава 13.

Владимир спал плохо и в пять утра, стараясь не разбудить родителей, поехал на вокзал. На входе в здание вокзала он столкнулся с Владимиром Черновым.
- Привет, - сказал ему тот. - Далеко едем? - улыбаясь, поинтересовался он.
- Так к тебе в гости! Ты же приглашал, я решил не откладывать, - ответил Владимир. - Не передумал принимать гостей? - с ехидцей в голосе добавила он.
- Ну что ты? Как можно! Что же ты один, невесту бы с собой захватил. Самое лучшее путешествие перед свадьбой! Поверь мне!
«Служитель культа», как злорадно величал про себя одноклассника Владимир, отвел его к кассе и предложил, по возможности, взять билет в его вагон.
Им повезло. Не только вагон, но и купе удалось взять тоже.
- Отлично! Пойдем, позавтракаем, время еще есть, - чувствуя себя хозяином положения, пригласил Владимира его школьный товарищ.
Они зашли в какой- то сетевой ресторанчик и славно позавтракали.
Владимир внезапно почувствовал, что ему очень комфортно в компании тезки. Они уже не стеснялись молчать подолгу, думая каждый о своем. Прекрасно разместившись в двухместном купе и заказав у проводницы чаю, они, полулежа, внимательно наблюдали друг за другом.
- Ты не находишь нашу встречу на вокзале странной, я бы даже сказал, мистической? - спросил Владимир приятеля.
- Я - нет! Ты сейчас ищешь ответы на очень важные для тебя жизненные вопросы, и Господь помогает тебе. Найти ответы ты можешь только у НЕГО. Но как тебе найти путь к Нему? Мы бы так и не встретились, если бы тебе это было не нужно.
У Владимира от этих слов мороз прошел по спине.
- Откуда ты знаешь, что я ищу ответы на свои вопросы?
- Разве нет?
- Да! Но ты откуда об этом знаешь?
- Оттуда! - показал наверх приятель. - Ты когда-нибудь читал Евангелие?
 - Зачем? Нет, конечно. У нас в семье все убежденные атеисты.
- Но ты же едешь к нам в гости не просто на экскурсию!?
- Я и сам не знаю, зачем, - потерянно сказал Владимир. - Запутался я в жизни, в понятиях «порядочный человек», «непорядочный». Вот и хочу понять!
- Это хорошо, что ты хочешь понять, - ласково улыбнулся ему приятель.
Он полез в свой портфель, порылся там и протянул Владимиру книжку - «Евангелие».
- Держи! Как писал о нем, о Новом Завете, святитель Тихон Задонский: «Тебе и мне БОГ Письмо написал. И ЕГО Письмо следует читать часто и внимательно, потому что нет ни одной службы в Церкви, где бы ни читалось Слово Божие. В нем изложено золотое правило христианской нравственности». А это, как я понимаю, главное, что тебе нужно понять и постичь на сегодняшний день. Христос умел быть предельно краток в своих заповедях. Но в них перед нами Господь ставит громадные задачи. В своих заповедях Он рассказал нам о том, как Он хочет, чтобы мы жили. Только пойми, друг мой, что не все в Евангелии мы можем сразу понять, а уж исполнить - тем более. Вот так! Читай! А я тут свою литературу посмотрю, да и помолюсь за тебя.
Он сказал это так просто, что Владимиру захотелось постичь эту истину, с которой столь легко живется его другу.
Когда они добрались до монастыря, была ночь и на небе светили такие яркие и крупные звезды, что Владимир замер и не мог оторвать взгляда от неба. Он попросил разрешения остаться на улице, чтобы просто постоять под этим величественным и прекрасным небом. Вот почему друг говорил ему, что Бог всегда рядом. Здесь и наш городской житель ощутил свою близость к небу и Богу. И ему стало так радостно от этого ощущения, что у него из глаз полились слезы радости и великого счастья.
- Как хорошо жить, Господи! - прошептал он.
Душа его словно спала и вдруг проснулась. Ему захотелось всем людям делать только добро, чтобы все были счастливы.
Он не вернулся на Новый год в Москву, хотя не забыл всех поздравить с праздником. Он написал послания родителям и Кисе, поздравляя их и моля о прощении за свою слепоту и грубость.
«Ты - святая женщина!», - добавил он в послании к Кисе.
Но не смог себя пересилить и Лане писать не стал. Воспоминания о ней больно ранили его, и эту занозу он еще не смог вытащить из своего сердца.

Глава 14. Без него.

После праздников Лана вернулась в Москву и серьезно взялась за подготовку к сдаче кандидатских экзаменов и написание диссертации. Она целыми днями пропадала в библиотеке или на кафедре, консультируясь со своим руководителем.
Посещая групповые занятия и слушая лекции в потоке, она с сожалением отмечала про себя, что Владимир на них не появлялся ни разу. "Неужели с ним что-то случилось или он бросил аспирантуру из-за нее?" Каждый раз от этой мысли ей становилось не по себе. Но она не знала, что можно сделать. Как-то она разговорились с Сашей Кутузовым, который, как ей казалось, тоже избегал встреч с ней, ни разу сам не подошел и при ее появлении быстро исчезал.
В этот день, она сама села с ним рядом и, как бы между прочим, спросила, не знает ли он, куда пропал Владимир Суздальский.
- Ушел в монастырь! - бросил он ей не очень дружелюбно.
- Я тебя серьезно спрашиваю, - обиделась Лана. - В чем я перед тобой провинилась, Саша? Почему ты избегаешь меня? Объясни мне, пожалуйста!
Александр смутился, но ответил:
- Я тебе тоже серьезно отвечаю. Из-за таких, как ты, такие парни гибнут! Владимир серьезно уехал в Псково-Печерский монастырь. Уехал вроде на экскурсию, да до сих пор не возвратился. Там родители с ума сходят! А ты, как ни в чем не бывало, спрашиваешь: «Куда это мой ухажер подевался?». Я не уважаю подобных девушек, уж извини.
Лана не могла поверить в услышанное. Она сидела, раскрыв рот от удивления и обиды, потом молча встала и вышла из аудитории. Казалось, у нее остановилось сердце, она не могла продохнуть и тяжело опустилась на подоконник. Новость убила ее наповал.
Лаборантка Катя, проходившая мимо, увидев побелевшую и находящуюся в полуобморочном состоянии Лану, помогла ей добраться до кафедры и стала отпаивать ее валерьяной и чаем. Узнав о причине обморока, она подтвердила, что Владимир, действительно, ни с того, ни с сего уехал в Псково-Печерский монастырь, но прошел месяц, а он так и не вернулся.
- Говорят, что его родители просто с ума сходят. Какая-то девица тоже помчалась за ним. Но, возможно, все это чушь, никто ничего точно не знает. Правда, Кутузову он присылал поздравления оттуда и, вроде, с ним разговаривал, но тот никому ничего не говорит. Такой противный, самомнение выше крыши!
Теперь Лана была совершенно выбита из колеи. Работать не могла, спать тоже. Больше всего убивала безысходность, беспросветность ситуации. Если в этом виновата она, то в чем именно? В том, что у нее есть сын, но это уже свершившийся факт. Да и ни за что на свете Лана не рассталась бы с сыном. Ну виновата, что сразу не сказала ему об этом, но она не думала всерьез сразу лететь за него замуж!
Ясно одно! Она навсегда лишилась покоя и счастья. Настроение на работу совсем пропало, и Лана в тот же вечер уехала домой к родителям и сыну.

Глава 15. Вера и неверие.

Жизнь в монастыре захватила Владимира. Ему было интересно все, его душа, изнемогшая от застоя, начала трудиться. Она - душа сразу ощутила близость Бога и его постоянное присутствие рядом и распахнулась навстречу новой жизни.
Но, исполняя послушание, работая в библиотеке монастыря или подметая территорию, Владимир находил время для чтения духовной литературы. Перед ним открылся новый, во многом непонятный ему мир.
Его бывший одноклассник, отец Амвросий, с удовольствием помогал постигать Евангелие.
Вообще, Владимира поразило количество молодых людей, находящихся в монастыре. Общение с ними, постоянные беседы на самые жизненно важные темы постепенно открывали ему глаза на отношения между людьми.
Читая притчи в Евангелии, он воспринимал их слишком буквально и удивлялся их «примитивности».
Отец Амвросий помогал ему открыть истинный смысл сказанного Христом. После прочтения каждой главы Книги Владимир подолгу беседовал с отцом Амвросием.
Плохо обстояло дело с молитвой и с посещением служб. Выстоять службу в церкви для Владимира было необычайно трудно, и это его мучило очень.
В тоже время он с радостью посещал обряды крещения, проводимые в монастыре. Крещение детей умиляло его и неизменно он представлял себе Лану, принесшую своего сына в монастырь, чтобы окрестить его.
-" Мадонна! Вот с какого надо было писать Рафаэлю!"
В его душе не осталось даже следа укора любимой женщине за совершенный ею грех, а вставали прекрасные картины совместной жизни с ребенком, воспитание его, забота о нем, игры и отдых совместно всем семейством.
После двух недель пребывания в монастыре, приехала навестить его Киса, теперь она просила называть ее только по имени, Мария. Она остановилась в местной гостинице и с радостью посещала все службы, а по вечерам они вместе с Владимиром и отцом Амвросием подолгу беседовали о жизни, о вере, о неверии и грехах.
Отец Амвросий сказал как-то Владимиру о Марии, что она - светлая душа. Мария исповедовалась у него, причащалась, и ему многое было о ней известно. Женщина искренне переживала за Владимира. Жалела о его расставании с Ланой и всей душой желала, чтобы он был счастлив. Владимир был для нее, как сын.
- Жаль, что вы с ней разошлись во времени, хорошая жена была бы для тебя! - сказал ему отец Амвросий. - Она светла душой и чиста помыслами.
Отец Амвросий должен был получить свой приход в ближайшее время. И, учитывая, что в Москве у него оставалась престарелая мать, слабая здоровьем, ему был назначен приход в новостроящейся церкви одного из округов Москвы.
Его отъезд совпал с возвращением в Москву Владимира.
Владимир совершенно определенно теперь представлял свою учебу и работу. Думая о родителях, он мечтал привезти их на несколько дней в Псков, поводить по монастырю. Он стал лучше понимать их, любить их и жалеть. Ведь мама, отдавая себя полностью работе врача, любя всем сердцем эту работу, всегда разрывалась между семьей и своими служебными обязанностями. Времени на сына не всегда хватало. Отец тоже много работал и всеми силами помогал жене. С сыном он возился даже больше, чем мать. Сам хорошо готовил еду и убирал квартиру, занимался закупкой продуктов и ремонтом.
Владимир теперь испытывал к ним самые теплые чувства, понимая и принимая их такими, как они есть.
Особенно важным стало для него понимание главного, золотого правила христианской нравственности, которое гласит: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». /Мф. 7, 12/.
И еще он принял в свое сердце заповедь Христа: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и возлюби ближнего твоего, как самого себя». /Мф.22, 37-39/.
Сразу после возвращения он перевелся на заочное обучение и вернулся на работу в банк, благо его должность оставалась еще свободной, и руководство с радостью приняло его обратно.
Он стал очень внимательно относиться к нуждам семьи, помогал отцу закупать продукты, маме убирать квартиру. В доме воцарились прежняя радостная и любящая атмосфера.
Владимир много читал, по вечерам сидел в библиотеке, штудировал первоисточники, готовился к сдаче кандидатских экзаменов и писал диссертацию.
За несколько месяцев, прошедших после его возвращения, он ни разу не встретил Лану, но думал о ней постоянно.
Уже во время его пребывания в монастыре его занимал вопрос: крестила ли Лана своего сына? Почему-то ему очень хотелось, чтобы мальчик непременно был крещен. Он сам улыбался думая об этом. Казалось бы, ну какая тебе разница. А вот лезла мысль в голову, и он принимал ее, обдумывал со всех сторон. Его занимал и вопрос венчания. Он представлял Лану в свадебным наряде и себя рядом с ней и умилялся этой картине.
А жизнь текла своим чередом, дни проходили за днями, а он все никак не мог осмелиться позвонить Лане. Даже расспрашивать о ней Сашу Кутузова считал неприличным, неправильным. Он часто звонил другу, встречался с ним в академии, но ни разу они не говорили о Лане.
- Может набраться смелости и поехать к ней? Разыскать ее и объясниться с ней? Признаться во всех своих грехах, и пусть будет, что будет.
Но смелости не хватало и времени тоже.
Владимира было трудно узнать. Внешне он оставался таким же красивым и даже намного обаятельней, чем прежде, но внутренне это был совсем другой человек. И этот человек копался в себе, стараясь очистить свою душу от грязи. Он стал считать себя недостойным Ланы, он боялся, что она не сможет его простить. Он много молился, по выходным дням посещал церковь, постоянно исповедовался и причащался. Но ему казалось, что он все еще не очистился от греховных, осуждающих мыслей о своей возлюбленной.
Пришла весна. Наступило время сдачи экзаменов.
Владимир мало спал, много готовился и еще больше работал.

                                                Глава 16. Соседка.

За окном вставал майский рассвет, и был он безоблачно свеж и прекрасен.
Владимир поднялся рано, ему не спалось, в голову лезли разные мысли о жизни, в какие-то мгновения в душу закрадывалась тоска. Хотелось встретиться с Ланой, признаться ей во всех своих грехах, как на исповеди, и поведать ей о своем одиночестве, попросить прощения и вновь сделать ей предложение руки и сердца. Но он усилием воли подавлял эти чувства. Именно сегодня он должен был сдавать первый экзамен, и в данный момент ему необходимо было пробежаться по всему выученному материалу, проверить свою готовность ответить на любой вопрос.
Он прозанимался более трех часов и в семь часов утра сам приготовил завтрак для себя и родителей. Отец, выйдя кухню, помог ему сервировать стол, и через полчаса вся семья сидела за столом.
- Ну, как самочувствие перед экзаменом? - спросил Игорь Андреевич.
- Все в полном порядке, товарищ генерал! - отшутиться сын, но волнение и сомнения в полном освоении курса тревожили его. Быстро покончив с завтраком, он поехал в академию.
Экзамен он сдал на отлично. Настроение было прекрасное, погода соответствовала ему. Небо было высоким и синим, а солнце светило ярко. Вся природа словно приветствовала его успех и поздравляла его с ним. На душе было светло и радостно.
Владимир, не спеша, возвращался домой. Он шел легким шагом и наслаждался весной. Впереди него, толкая коляску с ребенком и неся в другой руке необъятный сверток, шла молодая женщина. Спина ее была напряжена до предела, чувствовалось, как ей тяжело и неудобно. Владимир, улыбаясь, догнал ее и предложил свою помощь.
Женщина с радостью отдала ему свой сверток.
- Куда мы должны доставить все это богатство? - спросил Владимир.
Она назвала улицу и номер дома, и удивленный помощник радостно воскликнул:
- Оказывается, мы с вами соседи. Я тоже живу в этом доме. Какой у вас подъезд? - спросил он, довольный, что не нужно отклоняться от намеченного курса. Молодая и, как он успел заметить, очень симпатичная женщина, жила в соседнем подъезде.
- Ну, раз мы с вами соседи, давайте знакомиться, - предложил Владимир и представился. Женщина называлась Анастасией.
 - Я знаю вашу маму, - сказала она, - моя мама лежала в той больнице, где работает Маргарита Генриховна.
Молодые люди, мило беседуя, быстро дошли до дома, и Владимир помог женщине вкатить коляску и донести ее поклажу до квартиры.
- Не хотите зайти на чашечку кофе? - спросила его Анастасия.
Все это напомнило ему знакомство с Кисой, которую он не видел с момента их встречи в монастыре. Почему-то ему стало грустно. Он попрощался с новой знакомой, отказавшись от кофе за «неимением времени».
Войдя в свою квартиру, он набрал номер телефона своей верной подруги и поделился с ней радостью по поводу удачной сдачи экзамена. Все последнее время ему очень не хватало ее, как друга, всегда готового прийти на помощь, выслушать его сетования, дать совет. Но, услышав ее голос, он не осмелился обратиться к ней как прежде, называя ее Кисой.
- Машенька, это тот негодяй, который доставил тебе немало огорчений и который теперь не уверен, примешь ли ты его, если ему захочется пообщаться с тобой. Шутка! Очень хочется тебя видеть! - добавил он совершенно искренне. - Примешь меня?
- С радостью, - ответила Мария. - Я сейчас на работе. Приходи часам к семи.
- Идет! - испытывая облегчение от того, что Киса не отказала ему, проговорил Владимир. Ему не терпелось поскорее встретиться с ней, но нужно было ждать до вечера.
Он переделал массу домашних дел, зашел в супермаркет, купил большой торт, букет цветов, шампанское и целый пакет фруктов. В семь часов он уже звонил в дверь, которую еще так недавно открывал своим ключом.
Мария была по-прежнему его другом. Она с нежностью матери поцеловала его в щеку, усадила за стол, уже накрытый и заставленный теми блюдами, которые он любил и которые она с радостью готовила для него.
- Ну, рассказывай, как живешь, как работа, учеба, Лана, родители?
Она была такой домашней, такой родной, ничуть не изменившейся, ну если немного помолодевшей и похорошевшей, светящейся любовью к людям и желанием всем помогать. И Владимир честно и открыто рассказывал ей обо всем, обо всех своих переживаниях, достижениях и чувствах. Она радовалась его успехам, огорчалась его нерешимости вернуть Лану и вселила надежду, что все у него будет непременно так, как он сам захочет. Никогда и нигде он не чувствовал себя так уютно, как у нее. И душа его распахивалась навстречу ее искренней любви и пониманию. Встречаясь с ней, он забывал о времени.
Они проговорили до двенадцати часов ночи, но ночевать он пошел домой.
 - Позвони, как доберешься до дома, - строго наказала ему Мария, - а то я буду волноваться и не смогу уснуть.
«Она мне, как мать, как самый близкий и верный друг», - думал, идя домой, Владимир, и на душе у него пели ангелы.
Родители тоже не ложились спать, ожидая «загулявшего» сыночка. Пришлось ужинать еще раз, зато: «Какое это счастье знать, что ты любим и нужен своим близким. Вообще, как он мог не замечать, что жить так прекрасно!»

                Глава 17. Лана и ее мысли.

Лана теперь работала целыми днями над темой диссертации в местной библиотеке. Работа шла быстро, и ею уже были написаны две главы. Предстояло отдать их на ознакомление руководителю. Но одновременно она готовилась к сдаче двух кандидатских экзаменов, которые должны были состояться в конце мая. «Слава Богу, - думала она, - что папа поправился, и родители легко справляются с воспитанием внука. Да и Станислав с Елизаветой принимают огромное участие в этом процессе. Все дружно помогают ей поскорее защититься и начать преподавательскую деятельность в юридическом институте, о которой она так мечтает».
После семейной встречи Нового года в доме Станислава она поняла, что у нее действительно есть большая и дружная семья, на которую она всегда может положиться. Близкое знакомство с женой Станислава заставило ее совершенно иначе воспринимать их отношения. Елизавета Петровна вызывала в ее душе не просто уважение, а восхищение ею, как женщиной, как человеком.
Более того, Лана доверяла ей, поэтому даже поведала ей о своем «коротком романе» с Владимиром.
Елизавета Петровна внимательно выслушала ее и сказала:
- Бедный мальчик, он просто ужасно тебя ревнует ко всем, он пока не понимает, какое счастье он обрел в твоем лице. Но то, что он уехал в монастырь, свидетельствует о его желании разобраться в ситуации, привести в порядок свои мысли и чувства. И поверь мне, Ланочка, вы будете вместе, и он будет любить твоего сына, как своего.
- Да нет, - грустно сказала Лана, - с ним у нас все кончено, тем более что его мама с первого дня нашего знакомства считала меня девушкой с «двойным дном».
- Ради счастья своего сына она сможет постичь истину вашей любви, и сама захочет, чтобы Владимир восстановил свои отношения с тобой.
 - Почему вы так уверены в том, что у нас все наладится? - с сомнением спросила Лана. - Он никогда не простит мне, что я не сказала ему всей правды о себе сразу.
-  Потому, девочка моя, что я многое уже повидала и пережила в жизни.
Лана частенько вспоминала ее слова и качала головой. «Нет, милая Елизавета Петровна, к сожалению, ваша уверенность лишена реальности, вам просто очень хочется, чтобы я была счастлива. Спасибо вам, я так виновата перед вами, а вы желаете мне и нашему со Станиславом сыну только добра». От этих мыслей она частенько плакала, осознавая свою виновность и ее великодушие. Ей очень хотелось, чтобы в ее семье, если она когда-нибудь образуется, отношения с мужем строились на тех же принципах, что и в семье Стаса.
Но все эти мысли не мешали Лане трудиться с еще большим энтузиазмом, и отправленная руководителю часть диссертации была им полностью одобрена с очень небольшими замечаниями. Руководитель назначил ей время консультации, учитывая ее график сдачи экзаменов.

                            Глава 18. Интересный разговор.

 Владимир возвращался под вечер с работы в прекрасном настроении, любуясь весенним буйством природы и мечтая о новой поездке в монастырь, как только выдастся несколько свободных дней.
Ему очень хотелось поехать туда вместе с отцом Амвросием, который поехал уточнять со своим духовным наставником программу работы в полученном им приходе, но начальство не отпустило Владимира, и он собирался отправиться в дорогу несколько позже. Он шел, мечтая о поездке, и не заметил во дворе своего дома Анастасию, гуляющую с коляской. Соседка сама окликнула его и, подойдя, стала обиженно пенять ему за то, что он совсем забыл о ней, а ей так необходима в доме помощь мужчины. При этом она так жеманничала и старалась привлечь к себе его внимание, что Владимир, который вообще забыл о ней после их случайной встречи и краткого знакомства, был несколько ошарашен таким напором. С большим трудом ему удалось отделаться от назойливой соседки, пообещав ей, что как только у него будет свободное время, он непременно поможет ей настроить телевизор и видео, которые, по ее словам, никак не хотят работать. А ее жизнь и так ужасно скучна, и только Владимир может скрасить безрадостно текущие дни.
Наблюдавшая с балкона беседу своего сына с молодой женщиной Маргарита Генриховна за ужином спросила его, какие отношения его связывают с Беленькой Анастасией.
- Почему с беленькой, она же черная? - спросил сын.
-  Это ее фамилия - Беленькая, - пояснила мать. - Но ты не ответил на мой вопрос, - заметила она.
- Никаких отношений. Я несколько дней назад помог ей закатить коляску, а она теперь просит отрегулировать ей видеоаппаратуру.
- Боже тебя спаси от этого! - заявила Маргарита Генриховна.
 - Почему? - искренне изумился сын категоричности тона матери, которая всегда была очень деликатна в суждении тех или иных поступков сына.
- Потому что это очень непорядочная молодая женщина.
- Ты ее знаешь, мама?
- Да, она приходила ко мне с кляузой на нашего молодого хирурга - Михаила Андреевича. Будто бы тот домогался ее, и она просила меня воздействовать на него, чтобы молодой человек сначала женился на ней, а потом домогался ее. Пришлось провести неприятный разговор с Мишей. Он, бедный, дар речи потерял от ее наглости.  Как оказалось, эта дама тоже сначала просила помощи в осмотре больной матери. Затащила его домой и всячески старалась уложить в постель. Когда же не добилась своего, решила действовать другими методами. Так что ты, сынок, держись от нее подальше. Да и зачем тебе лишняя головная боль, тем более что у нее есть ребенок.
- Ну, ребенок здесь совсем не причём, - вмешался в разговор отец, - но таких женщин нужно обходить стороной, мама здесь права.
-Вот именно ребенок не причем, - ответил Владимир. - У Ланы вон тоже есть ребенок, - ни с того, ни с сего, - брякнул он.
За столом воцарилось молчание. Казалось, мать с отцом онемели от его слов. Пауза затягивалась, и атмосфера сгущалась.
- Вот почему она так не хотела, чтобы ты поехал с ней в ее город! - наконец, произнесла мать, - а я-то все не могла понять.
 - Ты что, поэтому с ней расстался? - спросил отец.
 - Да, - ответил Владимир.
 - Как же она тебе сказала об этом? - спросила Маргарита Генриховна.
- А она мне об этом сама так и не сказала, сказала ее мать.
- Разве ты был знаком с ее матерью? - удивился Игорь Андреевич.
- Нет, не был. Просто позвонил, Ланы не было дома, и ее мама сказала, что Лана пошла в садик за своим сыном, что она вернется через час и что, если я ей представлюсь, она передаст Лане, что я ей звонил, а та перезвонит мне. Но я был в таком шоке, что бросил трубку и чуть не сошел с ума.
- И ты не объяснился с ней, просто бросил ее? - спросил отец.
- Именно так я и потупил.
- Ты не прав Владимир, - сказала ему мать. - Если у Ланы случилась беда, и результатом ее стало появление ребенка, это не значит, что с ней можно так поступать. Она не прокаженная, чтобы из-за этого ее бросил любящий человек. Именно в беде познается друг, запомни это! Выходит, ты ее совсем не любил?!
- Да, сын, не ожидал я от тебя такого «подвига», - мрачно произнес Игорь Андреевич.
 - Да любил я ее и сейчас люблю. Но не знаю я, как теперь явиться к ней на глаза.
- Разве ты с ней не встречаешься в академии? - спросил отец.
- В том-то и дело, что она не появляется в академии, да и я теперь не хожу на занятия. А на экзамене ее не было.
- Как же ты можешь так спокойно относиться к ее отсутствию. Может, твой поступок заставил ее бросить аспирантуру, - ужаснулась мать. - Она девушка с душой, это тебе не Анастасия Беленькая, - добавила она. - Да еще ты себе какую-о Кису завел?
-Мария мне просто друг, - ответил Владимир.
- У тебя еще и какая-то Мария есть? - возмутился Игорь Андреевич.
- Мария, она же Киса.
- Владимир, ты меня шокируешь! - Мать была в отчаянье. - Позвони немедленно Лане и договорись о встрече. Поговори с ней спокойно и все выясни. Если это ошибка молодости, то ты должен простить и принять ее, если, конечно, ты ее действительно любишь. Это же так здорово, у нас сразу будет внук, - обрадовалась она.
- Вот именно, - поддержал жену муж, - Лана - девушка прекрасная! - с чувством проговорил он. - Если сам боишься, давай мы с мамой с ней поговорим, правда, Марго? - обратился он к жене.
- Конечно. Я сама могу с ней поговорить и выяснить все подробности.
- Нет! - твердо заявил сын. - Сам напортачил, сам и исправлять буду. Родители, я вас безумно люблю! Мне очень стыдно, что я сомневался в вас. Я даже представить себе не мог, до какой степени я не достоин вас! Простите меня великодушно.
- Звони, давай! - поторопил отец.
- Может, лучше завтра? - засомневался Владимир.
- Нет, только сейчас! - одновременно проговорили родители.
- Владимир набрал номер. Но абонент оказался временно недоступен.

                                     Глава 19. Сердечные страдания.

   Лана входила в квартиру, когда раздался звонок телефона. Взглянув на номер звонившего и поняв, что это Владимир, она, сама не зная почему, похолодела от ужаса. Ей пришла в голову мысль о том, что с ним что-то случилось, и ей звонят его родители, чтобы сообщить о несчастье.
Телефон звонил очень долго, а Лана, как завороженная смотрела на него, не в силах нажать на кнопку ответа. Вышедшие ей навстречу бабушка с внуком с недоумением наблюдали происходящее, не понимая, почему она не отвечает на звонок. Ее ужас передался и им, и мама спросила ее почему-то шепотом:
- Кто это?
Николенька тоже побледнел и с тревогой смотрел на мать.
- Владимир, - ответила дочь.
- Почему же ты не отвечаешь? - поинтересовалась мать.
- А вдруг с ним что-то случилось из-за меня, - шепотом объяснила она свое замешательство, отлично понимая всю нелепость своего ответа, но все было именно так, как она сказала.
- А ты, значит, пытаешься ему помочь вот таким странным образом? - с недоумением уточнила для себя ее позицию мать. - Доченька, мне кажется, тебе обязательно нужно с ним поговорить и расставить все точки над «I». Пойми, молодой человек своим первым порывом откровенно обозначил свое отношение к твоему прошлому и даже, если он продолжает любить тебя, в его душе навсегда поселилось сомнение в твоей честности. Дай Бог, чтобы я была неправа.
 И на глазах матери блеснули слезы, которые она постаралась скрыть, быстро удалившись на кухню, но тут же вернувшись в прихожую.
- Я боюсь!
- Чего?
- Не знаю, наверное, того, что он скажет мне, что я просто дрянь.
- Глупости, с чего это ему нужно тебе звонить, чтобы обидеть тебя. Ты же сама говорила, что он замечательный парень. Скорее всего, он хочет попросить у тебя прощения, за то, что погорячился, потому что любит и ревнует тебя.
- Возможно, но и этого я тоже боюсь. Я не знаю прощать его или не надо начинать все сначала. И потом, если я ему действительно нужна, он позвонит еще. Завтра я уже буду в Москве. Если Владимир предложит мне встретиться, я смогу это сделать. Я согласна с тобой, мамочка, нам с ним нужно объясниться.
- Ты хорошо подготовилась к экзаменам, Лана? Может, все-таки не нужно сдавать сразу два экзамена, доченька.
- Не волнуйся, мамуля, я чувствую себя вполне уверенно. Она обняла мать, поцеловала сына, и они пошли на кухню собирать стол к ужину.
Завтра у нее предстоял очень трудный день, поэтому она спешила уложить спать Николеньку пораньше.
В 12 часов она должна сдавать экзамен по иностранному языку, а в 16 - спец предмет.
Лана планировала пробыть в Москве пять дней, встретиться со своим научным руководителем Аркадий Борисовичем, чтобы обсудить результаты своей работы по двум главам диссертации. Кроме того, ей предстояло помочь тете Наташе съездить на выставку цветов и выбрать семена для посадки на даче.
Тетя Наташа достала им билеты в Большой театр, и для Ланы была организована культурная программа. В общем, скучать в эти дни ей не придется.
Но и еще ей хотелось побыстрее решить все вопросы и вернуться домой.
У Николеньки в детском саду должен был пройти утренник, на котором сынуля готовился прочесть два стихотворения и играть зайчика в постановке «Теремок». Мама волновалась не меньше сына и обещала вернуться за два дня до утренника. Ее присутствие на утреннике просто необходимо сыну!
 Внезапно зазвонил ее мобильник. Она услышала голос своего руководителя.
- Добрый вечер, Лана. Я звоню, чтобы предупредить вас о некоторых изменениях в вашей завтрашней программе. Дело в том, что экзамен по предмету завтра отменен. Комиссия не может собраться, поскольку заболел профессор Сидоров, и уехал в служебную командировку доцент Свишнев. Поэтому я запланировал для вас с Кутузовым Сашей несколько облегченную и более приятную программу. Но хочу заручиться вашим согласием. Итак, завтра вы с ним сдаете иностранный язык, и мы встречаемся с вами в ресторане «Метрополя» в 13 часов дня.
Отмечаем ваш успех, в котором я не сомневаюсь, затем обсуждаем вашу и Сашину дальнейшую работу и намечаем планы на следующий учебный год. Кстати, вы уже в этом году получаете возможность провести два семинара с группами заочников, а после сдачи спецпредмета, принимать зачеты у студентов вечерников. Устраивает ли вас такой расклад? – и, не дав ей обдумать ответ, вдруг нежным и теплым голосом заговорил:
- Я вас очень жду, Лана. Честное слово, мне вас не хватает, я скучаю и, как мальчишка, мечтаю встретить вас поскорее. Но вы не едите и не едите. Знайте, я очень и очень жду! Нежно обнимаю! - и повесил трубку.
Такого расклада Лана, действительно, не могла себе представить. Ей нравился ее научный руководитель и как ученый, и как красивый, импозантный мужчина, но о близких отношениях с ним она и подумать не могла. Для нее его признание стало страшной неожиданностью. Но как она может нагрубить ему - знаменитому ученому, признанному юристу, да и просто обаятельному человеку?
Как ей вести себя с ним? Что делать! Не ехать, сослаться на болезнь, высказать ему свое неудовольствие? От этих мыслей голова у нее шла кругом. Но рисковать провалом с диссертацией тоже не хотелось. Всю ночь она не спала и рано утром, отведя сынишку в детский сад, с тяжелым сердцем отправилась на вокзал.
«Ланочка, я вас очень жду!», - звенел в ушах его голос. Сердце сжималось от страха и неизвестности. «Нежданно, негаданно пришла ко мне беда! - шептала она, и слезы наворачивались на глаза. - Где искать защиты и у кого?»
                         
Глава 20. Скандал и конец романа.
 
Владимир проснулся в это замечательное весеннее утро с осознанием какого-то невероятного счастья. Вообще, после своей поездки и ж они в монастыре, он не переставал радоваться каждому новому дню. Вот и теперь, еще не открыв глаза, он уловил солнечный луч, скользнувший по лицу и груди. За его окном шелестела молодыми листочки березка, посаженная им вместе с отцом, за ростом и развитием которой он следил, еще будучи школьником. В засуху он поливал ее, очищая от засохших веток, перевязывал живые, но сломанные ураганом сучки. Березка была его другом, и он очень любил стоять, прислонившись к ней, когда уставал. Она давал ему силы, делилась с ним своей энергией. Шелест ее листьев Владимир воспринимал, как гимн жизни и любви природы.
Лежа в кровати и слушая ее шелест, он чувствовал, что день будет добрым, но набежавшая внезапно тучка, испортила это ощущение. Какая-то неясная тревога сдавила сердце.
- Все это глупости! - успокоил он себя.
Быстро поднявшись, он стал заниматься гимнастикой, потом принял душ и в бодром расположении духа приступил к завтраку. Родителей уже дома не было, поэтому Владимир не стал есть кашу, а сразу приступил к поеданию бутерброда с сыром, запивая его горячим кофе.
Сегодня у него была встреча с представителями фирмы, занимающейся проблемами инноваций, и он, не спеша, отправился в центр города, где и должна была эта встреча проходить.
Переговоры не заняли много времени, и он решил не возвращаться сразу на работу, а побродить по центру города. Здесь уже были оформлены многочисленные летние веранды от кафе и ресторанчиков, несмотря на рабочее время, уже заполненные посетителями.
Ему очень захотелось провести этот день как-то особенно, настроение требовало чего-то необычного. Сам не зная зачем, он заглянул в цветочный магазинчик и приобрел необыкновенно красивый букет цветов. Потом его поманил к себе запах свежезаваренного отличного кофе, и Владимир зашел в ресторан гостиницы «Метрополь». Усевшись возле окна, он заказал себе кофе и стал наблюдать жизнь. Здесь у стен Кремля она кипела и бурлила.
Ему было комфортно, и все происходящее вокруг интересовало его и почему-то радовало. Вот за окном показалась миленькая девушка, в руках она несла крохотную собачку, и все прохожие улыбались ей и говорили комплименты ее питомцу. Вот прошла группа туристов, явно из Китая. Они громко восторгались Храмом, о котором рассказывал им гид, и постоянно фотографировались.
И вдруг сердце Владимира чуть не выскочило из груди - он увидел Лану. Она была так прекрасна, как сама Весна. И она была не одна, а в окружении двух мужчин, один из которых был его приятелем Сашей Кутузовым, а второй - научным руководителем Ланы и Саши - Аркадием Борисовичем Милошевичем. И этот известный ученый муж "распушил свой хвост", как павлин, перед Ланой и явно собирался вместе со своими аспирантами зайти в тот же ресторан, где сидел Владимир. Они прошли вглубь зала и, усевшись, засмеялись какой-то шутке руководителя.
Аркадий Борисович попросил меню и, раздав карты с перечислением блюд своим подопечным, попросил их не стесняться и выбрать все, что они желают, чтобы отметить отличную сдачу экзаменов и пообщаться по-дружески.
Владимир не сводил глаз с Ланы. Она была в красивом светлом костюме, светлой шляпке и таких же туфельках. Во всем ее наряде чувствовался вкус, на лице никаких следов косметики, волосы волнами спадали из-под шляпки и темные очки делали ее похожей на модель или кинозвезду. Она сняла их, и Владимиру показалось, что она похудела и несколько озабочена. В ней не было никакого жеманства или кокетства, но в то же время она была так мила и женственна, так скромна и тактична, что от нее невозможно было оторвать взгляд. Какой-то только ей присущий шарм притягивал взгляды мужчин, как магнит.
Ее научный руководитель явно старался всеми силами расположить ее к себе. Лана заказала себе только сок, но Аркадий Борисовича попросил принести бутылку шампанского, вазу фруктов и десерты от шеф-повара.
Компания обсуждала результаты сдачи экзамена. Аркадий Борисович не переставал восхищаться подготовкой Ланы, ее прекрасными ответами, ее трудолюбием и скромностью, ее интеллектом. Он предложил выпить за единственную и лучшую представительницу слабого пола, и мужчины дружно подняли бокалы. Владимир видел, как смущена Лана, как она неуютно чувствует себя от этих восторгов, и скромно слегка пригубила бокал с французским Клико, поставила его на стол. Владимир любовался Ланой и твердо решил увести ее из этой компании и никогда уже не расставаться с нею. Он и сам понимал, что в него словно вселяется некий злой дух и начинает управлять его поступками, и поделать с этим он ничего не мог. Ему хотелось взять Лану за руку и немедленно увести от этих нескромных взглядов ее руководителя.
Он решительно поднялся и, захватив купленный по велению свыше букет цветов, подошел к их столику. Поздоровавшись с компанией, он обратился к Лане:
- Ланочка, прими и мои поздравления с успехом и позволь мне извиниться перед тобой за все неприятные слова, слетевшие с моих губ в тот ужасный день. И, пожалуйста, удели мне немного времени для объяснения моих поступков.
В разговор сразу вмешался Аркадий Борисович и попросил молодого человека отойти от их столика, пока не закончится их научная встреча.
- Неужели, молодой человек, вас не ознакомили с простейшими правилами этикета, гласящими, что неприлично вступать в разговор с людьми, пока они о чем-либо беседуют? - саркастически произнес он. - Когда Лана освободится, она, возможно, сочтет нужным принять ваши поздравления и извинения, а сейчас у нас дискуссия на научную тему, и я прошу вас нам не мешать!
Владимира ошарашил его презрительный тон и наглая, с его точки зрения, самоуверенность. И его понесло, вопреки здравому смыслу всем правилам этикета.
- Уважаемый преподаватель, - начал он, дерзко глядя в глаза Милошевичу, - позвольте заметить, что научные встречи с аспирантами следует проводить в учебном заведении, а не в ресторане, чтобы пустить пыль в глаза своей аспирантке, которая чувствует себя здесь весьма неуютно. И примите во внимание тот факт, что я такой же посетитель, как и вы. Так что свои советы оставьте при себе.
- Владимир, - стараясь успокоить его, заговорила Лана. – Мы, действительно, встретились здесь только для того, чтобы обсудить наши с Сашей результаты аспирантской работы на сегодняшний день и определиться с планами на будущее. Я тебе очень признательна и согласна выслушать тебя несколько позже.
- Но я прошу тебя именно сейчас уделить мне всего несколько минут, - не унимался Владимир, внутренне понимая, что ведет себя неприлично.
Лана поднялась было со своего стула, чтобы выполнить его просьбу, но Аркадий Борисович взял ее за руку и усадил на место.
- Продолжим наш разговор, - твердо сказал он.
Владимир схватил преподавателя за руку и вне себя от негодования, произнес:
- Какое ты имеешь право заставлять ее делать то, что она не желает?!
К ним уже спешили два охранника. Саша Кутузов тут же вскочил и, схватив Владимира, потащил его к выходу.
- Не нужно, Володя, - обратился он к другу. -- Пойдем, я тебе все объясню.
Владимир уже совладел с приступом своего негодования и, высвободив руку, пошел за Сашей.
- Я могу уничтожить его, лишить не только аспирантуры, но и свободы! - насмешливо пригрозил Аркадий Борисович. - Такое быдло учить надо!
Лана бледная, как простыня, посмотрела на своего шефа со страхом и умоляюще попросила:
- Пожалуйста, я вас очень прошу, Аркадий Борисович, не делайте этого.
- Почему я должен спустить ему это хамство!? Вы что, Лана, симпатизируете такому ничтожеству?
- Он просто погорячился! На самом деле, Владимир - замечательный человек, он очень добрый и хорошо воспитанный.
- После таких заявлений я тем более не прощу ему этой выходки!
- Аркадий Борисович, я могу поручиться за Владимира, что он никогда не поступит впредь столь неблагоразумно! Ну, очень вас прошу, простите его.
- Я смотрю за него ты на все готова?! - со злорадной ухмылкой спросил Милошевич.
В это время к столу вернулся Александр Кутузов.
- Владимир просит извинить его, он просто погорячился, потому что дело касалось его девушки.
- Кому нужны его запоздалые извинения, пусть ответит по всей строгости закона, - зло отреагировал на слова Саши научный руководитель.
- Да ладно вам, Аркадий Борисович. Вовка - отличный парень, но слегка горячий. И потом, он уже все понял и просит его извинить.
- Вот и я говорю, что следует остудить спесь этого горячего парня! - стоял на своем Милошевич. - Правда, тут Лана пообещала сделать все, что я захочу, чтобы я забыл выходку ее дружка. Правда, Лана?
- Да, я готова выполнить любую вашу просьбу, чтобы инцидент с Владимиром был забыт.
- Ну что ж, Саша, ты свидетель! Довожу до вашего сведения свои условия. Во-первых, ты Лана даешь мне слово в присутствии Кутузова, что никогда не будешь встречаться с этим типом.
Лана изменилась в лице, но кивнула.
- И, во-вторых, ты принимаешь мое предложение выйти за меня замуж.
- Но, это же просто подло! - возмутился Саша.
- Не будь таким же тупым, как твой приятель, Кутузов. И, пожалуйста, думай, что говоришь, когда разговариваешь со своим научным руководителем. Впрочем, как я понимаю, бацилла хамства заразительна.
Александр еле сдерживал себя, у него на лице ходили желваки, и Аркадий Борисович не стал развивать конфликт дальше.
- Прошу всех за стол, предлагаю выпить за нашу встречу и наше единство, за достижение «консенсуса», как говаривал Горбачев.
И он первым поднял свой бокал. Аспиранты напряженно переглянулись и нехотя повторили жест Милошевича.
- Итак, Лана, - обратился шеф. - Как я понял, ты приняла мои условия.
- Да, - еле слышно выдавила из себя Лана, но немного поразмыслив, добавила, - я согласна только при соблюдении вами моих условий. Во-первых, вы забываете об инциденте и никаким образом не делаете ничего плохого Владимиру. И, во-вторых, наша свадьба состоится лишь после моей защиты, -подражая Милошевичу, сказала Лана.
Милошевич усмехнулся.
- Хочешь обвести меня, Лана?
Затем подумал некоторое время и сказал:
- Но я буду джентльменом и соглашусь на твои условия.
 Саша не выдержал.
- Не делай этого, Лана. Ты можешь погубить своим поступком Владимира. Он тебя любит по-настоящему.
Милошевич ухмылялся и молчал.
- Я выполню свое обещание, - сказала Лана, - но, если мои условия будут нарушены хоть на йоту, я тут же разорву наш договор.
После этого компания в гробовом молчании покинула ресторан.
Так закончился этот короткий роман.

Вместо эпилога.

Казалось бы, роман двух влюбленных закончен, но ведь не зря говорят, что пути Господни неисповедимы, и подчас судьба ведет нас к счастью такими зигзагами, что и вообразить невозможно. Так странно складывалась и жизнь наших героев. Что же дальше произошло с ними? Читателю будет, наверное, интересно знать, что роман все-таки имел продолжение, и все ниши герои живут и здравствуют и ныне.
Лана защитила свою диссертацию ровно через год. Она сдержала данное ею слово и вышла замуж за Милошевича. Но после регистрации брака тут же уехала в свой город и подала заявление на развод. Их развели через месяц после подачи ею заявления.
Ее мечта о преподавании сбылась, и она прошла по конкурсу на замещение должности доцента в юридическом институте своего города.
Через полгода ей было присвоено звание доцента, и она стала без отрыва от преподавания работать над докторской диссертацией.
Владимир понял, что ему необходимо менять свой характер. Он поехал просить совета отца Амвросия, исповедовался ему и причастился. Все его усилия поговорить с Ланой не увенчались успехом, но он верил и молился, искренне раскаиваясь в своей гордыне, непослушании и не умении прощать.
Он защитил диссертацию сразу после окончания аспирантуры. Владимир не спешил и оттачивал свои знания, не только штудируя первоисточники, но по большей части на практике. В банке его ценили, как сильного юриста, и он за три года сумел стать заместителем управляющего банком.
Александр Кутузов сразу после заключения этого позорного договора, навязанного его научным руководителем Лане, взял новую тему и перешел к другому руководителю. Он защитил диссертацию и остался преподавать в академии. Через год он получил звание доцента, а еще через два года защитил докторскую диссертацию. Его дружба с Владимиром продолжается до сих пор.
В настоящее время он занимает должность ректора одного из юридических ВУЗов страны.
Аркадий Борисович Милошевич, получив развод от своей формальной супруги, уехал работать в Сербию. Этот человек считает, что он всегда прав! Ну тут, как говорится, ничего не поделаешь. Бог ему судья!
Через два года после скандала в ресторане Владимир и Лана встретились на Международном юридическом форуме. Эта встреча послужила началом более длительного романа. Молодые люди решили быть всегда вместе. Они венчались в Псково-Почерком монастыре. На свадьбе Владимир познакомил Лану со своей верной подругой Марией, которая искренне желала счастья молодым. Они с Ланой очень подружились. Союз Ланы и Владимира выдержал немало бурь, но остался крепок и продолжается уже четверть века. У них большая и дружная семья. Они поселились в большом доме, вмещающем родителей Владимира и мать Ланы, оставшуюся с детьми после смерти мужа Павла Андреевича. С ними живут сын Николай и его жена Тоня, а также еще двое детей Ланы и Владимира: дочь Мариночка и сын Александр. Недавно у Николая с Тоней родился мальчик, которого в честь отца Ланы, назвали Павлом. В доме всегда слышен смех, и радость светится в глазах всех его обитателей.
Мир их дому!
                                                Декабрь 2016.


Рецензии
Спасибо! Было интересно!

Зоя Комарова   01.12.2016 19:21     Заявить о нарушении
Спасибо , Зоя !
Рада знакомству . Жанна .

Жанна Светлова   05.12.2016 11:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.