Гибель одной цивилизации

                             Aрджуна сказал:

                             "…Я более не в силах оставаться здесь. Память
                              отказывает мне, и разум мой помутился. Все, что я
                              вижу, предвещает одни лишь несчастья…
                              Ни победа, ни царство, ни счастье, доставшиеся   
                              такой ценой, не нужны мне, о Кришна.
                                     
                              Пусть эти люди, чьими сердцами завладела жадность,
                              не видят греха…, но почему мы, зная о том, каким
                              тяжким преступлением является уничтожение… должны
                              участвовать  в  этом злодействе?"
                                             Bhagavad G;t;. Arjuna-Visada yoga

1. Впечатлительным  особам    

         Разумеется, здесь будет сказано не  о катастрофе глобального масштаба. Нет. Цивилизация, о которой пойдёт речь  - своеобразна. Это некое образование едва ли не фэнтэзийного свойства, когда миры населяют сказочные персонажи весьма похожие на нас, которые с лёгкостью перемещаются в своих крошечных пространствах, испытывая   приключения, обычными людьми едва ли  совершаемыми в реальной жизни. Хотя  и не такое видано в мире людей.

         Однако…

         С удовольствием и лёгкой завистью встречаю я публикации, в которых авторы  очаровательно воспевают непреходящие ценности нашего мира. Это может быть, например продукт творчества  о  цветах, облаках, о волнах морских  и волнах любовных переживаний, о кошечках и собачках – да и многом другом, вызывающем  ответные возвышающие и соединяющие  нас переживания, окрашивая будни то в яркие тона, то смягчая пастелью, наполняя тем самым жизнь - вообще-то не имеющую перед мирозданием смысловых обязательств – кружевами смыслов, безусловно необходимых и сердцу и уму.
            Конечно, и я нахожу в себе способность чувствовать и, может быть, как-нибудь да выразиться о чём- то подобном, не в силу осознанной мной необходимости, а подчиняясь непреклонному повелению некой воли, которую не удаётся обнаружить ни в эфирах, ни в зефирах, ни где-либо ещё, где предполагается обитель сил неземных, но творящих чудеса.

         Однако…

         Силы эти неуловимые подталкивают меня всё больше к сотворению чего-то тяжеловесного, малоприятного и - раньше рождающихся строк - подводящих  меня к ламентациям по упущенной возможности уподобиться легкокрылой бабочке, беззаботно порхающей над цветами полей и лесов.

2.Теперь о цветах
   
       Было что-то мистическое в цепи событий, весьма непродолжительных, но довольно чувствительных для семейного нашего кошелька. Ко времени, аккурат срединному, в отрезке жизни  между  точками тридцатилетия и сорокалетия - мои творческие потенции всецело были направленны на отыскание пищи в магазинах нашего города. Но, прежде всего - на добывание денег, без которых, известно, каши не сваришь. А уж там, в месте, где давали деньги, я тогда умудрился обратиться в писателя.
        Жанр, который в те дни обратил  меня в полон, я назвал бы  Канцеляритом, если таковой узаконят литературоведы. Ну да, Господь с ними! Мне же деваться было некуда, и  бумаги только шелестели, покидая мой рабочий стол. Подписание, визировка,  написание исходящих инвектив, ответы на инвективы входящие – всё ближе подводили меня к передовой на фронте борьбы с административным аппаратом партийно-хозяйственной активности. Белый свет уже был мне не мил. Хотя - к тому времени я и не замечал уже, что свет этот ещё существует, а другой, тот вообще ещё, как говорится, - мне не светит.

         И вот однажды я изменил траекторию поисков еды,  и оказался перед книжной полкой коварного магазина. Там я остолбенел – прямо в меня прицелился том «Акварели декабриста П. И. Борисова, М. Искусство, 1986».
        Человеком, приближенным к миру искусства, ни тогда, ни сейчас меня назвать нет сколько–либо заметных оснований. Было бы правильней считать меня и искусство обитателями параллельных миров. Однако же интерес, сугубо потребительский нас всё-таки немного да соединяет. А тут – ну прямо не знаю, что случилось  - дрожащей рукой стал я листать  ещё не тронутые покупателем страницы, с которых на меня  с укоризной глянуло детство.
         Цветы родной сторонушки так напомнили о себе:- «Ну что же ты, дружок?»
      
         Опустошив нецелевым таким способом наш кошелёк, я привёл репродукции в дом. Кстати, жена, оказалась такой же дурочкой, как и я. Так что мы наслаждались интимно видами страниц в течение нескольких месяцев. И вдруг книги не стало. Как это могло произойти – достоверно утверждать нет сколько-либо достаточных оснований, а выдумывать не хочется.
         Некоторое время мы пребывали в тоске об утрате; да всё-таки ещё раз залезли в кошелёк.
         Вторая книга продержалась у нас немного дольше, но и она исчезла в мистических тех неопределённостях.
Теперь уж вспоминали мы о пропаже всё реже, новыми временами погружаясь уже совершенно определённо  в трясину выживания.

1.Цветы родимой сторонушки

       Если бы конкретно ретивый дознаватель учинил мне допрос: « а) Что я имею в виду, связывая такие  высокие понятия, как «Цивилизация», с криминальным  термином «Гибель»; и б) а не потрудиться ли бы мне  над тем,  чтобы указать место, где  совершилось злодеяние, да сообщить имена свидетелей (а хорошо бы и злодеев- исполнителей), то я, не дожидаясь применения ко мне пристрастных приёмов воздействия, рассказал бы всё что надо вопрошающему. Соглашусь, что в любом случае  ответ мой может оказаться сбивчив,  нескладен   и не волне вразумителен.
Но, пока дело до такого рода расспросов не дошло. Так что у меня есть возможность постараться  опередить события и в спокойном режиме  предотвратить огрехи предполагаемого нарратива. 
        Ну так, с благим намерением, приступим.

       Байкал, как водный объект на поверхности планеты, заметен даже с космических высот.  Широко известно, что в него впадает большое число рек, речек, речушек, ручьёв и прочих водотоков, точное количество которых даже сугубыми специалистами определяется неоднозначно. Одно можно сказать уверенно:  - Много. А вот вытекает всего одна красавица Ангара. На расстоянии восьми десятков километров от её истока, с правой стороны, впадает речка с замысловатым названием. Куда. Да, так называется этот водоток, за тысячелетия своего существования образовавший широкую долину. Речка Куда, хоть тиха и благостна, но немало начудила на своём веку, о чём красноречиво говорит обширная пойма реки,  изобилующая в интересующей нас точке многочисленными старицами, местами превратившимися в цепочку озёр. Других следов  своих чудачеств Куда не оставила, а,  намытые трудами тысячелетий,  галечники поймы постепенно закрылись отложениями  более лёгких фракций да частицами ила, дающего жизнь силам растительного свойства. Растения эти всходили, расцветали и отмирали,  тз года в год, из века в век формируя слой дернины. Был он мизерно тонок, но цепко хватался за основание жизни, тысячелетия сохраняя себя для жизни новой. В слое этом совершались неисчислимые метаморфозы вещества, образовавшие поразительное сообщество  растений,  неизвестно для чего явившее нам то, что выражается таким понятием как «прекрасно».  Какой практический смысл вкладывали природные силы  в это эфемерное образование,  не уловимое материальными  средствами измерений? Ни тебе гравитация, ни тебе протяженность, ни тебе длительность. Это Прекрасное царило повсюду вообще ни для кого, сколько-нибудь способного анализировать свойства этой эфемерности на предмет практической ценности, за исключением, разве что, купли-продажи на рынке изощрённо возбуждённого спроса.  А, между тем, эта дикость творила красоту мира, оставаясь такой же бесчувственной настолько, что, необходимую для воспроизводства самоё себя, жестокость едва ли допустимо  было определить как ужасное.

       Но настали времена, когда появились существа, особенным образом уловившие и отразившие в своём внутреннем мире эту загадочную - и теперь уж противоречивую –сущность природы.
       Нельзя сказать, чтобы уж толпы паломников устремились в эти места. Случайность выступала здесь диспетчером посещений единичных пришельцев. В большинстве своём они не были мобилизованы для дела  познания реальности дармовых этих щедрот, но оставались ли безразличными к игре чувств, весьма отличающихся от удовлетворения  иных своих инстинктов  уже сугубо животного свойства?

        А что же я?
        У меня проблема. Неожиданным образом я споткнулся на проторенной своей дорожке словоблудия. Задумывалось вначале, что здесь мне надлежало рассказать о цветах. Именно, по возможности наукообразно, описать каждый вид в отдельности, представленный в сообществе родимого разнотравья. Описание это предполагаемое могло представать некоей реминисценция на тему Списка кораблей в подражание Гомеру
          «Други! объятому сном, в тишине амброзической ночи,
                   Дивный явился мне Сон, благородному сыну»

         Однако же, ни сном, ни духом не удалось «благородному сыну «, одолеть сопротивление скрытых сил, когда я, видимо не вполне благородный,  тщетно искал места,  из которых  мог бы привычно понадёргать цитаты.

       Попалась же в сети аморальных притязаний таки  всего  одна:
-« Башмачок крупноцветковый Cypripedium macranthon Sw.»
       Вот, оказывается, какие они - эти м у д у ш к и.  Именно это простодушное название цветка бытовало среди  жителей окрестных деревень -   людей элементарно не грамотных, бесконечно удаленных от сфер, где в обычае понятия «Венера» или «орхидея».
       И действительно – где эта Венера? с её башмачком; да, тем более, что за  о х р е д е я непонятная? когда мудушки – вот они. Сказать, что у каждого как на ладони, было бы уже намёком не вполне пристойного свойства. И не будем здесь делиться ассоциациями на эту тему..
        И вообще оставим дальнейший разбор биологического описания этого вида, подкинутое случаем, видимо из ехидных побуждений, в наказание за предпринятую мной попытку плагиата.
        Да и откажемся от изысканной своей задумки, тем более, что остальные определения, буквально ускользали от меня; и я стал думать – к чему бы это, почем уже  не могу извлечь из потаённых глубин своей души знаки былых впечатлений.

       Некоторое время я пребывал в растерянности. А по сему случаю оставил тщетные попытки отыскать пути обхода  неожиданного препятствия и занялся житейскими делами. Не вполне, впрочем, успешно. Что-то мешало мне сталь совершенным обывателем, хотя бы и на час. Члены мои - то плавились в неясном томлении, то потряхивало их - как розно, так и вкупе;  внимание  подводило меня; инструменты отказывались слушаться; и был я уже на пороге готовности совершать одну ошибку за другой, обращаясь, таким образом, из возвышенного мыслителя в безответственного вредителя семейного благополучия.


      В самом деле – потрескивало изредка  в тлеющем моём сознании – почему это там, где-то за пеленой упрямого взгляда в реальность,  не угасает картина легкого зрения, теперь уж направленного во-внутрь меня; туда, где животрепещет былое, где обширны пространства, где шумит шаловливый ветер, где шелестит листва, где благоухают тонкие ароматы всего, и ничего в отдельности, где ярко вспыхнет красный, желтый, синий, даже и какой-то сине-буро –малиновый огонёк цветка, чтобы тотчас же  смешаться с толпой соплеменников, образуя некий фон для явлений иных, более сейчас актуальных. Что заботиться о ковре, сотканном из цветущей братии - этих повседневных обоях для пространств без границ? Они есть сейчас, они были всегда, всегда и пребудут вокруг нас. Обыкновенная обыденность, недостойная места в сокровищнице памяти.
         Эх, память, память – сколь же ты ветрена и не…
         Чего уж тут искать другие определения её несовершенства, когда вскипают чувства и создают миры,  оставленные на попечение времени, вовсе не рассчитывая когда-либо вообще вернуться в запасники сюжетов наигранных пьес.
         Они воссоздают себя сами, подстерегая нас, может быть в неурочный час. И тогда мы оставляем всё и отдаёмся во власть сил, нами созданных, нами же и  брошенными на произвол судьбы во времена тогдашнего  умопомрачения.

         Однако…

Опус 26:   Закрываю глаза, чтоб не видеть окрест,
           И впускаю в себя эту музыку яда
           Сладкого, как непорочность невест.
           И для чуткого сердца приходит отрада.

           Так затлеют в душе отложенья грехов,
           Ненароком нашедших приют в вертограде –
           Се сгорают остатки тяжелых оков
           На весёлом огне по иссохшей лозе винограда.

           Остаётся со мной лишь пленительный дым
           С горьким запахом вечной надежды.
           И теперь - чтобы снова предстать молодым –
           Растворяю росой окропленные вежды.

          Вот с таким, умытым божьей росой, взором покидаю я юдоль прекраснодушных ламентаций, чтобы, наконец, перейти от многословия к делу.



2. От слов к делу

    Исходные данные таковы:
-«Средний урожай зерновых культур в 1951 г. в Иркутской области отмечался на уровне 8 ц с одного гектара.» .   Татарникова М.Р. Освоение целинных и залежных земель в Иркутской области в 1950-1960-х гг.  /Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук/  Иркутск, 2015. Стр. 58

-«С 1953 по 1964 гг. было проведено 11 пленумов ЦК КПСС по вопросам развития сельского хозяйства, организовано огромное количество совещаний, принято большое количество постановлений. Проблемы сельское хозяйство в 1950-х гг. обсуждали на самом высоком уровне и искали возможности быстрых и результативных реформ в сельском хозяйстве.»   Стр. 3 Татарникова М.Р. « Освоение...»

-«Так, в 1957 г. после пуска Иркутской ГЭС, сельское хозяйство Иркутской области получило около 12 млн кВт.ч. электроэнергии, тогда как все станции объединения «Сельэлектро» в том же году выработали только 3,6 млн кВт.ч.»  Стр.44.  Татарникова М.Р. « Освоение...»

- «Эйшинский Р.В. , главный технолог электролизного завода АЭХК:
- В четырёх километровых корпусах располагалось более семи тысяч газодиффузионных машин.... в состав которых входило более 14 тысяч мощных компрессоров... За год потребление электроэнергии достигало 14 млрд. квт-час."  Стр.  41, 42 " АЭХК: полвека в строю / Автор-составитель А.К. Лаптев. Иркутск  : ООО "Репроцентр А1", 2007

[Тот, кто не забыл арифметику, может проверить меня: электричества, щедро выделенного сельскому хозяйству Иркутской области в 1957 году  хватило бы на три дня работы компрессорам одного завода Ангарского ЭХК, осенью этого же года начавшего выдавать продукцию. В.Г.]

-«В мае 1954 года стало ясно, что электроэнергии Иркутской ГЭС не хватит для удовлетворения потребностей комбината. Необходимо было срочно подписать документ у Н.С. Хрущёва, чтобы строительство Братской ГЭС попало в титульный лист будущего года.
[ Министр] Е.П Славский  объяснил Хрущёву ситуацию, и Никита Сергеевич, взяв документ, обратился к своему помощнику: "Давай спину". Тот повернулся спиной и на его спине Хрущёв подписал документ на строительство Братской ГЭС.»   Стр. 29. «АЭХК…»

-«водами Братского моря в 12 районах Иркутской области было затоплено … 55,2 тыс. га пахотных земель». Стр.  50 Татарникова М.Р. « Освоение...»
-«В 1959 г. было освоено целинных и залежных земель 12,8 тыс. га»  Стр.55 Татарникова М.Р. «Освоение…»

-«Небольшие урожаи зерна в пределах от 1 до 5 ц с одного га были получены там, где пшеница высевалась на свежеподнятой целине» Стр. 59  Татарникова М.Р. «Освоение…»

  Именно в те годы битв за урожай - совершаемых под прикрытием не прекращающейся ни на миг, битвы за мир во всём мире – сопливый ещё малец с неразвитым аппаратом мышления имел-таки возможность пребывать самовольным бездельником, одновременно и созидателем впечатлений, когда:

«…оставив позади дремотную - по причине летнего зноя - нашу улицу из которой, собственно,  и состояла родная деревенька, даже и не вспомнив – ни в начале своего путешествия, ни после  него- о шустрых своих сверстниках, уверенно не предполагая в них достойных попутчиков своему безрассудству, я, сверкая пятками, устремлялся  За Речку. Там – стоило только перейти вброд  неглубокие её теплые воды - что  одно уже доставляло тихую радость -   я обнаруживал себя в мире, далёком от обыденности: густые заросли черёмухи, прозрачный сад диких яблонь, давали возможность не просто идти, а долго кружить среди деревьев, подчиняясь прихотливости кривой выпавшего случая, затем чтобы оказаться в месте, где вековые старицы, уже наглухо заросшие в своих началах, обратились в тайные вместилища вод, тёмных в своей прозрачной сути, скрывающих на глубине неведомое, тотчас же заявляющее о себе мощным всплеском – рыбы? ещё ли чего-либо  более сказочного?

       Но цель моего путешествия далека от примитивных фантазий.  Что–то ещё более повелительное ведёт меня всё дальше и дальше: уже за старицы, где у кромки не преодолённого мною - и по сию пору –  карлуцкого болота, с редкой стайкой  на нём невольниц в образе берёзок, измученных борьбой с окружающими топями, распластались по земле, под безмятежными небесами,  блюдца озёр, небольших и причудливых  каждое своей особенной  береговой линией, словно бы материализовавшейся из грёз о таинственных островах в далёких морях и океанах, да островах сокровищ и приключений, невероятных здесь, в  деревенской глуши.

      Озера эти невелики, и каждое по-особенному заполнено изумрудного цвета драгоценной субстанцией, напоминающей насквозь прозрачный камень.  Там на гладкой её поверхности нежатся под солнцем ослепительные лилии, а в толще же  этого расплава застыли в неподвижности тёмные рыбы;  их можно было бы принять за окаменелости прошлых эпох, если бы не едва уловимое шевеление плавников. Иногда мне кажется, что они, рыбы, что-то хотят сказать мне такого, чего я  жду - от кого бы то ни было - давно и уже почти безнадёжно.  Вот и теперь они не решаются на свой щедрый  поступок; а я привычно оставляю их не осуществившуюся затею исполниться всё же когда-нибудь позже.

       И тут же занимаю себя тем, что пытаюсь понять - как это так легко и непромокаемо скользят  по поверхности -  в реальности жидких вод - юркие водомерки . Но ответ и на этот вопрос всё никак не идёт.

       Ну, да и ладно!
 
       Всё-равно я уже наполнен впечатлениями настолько, что способность думать оставляет меня, и я зависаю,  на манер  этих вот глазастых стрекоз, где-то вне этого мира реальности  и легко растворяюсь там,  как родственная - этой запросто явившейся запредельности -  субстанция другая, для которой  всесильное до того  время перестаёт существовать, и от этого ничего страшного не происходит, а приходит состояние возможности  быть – не то чтобы счастливо, а того неизмеримо более – быть, ну никак.
      Что, оказывается, так  просто и легко осуществимо»


3. Эпилог.

         Совсем скоро на эту землю пришла мощная техника целинников, которая,  в местах  - определённых подневольными землеустроителями - снесла напрочь кустарники, а крепкие плуги  механизаторов не только перевернули тонкий слой дернины, но и, смешав её животворящее вещество с мощным слоем древних галечников, обратили основание жизни здешней цивилизаций в ничто.
         Разумеется, в камни эти мощно обнажённые, колхозники - мобилизованные на победу над силами природы и веселящиеся от безысходности - радостно, с шутками да прибаутками,  повтыкали рассаду культурных растений и стали ждать урожая. Да не дождались. На галечниках ничего не выросло. Такова уж природа вещей! На следующий год ни ретивые понукания инструкторов райкомов, да управлений, ни прокурорские угрозы не смогли заставить селян продолжить эти весёлые эксперименты. Здесь больше никогда не пахали и не сеяли.
        Прошло с тех пор полвека, а дикие  цветы-изгнанники всё не вернулись домой. Может быть,  они  теперь только  на картинках и живут?
        Долгие годы растерзанная земля пребывала втуне. Правда, в последнее время на эти пространства положили глаз предприниматели, и теперь низовая пойма Куды представляет собой переходящий из одного в другой карьер для добычи песчано-гравийной смеси. Не пропадать же добру, всё хоть какая-то польза от останков поверженной цивилизации!
Можно сказать, что  из «к у д ы» денежки сыплются  «т у д ы». (Шутка!)

      А что скорбеть-то о былом её величии? 
      Мы знаем много земных  цивилизаций. Шумер. Египет, Крит; инки. ацтеки и прочие римы да афины – все они процветали некогда и все сошли на нет. Специалисты говорят: - Погибли.  Да это их общее свойство, обычное дело, как для специалистов, так и цивилизаций. И  многие ли сейчас горюют по сему очевидному случаю?
      А тут какие-то цветы! Называть их сообщество цивилизацией? Смешно!
      Только вот есть подозрение, что не всё столь безусловно. А вдруг некому автору планетарных коллизий придёт фантазия без каких-либо пленумов, совещаний и постановлений  организовать и осуществить мероприятия, которые отдадут победу  венерину  башмачку, даже если это и пресловутые мудушки. Много ли времени в планетарном же измерении уйдёт на возобновление господства царства природы с листа, уже очищенного от безумств высокомерного разума?

      Может быть, именно для этого предполагаемого нами очищения славно потрудились, упомянутые нынче, энерговооружённо деловые компрессорщики, вместе с комбинатом своим замечательным,  сегодня вышедшими из подполья.……Чтобы  отправиться по миру? Хорошо бы не с сумой!
   
     А с нами-то, ценителями природы, что будет? И как нам быть…
     Знак вопроса.

19.12.2016    8:19:46


Рецензии
Да... Сибирь, матушка... Первый писатель из 95, которого можно так назвать.
Иркутск, Байкал зная хорошо, ездила специально неоднократно, подписываюсь под каждым Вашим словом. Но... Как сибиряк - сибиряку! За цветистым философским опусом, бесспорно - великолепным, не чувствую бойцовской хватки за "Уходящую цивилизацию поймы и цветов"! И это основной Ваш минус. Вам от природы дано слово божье, аки меч розящий, а не разглагольствующий, да по древу растекашися!
То же самое - но с мечом в строке! Каждой! Ждем, с надеждой и обязательствами перед будущим и исчезающим! Творческких свершений и реализации всех Ваших видений недостатков хозяйствования безхозяйственности. С праздником!

Галина Молокоедова 2   13.01.2017 19:51     Заявить о нарушении
Спасибо, уважаемая Галина! Разумеется, мой минус он и есть минус, в какие обороты изысканных условностей его не заверни. Можно было бы сказать , что не всё так просто. Тогда как правдой будет - всё не так!
Если бы вы только знали сколько было у меня битв. Да ещё каких! ( Да я по сию пору не вышел из боя)
Не одну из них не проиграв -всё же победителем себя назвать не могу. Потому прежде, что допустил две ошибки:
1-я. Стратегическая: - зло не может быть побеждено. Оно может быть только замещено добром в пространствах нашей жизни. Добро, побеждающее зло, злом и становится.
2-я. Тактическая. Тот, кого мы принимаем за врага, на самом деле просто Иной. И в цивилизационном смысле ни у меня , ни у него нет никаких преимуществ друг перед другом. Желание скорой победы обращает эту победу в невозможность.
Этот парадокс неустраним в системе противостояния.
А потому - делай что должно и будь что будет. Нет ничего опаснее в мире, чем деятельная доброта - пусть эта сентенция родом из Поднебесной, но китаец, в конце-то концов -тоже человек! И. как говорится, перед боем - прошу не считать меня пацифистом.
Более подробное разъяснение моей позиции сокрыто в моих сочинениях. Да так при этом замысловато, что и врагу не пожелаю попытаться там разобраться.
Не принимайте всё сказанное мной за браваду. Просто, восприняв Вашу высокую оценку моего труда, я немного подраскис и принялся несколькими фразами высказывать то, что в сущности и составляет главное содержание смысла жизни человека в сообществе других, которые могут быть только Иными по отношению друг к другу.
Отврати нас господь от побед! Терпение, мой друг! И тогда победа сама разыщет нас; она застигнет нас врасплох занятыми своими делами.

Виктор Гранин   13.01.2017 21:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.