Буян Коня бы мне!

          Человек, живя в общем ритме особенностей и условностей, при интенсивном техническом развитии инновационных идей и нанотехнологических процессов, в гонке жизненных устоев в каменных джунглях мегаполисов, многого вокруг себя не замечает. Причиной становится скорейшее достижение целей и самое главное растраченное время, которое не подвластно никому. Её нельзя не увеличить, не уменьшить. Время – деньги, в том смысле, что упущенное время, потом, может дорого обойтись для радетеля. Как обычно, утром, вскочил по будильнику. Позавтракал наспех, в лучшем случае бутербродами. Быстренько оделся, побежал. Впереди множество дел, нерешённых проблем и неотложных задач. Начинается суматошный день среди таких же: бегущих, озадаченных, целеустремлённых. Это напоминает соревнование на спринтерскую дистанцию. Словно с зашоренными* глазами, такой деятель, смотрит только вперёд. И совершенно некогда глазеть по сторонам, тратить драгоценное время. Возможно, так и должно быть, в бешенной гонке, в жёстком ритме, при стремлении достичь поставленных целей. Тем более, если этот человек является лидером в своей области, по своей узкой специализации. Если вы, считаете это жизнью и не признаёте того, что творится за пределами вашей сферы деятельности, то конечно. Я с вами соглашусь. Но, от вашего отношения к окружающему, невидимая для вас природа не перестала жить. Она перестала существовать только в вашем сознании. Напомню, что мегаполис, это временное явление. Природа вечна. Давайте остановимся на несколько минут. Отдышимся.  Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться? Оторвавшись от суматошного бега, от нескончаемых забот, забыть все условности, хотя бы на немного? Выехать из города, потеряться среди бескрайних полей и лесов нашей Родины, чтобы не было даже в помине очертаний свечек-высоток и рекламных огней? Побыть наедине с природой? А ещё лучше встречать рассвет. Не спеша созерцать происходящее вокруг.  Видеть в полном своём блеске летнее утро, с самого начала, когда рассвет первым слабеньким лучиком мигнёт далеко, за горизонтом и до наступления обычного дня. И сказать себе, что есть другая жизнь, она прекрасна в своей первозданности.
          Утро. Какое оно?
          Для каждого времени года разное. В летний период, солнце прячется всего на несколько часов, и при появлении, значимо отличается своими особенностями.
          Раннее утро. Зарделась красная заря, как надежда на лучшее. Из-за горизонта, ещё не видно прямых лучей. Но свет солнца, который распространяется далеко, освещает, отгоняя темень, открывая для глаз остатки брошенной, ночной картины.  Деревья в это время, ждут своей участи. Не шелохнется ни один куст, ни одна тонкая веточка, даже крохотный листочек застыл в немом восклицании. Смирение и тишина. Только низины покрываются плывущими, бугристыми туманами. Белая пелена ложится на луга, поля и водные глади рек, озёр, прудов. Ещё чуть-чуть и прижатые тяжёлыми, крупными каплями прозрачных рос, травы, получат белёсый налёт.
          Лучи пробивают линию горизонта. Обжигая пожаром, верхушки деревьев, кромку земли, устремляются вдаль и ввысь. Сумрачный, прохладный свет превращается в яркий, тёплый луч, оставляя длинные тени от деревьев и кустов. Тут же капельки росы вспыхивают тысячами яростных огней. Округа моментально преображается. Лесной мир просыпается. Появляются первые птичьи голоса. Рыба, случайно шлёпнет хвостом по ровной, как зеркальная гладь воде, напоминая о себе. Лучи жадно пьют влажный нектар осевших туманов. Прохлада улетает, оставляя дымкой накаляющуюся атмосферу будущего, жаркого дня. Особенно хорошо это видно, на лоне далеко распростёртых лугов и полей, когда начинает колыхаться серебристое марево воздуха у горизонта.  Просыпается деревня. Наступает рабочий день. «Кто рано встаёт, тому бог подаёт!» – гласит народная мудрость. Голоса, звуки, родившиеся в деревне, постепенно расходятся в разные стороны: стада на пастбища, трактора на поля, работники на луга.
          Позднее утро. Роса высохла. Остались кое-где капли, но это ненадолго. Травы, освободившись от тяжести белого налёта, выпрямляются, сбрасывая остатки водяных капель. Расправляют ростки, крылья зелённых листьев и нежность разноцветных, благоухающих лепестков. Как бы приветствуют и благодарят за помощь.  Солнечные, яркие лучи, испив влагу с росистых полей накаляют воздух. Время свежести прошло, теперь от горящих солнечных лучей, хочется спрятаться в тенёчек, или в прохладное место. В опустевшей деревне редко, где слышны звуки. Дома, со своими пристройками, раскинув линии рук-заборов, сплетённых пальцев-калиток, будут одиноко ждать своих хозяев. Чтобы вечером, раскрыть объятия проходов, ворот и дверей, заполнить свои утробы человеческими голосами, жизнью.

          Где-то далеко, потом всё ближе и отчётливее приближается звук: кто-то бёт железом об железо. Сон прервался. Витёк, мгновенно открыл глаза, посмотрел на часы. Металлические ходики, ободком салатного цвета, блестящим никелированным куполом, и маленькими, тоненькими ножкам, водрузившись на подоконнике, спокойно и важно отсчитывают время. Глаза от удивления расширились. Маленькая стрелка показывает почти девять часов. Стрелка будильника на шесть. Это, не входит ни в какие рамки. Он проспал почти на три часа больше. Быстро вскочил, схватил ненавистную шайбу с шестерёнками, обеими руками, зло, посмотрев на стрелки, хотел бросить со всей силы об пол. О чём-то задумался, развернул часы, потрогал завод.  «Как же так!» – досадовал мальчик. Точно, будильник не заведён, поэтому звонок не прозвенел. Витёк глубоко вздохнул, поставил аккуратненько часы на место. Стал задумчиво, растеряно одеваться: натянул штаны, накинул рубашку. Словно забывшись, стеклянными глазами, уставился в одну точку, просидел какой-то миг. Подошёл к окошку взглянул в сторону улицы. Там, в углу, зацепившись за верх дворовых ворот деревянными зубьями, одиноко торчали приготовленные небольшие грабли. Вдруг, как бы опомнившись, мотнул головой. Резко оттолкнулся. Аккуратно взял со стола газетный свёрток, бросился к выходу. На крылечке прыгнув в чуни, схватил старую, фуфайку, снял с гвоздя уздечку, которая висела здесь же, не останавливаясь, побежал к выходу, дальше вдоль по улице.
          Конюшня находится примерно в километре, на окраине деревни, на вершине огромного холма. Нужно подняться до крайнего дома, примерно метров двести. Потом поворот направо, в диагональном направлении, по пологой лужайке, преодолеть  дощечку через ручеёк. Ещё немного, выйти к началу соседней улице и прямиком к конюшенным пристройкам. Но что такое километр для деревенского мальчишки, который целыми днями бегает по всей деревне и по округе, со своими друзьями. Вскоре,  Витёк забежал в  избушку конюха:
          - Здравствуйте, дядя Толя!
          - А, Витёк! Чего прибежал? – конюх за столом, у окошка, чинил хомут.  Мельком взглянув на мальчугана, продолжил работу.
          - Так, это я!.. Мне бы коня! – замешкался мальчишка.
          Конюх отложил кусок кожи, внимательно посмотрел на парнишку:
          - У меня больше нет для тебя коня! Мальчишки, твои друзья, как только привёл табун, тут же разобрали всех! И уже ускакали на работу!
          - И ни кого не осталось? – с сожалением, с надеждой чуть не плача спросил Витёк.
          - Ни одного!
          - Как же так? Я, с вечера, поставил будильник, пораньше лёг спать! Представляете, будильник не прозвенел! – запричитал мальчик.
          - Ни чего не могу поделать! Не отдам же я тебе Буяна! Он один остался в конюшне! Ещё не объезженный!
          Витёк посмотрел на дядю Толю, со слезами на глазах, медленно подошёл к нему и положил на стол газетный свёрток.
          - Что это? – удивился конюх.
          - Отдайте Буяну, теперь мне он всё равно без надобности! – повернулся и вышел на улицу.
          Сел на телегу, положил рядом уздечку с фуфайкой и задумался, вытирая слёзы.
          «Окончился последний месяц учёбы, перешёл в шестой класс. Лето начиналось, как нельзя лучше. Считая себя взрослым, непременно хотелось работать на телеге. И в первый же день рабочего лета, когда вся детвора, ещё нежилась, только, только собиралась вылезти с постелей, Витёк стоял перед конюхом и просил коня. Тогда, дядя Толя, внимательно посмотрел на мальчишку, ничего не говоря, взял уздечку с его рук и поймал Борзю.  Обыкновенная лошадь, не высокого роста гнедая масть, с чёрной гривой и хвостом:
          - Вот тебе конь! Не смотри, что он мал! Как говорится: мал, да удал!  Телегу бы тебе! Желательно поменьше, полегче, чтобы ты с ним мог справиться! – он осмотрелся вокруг, – Эти все телеги новые, плоскодонки, тяжёлые! Есть у меня в запасе для тебя! – он загадочно улыбнулся, – Вот, только надо будет оси смазать, скорей всего они заржавели! Ими давно ни кто не пользовался!
          Дядя Толя взял сбрую, часть упряжи отдал Витьку, и они побрели за конюшню.  Подошли к старой телеге, с вогнутым днищем, спереди и сзади стянуты облучками, которые усилены двумя вертикальными брусками, примерно длиной с полметра. Бруски, в нижней части, упираются об стойки, проходят через середину, охватывают облучок.  В верхней части, вставлена железная спица и по краям затянута гайками.
          - Это не простая телега, ещё дедовская, лёгкая и удобная! Хоть и маленькая, но за счёт выгнутости может возить на много больше! Устойчивая, редко когда переворачивается! И покрепче будет, чем те новые! Половина деталей, этой телеги, сделаны из особых корней дерева! К тому же не все деревья подходят, специально выбраны знающими людьми! В общем, тебе понравится! Я его сам отремонтировал, на всякий случай! Заменил кое-какие прогнившие детали! Подумал: вдруг пригодится! И, действительно! – с гордостью высказался конюх, проводя по стойкам.
          - Смотри, как это надо делать! – он взял оглоблю, дугу и легко поднял угол телеги. Снял колесо и по очереди, солидолом смазал все четыре оси, –  Вот так надо будет смазывать!
          - А вот так надо запрягать! – медленно показывая и называя каждую упряжь, комментировал свои действия. Мальчик внимательно смотрел, иногда задавал вопросы. Когда повозка была готова, спросил, – Запомнил?
          - Ага! – Витёк был на седьмом небе от радости. Наконец-то у него своя собственная лошадь с телегой.
          Когда появился перед друзьями, на месте сбора, сверстники сначала внимательно изучили телегу, которую раньше не видели, потом радостно захлопали по плечу, показывая всем: «И мы, не лыком шитые!» Другие парни, тоже подозрительно осмотрели конструкцию:
          - Подумаешь! Завтра, я тоже пойду и запрягу лошадку в телегу! И это будет Яблоня! – гордо сказал один из мальчишек, по имени Сергей, который старше его на один год. Работать с Яблоней мечтали все мальчишки. Но такую привилегию мог получить далеко не каждый. На следующий день, действительно, гурьбой побежали в конюшню. Но, заветного коня, тем более Яблоню, ни кто больше не получил.
          У Витька, сразу же, появилась своя команда, которая ездила только с ним и старалась грузить только в его телегу. Борзя действительно оказалась шустрой и сильной лошадкой. Телега шла мягко, как на рессорах и не так сильно грохотала. На остальных, двух телегах, работали парни старше его на три года».
          «Да-а-а!» – глубоко вздохнул Витёк и легонько погладил стойки облучка телеги, как когда-то делал дядя Толя.
          «А теперь? Что делать теперь! Сегодня, началась сенокосная пора! И я остался без лошади! Придётся сбегать за граблями и ходить, как малявки, грести сено! С вилами меня ни кто не пустит работать!»
          Мимо проходил Арсентий, тот самый защитник Яблони. Настоящий дядя по материнской линии. Высокий, статный мужчина, атлетического сложения, чуть старше тридцати лет. Чёрными, как конская грива волосами. Небесно-синими глазами. Его взгляд всегда цепкий, внимательный. От такого взгляда создаётся впечатление, что он знает про тебя и про твою жизнь всё, предугадывает твои действия и читает твои мысли. Крутым, как жеребец нравом. Внешним видом похож на красивого, молодого мустанга, которому никакие опасности не страшны. И всё ему по плечу. Работает, как ломовая** лошадь. Часто становится палочкой-выручалочкой для бригадира. На кузнице работать, махать кувалдой? – Пожалуйста. Коня подковать? – Не проблема.  Аппарат дойный починить? – В лёгкую. Мог ездить на машине, пахать на тракторе.  Притом официально, у него были водительские права. Но нигде не останавливался на долго. Единственное то, что каждый год на комбайне убирал зерно. Но зерно убирают не весь года, а только в течение месяца. Всегда в передовиках. Ко всему этому, у него дикая страсть к лошадям. Являясь искусным наездником, объезжает молодых коней, приучает к телеге. И ни одно обучение не обходится без него.
          После какого-то утреннего, очередного поручения, направлялся на сеноуборку, по пути увидел Витька, удивился:
          - Привет, племяш! Чего хнычем? Чего не на работе?
          - Дядя Арсень, я остался без коня! У меня будильник не прозвенел!
          - Что часы сломались? У тебя же папа знатный часовщик! – хохотнул, глядя сверху вниз.
          - Нет! Я оказывается, не завёл пружину будильника!
          - В таких делах надо быть внимательным и подстраховываться! – он на миг задумался, –  Ничего, мы сейчас что-нибудь придумаем! Не унывай! Бывало и хуже! – снова хохотнул, показывая ряд красивых, крепких зубов.
          - Ага! Вам не работать целый день с граблями! Это же девчачья работа!  На другое, меня ещё не поставят! Друзья вовсе засмеют!
          - Ничего! Ничего! – он похлопал по плечу парнишку, – Толя! Я что-то не понял! Неужели нет ни одного? Ты же понимаешь, что конь просто необходим! – крикнул в открытую дверь.
          - Нет ни одного, кроме Буяна!
          - Вот, вот! А ты, говоришь нет! Мне как раз Буян и нужен! Самое время объездить! Лучшего времени просто не придумать!
          - Конечно, можно позаниматься Буяном, но ты, же понимаешь, что для этого нужен не один день!
          - Ничего! Хватит и получаса! У меня с ним будут ускоренные курсы! Так, племяш, где твоя уздечка? – улыбнулся и подмигнул.
          Дядя вошёл в конюшню, вскоре вывел красивого коня. Массивные формы, широкая грудная клетка, оленья шея, пропорциональная, высоко поднятая голова. На лбу звезда, с проточиной белого цвета проходящая между ноздрей. Конь рыжей масти, красноым оттенком, с белой гривой и хвостом. На ногах белые носочки в полпясти.  Внимательные глаза. Нечета остальным коням деревенского табуна. Закусывая удила, беспрестанно шевелил губами, раздувая ноздри, пытался мотнуть головой. Понятно, ещё не привык к узде. Он испуганно косится на того, кто вывел его только что из прохладной и тихой конюшни, с загона.  Словно почувствовав что-то нехорошее, конь гортанно загоготал, попытался встать на дыбы, но дядя чутко чувствуя, резко одёрнул и плотно схватил узду под челюстью. Конь снова загоготал, с оттопыренными нижними губами, задрожал, пытаясь дёрнуться, но снова безуспешно. Перед ним стоял крепкий мужчина. Дядя Арсень, взял другой рукой плётку и покрепче сжал в кулаке.
          В это время, конюх вручил Витьку газетный свёрток и хомут с верёвкой:
          - Держи, сегодня, тебе это может ещё пригодиться! Я специально для него подгонял! – схватил фуфайку, которая лежала рядом с Витьком и направился коню.
          Аккуратно накинул попону, седло.
          - Подпругу натягивай сильнее! – командовал дядя, предвкушая предстоящее усмирение.
          Когда конюх закончил, будущий наездник, проверил ещё раз: потрогал седло, сильнее подтянул ремни. Натянув узду, положив кулак на холку, так что голова коня задевала шею, быстрым движением, лихо вскочил, схватившись за луку***.  Буян, присел от неожиданности и тяжести. По телу прошла дрожь. Он, как бы шатаясь, сделал несколько шагов в разные стороны. Попытался мотнуть головой. Дядя сидел крепко, ни на миллиметр не отпуская поводья. Тогда Буян попятился.  Дядя ударил плёткой по животу. Конь резко прыгнул, началась скачка на месте: не сгибая передних ног, пытался лягаться, нанося сильные удары обеими ногами невидимому врагу, но седок сидел, как литой.  Пробовал вставать на колени, бесполезно.  Вставал даже не дыбы, но дядя отлично балансировал. Скакал боком – без эффекта. Тут Буян бросился вперёд, разогнался, подпрыгивая высоко. Резко нырнул вниз, согнув передние ноги в коленях, одновременно, поворот на задних ногах веером в сторону, с опущенной головой. Дядя Арсень по инерции, вылетел из седла, покатился кубарем. Буян выпрямился. Отскочил в сторону и прижался грудью к ограде, пытаясь войти в закрытую калитку. Такого хода событий ни кто не ожидал. Дядя, оказался на земле. В нём лопнула какая-то внутренняя струна. Лицо исказилось, глаза расширились. Моментально вскочив на ноги, подбежал к коню, схватил узду и со всей силы начал хлестать плёткой вдоль туловища дрожащего, как осиновый лист и гогочущего коня. Непонятно чем бы всё закончилось, но конюх молнией подлетел к ним, схватил за руку дядю во время замаха и силой вырвал плётку, так что у того остался на запястье только темляк****:
          - Ты что Арсень, хочешь мне коня загубить?! – закричал дядя Толя.
          - А ну давай плётку! Я научу эту тварь уважать меня! – схватился обеими руками за грудки и попытался уронить на землю. Но тот, широко расставив свои толстые, мясистые ноги, выстоял.
          - Но, но! Уймись! Быстро отпусти! – скомандовал конюх, хватаясь за руки обидчика и пытаясь освободить лацканы пиджака.
          Между ними началась возня. Арсений, не отпуская конюха, старался уронить его и забрать своё оружие. А конюх, сопротивляясь, пытался высвободиться, увёртываясь от применяемых приёмов.
          Витёк, тихонечко подошёл к коню, отвёл Буяна в сторонку, убрал узду изо рта, развернул газетку и угостил кусочком чёрного хлеба посыпанной солью, нежно похлопав по шее. Дождавшись, когда Буян съест, кое-как ослабил подпруги, повёл к телеге. Набросил на шею хомут. Быстренько смотал верёвку, забравшись в седло, тихонечко поехал работать. Буян медленно шагал, всё ещё вздрагивая и фыркая, а всадник  периодически похлопывал его по шее, что-то наговаривая ему на ушко.
          - Ты мне что, хочешь коня до смерти забить? – кричал конюх.
          - Я только проучу! Научу его порядку! Когда присмиреет, в целости и сохранности отдам племяшу! – глубоко дыша, кряхтел дядя.
          - Да пойми ты, это не простой конь! Присмотрись внимательней! Он же!..
          Тут они одновременно повернули головы в сторону коня и увидели, как Витёк, уже на приличном расстоянии, отдалялся от них. У обоих вырвался глубокий выдох с возгласом. Возможно, дядя досадовал, что так и не смог, до конца, приручить строптивого коня и теперь, вряд ли это удастся. Или испугался за своего племянника. Этот дикий, необъезженный,  необузданный конь, легко сможет скинуть неопытного мальчишку. Но по какой-то непонятной причине, конь не скидывал седока, а мирно шёл туда, куда его ведут. Конюх умиротворённо: всё-таки дружба и взаимопонимание победили. Возможно, тот случай, когда они знакомились, сыграл свою роль. Они, разжав кулаки, поправили друг другу одежду, загадочно улыбнулись и каждый направился по своим делам, как будто ничего не произошло. И у каждого свои надежды и свои повседневные дела.
          * Шоры (наглазники, щитки) — специальные пластины, надеваемые на морду лошади, закрывающие ей обзор по бокам. Используются для ограничения области зрения лошади. В переносном смысле используются как символ ограниченного видения ситуации кем-либо (используется в контексте «зашоренный»)
          ** предназначенный для перевозки тяжестей, грузов.
          *** Лука – выгнутый выступ переднего или заднего края седла
          **** Темля;к (тат. тимл;к) — ремень, петля, шнур или кисть на эфесе холодного оружия или рукояти инструмента Темляк в виде петли надевается на кисть руки и служит для предотвращения потери оружия при его выпускании из рук.


Рецензии
Виталий! Вы прекрасный лирик и природный философ! Не могу не выписать ваши слова:
"Напомню, что мегаполис, это временное явление. Природа вечна... Выехать из города, потеряться среди бескрайних полей и лесов нашей Родины, чтобы не было даже в помине очертаний свечек-высоток и рекламных огней? Побыть наедине с природой? А ещё лучше встречать рассвет. Не спеша созерцать происходящее вокруг. Видеть в полном своём блеске летнее утро,когда рассвет первым слабеньким лучиком мигнёт далеко, за горизонтом... И сказать себе, что есть другая жизнь, она прекрасна в своей первозданности..."
Ваш Буян - это чудо! Спасибо!! С уважением,


Элла Лякишева   02.09.2018 06:32     Заявить о нарушении
Колхозы, это последняя точка, где лошади были первыми помощниками и друзьями для людей. Теперь лошади являются редкостью. Спасибо Элла за Ваше понимание. С душевностью и сердечной теплотой Виталий.

Виталий Агафонов   04.09.2018 21:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.