Автоинспектор Совков

                                 
   1.
  Нет, не простой он парень, автоинспектор Совков!
А ведь начинал свою трудовую жизнь обыкновенным механиком в совхозе. Но статус его не устраивал честолюбивую и своенравную жену. Жена работала какое-то время то в конторе, то в сельском Совете, потом институт окончила педагогический и трудоустроилась учительницей истории в школе, стала представлять сельскую интеллигенцию в одной, отдельно взятой семье.
   Как видите, на лицо мезальянс: пополнив ряды сельской интеллектуальной прослойки, Тамила Осиповна стала шпынять мужа при случае, то есть – постоянно, - его нереспектабельным социальным положением.
   Совкова это очень удручало. Но что делать? В селе карьера механика предсказуема: хочешь выбиться в начальство – поступай на заочный в институт, сельскохозяйственный или автотранспорта. Можешь стать главным механиком. И – всё. Потолок. Главных инженеров назначают райкомы партии, по рекомендации директора совхоза. А у директора свой кадровый резерв есть, вспомните А.С. Грибоедова, «Горе от ума»: На службе у меня чужие очень редки, Всё больше свояка, свояченицы детки».  Иначе никак.
   Одно время Совков доставал жену Тамилу упрёками:
- То ты в школе до вечера, то ты дома со своими тетрадями. Музей организовать решила, по посёлку, по дворам шляешься. Надоело!
   Тамила фыркала:
- А ты? То запчасти ищешь, где их нет, то в гараже с пьяницами возишься. Под ногтями мазут, от всего бензином несёт. Иди, помойся лучше, а то в постель не пущу!
  Приходилось замолкать и идти мыться.
  У Тамилы подруги воспитанные, но и те Совкова открыто игнорировали, ни во что не ставили, хотя их мужья тоже звёзд с небес не хватали.
   Надо было Совкову что-то предпринимать, решительно и кардинально. Но что? Перспективы самые мизерные…
   Судьба сама пошла ему навстречу.
   После планового техосмотра, во время традиционного застолья в столовой совхоза, разомлевший от обилия вкусных блюд и отборного спиртного, подпитой и потому благодушный начальник ГАИ майор Пенкин приобнял сидящего рядом ососоловелого Совкова за плечи:
- Слышь, механик, а иди-ка ты ко мне на службу. Ты парень исполнительный, и толковый вроде. Давай, думай, пока я добрый.
   Это к тому, что Совков всегда хорошую мзду на то со своих водителей в пользу начальника ГАИ взимал, свой интерес тоже соблюдая. А как же? Техосмотр отметить, классность повысить, права вернуть…Это всё денег стоит.
   - А что? – хмельной Совков представил себе, как он, важный и деловитый, весь в белых ремнях, портупеях, при кобуре, «строит   » некоторых строптивых шоферюг, а особенно – непокорного водителя директора совхоза Крюкова, мытарит главного механика, а может, и главного инженера…
   На неделе он сидел в приёмной начальника райотдела милиции с документами.

                                         2.

   В гараже совхоза новость обсуждали оживлённо, как и ожидалось - уход Совкова нарушил рутинную жизнь шоферов. А ещё Бойко Никита, бывший учащийся автотехникума, изгнанный из учебного заведения за прогулы, получил внезапно должность механика, очумел от радости: директор пообещал ему походатайствовать о восстановлении в рядах учащейся молодёжи.
   Никита верил, что Совков в совхоз не возвратится, а для него открылась перспектива подрасти до уровня какого-нибудь конторского кресла. Акт передачи он подписал вслепую.
   Совков ушёл, а новоиспечённый механик пробурчал нерешительно:
 - Ну, мужики, давай те за работу, по машинам. Кто без машины, за ключи. Кто без ключей – за метлу. Вон, главный сюда метётся…


3.

   Жена Тамила сменила гнев на милость:
- Ой, Витёк, да теперь-то нас все уважать в посёлке будут! И машину, чтобы овощи с огорода или там ещё что подвезти, выписывать или выпрашивать не придётся! Начальнички всякие тобою помыкать больше не будут…
   С Тамилой теперь здоровалось и раскланивалось всё мужское население посёлка, владеющее хоть каким-либо моторизированным транспортом. Автовладельцы готовы были оказать ей любую «колёсную» услугу. Это несколько удручало Совкова, будило нехорошие мысли и предположения: он знал о честолюбивых помыслах своей благоверной и о её любвеобилии.  И то – водились грешки за ней, якшалась Тамила с физруком. Тот не бензином смердел и не солярой, а потом. Чем лучше? Трудно предпочтения женщин понимать, особенно замужних интеллигенток.
   Тамила в школе вещала директору:
- Я Вам техосмотр сделаю, только попрошу мне вторую смену отменить, Дарье Сергеевне передать, а мне её уроки в первой смене оформить. А про запчасти потом поговорим.
- А ты, Дарья, не сердись, - уговаривала Тамила коллегу. – Твой муж ещё не раз к моему обратится, а я помогу. Всё будет хорошо, вот увидишь.
       
4.

   Директор совхоза Борис Иванович по кличке «Жаботинский» к тяжёлой атлетике был индеферентен. Он в молодости играл в футбол, с годами набрал много лишнего веса из-за сидячего образа жизни, любви к хорошей кухне и частых застолий. Но ловкости не утратил, однажды поймал рукою пролетавшего мимо воробья.
   Сегодня он совещался с главным инженером, долговязым и нескладным Геннадием Бобровым:
- Наш Совков в милицию уходит, в ГАИ. Парторг и профорг хорошие характеристики написали. Говорил я парторгу, нельзя его отпускать -
 Работать будет некому. Ну да ладно, раз промахнулись, надо ему проводы организовать, скромные и душевные.
   Бобров хмыкнул иронически:
- Может, премию ему выпишем? Не много ли чести будущему младшему лейтенанту милиции?
- Ну, это он завтра – послезавтра младшим лейтенантом будет. А в перспективе… Чем чёрт не шутит, а вдруг…Он ведь теперь и наше хозяйство курировать будет. Сам знаешь, половину машин у нас под забор смело ставить можно, за ворота некого выпускать. Так что будем с бывшим подчинённым дружить.
   Бобров ухмыльнулся:
- Кстати, Борис Иванович, а как с его квартирой быть? Квартира-то наша, совхозная! Теперь ему выселяться придётся, или как?
- Или как! – директор укоризненно покачал головой. – Он теперь человек государственный, на занимаемое жильё имеет полное право. Или ты с милицией судиться хочешь? На кой это тебе?
- Да нет, не очень. Палкой обуха не перешибёшь. 
- То-то. – Директор многозначительно направил в потолок указательный палец. – Из всякой неудачи надо суметь извлечь пользу: у нас Совков отныне щитом будет. А мы его подкармливать и лелеять станем.
   Так и порешили.

        5.

   И стал младший лейтенант жупелом, этаким чудищем на выделенном ему участке дороги.
   Выйдет из кустов, махнёт полосатой палкой перед автомашиной, подойдёт и представится:
- Автоинспектор младший лейтенант милиции Совков. Не пью, не курю, взяток не беру. Ваши документы.
  И начинается настоящий террор: то покажи, это предъяви, и вон то продемонстрируй. Добрых полчаса истязает бедного автомобилиста.
   Постепенно обрастал он связями и полезными знакомствами, появились у него приятели, прихлебатели и завистники, на колёсах разносились о нём байки, то ли придуманные, то ли вправду имевшие место в жизни автоинспектора Совкова: он-де и запчасти вымогает, и к разным мелочам придирается, не щадит на дороге ни брата, ни свата.
   Но не так всё было: со временем стал Совков проявлять принципиальность выборочно. Он мелких начальников щадил, а у крупных нарушений за рулём не замечал. А уж рядовых шоферов, помня их издевательства в гараже в бытность его механиком, истязал похлеще инквизитора.
   Был у Совкова автомобиль в распоряжении. Он им сам управлял, напарников у него не было. Не любили его гаишные коллеги. А ему и лучше: никто его маршрутов не знал, о методах работы по профилактике и предупреждению дорожно-транспортных нарушений и несоблюдения правил дорожного движения не  ведал.
   Тогда стал Совков склады да базы посещать, с полей и из садов овощи-фрукты домой бесплатные возить. Во вкус вошёл. Жена нарадоваться не могла: добытчиком муж стал, о доме и семье думает-заботится.
  Тут мне стишок вспомнился, «Сельский участковый» называется. Но он актуален в отношении любого работника милиции, живущего в сельской местности. Судите сами:
   
Сельский участковый
                               «Горит восток зарёю новой…»
                         А.С. Пушкин, «Полтава»
Не горит восток зарёю новой,
Не щебечут птицы на ветвях.
Почему же славный участковый
Днюет и ночует на полях?

От воров храня добро народа,
Он не спит, не ест, почти не пьёт.
Полную машину с огорода
Овощей отборных привезёт.

Скорбный труд окупится сторицей,
На корню добру не пропадать:
Без скандала примутся делиться
Тёща и заботливая мать.

Несунам заслон поставив прочный,
Участковый строг, неумолим.
Пятилетку выполнит досрочно,
И не зря народ гордится им!

   Написано стих в 1989 году, но актуален и поныне.
А то, что в экипаже его девиц облегчённого поведения стали замечать, так это ничего. Мало ли, свидетельницы, автовладелицы, ещё кто..
   Тамила пробовала дознание провести:
- Вчера в 19.30 ты мимо гастронома с дамой какой-то мелькнул. Это кто такая была?
   Совков отмахивался:
- Это подполковника Фёдорова тёща! Что ж твои шпионы о её возрасте не доложили? Не рассмотрели? Быстро ехал? В следующий раз остановлюсь спецом для твоих соглядатаев!

        6.

   Приобрёл Совков автомобиль вскорости. Скромный «Москвич» белого цвета. Почему скромный? Деньги-то были! Но в жёсткие 80-е прошлого века милиционер мог купить автомашину только с ведома и разрешения начальника Управления внутренних дел области, генерала. Следовало доказать, что транспортное средство приобретено за честно тобою заработанные денежки, или же на субсидии родственников, что подтверждалось расписками.
   А теперь – пара приколов с участием Совкова.

Сдача
   Якобы останавливает он красивую новую машину. Обходит её со всех сторон, хлопая по ладони правами, взятыми у водителя. Придраться, имея опыт, можно в кому угодно и к чему угодно.
   Раздосадованный водитель нервно следит за гаишником. Наконец спрашивает:
- Что не так, командир? Может, надо чего?
 Совков, озабоченно:
- Ах, да! Я ведь сегодня ещё не обедал. Сходи, принеси мне 2 бутылки армянского коньяку, палку «Салями» или ветчины, батон хлеба, помидорок там и яблок, воды. Вот тебе 3 рубля. Да, сдачу, 25 рублей, принести не забудь.
   Для информации: зарплата инженера тогда составляла 120 рублей. Покупка + 25 р. сдачи в денежном эквиваленте - это  50-60 рублей.

                     Служитель культа и сотрудник ГАИ
   Возле железнодорожного переезда был пост ГАИ. Тут любил стоять Совков: машины останавливались без требования, махать жезлом не было необходимости.
   Наш гаишник скучал. Показалась знакомая «Волга». Он её остановил. В машине кудахчет семейство местного попа, отца Александра - матушка Мария и четверо деток.
- Инспектор лейтенант Совков! Не пью, не курю, взяток не беру. Ваши документы!   
   Отец Александр протягивает ему права и отворачивается. Совков, конечно же, сразу унюхал сладковатый запах спиртного:
- Никак, причастился с утра, отец Александр? Нехорошо!
   Отец Александр изобразил раскаяние на бородатом лице:
- Виктор Матвеевич, с требы еду, с отпевания, принял коньячку малую толику за упокой души, приношу извинения, сожалею о содеянном весьма.
 С заднего сиденья матушка отозвалась:
- Говорила тебе, отец Александр, не оскоромься, за руль садясь!
   Тот поворачивается к матушке всем корпусом (шея не ворочается):
- Когда серьёзные мужчины разговаривают, ты молчи, сосуд греховный!
  «Сосуд греховный» Совкова рассмешил и позабавил, и он отпустил служителя культа восвояси.

7.

   Шли годы.
   Умерла от какой-то болезни Тамила. Совков выше старшего лейтенанта не вскарабкался, да и зачем? Был дом с усадьбой, машина, уже не «Москвич», достаток. Дети выросли и по жизни определились. Отца, хотя и редко, навещали – жили отдельно и далековато. Он и сам к ним наезжал порой, когда тоска одолевала. А случалось это всё чаще: отправили инспектора ГАИ на пенсию по выслуге лет.
   Любовницы отошли как-то сами по себе а второй, потом на третий план, пока не исчезли совсем из его жизни, и остыл к ним Совков окончательно и бесповоротно.
   И облик его изменился значительно. Ссохся он как будто, ссутулился, ниже ростом стал. А грусть-тоска накатывала частенько из-за ненужности, от безделья. Ну, сколько можно в моторе ковыряться, в телевизор пялиться? Не нажил он себе друзей в силу служебной деятельности, всё боялся, что начнут об услугах просить, ну их всех!  Так и не осталось никого, с кем можно бы бедами поделиться. Читать он не любил, не привык. Лет 20 тому назад, когда учился в автотехникуме, и то с книгой не особо охотно общался.
   Люди отпадали, как ступени отработанные у ракеты-носителя: не сгорали, а исчезали в небытии, и более не возвращались.
   Надоело жить Совкову.
   И однажды жарким августовским днём он тоже умер.
   Умер он в машине. На ходу.

11.12.2016 г.


Рецензии
Живое слово!
Читается легко!
Писатель!
Доброго здоровья Вам!

Елена Печурина   11.12.2016 13:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.