Улыбка ребенка

Улыбка ребенка наполняет мир счастьем и радостью. Об этом вам скажет любая мать. Может быть, именно поэтому мы всегда стараемся порадовать наших милых деток, услышать их счастливый смех, помечтать о их прекрасном будущем. Однако случаются и исключения из общего правила, когда молодой маме совершенно безразлична судьба ее ребенка, и она никогда не стремится увидеть улыбку на милом личике своего дитя, или услышать его радостный смех. Нет в ее душе такой потребности. Частенько таких мам в народе называют кукушками, которые с радостью подкидывают свое чадо в чужое гнездо.
История, о которой я хочу рассказать читателю, случилась в провинциальном городке, тихом и уютном, как на картинках великих художников, с деревянными ставнями и крылечками, небольшими садиками, наполненными запахами сирени и черемухи. В эти ансамбли уже вросли и кирпичные пятиэтажки, и панельные девятиэтажки. Но город, несмотря ни на что, пронизан духом милой русской провинциальности.
Наша история произошла именно в фабричной пятиэтажке, где стряслась обычная для русской провинции беда. Утонул в местной речке сын хозяйки квартиры. Пожилая женщина по имени Зинаида Петровна не спала уже две недели. Она плакала ночами, горюя о страшной судьбе сына Дмитрия, которому и было-то всего двадцать восемь лет от роду.
Зинаида Петровна последние четыре года жила в постоянном страхе, ожидая чего-то ужасного. Ее мучили плохие предчувствия и тяжелые сновидения, и связано это было с ее сыном Дмитрием, добрым и отзывчивым человеком.
После смерти его отца, Анатолия Васильевича, и неудачной женитьбы парень начал выпивать, а на такое дело, как известно, всегда находятся друзья-приятели, которые, «сочувствуя» несчастью товарища, стараются во чтобы-то ни стало «помочь» ему в беде.
Несчастье в браке заключалось в том, что избранная Дмитрием женщина - Людмила, не желала брать на себя хоть какие-нибудь обязанности по дому. Ей очень нравилось участвовать в застольях, в посещении ресторанов и кафе, в пикниках с обильной выпивкой и шашлыками, но абсолютно не хотелось убирать за собой квартиру, готовить для семьи обеды и ужины. Она предпочитала отдыхать на диване у телевизора. Все ее разговоры сводились к завистливому обсуждению богатых и счастливых подруг, недовольству зарплатой мужа и пенсией свекрови.
- Вон у Тамарки Васька сто тысяч в месяц заколачивает, да и свекровь еще барахла привозит из командировок, а чем она лучше меня? Ходит вся расфуфыренная, денег девать некуда! - частенько высказывала женщина свою обиду на жизнь мужу.
- Тамара, между прочим, работает главным бухгалтером комбината, - приводил довод муж, - а ты сидишь дома, ни работать, ни по хозяйству матери помочь не хочешь. С собственным ребенком даже погулять не желаешь пойти, поиграть с ним не можешь! Утомилась бедная, сидя на диване целыми днями.
Каждый день подобные разговоры заканчивались скандалом, в результате которого Дмитрий убегал из дома к друзьям, а Людмила, под видом беспокойства о нем, тут же уходила за ним следом в свою компанию или в его, как получиться.
Даже рождение ребенка не изменило ее пристрастий. Она никогда не вставала к малышу по ночам, и Зинаида Петровна, тяжело переживавшая смерть супруга, вынуждена была, несмотря на постоянные сердечные приступы, выполнять все обязанности вместо, так называемой, жены и матери.
У Дмитрия болела душа за мать, он начинал резко высказывать жене претензии, сам вставал после трудного рабочего дня по ночам к сыну Виталику, но мама жалела сына и старалась дать возможность ему отдохнуть.
Отношения супругов портилась с каждым днем все больше и больше, а дружки, появившиеся у Дмитрия, тянули его в свою компанию. Кончилось все, как мы уже знаем, весьма трагически. И вот, не прошло и девяти дней после смерти мужа, как Людмила собрала свои вещи и перебралась к «другу» Дмитрия, оставив сына на попечение бабушки. Мальчику исполнилось к этому времени три года. Никакие увещевания Зинаиды Петровны не помогли.
- Я желаю жить для себя! - заявила ей вдова. - Я молода и еще буду счастлива. А этот ребенок - ваша кровь, и я дарю его вам.
Даже не поцеловав сына на прощание, она, хлопнув дверью, ушла.
- Запомни, милая, нельзя стать счастливой, предав свое дитя, и не дождавшись, даже для приличия, сорока дней после кончины близкого тебе человека, мужа, отдаться своей похоти. Побоялась бы хоть Бога, - сказала ей вслед свекровь.
- А мне плевать на ваши приличия, и моя похоть для меня важнее вашего Бога. - Это были ее последние слова перед уходом.
Пожилая женщина села на диван и заплакала. К ней подошел Виталик с таким серьезным лицом, как у маленького старичка и сказал:
- Не плачь, бабушка. Я тебя буду защищать. Меня папа просил, чтобы я стал твоим защитником. Я ему обещал, ведь я один мужчина в этом доме!
Зинаида Петровна разрыдалась еще пуще, усадив на колени ребенка, целуя и гладя его по головке.
- Когда же тебе папа такое говорил? - спросила она малыша.
- В тот день, когда его закопали на кладбище, он ночью приходил ко мне. Папа сказал, что очень любит тебя и меня, и еще сказал, чтобы я защищал тебя. Он на меня надеется.
- Тебе снится папа по ночам? - спросила его бабушка. - Расскажи мне внучек.
- Нет, он приходил ко мне по-настоящему, а не во сне, он меня целовал и гладил по головке, так же, как и ты сейчас.
Здесь нужно пояснить читателю, что Виталик начал говорить очень рано. В два годика он говорил все слова правильно и никогда не картавил, не искажал шипящих звуков, как это случается со многими детьми в детстве. И что самое интересное, ребенок говорил осмысленно длинные фразы. Соседи называли его маленьким оратором, а врач Сергей Васильевич величал его «философом», еще и потому, что мальчик часто задумывался о чем-то.
Сергей Васильевич был давним другом семьи Зарубиных: Зинаиды и Анатолия. Он лечил их маленького сына - Дмитрия. Более того, был его крестным отцом.
Естественно, что после смерти мужа Зинаиды Петровны, он частенько приходил к внуку своего друга, с которым вместе уходил на фронт и вместе вернулся. Он считал, что Виталик совершенно необыкновенный ребенок, и очень сочувствовал Зинаиде Петровне, что ей так не повезло с невесткой. Вся жизнь Дмитрия прошла на глазах у старого врача-педиатра, и его трагический уход стоил доктору тяжелого сердечного приступа.
Зинаида Петровна обняла Виталика, обливаясь слезами и моля Бога дать ей сил поставить любимого внука на ноги. С этого дня, она запретила себе плакать и, собрав все силы, направила их на воспитание мальчика.
Прошло несколько месяцев, и бедная женщина стала замечать, что ее внучек никогда не смеется и не улыбается даже. Личико его осунулось, глаза смотрели на все серьезно, не выражая ни восторгов, ни неодобрения. Он, действительно, походил на маленького старичка.
Бабушка покупала ему игрушки, читала и рассказывала сказки, водила в театр и в цирк. Но мальчик был сосредоточенно равнодушен ко всему. Казалось, он весь ушел в какие-то свои мысли. Бабушке было страшно смотреть на любимого внука.
По совету Сергея Васильевича и при его участии Зинаида Петровна водила Виталика на прием психиатру, известному городе невропатологу, но никто не мог даже поставить точный диагноз заболевания ребенка.
Мальчик слушал сказки, заучивал с бабушкой стихи, рассказывал их, если его просили, но ничему не радовался. После смерти отца и ухода матери малыш потерял всякий интерес ко всему на свете. Это было невыносимо для любящего сердца бабушки. Она смотрела на «стареющего» внука и не знала, как вернуть его в детство.
Внук во всем слушался бабушку и берег ее, выполняя наказ отца. Чтобы не огорчать Зинаиду Петровну, он, как взрослый человек, делал все, что она хотела, но чисто автоматически. Он был рядом, но в то же время, находился как-бы в другом измерении.
Мальчика с немалыми усилиями устроили в лучший детский сад в надежде, что в обществе других детей и под присмотром опытных воспитателей, он вновь обретет интерес к играм, игрушкам, фильмам. Но день проходил за днем, а Виталик был все так же тих и послушен, но абсолютно безучастен к жизни.
Сергей Васильевич сам приходил навестить семью своего товарища в свободное от работы время и занимался с ребенком.
Он частенько водил его на прогулки, учил кататься на велосипеде, пока стояла осень. В начале зимы друг семьи принес ему самокат и детские лыжи. Старый доктор надеялся физическими усилиями заставить организм ребенка исправить последствия полученного им стресса. Но сдвигов не наблюдалось.
В доме Зинаиды Петровны поселились тревога и страх перед будущим.
А тут еще весь город потрясла новость. Зверски убита Людмила Зарубина, вдова Дмитрия и мать маленького Виталика. Но, что интересно, за день до этого события Виталик с бабушкой читали сказку про Золушку.
Мальчик внимательно слушал про злую мачеху и бедную девочку. Обычно, слушая сказку, он не говорил о своих впечатлениях. Бабушка сама начинала его расспрашивать, что ему понравилось, что нет, но мальчик чаще всего просто пожимал плечами, не понимая, что он должен сказать. И вдруг, когда бабушка прочитала, как бедную девочку заставляли перебирать горох или чистить всю посуду, он перебил бабушку и сказал:
- У меня тоже была мачеха злая, но ее уже убили.
От неожиданности, от страха, что ребенок так спокойно говорит о смерти матери, бабушка даже не знала, что сказать. Она была потрясена и долго молчала. Наконец, Зинаида Петровна преодолела сковавший ее шок, и спросила Виталика, кого он имеет в виду, кто эта злая мачеха, которая обижала его, и почему он решил, что ее убили?
- Бабушка, - очень серьезно ответил внучек. - Моя мама Люда, она ведь тоже не любила меня. Значит, она была мачехой, злой и вредной. Она и папу не любила, он сам мне сказал это.
Вот те раз! Ребенок в четыре года выдал такую фразу! Что ответить ему? - растерялась бабуля.
- Но мама Люда не заставляла тебя перебирать горох, она тебя не наказывала, - старалась смягчить ситуацию бабушка. Ей показалось, что в словах Виталика чувствуется жестокость.
- Она всегда меня била по рукам, если я брал со стола печенье. И по попе тоже била. Она злая, злая, злая! - неожиданно закричал внук.
Его всего трясло. Испугавшаяся за него бабушка стала успокаивать его, целовать и гладить. Затем спросила:
- Но почему ты сказал, что ее убили? Виталик, твоя мама не желала тебе ничего плохого, и ты тоже не должен желать ей зла. Люди все разные, внучек, каждый по-своему воспринимает жизнь. Но все-таки, почему ты говоришь такие ужасные вещи, что твою маму убили?
- Я видел, ее зарезали, она вся была в крови, а я теперь боюсь спать, я тебя, бабушка, стерегу. Вдруг и тебя убьют?
- Ты не спишь по ночам? - ужаснулась бабуля. - Радость ты моя, солнышко мое, теперь мы будем спать с тобой в моей постели, и я буду охранять тебя мой маленький.
- Нет, бабушка, это я – мужчина, и мне папа поручил беречь тебя, - не соглашался внук.
-А мне он поручил беречь тебя, так что внучек, мой ненаглядный, мы будем беречь друга по очереди.
На том и порешили. Но мальчик все равно, как и прежде, был не по-детски серьезен и безразличен к детским забавам. Его явно мучили страшные сны и какие-то воспоминания.
После случившегося бабушка перед сном давала внуку успокаивающий травяной чай и всю ночь следила за его сном. Она переворачивал его на другой бочек, если ощущала его беспокойство.
Зинаида Петровна всеми силами старалась вывести внука из состояния постоянной апатии.
Приближался Новый год, и бабушка решила продать свою норковую шубу, подаренную ей мужем лет двадцать назад, но почти неношеную, чтобы приобрести для внука что-нибудь необыкновенное, чтобы ребенок улыбнулся и обрадовался.
Однако охотников купить ее самую дорогу вещь не находилось, и решить, чем бы таким особенным порадовать ребенка, бабушка не могла, она лишь денного и нощно молилась за него Богу. И вот, видимо внемля ее молитвам, небеса прислали в ее дом нежданного, но дорогого гостя.
Много лет назад ее близкая подруга, Марина Алексеевна, должна была поехать защищать диплом в Москву, где она заочно училась на экономиста. Ехать необходимо было на четыре месяца, а оставить сына было не с кем. Жила женщина одна, работала вместе с Зинаидой Петровной, но родственников никаких не имела. В то время с Зинаидой Петровной они были просто в добрых отношениях, но сказать, что они были подругами, было бы неверно.
Но, как говорится, настоящий друг познается в беде. Вот и в этом случае жизнь показала, кого можно считать другом. Никак не могла Марина пристроить своего сыночка Аркадия на эти четыре месяца. И никто не мог ей помочь.
Узнав об этом совершенно случайно, Зинаида Петровна сама предложила коллеге оставить мальчика у нее.
Аркаша, так звали сына Марины, сразу привязался к тете Зине, и после возвращения мамы с дипломом, при всех ее отлучках в командировки по делам службы, оставался с тетей Зиной. Здесь ему было вполне комфортно. Это продолжалось до окончания им школы.
Он был на два гола младше ее сына Дмитрия, но между собой мальчики очень сдружились. Дмитрий, чувствуя себя старшим, старался защищать и опекать Аркадия. В школе все ребята думали, что Аркаша - его младший брат.
После школы Аркадий закончил институт и уехал на работу в Москву, затем - в Канаду.
И вот теперь, вернувшись в страну, первым делом поехал навестить мать. Марина Алексеевна поведала ему о страшной участи Дмитрия, о проблемах тети Зины с внуком, о том, как та страдает и боится за будущее своего Виталика. Она рассказала сыну, как Зина предлагала ей купить у нее шубу, чтобы сделать на Новый год какой-нибудь необыкновенный подарок, который помог бы вывести внука из стрессового состояния.
Аркадий внимательно выслушал мать и загорелся желанием помочь женщине, которую он очень уважал, к которой был привязан, почти как к матери.
- Не волнуйся за них, - попросил он мать, - я сам все сделаю, я знаю, что нужно этому малышу.
И, действительно, он не забыл своего обещания.
Под самый Новый год он опять приехал в свой город, привезя из Москвы большой ящик, в котором что-то шевелилось и попискивало. Но что там, он не сказал даже матери. Купив на местном рынке большую живую елку, коробку елочных игрушек и всяких сладостей, он поехал в дом, где ему всегда были рады и проявляли о нем заботу и внимание - к тете Зине.
Когда он позвонил, и Зинаида Петровна открыла ему дверь, у него заныло сердце от грустного и озабоченного вида тети Зины. Он не узнал бы ее, встретив на улице. От задорной и веселой женщины остались одни глаза и невероятная боль в них.
Тетя Зина удивилась и вместе с тем обрадовалась дорогому гостю.
Аркадий втащил елку и попросил тетю Зину приготовить чай, побыть на кухне, пока он поближе познакомиться с ее внуком. Зинаида Петровна поняла его намерения и выполнила его просьбу.
Аркадий сам познакомился с Виталиком, и его поразила недетская серьезность ребенка, делающая его похожим на маленького старичка. Аркадий вовлек малыша в установку елки, сказав, что они - два мужика - должны приготовить сюрприз для бабушки, иначе какие же они мужчины?
Он рассказал мальчику о своей дружбе с его отцом, и Виталик как бы очнулся и стал старательно выполнять все поручения гостя. Его очень тронуло признание этого незнакомого ему человека в том, что он любил его папу, и они с Димой были большими друзьями, что он, также как сам Виталик, хочет выполнить завет друга заботиться о его матери и сыне.
В общем, мальчик по-настоящему увлекся процессом и с удовольствием раскладывал подарки для бабушки под елкой.
Наконец, Аркадий внес в комнату большой ящик и сказал Виталику, что это подарок для него, но откроют они его только после чаепития.
В ящике кто-то возился, и мальчик впервые за последние полгода проявил интерес:
- Что же там такое?
Но Аркадий взял Виталика за руку и повел на кухню, где бабушка уже накрыла стол. Ребенок вертелся и все время прислушивался к чему-то, прорываясь убежать в зал. Крайне удивленная и обрадованная его порывами бабушка, взглянула вопросительно на Аркашу, но тот дал ей знак ничего не спрашивать. Сам же заговорил о том, что на Новый год сбываются все желания детей, но, как только человек взрослеет, чудеса почти никогда не случаются.
Они с бабушкой стали обсуждать елки, которые ставились на Новый год в их с Димой детстве, а Виталик незаметно сполз со стула и тихонечко пробрался к необычному ящику. Он приподнял крышку, и на него уставились огромные пуговицы - глаза маленького, можно сказать, крошечного щенка, который встал на задние лапки и положил свою головку на руку Виталика. Мальчик замер, затем вытащил щенка из ящика, и тот облизал его лицо и руки. Он был такой пушистый, золотистый и самый красивый песик, какого когда-либо видел мальчик, что ребенок сразу влюбился в этого беззащитного малыша. Он прижал его к себе, и щенок спрятал свою головку под мышку ребенка. Виталик боялся только одного, что у него заберут щенка, и решил спрятать того под рубашку, когда услышал, что бабушка зовет его. Еще он испугался, что бабушка может не захотеть, чтобы в доме была собака, поэтому вместо того, чтобы идти на ее зов, сам не зная зачем, залез под стол со своим другом, который мирно притаился под рубашкой.
Аркадий и Зинаида Петровна еле уговорили мальчика вылезти из-под стола. Заикаясь от волнения, Виталик спросил:
- А вы не отберете у меня щенка?
- Откуда же он у тебя взялся? - поинтересовалась бабушка.
- Его привез дядя Аркаша, он сказал, что это подарок для меня. И щенок сам ко мне в руки пошел! Можно мне его оставить жить с нами, бабушка. Очень тебя прошу!
- Ну так покажи мне своего питомца, - попросила Зинаида Петровна.
Виталик вылез из-под стола и вытащил на свет божий щенка. Бабушка попросила внука дать ей подержать собачку. Виталик подал ей щенка, и тот лизнул бабушку в лицо.
- Ну, здравствуй, друг! - растрогалась бабушка и спросила внука, не забыл ли он поблагодарить Аркадия за такой чудесный подарок.
Виталик подошел к гостю, тот взял его на руки, и мальчик поцеловал гостя в щеку, как раньше целовал отца. А щенок на радостях сделал небольшую лужицу, и все дружно рассмеялись. Смеялся и Виталик, он побежал в ванную, принес оттуда тряпку и вытер лужицу за щенком. Бабушка не верила своим глазам, ребенок сиял счастьем, он предложил Аркаше послушать, как он читает стихи, потом спел ему песенку. Мальчик всеми силами хотел отблагодарить друга его отца за лучший подарок на свете. Потом бабушка поила всех чаем и угощала пирогом, испеченным на праздник.
Аркадий пригласил Виталика с бабушкой и щенком прийти в гости к его маме, и 31 декабря все собрались в старой квартире Аркадия.
Праздник удался на славу. Главное - случилось Чудо - ребёнок стал улыбаться, смеяться и с радостью ходить на прогулки со своей собакой. Он сам кормил щенка и ухаживал за ним.
В доме Зинаиды Петровны опять поселилась радость, и лицо ее осветилось счастьем. Улыбка ребенка - это так мало и так много! Звонкий смех слышен соседям, когда мальчик играет со своим верным другом, которого назвали Джоем, что значит - Счастье!
Пожелаем же и мы им: света, тепла и радости на их жизненном пути!
С наступающим Новым годом!

Декабрь 2016 г.


Рецензии
Жанна!
Вы - чудесная рассказчица, просто заражаешься радостью и хочется
жить, жить, жить и
всех радовать!
Счастья Вам, добра, радости!
Божьих щедрых благословений!

Натали Соколовская   21.01.2017 05:17     Заявить о нарушении
Спасибо , Натали, за Вашу доброту и щедрость!
Извините за задержку с ответом, загрипповала и никак не приду в себя.
Всего Вам самого прекрасного !
С любовью. Жанна.

Жанна Светлова   24.01.2017 11:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.