Букинист

                              Интродукция

                                   Вечер субботы, 28-й век

          С О. Смаком мы дружим давно, уже лет десять. По-моему, в дружбе всегда так, что один отдаёт, а другой – получает. Бывает, что они постоянно, в зависимости от ситуации, меняются местами. У нас же получаю только я. Да иначе и быть не может, ведь Смак занят, на мой взгляд, самым важным делом: он восстанавливает древние литературные произведения, и уж, конечно, ему есть что мне рассказать и показать. А что интересного смог бы предложить ему я?
          Когда в 2734 году Великий и Ужасный Компьютерный Вирус поразил все текстовые файлы Сети, почти все учёные бросились на спасение научной, технической и дипломатической информации. Смаку как одному из самых  в то время молодых и перспективных  тоже предложили работу именно в этой области. Но он твёрдо заявил, что намерен заняться художественной литературой. Коллеги подвергли его осмеянию: ну, кому нужен весь этот мусор! Кому сейчас есть дело до всяких там Джульетт, Пьеров Безуховых или даже хотя бы Терминаторов? Но Смак был непреклонен, и вот уже 35 лет в одиночку спасает для мира произведения древних писателей.
          На этой почве мы и познакомились. Я зашёл в кафе выпить пива и заказал роботу кружку «Байкальского» (накануне в рекламе сообщили, что производство воды из этого озера пока ещё бутлегерами не освоено). Робот быстро налил мне какой-то мутной жидкости и бросил на столик пакет с пивным порошком. Я вскрыл его и высыпал порошок в кружку, но он очень долго не растворялся, и я, чтобы чем-то занять себя, стал присматриваться к человеку, который сидел за соседним столиком спиной ко мне.
          Перед ним был ноутбук, и на его мониторе я увидел какой-то текст. От нечего делать я стал его читать, и уже через минуту был полностью очарован прекрасным миром Литературы! Набравшись храбрости, я вместе с пивом перебрался за его столик и вежливо спросил, что это такое.
                    - Это, друг мой, роман испанского писателя Сервантеса. ВУКВ основательно поработал над этим произведением, что-то безвозвратно уничтожил, а что-то безобразно исказил. И  вот я уже в течение полугода пытаюсь восстановить и вернуть человечеству это сокровище. О масштабе работы, которую мне предстоит провести, можно судить хотя бы уже по тому факту, что нещадно переврано оказалось даже само название: «Дон-Кихот»! Это же бессмыслица! И только вчера мне удалось установить, как называется роман на самом деле: «Тонкий ход»! И поверьте, выяснить это было очень нелегко!
          И он стал мне рассказывать, каким образом  догадался, что название романа именно такое. В книге рассказывается, как один рыцарь очень любил рубить мечом деревянные ветряные мельницы (правда, неясно, что это такое). Но рубить их в те времена было строжайше запрещено, и тогда он сделал ТОНКИЙ ХОД: стал выдавать себя за сумасшедшего, и его оставили в покое и сказали, ладно уж, пусть рубит.
          С тех пор я очень часто захожу к Смаку в гости, чтобы приобщиться к миру древней литературы.
          Сегодня мы тоже сидим у него.
                    - Оливер, - прошу я, - расскажи что-нибудь! Или почитай мне!
          Ничуть не жеманясь, он тут же с гордостью выкладывает на стол свои последние законченные работы и долго выбирает. Я в нетерпении заглядываю ему через плечо. «Путешествия Гули и Веры», «Королева морга», «Мадам, говори!», «Всё равно тебе, лже-рак…» - одни названия повергают в трепет, а если представить, что там внутри! И все эти шедевры вернул к жизни мой друг, Оливер Смак!
          Наконец, выбор сделан. Смак любовно поглаживает обыкновенную полихлорвиниловую папку (все его работы не финансируются, а проводятся им на голом энтузиазме), сдувает с неё пылинки и открывает.
                    - Вот это моя любимая работа, - говорит он с нежностью в голосе. – ВУКВ поступил с ней особенно жестоко: не только изуродовал текст, но и каким-то образом зашвырнул его части в сотни других произведений. Пятнадцать лет… да, пятнадцать… я собирал его по кусочкам и теперь с гордостью могу сказать, что почти восстановил это великое произведение! Почти – потому что не удалось пока выяснить фамилию автора, но обещаю тебе, что сделаю и это!
          От такого вступления у меня загораются глаза, и Оливер понимает моё нетерпение.
                    - Ну, слушай.
          И начинает читать…

                           Бук и Нист

          Это была очень старая лавка. Настолько старая, что само Время замедляло здесь свой бег и начинало идти шагом, потихонечку, словно боялось чего-то спугнуть… И  внутри лавки тоже всё было очень старым. Во-первых, книги. Но это были не те книги, которые, выйдя из типографии, яркой цветовертью усыпают прилавки магазинов, а те, которые кто-то, однажды купив, не испытал желания оставить у себя, а принёс сюда, чтобы выручить за них хоть немного денег – лавка была букинистической.
          Во-вторых, хозяин. Никто не знал его имени, и все называли его просто – Букинист. Выглядел он древнее самой лавки и уж, безусловно – любой из находившихся в ней книг. Хозяин был то хмур и неприветлив, то радушен и обходителен, причём, эта смена настроения могла произойти совершенно внезапно. Никто уже не помнит, кто именно из посетителей первым в шутку сказал, что в нём живут два разных человека, но  всем это показалось настолько точным и убедительным, что старика с тех пор стали называть между собой то Буком, то Нистом в зависимости от того, как он себя на данный момент вёл. «Кто сегодня в лавке»? – спрашивали люди выходивших из неё, и если им говорили, что Бук, заходили тоже, а если узнавали, что Нист – откладывали посещение до другого раза.
          Старик из лавки никуда не выходил: он жил при ней же, в небольшой каморке. Никто из жителей города ничего про него не знал и не узнал бы никогда, если бы не два  сорванца, которые, решив, что с личностью Букиниста связана какая-то тайна, поклялись эту тайну выведать.
          Звали их Том и Гек. Гек был родом из Финляндии, на что указывала его фамилия – Финн, а полное имя Геккльберри свидетельствовало о благородном происхождении. Том же был негром, бедняком и сиротой. К тому же намного старше всех мальчишек, с которыми дружил. Настолько старше, что его убогое жилище на берегу реки именовали хижиной дяди Тома.
          Чтобы осуществить задуманное, Том и Гек несколько дней подряд и по нескольку раз на дню заходили в лавку старика, пока тот, наконец, настолько к этому привык, что перестал обращать на них всякое внимание. Этого-то и добивались хитрецы! В тот день, когда они решили спрятаться в лавке и остаться в ней после закрытия, они особенно часто заходили, уходили, снова возвращались, и, в конце концов, старик ни за что бы не смог сказать точно, где они в данный момент находятся: на улицах города или за одним из стеллажей.
          За полчаса до закрытия Том мигнул своему приятелю, они нырнули под прилавок и притаились. Ждать пришлось недолго. Вскоре они услышали шаркающие шаги Букиниста и его скрипучий голос: «Закрываю»! Действительно, загремел засов двери, и на мгновение стало тихо. Но только на мгновение, потому что тут же раздался другой голос, уверенный, сильный и презрительный, а то, что они услышали дальше, показалось просто невероятным!
                    - Вылезай, старик! – повелительно сказал голос. – Ох, и надоел же ты мне за день!
                    - Но, милостивый сэр, - послышался жалкий голос Букиниста, - вы же обещали мне… Когда же вы, наконец, оставите меня в покое?
                    - Сколько раз тебе объяснять? Пока не найду себе подходящее тело! Будь спокоен, как только это случится, я не задержусь в твоём и на секунду!
          Послышался тяжкий вздох Букиниста.
                    - Ох, мне уже кажется, что вы никогда от меня не уйдёте…
                    - Ха, можешь не беспокоиться, твоё тело меня ничуть не привлекает! В самом деле, не могу же я появиться в своём фамильном замке в Кентервиле в столь дряхлой оболочке! Нет, мне нужно здоровое и мощное тело, чтобы я смог расправиться с этими несносными близнецами! А Вирджиния? Неужто ты думаешь, что я смогу предстать с ней пред алтарём в такой древней лохани? Ты слишком возомнил о себе, старик! Ладно, кончен разговор: вылезай из нашего тела и не мешай. Можешь лететь рядом. Как только я найду себе что-нибудь подходящее, перемещусь туда, и тогда можешь возвращаться в свою хрупкую скорлупу!
          Так вот она, тайна Букиниста! Том радостно толкнул своего друга, но при этом неосторожно глотнул слишком много воздуха, а воздух в лавке буквально был пропитан пылью старых книг! У него тут же защекотало в носу, Том отчаянно пытался удержаться, но, конечно, не смог и чихнул. А потом ещё раз и ещё… Только он собирался чихнуть в пятый раз, как почувствовал, что его вытаскивают из-под прилавка чьи-то сильные руки. Уже через секунду он увидел перед собой того, кто его вытащил, и поразился: откуда в таком дряхлом теле столько силы? Ах, да, сейчас в нём другой!
                    - А вот и тело! – произнёс лорд Кентервиль. – Замечательно, даже никуда на этот раз идти не пришлось!
          И он замолчал, вглядываясь.
                    - Надо же, - сказал он раздосадованно, - негр! Что же это за невезение такое? Не может ведь достопочтенный сэр Саймон Кентервиль оказаться чёрным!
          При этих словах Том почувствовал большое облегчение, но, как оказалось, рановато.
                    - Хотя… - задумчиво произнёс сэр Саймон, - если на людях появляться с опущенным забралом, то ведь никто об этом и знать не будет. А там можно и что-то более подходящее присмотреть…
          Он решительно махнул рукой.
                    - Да что там говорить – вполне приличное тело! Ну вот, что малый…
          Том с ужасом подумал, что погиб, но тут послушался новый голос, и это не был голос Букиниста, а какой-то другой, злой и визгливый.
                    - Кентервиль! – завопил он. – Какого дьявола ты лезешь без очереди! Сколько ты бродишь без тела – каких-то триста лет! А я - три  тысячи! Этот парень – мой!
                    - Кто это? – со злобным недоумением спросил лорд Саймон, задирая голову вверх.
                    - А ты как будто не знаешь? Это я, могучий джинн Каш-Каш, чей кувшин при штурме Сиракуз разбило камнем из катапульты Архимеда! С тех пор и до сегодняшнего дня маюсь я, неприкаянно, без приюта или, хотя бы, телесной оболочки! Отойди в сторону, Кентервиль, сейчас я вселяюсь!
                    - Я не понимаю, ребята, чего вы ссоритесь? - раздался сверху новый голос, тихий и вкрадчивый. – Здесь под прилавком есть ещё одно тело. Правда, оно очень маленькое и принадлежит ребёнку, но оно ведь вырастет. Вы сами подумайте, ну что такое для нас, духов, какие-то десять-пятнадцать лет? Со своей стороны, именно его я бы вам и рекомендовал.
          Через мгновение рядом с Томом оказался Гек.
                    - Тщедушный какой-то, - недовольно сказал лорд Кентервиль. – И мускулов никаких – как же в таких руках меч держать? Это ещё сколько с ним заниматься придётся…
                    - А мне он нравится, - заявил джинн. – Всё, Кентервиль, договорились, забирай себе негра, а этого возьму я.
                    - Что значит – забирай, возьму? – вкрадчиво продолжил тот же голос. – А со мной-таки вы делиться не желаете? Хороший совет стоит дорого, и я имею право на свою долю. Или-таки вы решили кинуть в сделке старого еврея?
                    - Агасфер, ты, что ли? – нерешительно спросил Каш-Каш.
                    - А то кто ж ещё! Или вы думаете, что раз я - Вечный Жид, то и тело у меня вечное? Оно порядком поизносилось с того времени, как Он сказал мне: «Иди»!
          После этих слов тишина воцарилась надолго. Воспользовавшись этим, друзья потихоньку стали совещаться. Гек со своим холодным нордическим умом лучше разобрался в ситуации. Он стал шептать Тому, что видит здесь очень неплохие варианты. Только ни в коем случае нельзя соглашаться на полное выселение из тела, а договариваться на его совместное использование.
                    - Представляешь, как удобно? Допустим, я и Каш-Каш. Потру, скажем, висок, и тот тут же выскакивает из тела: «Слушаю и повинуюсь»! А ему: «Хочу велосипед»!
          Том подумал, что и в самом деле было бы неплохо жить в старинном английском замке, пусть и вместе с Кентервилем. Прекрасные вина, вкусные кушанья, а потом какая-нибудь служаночка, и вся такая белая-белая…
                    - Мы согласны! – громко сказал он, поднимая кверху голову.
                    - Да подожди ты! – досадливо прервал его Кентервиль. – Мы никак не можем поделить на троих два ваших тела!
                    - Ну, это уж совсем просто! – присвистнул Гек. – Смотрите. Моё тело, я и джинн – нас стало трое. Тело Тома, он сам и лорд Саймон – их тоже стало трое. Тело Агасфера, он и Букинист – и их трое!
          Это было блестящее решение сложной ситуации, и, возможно, на том бы и порешили, но тут вмешался ещё один голос. В отличие от  голосов других духов, он раздавался не сверху, а сразу отовсюду, был объёмен и тембрален; звучал очень солидно и наполнял ужасом сердца.
                    - Мне кажется, господа, что вы позабыли обо мне?
                    - Люцифер!!! – испуганно вскрикнули все духи и в то же мгновение исчезли.
          Трепеща, как осенние листочки, Том и Гек ждали, что сделает с ними Повелитель Тьмы.
                    - Идите домой, ребята, - устало сказал тот же голос, только уже почему-то совсем не объёмно и не тембрально. – Лавка завтра работать не будет: мерзавец Кентервиль удрал в моём теле!
                    - Букинист! – крикнули ошарашенные Том и Гек. – А как же …
                    - Вы про голос, что ли? – догадался дух Букиниста. – Здесь всё просто: эти современные усилители – замечательные устройства. Вам повезло, что он оказался здесь: я купил его в подарок своему правнуку. Ну, бегите по домам!

                     Послесловие

          Я слушал Смака, открыв рот. А он читал и читал о том, как на следующий день весь город узнал от ребят, что случилось в лавке Букиниста, и как тронутые его великодушным и смелым поступком жители города разыскали его тело, выгнали из него Кентервиля и вернули законному владельцу.
          Наконец, он закончил.
                    - Так кто же автор, Оливер? – тихо спросил я.
                    - Не могу пока сказать. Но обязательно это выясню!


Рецензии
Чудесно!
На самом деле что-то подобное - может быть в менее гротескной форме - происходит и сейчас, когда истории пытаются реставрировать древние тексты...

Евгений Цион   08.01.2017 15:16     Заявить о нарушении
Конечно, Евгений!
Ничто ведь не рождается на пустом месте, даже такие рассказы.
Спасибо за отзыв!
Всего вам доброго!

Михаил Акимов   08.01.2017 16:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.