Аурика или ангелы среди нас

        Когда я вошла в палату, она прощалась с девочками, потому что выписывалась домой. Маленького росточка, худенькая, невзрачная дурнушка с раскосыми глазами, рыжей копной неуправляемых волос, распухшим от беременности носом и пигментными пятнами на лице.
        - Девчули мои милые, я без вас буду очень-очень скучать. Иринушка, тебе удачных родов.  Не волнуйся, думай о своем ребеночке, и все будет хорошо. Ты поняла меня? И ты, Татуля, родишь свою девочку и все забудешь, как дурной сон. А я буду молиться за вас.  И вам всего хорошего, - она с милой улыбкой обернулась в мою сторону. – Это я вам говорю! А мне уже пора.
        - Спасибо! Спасибо, Аурика! – в один голос заговорили обе молодые женщины, находящиеся каждая на своей кровати. – И тебе, милая, крепкого здоровья и сил завершить начатое. Ты сильная, все у тебя получится!
        Я тоже кивнула, не преминув тихо сказать свое «спасибо». Гордо неся свой живот, казавшийся прилепленным к ее хрупкой девичьей фигурке, Аурика скрылась за дверью. А я прошла вглубь палаты и начала раскладывать свои вещи в тумбочке, только что освободившейся от последней пациентки.
        - Господи, помоги ей, - грустно вздохнула та, кого звали Ириной и, обращаясь уже ко мне, спросила, – а вас как зовут?
        Я представилась, они тоже повторили свои имена, Татуля назвалась Наташей.  Разговор об Аурике продолжился, а я лишь стала свидетелем захватывающей истории, скорее тревожной и безысходной, чем радостной.
   
***

        Девочка родилась раньше срока, слабенькая, с малым весом и врожденным пороком сердца. Глядя на ее синюшное тельце, лежащее в кувезе, лечащий врач был почти уверен, что выходить малышку не получится. Но, вопреки всему, ребенок выжил. Назвали крошку Аурика, в честь легендарной прабабушки, бывшей известной поэтессой прошлого века и публиковавшейся под псевдонимом Аурика Вейс.
        Ограниченная физически, все свое свободное время девочка проводила за книгами. Сборники стихов знаменитой родственницы стали для маленькой Аурички своего рода азбукой жизни. Большую часть поэтических опусов девочка знала наизусть. В них же она черпала силы, вдохновение жить и бороться за свое счастье, несмотря ни на что.
        А счастье было очень призрачным. Врожденный недуг ставил Аурику не раз на грань жизни и смерти. Жить, зная, что в любой момент твое сердце может остановиться, это для сильных духом. Отвоевывать себе пространство среди таких же молодых людей, как и ты, но только здоровых и сильных, не просто.
        Она боролась, шла вперед, сопротивлялась болезни, закусив удила. Никто, из находящихся рядом, и подумать не мог, что эта веселая, шальная девчонка неизлечимо больна. Лишь синеватые лунки ногтей, да цвет губ выдавали истинное состояние ее здоровья. Но это все умело пряталось под лак и помаду.
        Некрасивая от природы, Аурика выросла в нежности и заботе любящих родителей, потому относительно своей внешности нисколько не страдала, принимая себя, как есть.
        Да и окружающие, через пять минут общения с живой хохотушкой, сыпавшей шутками и остротами, забывали свое первое впечатление, окончательно влюбившись в этого рыжеволосого ангела.
        Игорь не стал исключением, только умиление и восторг от общения с Аурикой вскоре переросли в пылкую юношескую любовь, и его глаза засияли для нее особым светом. Он ничего не знал о болезни. Аурика никому из сокурсников не призналась, почему не посещает уроки физкультуры, почему переносятся некоторые экзамены.
        Игорь учился в параллельной группе, до него эта информация не доходила.  Когда  Аурика чувствовала себя плохо, она ссылалась на всевозможные домашние дела, оправдывая невозможность встреч. И парень верил в необходимость ухода за бабушкой, в командировки мамы и голодного кота, в неожиданно приехавших гостей. Он скучал, часто звонил, терпеливо дожидаясь Аурику после вынужденной разлуки.
        И лишь однажды девушка проговорилась, когда разговор с любимым зашел о будущей профессии.
        - А почему ты выбрала именно специальность кардиохирурга, Аурика?
        - Все просто. Чтобы помочь таким, как я.
        - Таким, как ты? А что с тобой не так?
        Сказать правду или в очередной раз придумать какую-нибудь отмазку, Аурика колебалась с ответом. Отношения с Игорем были в той стадии, когда вот-вот прозвучит предложение руки и сердца. Девушка с трепетом ждала этого момента и понимала, что прежде, чем это случится, Игорь должен узнать все о состоянии ее здоровья.
        Это как раз и сдерживало. Аурика, хоть и верила любимому, его реакции все же боялась. Ибо побег Игоря, испугавшегося горькой действительности, если дело примет такой оборот, был бы для нее смертельным. Но где-то в глубине души девушка верила, что ничего подобного никогда не случится. Она имела право на счастье. И это счастье у нее будет, несмотря ни на что.
        - Я очень больна, Игорек. Прости, что не сказала тебе раньше. Не хотела тебя потерять.
        - Потерять? Меня? Да ты гнать будешь, не уйду! Я же без тебя дышать не могу, Солнышко мое лучезарное! – он говорил правду.

        В наряде невесты Аурика была великолепна. Выполненный опытной рукой визажиста макияж и прическа из выложенных причудливым вензелем кос, делали ее неузнаваемой. Расшитое стразами длинное платье с открытым лифом и пышной юбкой, тоненькая талия -  Аурика была похожа на Дюймовочку.
        Игорь не смог выразить словами свое восхищение, когда увидел свою невесту, лишь глаза выдавали его восторг, да жаркие поцелуи, которыми он осыпал ее, приблизившись.
        - Тише, тише, неугомонный. Размажешь косметику, - Аурика, смеясь, выскальзывала из цепких рук.

        Когда молодые, уставшие от гостей и пожеланий, наконец, смогли уединиться, Игорь разволновался.  Предвкушение первой брачной ночи настолько завладело всем его существом, что он начисто забыл о болезни своей молодой жены. А тут вдруг вспомнил и нерешительно остановился на полпути, уже раздевая Аурику.
        - Что-то не так? – она пристально взглянула в глаза, мелькнувшие сполохи страха тут же исчезли - муж снова осыпал ее поцелуями.
        Для счастья у сердца хватило сил. Напрасно волновался Игорь, его любимая женщина чувствовала себя здоровой, как никогда. Ее лицо раскраснелось, глаза блестели от счастья, а губы, припухшие от поцелуев, были вкуснее меда.
        Сладостная разрядка настигла обоих одновременно, все произошло естественно, на самом пике наслаждения, как и должно случиться.  И только, когда утомленная Аурика расслабленно опустила руки, Игорь вспомнил о предохранении.
        - Ауричка, мы же не…  А вдруг беременность?
        - Беременность? И что? Ты чего-то боишься, Игорь?
        - Я за твое здоровье переживаю.
        - Если я не смогу родить, то мне и жить незачем.
        - А врачи? Ты спрашивала, можно ли тебе рожать?
        - Я уже сама врач, Игорь.
        - Да, я как-то об этом забыл. И как? Можно?
        - Можно, конечно.
        Напряжение, возникшее вдруг от страха за жизнь любимой, отпустило, на глаза навернулись слезы, до того Игорь любил Аурику. Он сам от себя не ожидал такой реакции. Поспешил спрятать лицо в рыжих кудрях, чтобы она не заметила слез.

***

        Аурика сказала неправду. Рожать с ее диагнозом категорически запрещалось. Проигнорировав все консилиумы, написав кучу расписок, отчаянная женщина шла на страшный риск. Но она знала, что все выдержит, и очень хотела оставить любимому о себе самую дорогую память – ребенка.
        Ее упорству можно позавидовать, ибо хрупкая женщина своего добилась. Она стала на учет по беременности лишь тогда, когда срок для прерывания уже был пропущен. Теперь не было разницы, сейчас вызывать искусственные роды или дождаться жизнеспособности плода. Коллегиальным решением Аурике разрешили вынашивать беременность до двадцати восьми недель.
        То ли природа делает чудеса, то ли организм женщины способен на борьбу, но прерывать беременность, как планировалось, не стали, выписав Аурику домой до тридцати двух недель. В этот день я ее и увидела в первый раз.
        Но через день рыжеволосое солнышко вернулось в отделение. Конечно, она сразу пришла навестить своих подруг по палате. Когда она появилась на пороге, Ирина с Наташей встревоженно воскликнули:
        - Ауричка, а что случилось?
        - Девчули, не поверите! Пирожков наелась. Еду мимо рынка, а они так пахнут! Думаю, умру, если не съем. Вышла из автобуса, купила сразу четыре штуки и, пока домой ехала, все и проглотила. А вечером живот заболел. Недолго думая, вернулась сюда. Оказалось, понос, а не роды. Но все же под присмотром, - при этом она заразительно смеялась, придерживая свой живот.


Рецензии
После майдана: выражение длинный язык доведет до Киева, приобрело новое значение!

Олег Рыбаченко   25.09.2017 13:20     Заявить о нарушении
На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.