Семь холодных дней в декабре

или
Странная история, случившаяся накануне Нового года в  одном маленьком офисе, затерянном на окраине большого заснеженного города.

1.

Вся эта история произошла со мной накануне католического Рождества, незадолго до Нового года. А началось все с легкой руки одной  бизнеследи. Ох, уж эти бизнеследи! Настойчивые и непредсказуемые. От них можно ожидать  все, что угодно. Примерно так и получилось.
Звали ее Марина. Мы были знакомы всего несколько недель. Почти случайно, Марина предложила мне небольшую временную работу. Работа была несложная и  за короткий срок я успела выдать  хороший результат. Моя прекрасная работодательница была приятно удивлена и, видимо, взяла меня на заметку. Люди бизнеса таких рабочих лошадок ценят и, при необходимости, могут порекомендовать кому-то из своих. Так и произошло.
Спустя некоторое время Марина вновь позвонила мне и рассказала о своем знакомом. Валерий. 52 года. Тоже бизнесмен. Валерий владел небольшой  фирмой, продающей медицинские оправы для очков. Товар, большей частью, элитный.  В основном из Италии. Ну, есть, конечно, немного и Китай. Бизнес идет хорошо. Сейчас  ему нужен был  свой человек с  хорошим английским языком и опытом работы. Правда, зарплата, которую она озвучила, была небольшая. Но, как она сказала, придется ездить с Валерием на переговоры заграницу в качестве переводчика. Меня это очень порадовало.  Путешествовать я любила. Английский у меня был свободный и круг обязанностей оказался хорошо знаком. Все просто и понятно. Ездить на работу, правда, далековато – у Валерия был небольшой личный офис где-то в Свиблово. Но езда в час пик в метро давно стала  для меня привычной.
«Вы знаете, а  он ничего», - вкрадчивым голосом пропела в трубку Марина –«попробуйте, пообщайтесь. Немного нудный, правда, но,   я думаю, вы найдете с ним  общий язык».  И она дала мне его телефон.
Некоторое время я не решалась позвонить. Менять работу всегда страшно. А вдруг что-то не получится или пойдет не так, как ты предполагаешь? Я колебалась. Моя текущая работа радовала  мало. Деньги тоже были небольшие. И начальство перегружало  и доставало придирками.  Никаких перспектив на горизонте мне не светило. Значит, надо было что-то искать. Я чувствовала, что созрела для перемен. Мне хотелось попробовать что-то новое. Да, зарплата у Валерия небольшая, но вопрос был не только в деньгах. Новая работа предполагала  много общения, поездок и встреч с новыми людьми. Это ли не счастье? Хотелось большого дела, дружной команды,  возможности принимать нестандартные решения. К тому же, я обожала путешествовать, но финансовой возможности  для этого не было, хотя работала я каждый день с утра до вечера. И так продолжалось год за годом. А время шло и никаких перемен к лучшему не предвиделось.
Там, за пределами родных просторов, простиралась великая Европа, которую я так любила. Я много читала по европейской истории и культуре. Немного разбиралась в искусстве. Всю жизнь мечтала поездить по крупным городам. Лондон, Париж, Милан, Прага. Посмотреть их архитектуру. Эти умопомрачительные готические соборы. Старинные ратуши на центральных площадях. Походить по  художественным галереям. Или просто праздно потолкаться по центру, посидеть в кафе, понаблюдать за лицами людей. Послушать их незнакомую речь. Почувствовать энергетику большого незнакомого города. Я мечтала об этом очень давно. Я читала литературу по искусству. Тогда в ноябре-декабре я усиленно штудировала «Образы Италии» Муратова. Это была моя настольная книга. Я читала ее запоем. Перечитывала заново, уже пролистанные страницы, и мысленно представляла себя среди этой красоты. Я отчаянно верила, что рано или поздно судьба подарит мне это шанс все это посмотреть.  И  терпеливо ждала его. Так может быть, новая работа и есть этот счастливый шанс?
Итак, решила я – надо встретиться с Валерием и внимательно к нему приглядеться. Съездить на собеседование, поговорить, посмотреть, что за человек. Если он мужик адекватный, не самодур и не развратник, то надо соглашаться. Это определенно могло быть лучше, чем то, что я имела на данный момент.
Я набрала телефон Валерия ближе к вечеру. Просто я полагала, что к вечеру он менее занят, чем днем. Мне ответил низкий, не лишенный приятности, мужской голос. «Да, добрый день. Марина про вас говорила. Вы сможете подъехать завтра к семи?».
Он  назначил встречу на «послерабочее» время. Можно было предположить, что Валерий  не хотел, чтобы его сотрудники в офисе видели нового человека на интервью. Это навело меня на мысль, что претендентов на вакансию уже было достаточно и он не хотел глупо выглядеть перед своим персоналом в случае неудачи. «Вполне разумно»,-   мысленно согласилась я.
Я приехала в Свиблово на следующий день около семи часов, когда в офисе уже никого, кроме Валерия, не было. Стоял морозный, ветреный декабрь и темнело рано. В окнах домов уже горели огни. Люди возвращались с работы. Пришлось немного поплутать – офис располагался на первом этаже одного из жилых домов  в квартале новостроек. Никаких опознавательных знаков фирмы на фасаде я не нашла. Просто добротная железная дверь, к которой вели пять крутых ступенек, выложенных плиткой. Плитка была запорошена снегом и оказалась очень скользкой.  Я чуть не поскользнулась. Перила на подобный случай предусмотрены не были. Я позвонила. Дверь открыл высокий подтянутый мужчина с приятной сединой на висках. Никаких костюмов – только джинсы и свитер. Выглядел он совсем просто, почти по-домашнему. Трудно было  поверить, что  это солидный бизнесмен. Мне  это понравилось. На дорогие костюмы и швейцарские часы бигбоссов я уже  достаточно насмотрелась за свою долгую трудовую биографию.
Мы зашли в офис. Он был небольшой. Очень чистый. С приятной отделкой в голубовато-серых тонах. Валерий провел меня  в свой кабинет. Мы сели за большой «директорский» стол. Сели друг напротив друга. Какое-то мгновение в воздухе повисла пауза. Я видела, что он внимательно разглядывает мое лицо. Я тоже молчала. Мне казалось невежливым начинать разговор первой. Наконец он заговорил: «Ну, рассказывайте. Марина говорила, у вас хороший английский и большой опыт работы. Расскажите поподробнее». Я, как могла, подробно описала свои возможности. Мы разговорились. Разговор шел легко. Он внимательно выслушал меня и, к моему удивлению, рассказал немного о себе. Я была этим немало удивлена, так как при первой встрече работодатели, как правило, о себе не рассказывают. Я узнала, что он бывший десантник. Когда-то участвовал в Афганской войне. Было приятно, что он говорил не свысока, как  начальник с подчиненной, а на равных. Просто внимательно слушал, задавал вопросы и говорил сам. По его словам, в офисе работали еще два сотрудника – девушка Аля и юноша Дима. В ближайшее время он планировал нанять еще людей и надеялся, что я ему в этом помогу. «Конечно»- уверенно произнесла я - «мы найдем отличных сотрудников». Это так здорово! Создать своими руками команду  единомышленников. Бизнес начнет расти как на дрожжах. Трепещите, жалкие конкуренты!  Вот, кажется, и еще один плюс новой работы.
Мы говорили долго. В конце интервью он исчез  и вернулся с двумя коробками. В них аккуратными рядами лежали новые оправы.  Они были потрясающе красивы. С детства близорукая, я сразу же нацепила одну на нос. Смотрелось стильно. Надо будет попросить Валерия продать мне парочку. Вставлю стекла и надену на переговоры   с иностранными партнерами. Сама я еще ничего. Хороший английский, деловой костюм,  элегантная оправа – чем  не бизнеследи?
Валерий слушал с интересом, что я рассказывала. Я мысленно вздохнула с облегчением. Контакт с будущим боссом получился. Значит, все должно быть хорошо. Эта мысль меня так воодушевила, что, немного поколебавшись,  я решила заикнуться о зарплате побольше. «Хоть немного!» - робко попросила я.
Лучше бы я этого не делала. Валерий  мгновенно  помрачнел, нахмурился и замолчал. Через минуту  он согласился добавить очень маленькую сумму, но предупредил, что в этом случае добавит и обязанности. Я поняла, что вопрос денег  лучше не поднимать. Как и все работодатели, щедростью Валерий не отличался. И, несмотря на доброжелательный тон, платить хорошо не будет. Я осеклась. Старалась не показывать, что расстроилась. Не хотелось портить  встречу. Мы распрощались и договорились созвониться на следующий день.
Придя домой, я старательно обдумывала  плюсы и минусы предстоящей работы. Было ясно, что денег опять не будет. В моем случае это было почти нормально. Скупость моих  работодателей меня уже не удивляла. Я любила работать и работала много и самоотверженно. Но хорошие девочки, как известно, не добиваются успеха. Платить мне деньги  не хотели. Я была  слишком скромной. Отстаивать свои интересы  я не умела. Каждый раз оказывалась овцой, которую нещадно стригли и при этом приговаривали: «Какая ты хорошая. Как ты  много работаешь. Молодец! Давай еще!». Переломить эту ситуацию у меня не получалось. И она с угрожающим постоянством повторялась  снова и снова.
Видимо,   и здесь меня ждет то же самое. Но, несмотря на маленькую зарплату, работа у  Валерия имела свои важные плюсы. Я приходила не с улицы, а по рекомендации. Маленький офис, знакомый и несложный круг обязанностей не предполагали никакой нервотрепки. Помимо денег, для меня это тоже имело значение. И самое главное -  много общения на английском языке и поездки по Европе.  Английский у Валерия был  слабый и во время переговоров  заграницей ему  наверняка понадобится переводчик. А деньги – черт с ними! Мне никогда с ними не везло.
Я пила чай дома на кухне под звуки популярной радиостанции и размышляла. За окном бесшумно сыпал снег. Город понемногу начинал готовиться к новогодним праздникам. Морозный  воздух невидимо распространял атмосферу предстоящих застолий и ничегонеделанья. Мое решение напрашивалось само.  Да, новая работа таила неплохие возможности и могла открыть передо мной  целый мир. Это ли не счастье? Радужные надежды охватили меня. Колизей и Палаццо Веккьо витали где-то впереди и призывно манили. Я мысленно  бродила по вечерним улочкам Флоренции и  радостно впитывала в себя энергетику  незнакомого города. Да, решение было принято. На душе было легко и хорошо. Я заснула  заполночь со счастливой улыбкой на лице.

2

Утром я проснулась рано. Меня разбудил будильник. За окнами еще было темно. В пижаме я, как сомнамбула, поплыла на кухню варить кофе. Это был мой любимый ежеутренний  ритуал. За чашечкой крепкого кофе я тщательно обдумывала свой дальнейший план действий. После встречи с Валерием я поняла, что новая работа  может стать моим счастливым шансом. Но сжигать  сразу мосты со  старой работой было небезопасно. Неизвестно, как проявит себя Валерий дальше. Все ли пойдет хорошо. Надо было подстраховаться. Пределы человеколюбия работодателей уже были мне известны. Если что-то пойдет не так, то я могла вообще остаться без работы и без денег. 
Я позвонила в свой офис  и договорилась с менеджером о небольшом отпуске за свой счет. Это было нелегко.  Как и следовало ожидать, мне пришлось выслушать массу неприятных внушений. Тянула я довольно много и мое отсутствие несколько дней могло повлиять на результаты работы. Но я не отдыхала уже давно  и отпускных дней у меня уже накопилось достаточно много. Мне не было стыдно взять небольшой отпуск  на несколько дней. На помощь со стороны рассчитывать не приходилось, полагаться можно было только на себя. А значит, нужно шевелиться. Кто ищет – то всегда найдет. Может быть, на этот раз мне улыбнется удача.
В середине дня я  набрала  телефон Валерия  и подтвердила ему свое желание работать в его фирме. Он воспринял это как само собой разумеющееся и предложил мне приехать в офис еще раз. «Чтобы  окончательно согласовать детали работы». Время было назначено то же. Вечером я снова поехала в Свиблово. В декабре не бывает метелей,  но было темно, морозно и дул обжигающе холодный ветер. Медленно, стараясь не упасть, я поднялась по скользким ступенькам и позвонила в железную дверь. Как и следовало ожидать, открыл Валерий. В офисе никого не было. Мы прошли  в его кабинет и сели за большой стол.
Это уже сложно было назвать интервью. Мы просто разговаривали о работе. Говорил больше Валерий. Он видел меня второй раз, но разговаривал почти как со старой знакомой. Я поняла, что он  не только словоохотлив, но и лишен напрочь директорского высокомерия. Для начальника это показалось мне необычным.
Он вводил меня в курс дела. Говорил о проблемах с поставщиками. О том, что он ждет от моей работы. Планов было много, но мне было не страшно. Работать с иностранными партнерами я любила. Это был, можно сказать, мой конек. Когда Валерий говорил о проблемах, я даже кое-что заметила по поводу их наилучшего решения. Он пристально на меня посмотрел. Я поняла, что своей фразой произвела на него приятное впечатление. Ну что ж,  может быть, все пойдет хорошо и я все-таки найду свою идеальную работу.
Как-то так получилось, что встреча по «согласованию деталей» незаметно перетекла в беседу «о жизни».  Мой будущий начальник не переставал удивлять меня своей разговорчивостью. Особенно удивляло то, что видел он меня всего лишь второй раз. Его субординация в общении со мной стерлась еще при вчерашней  встрече. Хорошо это или плохо? Я немного терялась. Было видно, что ему хотелось со мною разговаривать и мне это, конечно, льстило. Но в то же время он отказался поднять мне зарплату и это настораживало. Я не знала, как себя с ним вести и боялась сделать ошибку. Я была открыта  любому позитивному общению  и внимательно слушала. Слушать я умела. Валерий это почувствовал и стал рассказывать о себе  еще дальше.
Он рассказал, что лет десять назад от него ушла жена, с которой они вели бизнес совместно. Он купил ей другой  и она сейчас руководит своей фирмой. Он ей регулярно помогает. У них взрослая дочь. Девушка не замужем, не работает, живет в Испании. Чем занимается – непонятно. Он поморщился. Мама с папой регулярно высылают ей крупные суммы на жизнь. Сам он живет один. После развода с женой купил себе квартиру, здесь недалеко. «Такой богач и красавец живет один? В Москве?» - это показалось мне маловероятным, но я промолчала. Валерий продолжал свой рассказ.
Сам он был из Донбасса. Отец шахтер погиб, когда ему было одиннадцать лет. Мать с младшими детьми осталась без средств одна и он, мальчишка, оказался старшим мужиком в семье. Тогда и началась его трудовая жизнь. «Работал с детства, как собака» - горько усмехнулся он  и посмотрел мне в прямо глаза. В воздухе повисла пауза. Я опустила взгляд. Было ясно, что он ждал от меня ответной откровенности и я должна была рассказать о себе.
Я тоже была одинока. Детей у меня не было.  Мужчина, с которым мы несколько лет  жили вместе,  года три назад завел себе молодую любовницу и мы расстались. Я тоже всю жизнь работала. Временами довольно тяжело. По этой причине я и оказалась в его офисе – в надежде, что найду более интересную  и высокооплачиваемую работу. Но рассказывать свою историю будущему начальнику я не стала.
Мне не хотелось раскрывать свои карты с самого начала. По своему опыту я знала, что личную информацию в офисе – с коллегами или начальством – лучше не оглашать. Это одно из золотых правил офиса. Я вспомнила о своей зарплате. Неожиданная  откровенность  начальника  меня, честно говоря, настораживала. Я помолчала и деликатно перевела разговор на другую тему.
Мы поговорили еще некоторое время. Больше о делах в офисе. Валерий сказал, что даст мне один месяц на испытательный срок. Если все сложится хорошо, то он будет рад со мною работать. Я видела, что он  был доволен нашей встречей. На следующий день я должна была выйти к нему на работу.

3

Утром в девять часов я приехала в новый офис в Свиблово. Валерий предупредил меня, что  до обеда его не будет – «в офисе будет Аля». «Ну что ж, вот и познакомимся» - подумала я. От Валерия я уже знала, что она отвечает и переводит телефонные звонки по офису и ведет базу данных в 1С. Раскрасневшаяся с мороза, я вошла в офис и стала снимать пальто. Аля оказалась невысокой худощавой девушкой с маленьким личиком и острыми глазками.  Мы перекинулись парой фраз и я прошла на свое рабочее место. Оно располагалось у окна в небольшой комнате.  В соседней – следующая дверь – кабинет самого босса, в холле на ресепшн посередине – Аля. Далее - склад и на выходе у двери была комната уже упомянутого юноши Димы. Как мне сказали, у Димы только что родилась дочь и он договорился с шефом о двухдневном отпуске.
В офисе было тихо и чисто. Аля сидела за компьютером и иногда отвечала на  поступающие звонки. Их было немного. К одиннадцати часам подъехал Валерий. Аля подала ему кофе. Он вызвал меня. Нужно было разобраться с итальянскими поставщиками. Отхлебывая горячий напиток и маленькой чашки, Валерий стал  описывать мне проблему. Его основными поставщиками были итальянцы. Как я поняла, они явно использовали его языковый барьер и под разными предлогами присылали частично товар не соответствующего качества. Валерия это раздражало. Он чувствовал свое бессилие и страшно сердился. Не понятно на кого – на себя или итальянцев. Я должна была ему помочь разобраться с ними. Он говорил эмоционально и ругал их на чем свет стоит. Потом не выдержал - вскочил и принес мне несколько неказистых оправ и чехлов, чтобы показать наглядно, что было не так. «Напишите им, что я больше не потерплю этого и заставлю их выплатить неустойку!»- гремел  он на весь офис. 
Я внимательно слушала. Мне было ясно, что итальянцы его дурили. Особенно дурили  за последний период, пока он был без помощника, поэтому проблем с ними  накопилось много. Главное действующее лицо была некая Тереса – их региональный менеджер по Восточной Европе. Ей-то я и начала набрасывать письмо. Писать письма на английском языке я умела. Я вкратце набросала текст. Потом подкорректировала. Разбила на логические абзацы. И главное – стиль. Безупречно деловой,  вежливый и никаких негативных эмоций, несмотря на явно негативную тональность. Это важно.
Вскоре письмо было готово. Валерий потребовал, чтобы я ему его зачитала и перевела. Потом велел поставить себя в копию и отправить Тересе. Письмо ушло. Надо было ждать результат. Но то, что босс остался моей работой доволен - не вызывало у меня сомнений.  Он сразу же начал говорить о других проблемах и давать другие задания. Писать пришлось много и долго.
В обед я зашла на кухню, чтобы перекусить. У  столешницы стояла Аля и резала салат. Работала микроволновка. В кухне стоял приятный запах  домашней еды. Видно, Аля что-то разогревала для себя. Я стала доставать свой пакет. Одновременно я  украдкой наблюдала  за ней. Мне предстояло с ней работать и я хотела понять, что она за человек. По Алиному лицу было  сложно что-то прочитать. Никаких эмоций  оно не выражало. Ловко, как фокусник, она оперировала тарелками и кухонными губками. Чувствовалось, что девушка она была хозяйственная. «Не самое плохое качество для женщины» - примирительно сказала я сама себе.
Через несколько минут мы сидели с Алей за  кухонным столом и вместе обедали. Я узнала, что ей  было двадцать три года и она приехала из Ступино. Закончила полиграфический колледж. Аля была мать-одиночка. Растила четырехлетнюю дочь, которую каждое утро отводила и вечером забирала из  детского садика. Разговаривала она неохотно,  больше слушала то, что говорила я.
Я сразу же выразила восхищение тем, что у нее маленький ребенок и при этом она умудряется работать. Я не лукавила. Я действительно восхищалась женщинами, которые  успевают работать и еще растят детей. Я рассказала ей  про Скандинавские страны, где –  как я слышала -  женщинам с детьми  созданы идеальные условия для счастливой безбедной жизни. Ну и, конечно, сравнила с нашими жесткими российскими реалиями.
«Как вам это удается?» - спросила я. Аля молча жевала свой салат, глядя перед собой. «Да, главное для женщины в нашей стране  – это найти правильного мужчину. Если повезет, то всю жизнь будешь в шоколаде, а если нет, то….» - я махнула рукой. Аля внимательно слушала и молчала. Казалось, она что-то про себя соображала.
После обеда я опять писала разгромные послания поставщикам. На этот раз китайцам. С их стороны с нами работала совсем юная  девочка.  Ее звали Ху. Я  несколько раз разговаривала с ней по телефону  и терпеливо старалась объяснить, что было не так в документах. Ее английский язык был приправлен сильным китайским акцентом. Уже несколько недель, еще до моего прихода, Валерий согласовывал с ними контракт. Он никак не мог добиться, чтобы они его оформили с правильными реквизитами и данными. Текст договора каждый раз приходил с разночтениями.  Ху все время что-то отчаянно путала. Валерий ругался на них, как черт. Нужно было срочно ехать регистрировать контракт в банке. Приближались  рождественские праздники и  надо было  успеть оформить поставку  до них.
Я написала Ху, по пунктам изложив наши требования, и попросила все сделать поскорее. Из-за разницы во времени рабочий день у них уже завершился, и она пообещала выслать все утром.
Когда я на следующий день приехала на работу, Аля уже была в офисе. Она  старательно что-то вводила в компьютер. Валерий с утра уехал в банк - ждал контракт от китайцев. «Как только придет, сразу высылай мне на почту» - рявкнул он мне накануне вечером. Ху свое слово сдержала -  ее письмо с контрактом висело у меня во «Входящих». Я позвонила Валерию и спросила, не надо ли мне его еще раз проверить. На Ху полагаться было нельзя. «Сколько можно проверять!» - заревел он в трубку – «уже месяц проверяем. Давай высылай, все ждут.» По своему опыту я знала, что контракт нужно проверить. С «девочками Ху» я уже много раз стакивалась на прошлых работах и знала, что  с ними надо быть начеку  - лишний раз все проверить не помешает. Но Валерий так громко орал, что я заглушила свой внутренний голос и кликнула кнопку «Отправить». В конце концов, я здесь только второй день и с контрактом работали другие люди, я его не вела. И решения, наконец, принимает начальник, а не я, успокаивала я себя. Но на душе  скребли кошки.
Стараясь отвлечься от тревожных мыслей, я старательно перечитывала последнюю переписку. Было письмо от Тересы на мой вчерашний «наезд». Она писала мило и корректно. Обещала учесть все наши замечания. В офисе было тихо. Неожиданно мобильный Али громко запел попсовую мелодию. Она ответила и стала вполголоса  обсуждать с кем-то личные дела. Она старалась говорить очень тихо и прикрывала рот рукой, но  в офисе стояла такая тишина, что я поняла, что разговор шел с мужчиной. У Али кто-то был. Но  по ее манере говорить было ясно, что она старалась эти звонки не афишировать. Я поняла, что она не только хозяйственная, но и очень скрытная.
К обеду приехал Валерий. По его лицу было видно, что он  страшно зол. Большими шагами он прошел через весь офис к себе в кабинет и не поздоровался со мной.  Предчувствия меня не обманули. Ху  в очередной раз что-то напортачила. Как выяснилось, в банке ему пришлось выслушать массу унизительных фраз и  раскошелиться. Он заплатил деньги, чтобы контракт исправили и зарегистрировали. Мне хотелось провалиться под землю. Скрывать свои эмоции я не умела, и вид у меня был довольно несчастный. Я надеялась, что мой новый директор не станет меня добивать, но Валерий запустил в меня унизительной словесной тирадой и в заключение съязвил: «Я думал, вы - профессионал, а вы – так….» -он скривился и сделал неприятный жест рукой. Я взвилась от обиды. Это был удар ниже пояса.  Вообще-то я выполнила указание директора. И контракт был не мой. «Так ты еще и манипулятор?» - мысленно  ответила я ему,  стараясь не выражать слишком сильно на лице своих эмоций. Было  действительно обидно. Комплекс вины у меня всегда был развит хорошо. И все мои предыдущие боссы умело  этим пользовались. И вот ситуация повторялась снова.  Только теперь с Валерием. Который каждый вечер ведет со мною душевные разговоры и рассказывает о своей личной жизни. А я, дурочка, расслабилась. Возомнила себе невесть что. Вот и получай. Сама виновата. С ним также как и с любым боссом, надо быть начеку и держать дистанцию.  Не проявлять лишний раз инициативу.  Не высказывать мнение. И стараться скрывать свои промахи. Все, как и должно быть в любом офисе. Было бы странно, если бы было по-другому. Но где-то в глубине души  кипела обида и было больно. Почему? Я не могла определить. И я впервые почувствовала  к нему  неприязнь.

4

Отошел он быстро. Он вообще отходил также быстро, как и заводился. После обеда он, как ни в чем не бывало, опять подсел к моему столу и начал говорить о новых проблемах. В эпицентре страстей  снова были коварные итальянцы. Когда он говорил о них, то всегда раздражался. На этот раз он снова вскочил, унесся в кладовку и вернулся, держа в руках очередной трофей их произвола. Его голос ревел, как будто это не итальянцы, а я упорно присылала ему «некондицию».   Я молча вникала и  начала набрасывать текст очередного разгромного послания Тересе. Выпустив пар, Валерий исчез в своем кабинете, оставив меня составлять письма. После таких встрясок я, как правило, тоже «заводилась» и внутри меня все начинало кипеть.  Текст писем складывался быстро и легко. Но по своему опыту я знала, что европейцев нашим русским криком не проймешь. Весь смысл был в том, чтобы  передать ярость Валерия, не нарушая деловой этики. И это у меня получалось хорошо. Письма выходили  очень критичные, но абсолютно безупречные по стилю.  От имени Валерия (и уже от себя лично),  я иезуитски отчитывала  их за каждую некачественную поставку ледяными по вежливости фразами.
Писала я много. И не только итальянцам. Письма летели птицами в Италию, Китай и  другим партнерам. При отправке каждого письма, Валерий заставлял меня ставить себя в копию. Я знала, что это не просто так. Он был очень подозрительный и я была уверена, что каждое  мое послание пересылалось какому-то компетентному лицу для проверки. Возможно, это была Марина. Может быть, кто-то еще - неизвестно. Сам оценить мою работу, по причине плохого английского, Валерий не мог. Думаю, что отзывы были положительные, так как его задания становились все более сложными, а взгляд, когда он смотрел на меня, теплел и прояснялся.
Наши работодатели  - народ очень умный. Как только они обнаруживают в своем коллективе сотрудника, который не только работает, но и умеет  приносить быстрый и хороший результат, они сразу начинают нагружать его дополнительными  поручениями. Как правило, все более сложными.
Валерий регулярно вызывал меня в кабинет, давал новые задания, иногда  вводил в курс дела по тем или иным вопросам. Курс нередко отклонялся в самые непредсказуемые стороны и приводил к дискуссиям и неожиданным экскурсам в его давнее прошлое. Иногда мы засиживались после работы и долго разговаривали.
Страсти, вызванные китайским контрактом, понемногу улеглись. Я понимала, что моя  вина в этом тоже была. Я обязана была проверить контракт. И получила по носу от директора правильно. Я не держала на него зла. На работе, даже на очень хорошей, дела никогда не идут гладко. Я это знала по собственному опыту. И все-таки я стала более сдержанной и лишний раз старалась не высовываться. Я незаметно наблюдала за Валерием. А он, как мне казалось, наблюдал за мной. Как будто между нами шел невидимый диалог. Мы присматривались друг к другу.
Было видно, что он себе на уме, но в меру. Он был скуп, но это нормально. Он был эмоционален, быстро раздражался, но быстро и отходил. Как говорится, собака, которая громче всех лает, редко бывает кусачей. Во время разговоров с ним у меня не было чувства, что он держит в голове какую-то  опасную для меня заднюю мысль. Он был вполне предсказуем для своего директорского положения. На моем опыте были весьма корректные и вежливые боссы, которые могли не только за  серьезную ошибку, но просто за неосторожное слово выкинуть сотрудника на улицу. На их фоне Валерий казался вполне адекватным. «Можно сказать, почти повезло» -  с юмором подумала я.  «Какая же все это ерунда» - говорила я себе и мысленно представляла, как через пару месяцев  буду сидеть в уютном кафе в старом квартале Рима и пить недорогой, но такой удивительно вкусный итальянский  кофе. Как оказалось, я и на этот раз поспешила. И вот почему.
К концу дня Валерий опять вызвал меня к себе с новым заданием. Как выяснилось, на январские праздники он собирался в Европу. Планировал заехать в Италию, пообщаться с Тересой face -to- face и на обратном пути навестить дочь. О моем сопровождении как переводчика речь не шла. «Ну, понятно, я здесь всего три  дня», смиренно подумала я о своем испытательном сроке. Начальник поручил  мне договориться с Тересой об оформлении для него годовой шенгенской  визы. Нужны были документы для посольства. Валерий полез в шкаф  и пробормотал - «прошлый раз эти документы еще  Рита мне готовила». «А кто это Рита?» - спросила я. «Девушка до вас работала.  Персональным помощником у меня. Тоже хороший английский» - неохотно ответил   он. Мне стало любопытно узнать, что это была за Рита и почему она ушла, но Валерий переменил тему разговора.  Он стал доставать файлы с документами и выкладывать их на стол.  Из одного выскользнула на пол небольшая фотография мальчика лет пяти. Я подняла ее и вопросительно взглянула на босса. «Это Сашуля. Мой сын» - нежно улыбнулся Валерий и невинно посмотрел мне в глаза.  Вот так раз. Какой плодовитый все-таки у меня начальник! Такие интимные подробности  его личной жизни были мне  пока еще не известны. «Это уже становится интересно»- весело сказала  я себе. Я не ошиблась. Мы сели за стол, раскладывая бумаги  для  посольства и Валерий, как всегда не спеша, со вкусом,  начал рассказывать мне продолжение истории своей личной жизни.
После развода с женой он сошелся с молодой женщиной. Решил начать новую жизнь. Завести новую семью. Она  вскоре родила ему сына. Назвали Александром. Сначала все было хорошо, но потом что-то пошло не так. Что – я не поняла. Весомых причин он не озвучил. Это было любопытно, но, собственно говоря, его личная жизнь  меня мало касалась. Площадь Сан Марко в Венеции интересовала меня гораздо больше, чем проблемы личной жизни начальника.
«Потом я решил жить один» - продолжал Валерий. «Купил себе небольшую квартиру на первом этаже здесь недалеко и живу. Она звонит регулярно, спрашивает, почему не приезжаю». Он неуверенно замолчал.  «И почему же?» - чуть было язвительно не спросила я. В этот момент зазвонил его мобильный  - «А вот и она» - вяло  произнес  Валерий и начал отвечать по телефону. Я деликатно вышла из кабинета, чтобы не слушать его разговор. «Можете  остаться» - шепнул он мне вслед.
В холле было пусто и тихо. Аля уже ушла домой. Наверное, забирать дочку из детсада. За окном было темно. По кристальному отблеску на  окнах чувствовалось, что на улице мороз. Я ждала недолго. Валерий быстро закончил разговор и позвал меня. Вид у него был неуверенный.  Он опять пристально посмотрел мне в лицо, как бы наблюдая за моей реакцией. Я старалась казаться равнодушной и вежливой. Было уже поздно. Он дал мне последние ЦУ на завтра и я стала собираться домой.
На улице было действительно холодно. Я шла быстро, чтобы согреться. На входе в  метро, у радиаторов за стеклянными дверями, сидели бомжи и переговаривались сиплыми голосами. Я опустила им  в коробку мелочь и стала спускаться. Хотя еще был час пик, поезда шли полупустые. Разъезжаясь по домам, народ, как правило, устремлялся в сторону окраин, а мне нужно было ехать через центр. Я устроилась на сиденьях  в конце вагона и стала размышлять о событиях дня. Поезд, не чувствуя привычного людского груза, летел неудержимо, грохоча на стыках и громко хлопая дверями на станциях.
Я думала о новой работе, о Валерии  и пыталась подвести итог двум дням  в новом офисе. Было ясно, что  с работой я справлюсь – ничего сложного. Валерий, несмотря на эмоциональность и  историю с контрактом, все-таки казался  адекватным. Он не был похож на большинство моих предыдущих начальников. Мне нравилось,  что он относился ко мне без директорского снобизма. Его обращение со мной, казалось,  выходило за  деловые рамки. Он был совершенно корректен, но его длинные беседы со мной и  подробные экскурсы из его прошлого говорили, что общаться ему было не с кем. А хотелось. Он почему-то выбрал слушателем меня. Хотя мы знакомы всего несколько дней. Я подумала о его второй семье.
Жить с молодой женщиной в пятьдесят лет, конечно, заманчиво. Но если крепкому, богатому мужику пришлось от нее уйти и жить одному, то должны  были быть какие-то серьезные причины.  Чего-то, видимо, не хватало в его семейном  счастье с молодухой. Поезд с грохотом  несся в темном тоннеле. Прикрыв глаза, я думала о Валерии. Я препарировала его, как опытный патологоанатом.
Его детство рано закончилось. Он  был вынужден тяжело пробивать себе дорогу к успеху. Но что такое успех? Материальный достаток? Конечно, это очень важно. Особенно в наше нелегкое время. Я по своему опыту знала, что такое бедность и безденежье. Когда всю жизнь работаешь, а денег нет. Как это изматывает. Особенно когда долго. Как постепенно начинаешь терять веру в себя. Кажется,  что если бы деньги были, то  все должно быть хорошо. Он молодец, Валера. Он очень работоспособный. И неглупый. Деловая хватка у него была, и бизнес шел  стабильно. Но вот развалилась одна семья. С дочерью, было видно, контакта не было. Нашел новую женщину. Молодую. Появился еще один ребенок. Но что-то опять не складывалось. Бизнес процветал, но на шестом десятке, имея  двух жен и детей (и массу других возможностей!) он оказался в одиночестве. Не поэтому ли он так охотно изливал мне душу?  Деньги были, но чего-то не хватало. Жизнь складывалась не так, как он предполагал. Положиться было не на кого. А впереди была старость. Мне стало его жаль. «Ну вот. Додумалась!» - сказала я себе.  «Пожалела директора миллионера. Ротшильд хренов». - заключила я свои мысли знаменитой фразой из старого любимого фильма.  Продолжать эти размышления не хотелось. Я подъезжала к дому. Было поздно. Я чувствовала себя уставшей. Нужно было хорошо выспаться и отдохнуть перед новым рабочим днем.



5.

На следующий день после  небольшого отпуска,  выходил на работу Дима. Утром, когда я приехала в офис,  было слышно, как они с Алей пили кофе  на кухне. Валерия не было. Он должен был подъехать позже.  Я  сняла пальто и заглянула к ним  поздороваться. Я хотела посмотреть на Диму. Он был важным членом нашей маленькой команды. Дима оказался приятным невысоким мальчиком. Я знала, что ему 26 лет, но выглядел он совсем юным. Почти как подросток. Было странно думать, что он уже женат и имеет ребенка. В отличие от востроглазой скрытной Али, у него было доброжелательное открытое лицо. Когда он улыбался, он чем-то напоминал мне Юрия Гагарина. Мы разговорились. Я стала расспрашивать  его о новорожденной дочке. Он с юмором рассказал о казусах  еще мало знакомого им с женой родительства. Мы посмеялись. Я заметила, что во время нашего разговора, Аля, прищюрив глаза, пристально наблюдала за мной.  Мне не понравился этот взгляд. Но, собственно говоря, какое мне дело? Пусть смотрит, если хочет. Вдруг она повернулась к Диме -  «Ну, так что ты говорил?» -  спросила она вызывающим тоном. Наш разговор с Димой прервался. Я допила кофе и пошла  к себе. Нужно было много всего написать и проверить.
В офисе было тихо. Середина и конец декабря, как правило, «мертвый сезон» во многих  компаниях. Все готовятся к праздникам и деловая жизнь заметно утихает. Так было и здесь. Звонков не было и Аля с Димой еще долго разговаривали на кухне. Вдруг эту тишину разорвал  громкий телефонный звонок на ресепшн. Аля взяла трубку. Неожиданно она быстрыми шагами направилась в мою комнату  и, ничего не сказав,  передала ее мне. Я удивилась. Пока мне звонил только Валерий по срочным делам, но он, как правило, звонил на мобильный телефон.
На другом конце трубки звучал приятный женский голос на английском языке с легким итальянским акцентом. Я догадалась, что это была Тереса. Это было неожиданно. О том, что она звонит, Валерий мне не говорил.  До этого мы только переписывались по электронной почте.
Мы поговорили несколько минут. Она спросила обо мне, что-то рассказала о себе, поинтересовалась, не приеду ли я в январе с Валерием к ним в Италию. Это был разговор ни о чем.  «Small talk»  без продолжения. Все это время Аля   стояла в дверях и внимательно слушала наш разговор с Тересой. Она не знала языка и вряд ли могла что-то понять. Но снова пристально наблюдала за мной и - это было видно по ее лицу – что-то соображала  у себя в уме.
Я повесила трубку. Все разошлись по рабочим местам. Через некоторое время подъехал Валерий. Сначала  он долго разговаривал с Димой. Потом к нему зашла Аля. После чего он быстрыми шагами направился в мой кабинет. «Звонила Тереса?» - отрывисто спросил он - «зайдите ко мне».
Я поняла, что Аля, опередив меня, рассказала ему о звонке Тересы. Я знала, что он очень подозрительный, но  скрывать, собственно говоря, было нечего. Я вкратце передала Валерию наш разговор. Он помолчал и потом молвил «Она не звонила напрямую по телефону уже года полтора. И тут, как вы появились, позвонила». Он снова помолчал. «Позвонила узнать,  кто это так ловко ей пишет?» - задумчиво добавил он. «Это хорошо?» - неуверенно спросила я. «Это хорошо» - утвердительно кивнул Валерий. «Это значит, они поняли, что у меня в офисе появился серьезный человек» - довольно потирая руки,  заключил он и посмотрел мне  прямо в лицо.  Я опустила глаза. «Спасибо» - ответила я на его комплимент.. Выходя из кабинета начальника, я столкнулась с Алей. По ее неприязненному лицу было видно, что она слышала, как Валерий меня похвалил. «Лучше бы ты  мне бонус небольшой выдал по этому случаю» - уныло подумала я об этом комплименте. Приближались новогодние праздники и нужно было много всего купить. В конце месяца меня ждали большие расходы и денег опять не хватало
В тот день, я помню, неожиданно распогодилось. Весь декабрь в воздухе стояла какая-то серость и вдруг  выглянуло солнце. Накануне ночью шел  сильный снегопад  и  к  утру  все улицы были покрыты пушистым белым ковром. Этот  снег ослепительно сверкал   в лучах холодного зимнего солнца. Офис заполнился светом и  мне  тоже стало на душе хорошо. Как будто после болезни, начинаешь чувствовать какие-то силы внутри себя. Или после долгих мучительных раздумий тебе вдруг  становится что-то предельно ясно и очевидно.
В то утро работалось с особенным удовольствием и настроение у меня было прекрасное. Около одиннадцати часов ко мне снова заглянул Валерий. Он предложил мне выпить вместе со всеми шампанского. Дима устраивал небольшой фуршет по случаю рождения дочки. Я  присоединилась к компании.  На  кухонном столе красовался большой  торт и  лежала открытая коробка конфет. Дима разливал в бокалы «Асти Мартини». Аля сидела в углу. Я заняла единственно свободное место – между Димой и Валерием.
Кухня была небольшая и мы сидели тесно. Валерий   поднял бокал и сказал несколько слов  за здоровье девочки. Я спросила, как  собираются ее назвать. Вопрос еще не решили – Дима с женой спорили, выбирая красивое имя. Валерий сидел рядом со мной и почти не шевелился. Он, казалось, старался не смотреть в мою сторону - был зажат и напряжен. Как будто его смущало, что я сидела почти вплотную. Его напряжение передалось и мне. Я тоже почувствовала себя неловко и уткнулась в свою тарелку. Краем глаза я заметила, как Дима перевел взгляд с Валерия и меня, весело  посмотрел на Алю и по-заговорщицки ей  подмигнул. Аля сидела с равнодушным видом и почти не принимала участия в разговоре. Она  холодно наблюдала за Валерием и мной. Ее взгляд был неприятен. Мне захотелось уйти. Я встала и, пожелав еще раз всех благ ребенку и родителям, ушла на свое рабочее место.
После полудня, когда голоса в коридоре утихли, я пошла  пообедать. На кухне была  одна Аля. Освещение в комнате было приглушенным, и  ее выражение лица я не разглядела. На столе еще лежали  конфеты и   стояла  пустая бутылка шампанского.  Из крана лилась вода - Аля убирала после фуршета. Попробовать торт мне так и не удалось. Он стоял на столе и выглядел аппетитно. Я была отпетой сладкоежкой и не могла отказать себе в кусочке. «Не убирайте торт, пожалуйста» - как можно более дружелюбно попросила я Алю. Ответа не последовало. Я стала разогревать обед. Аля как будто не замечала меня. Аккуратно протерев столешницу, она, несмотря на мою просьбу,  демонстративно убрала торт в  холодильник. Затем направилась к выходу. В дверях она оглянулась, хозяйским глазом еще раз осмотрела кухню, и, довольная своей работой, гордо вышла. «Ах, какая неприятность!» - весело сказала я сама себе. «Ты, кажется, разозлила девочку? Какая ты нехорошая». Конечно, это были мелочи. Но дьявол, как известно, в мелочах. Было ясно, что Аля почему-то настроена ко мне агрессивно и хочет  спровоцировать конфликт. «Интересно, все-таки, чем же это я тебе насолила?»
Я не спеша доела свою курицу. Встала и снова  достала торт из холодильника. Отрезала хороший кусочек и с наслаждением откусила. Он был легкий и приятный на вкус. «Вот тебе и НА» - подумала я. «Ты смотри. Всего три дня в офисе, где работают полторы калеки, а уже обозначилась драма». Суфле было таким нежным, что я закрыла глаза от удовольствия. Я медленно смаковала его и радовалась, что  наконец-то вышло солнце и стало светло.
Обеденный перерыв подошел к концу и  я направилась в свою комнату. Дверь в кабинет Валерия была приоткрыта. По голосу было слышно, что  у него была Аля. Она что-то рассказывала ему и  нарочито громко смеялась.
Воспользовалась случаем, пока они  оба были заняты друг другом, и зашла в кабинет Димы. «Кто такая Рита?»  - спросила я. Дима рассказал, что года три до меня у Валерия работала персональным помощником молодая женщина. Несколько месяцев назад она решила взять ипотеку, чтобы купить жилье. Ее зарплата оказалась для этого недостаточно высокой и она попросила Валерия ее поднять. Директор отказал и девушка уволилась. «С тех пор он никак не найдет нужного человека. Вот пришли вы» - неуверенно закончил Дима. Ситуация с Ритой прояснилась.  Из-за своей жадности Валерий потерял ценного сотрудника. «Сейчас, наверняка, жалеет» - злорадно подумала я.
Когда я проходила через холл мимо стойки ресепшн, Аля подняла голову и проводила меня надменным взглядом. Она почти не разговаривала со мной, а если  что-то и говорила по необходимости, то ледяным тоном. Было видно, что она настроена агрессивно и вынашивает что-то враждебное. Женщины – народ непредсказуемый. Очень часто конфликтный. Неизвестно, что придет им в голову. Я не любила конфликтов. И терпеть не могла конфликтных людей. Особенно, когда конфликты создают на пустом месте. «Еще тебя мне не хватало» - надоедливо отмахнулась я от нее, как от мухи, и мысленно послала ее в заднее место.  «Интересно, чем же я все-таки тебе насолила?» Так просто она бы в бутылку не полезла.
Шел третий день моей работы в новом офисе. Я уже вполне освоилась с обязанностями и чувствовала себя уверенно. Было ясно, что профессиональных проблем у меня  быть не должно. Валерий казался вполне нормальным начальником. Мне казалось, с ним вполне можно работать. Ситуация с Алей была  неожиданная и непонятная. Она, как видно, была чем-то очень недовольна и задумала  что-то нехорошее.  Но, может быть, это временные трудности и все вскоре рассосется само. Ничего не бывает  идеального, тем более в таком разношерстном коллективе. Время еще было, и я чувствовала в себе силы побороться за  работу своей мечты. Я верила, что мечты рано или поздно сбываются. Надо только очень постараться.
 

6

Спустя некоторое время меня снова вызвал Валерий. Он был возбужден, ходил по кабинету, засунув руки в карманы, и его лицо было напряжено. Было видно, что его одолевала новая идея.  Как всегда, издалека,  он завел долгий разговор о том,  что бизнесу нужны новые люди. «Свежая кровь».  Иначе он (бизнес) перестает развиваться и расти. Суть вопроса, насколько я поняла, состояла в следующем.  Товар фирмы, как известно, реализовывал Дима. Единственный менеджер по продажам в компании. Некоторых старых клиентов продолжал вести сам Валерий. Но, как он полагал,  если взять еще двух человек на эту должность, то продажи начнут расти. Прибыль увеличится.  Нужно было найти новых людей. «Я бы хотел, чтобы вы этим занялись» -сказал он. «Хорошо. Нужно дать объявление в интернете.   Какие  обязанности, зарплата?» Валерий  стал озвучивать свои пожелания. «Раздолбаи и бездельники мне здесь не нужны!» - категорично заявил директор. Он хотел молодых активных мужчин с высшим образованием. Обязательно отслуживших в армии и имевших опыт работы менеджером по продажам. «Какая зарплата?» - спросила я. Сумма, которую он назвал, меня удивила. По своему опыту работы я знала, что менеджеры по продажам – самый высокооплачиваемый контингент из рядовых сотрудников. «Голодные волки» - как их называют на фирмах. От них  во многом зависит успех фирмы.  Они приносят в бизнес деньги. Зарплата, которую озвучил Валерий, показалась мне смешной.
Я уже  знала, что вопрос денег с начальником лучше не обсуждать. Но тут стоял вопрос о важном деле. Тщательно подбирая слова, я очень осторожно высказала ему свое мнение. «У них будет процент с продаж, чтобы лучше работали!» - недовольно рявкнул он в ответ. Пусть так. Но даже с хорошим процентом деньги выходили  небольшие. Оказывается, Дима работал за весьма скромную зарплату. Молодые, образованные парни сейчас на вес золота. Я знала, что они  очень востребованы и компании готовы платить им большие деньги. За эту зарплату найти таких ребят будет сложно. Особенно если учесть, что им придется много колесить по регионам.
Я поняла, что Валерия мне не переубедить. Он действительно был уверен, что это  вполне достаточное вознаграждение. Мне не хотелось провоцировать очередной конфликт и я ушла в свой кабинет. Дала объявление в интернете и посмотрела заявки на эту должность. На такой оклад, в основном, претендовали  молодые ребята из  Средней Азии. По их лицам  было видно, что учились они мало. И опыта работы у них не было. Ясно, что этот контингент  Валерию  не подходил. Он много требовал, но мало платил. Теперь мне было ясно, почему в компании только один менеджер по продажам - Дима. Найти других приличных сотрудников за эти деньги Валерий не мог. А ведь это ключевой персонал любой фирмы. Запросы моего начальника заметно превосходили уровень их оплаты. И здесь он  пытался сэкономить.  Я поняла, что он хотел решить проблему моими руками, в надежде, что мне это удастся. Но я знала, что это маловероятно. Я не стала переубеждать начальника. В вопросе денег Валерий был неумолим. Я это знала по собственному опыту. Ну что ж, я выполню свою часть работы. Я разместила объявление. Дальнейшее от меня не зависит. Пусть вопрос пока висит в воздухе. Может быть, кто-нибудь  и в самом деле позвонит.
Ближе к вечеру босс снова меня вызвал. Я получила от Тересы необходимое письмо по поводу визы и передала ему. На следующее утро он собирался в Посольство. «Вот, раньше в Посольство ездила Рита. Я только получал пакет документов» - недовольно пробормотал он, забирая  у меня бумаги. Я была бы не прочь прокатиться в Посольство, отдохнуть от писем и бумаг,  но было видно, что такой  подарок босс мне делать не собирался. Я была нужнее в офисе.
Приближались новогодние праздники. Через несколько дней наступало католическое Рождество. Чувствовалось, что начальник  не в настроении.  Я внимательно слушала и ждала, когда мне можно будет уйти к себе. Он продолжал ворчать, как будто не замечая. Но меня не отпускал. Он попенял на конец года, на низкие продажи и неожиданно выдал: «Ну, миллион–то мы в любом случае выручим, а после Нового года надо наращивать продажи». Боссы обычно не делятся с подчиненными внутренней бухгалтерией. Я знала это точно. Что с ним? Он хотел произвести на меня впечатление, какой он крутой и богатый? Но его откровенность  только покоробила меня:  «Ты выручаешь, как минимум, миллион. Эти деньги тебе приносят менеджеры по продажам. В данный момент Дима. Он, собственно говоря, кормит всех. И ты жалеешь добавить ему из этого миллиона двадцать тысяч на зарплату, чтобы мотивировать его и сделать не миллион, а полтора? Ты пожалел поднять на несколько тысяч зарплату Рите, которая обратилась за помощью, отработав на тебя три года?» Я не принимала  эту логику. Я не бизнесвуман. И, наверное, никогда ею не стану. Возможно, поэтому и не стану.  Потому, что считаю, что за компетентность своих сотрудников нужно платить. Это важно, особенно для ключевых сотрудников, от которых зависит  успех дела. Странно, что Валерий этого не понимал. А я не понимала его. Мы не понимали друг друга. И разубеждать его было бесполезно. Мне казалось, что я говорю с бетонной стеной.  Я снова почувствовала, что мне трудно иметь с ним дело.
Желание делиться с ним своими соображениями  по поводу дел у меня пропало. Я безучастно слушала, как он что-то говорил. Что-то про склад, где хранились оправы. Я мысленно вернулась к теме разговора. Он говорил, что нужно найти человека на склад, чтобы вел учет и наводил порядок. Сказал, что у Али есть знакомая женщина на эту должность. « Ну, так, хорошо. Почему не взять?» - полурассеянно ответила я. «Да! Как же! Сейчас!» - резко оборвал он. «А если обворуют и сбегут обе? У меня  там товара почти на миллион. Возьмут и сбегут!»  И он уставился на меня взглядом питона. Мне снова стало нехорошо. Такого поворота событий мое богатое воображение не предполагало. Обворовать склад, если следовать его логике, мог любой сотрудник. Даже Дима. Или я.  От таких рассуждений у  меня бессильно опускались руки. Я стояла под его  испепеляющим взглядом по стойке «смирно». Мне захотелось поскорее выйти из его кабинета. Не видеть и не слышать его. Я еле дождалась конца разговора и ушла к себе. Я погрузилась в работу и старалась не выходить, чтобы не привлекать внимания. День неожиданно получился напряженный. Я устала и с нетерпением ждала его окончания.
Но под вечер Валерий снова вызвал меня, чтобы дать новое задание. На этот раз я  должна была заняться редакцией интернет сайта компании. Мы с ним несколько раз говорили об этом  раньше. Старый сайт определенно устарел. Его давно пора было обновить.  Сделать ярче и доступнее для пользователей. Причем не только дизайн, но и контент. Валерий предполагал, что я достаточно компетентна, чтобы взять  на себя текстовую часть. Но только текста было не достаточно.  Работа требовала  помощи профессионалов. Накануне он советовался со своими друзьями и они порекомендовали ему  проверенное рекламное агентство. Он дал мне его телефон. «Позвони, поговори. Объясни, что нам надо, и что они могут предложить. Пока узнай что и как, а там посмотрим» - дал мне новое задание начальник. «До обеда меня не будет,  я - в посольстве» - добавил он в заключение.
Я шла пешком  знакомой дорогой до метро. Было темно и холодно. На морозном  небе ярко сияли звезды. Это было так красиво, что я остановилась и какое-то время любовалась на него. Народу на улице было мало. Я спустилась по ступенькам в метро и села в конце вагона. Я чувствовала себя измочаленной. Валерий выкачал из меня все силы с ловкостью профессионального вампира. Ситуация на новой работе приняла совершенно неожиданный оборот. «Господа! Вы звери!» - пульсировало у меня где-то глубоко в подсознании. Через два дня истекал срок моего отпуска  и мне нужно было принять решение. Но сил об этом думать у меня не было. «Я подумаю об этом завтра» - тихо сказала я себе знакомую фразу. Прикрыв глаза я дремала  в полупустом вагоне, с грохотом уносившим меня в сторону дома. Я думала о том, как приду в свою пустую маленькую квартиру и опять окунусь в Муратова. Мне это было просто физически необходимо. Почувствовать, что кроме Валерия и Али  в этом мире есть еще что-то другое.

7

На следующий день утром я, как всегда, поднялась по  скользким ступенькам и вошла в офис. В холле на ресепшн  спиной ко мне стояла  Аля. Она была в черном облегающем платье с низким декольте на спине. На ее тощих ножках блестели лакированные туфли на высокой шпильке. Она развешивала бумажные снежинки по стенам офиса. На ресепшн стояла небольшая, аккуратно украшенная искусственная елочка. На носу были новогодние праздники и, многие офисы по традиции украшались и расцвечивались своими сотрудниками. Я поймала себя на мысли, что внутреннего ощущения праздника, как бывало прежде, у меня нет. Обычные серые будни. Я поздоровалась с Алей - она не ответила. Даже не повернула головы. Как будто меня нет.
Не надо начинать день с негативных эмоций. Это правило я знала наверняка. Как начнете день, так он и пойдет. «Улыбайтесь чаще, господа!» - вспомнила я знаменитую фразу из великого Григория Горина и  его не менее великого барона Мюнхгаузена. Проходя мимо Али, я посмотрела ей прямо в лицо и широко улыбнулась. Она этого определенно никак не ожидала. Ее удивленное личико чем–то напомнило мне мордочку хорька. Я  прошла к себе и села за свое рабочее место.  На столе лежал телефон рекламного агентства, который мне вчера порекомендовал Валерий. Я аккуратно разложила бумаги и набрала номер.
Менеджера звали Павел. Я представилась и для проверки задала ему несколько общих вопросов. Он отвечал живо и непринужденно. На лету улавливал, что я хотела спросить. Говорил конкретно и доступно. Я почувствовала в нем профессионала  и перешла к делу.
Павел действительно оказался умницей. Он мгновенно понял наши проблемы и предложил несколько вариантов их решений. Общаться с ним было приятно. У меня  никогда не было больших проблем с русской речью, но иногда не хватало знаний в области  интернет продвижения и некоторые вопросы я излагала довольно коряво. Даже самой становилось  неловко и смешно. Павла это не смущало. Он понимал мои мысли с полуслова. Было видно, что  опыт общения с «чайниками» типа меня  у него был большой. Он терпеливо, почти на пальцах, объяснял мне схему своей работы. У него оказалось прекрасное чувство юмора и он несколько раз довольно сильно меня рассмешил. Мы весело и непринужденно болтали. Потом я делала перерыв и погружалась в изучение полученной информации. Потом, накопив новые вопросы, звонила ему снова. Эта работа отвлекла меня от негативных мыслей. Я чувствовала себя с Павлом  на одной волне. С Алей за все утро мы не сказали друг другу ни слова. Громко стуча каблуками, она ходила по офису и  отвечала на  редкие звонки. Мне было на нее наплевать.
К обеду приехал Валерий. Я видела, как он удивленно покосился на Алину голую спину. Дверь в кабинет директора была открыта и краем уха я слышала, как она несколько раз заходила к нему и что-то громко говорила. Я продолжала работать. Мы с Павлом снова долго разговаривали и он в очередной раз меня рассмешил. Я рассмеялась в трубку и сразу же осеклась.  В дверях стоял Валерий. Выражение лица  его  передать  трудно, но было ясно, что ничего хорошего оно не предвещало. Он снова испепелял меня взглядом питона.  Я положила трубку.  Улыбка медленно сползла с моих  губ. Мне опять стало нехорошо.
«С кем вы разговаривали?»- глухим враждебным голосом спросил он. Я рассказала о новом сайте, о дизайне. Похвалила умного Павла. Сделано уже было немало. «Не надо больше работать с этим агентством» - прошипел Валерий. «Почему?»  - удивленно спросила я. «Я сказал, не надо» - рявкнул он мне в ответ. «Я вам дам телефон другого».
«Что с ним?  Совсем спятил?» - подумала я. Работа уже шла полным ходом и прерывать ее, чтобы начать все сначала с другим агентством, было абсурдом. Валерий  снова уставился на меня стальным взглядом. «Что такое?  Да неужто ты приревновал меня?» - мелькнула у меня мысль. К кому? К Павлу?! Не может быть.  Действительно так, других причин нет. Он явно услышал из своей комнаты, наш веселый разговор и  его это разозлило. Его разозлил мой разговор с незнакомым менеджером, которого я никогда не видела. Незнакомым менеджером агентства, которое он сам мне вчера порекомендовал! Вот так раз! Такого расклада я не ожидала. Конечно! Как  же я раньше не догадалась! Перед моим взором отчетливо всплыли незаметные фразы предыдущего дня, которым я не придала значения. Мимо, стуча каблуками, проплыла Алина голая спина.
Штирлиц догадался! Какая же я дура! Все ведь совершенно очевидно!  «Так вот почему ты, красотка, на меня взъелась» - ошарашенно подумала я. «Я мешаю тебе плести сети вокруг твоего начальника». Так и есть. Как же это я раньше не поняла. «Ну вот! Попала ты, детка, в любовный треугольник. Бермудский. Поздравляю!»- тихо прошептала я себе.
Ситуация, кажется,  проясняется. Я была вынуждена прекратить свои переговоры с Павлом. Просто набрала его номер, извинилась и сказала, что пока беру тайм аут. Договорились, что, как только будет нужно,  я с ним свяжусь. Вот и еще одно важное дело подвисло   по воле моего начальника. Я автоматически  занималась рутинными делами, а в голове прокручивала свое открытие. Было ли это открытием? Долгие беседы Валерия со мной где-то внутри подсознательно подсказывали мне, что я ему нравлюсь. Но верить в это не хотелось. Я в этом офисе всего несколько дней и уже столько всего произошло. Да еще эта красотка.
Я автоматически разбирала письма в электронной почте, стараясь не показывать эмоции на лице из-за своего открытия. Это было нелегко, т.к. я сильно волновалась и переживала. Мне хотелось побыть одной, чтобы переварить эту информацию, но в тот момент это было невозможно. Рабочий день еще не закончился, и я должна была выполнять свои обязанности. Я мысленно считала время, чтобы дождаться часа, когда можно будет уйти домой.
Вторая половина дня тянулась безлико. Увлекший меня проект с Павлом был прерван на взлете. И желание что-либо делать для Валерия совершенно пропало. Даже итальянцы что-то затихли. Может быть, приходили в себя после моих язвительных посланий.
После обеда, в коридоре ко мне снова подошел Валерий. Когда мы разговаривали, он пристально смотрел мне в глаза. Я изо всех сил старалась выдерживать этот взгляд и казаться беззаботной. Это было нелегко. Он задал мне несколько вопросов по поводу Тересы.  Мы стояли в холле около ресепшн и разговаривали. Аля, словно бабочка, кружила вокруг нас в своем вечернем платье  и разбирала файловые папки. Кажется, начальник дал  ей какое-то задание. Наконец, найдя нужную бумагу, она вдруг вызывающе  шагнула вперед и вклинилась между  мной и директором. Ее тощий стан был эротично изогнут.  «Вот, Валерий Николаевич, вы просили договор» -елейным голосом пропела она и протянула бумагу Валерию. В этот момент она махнула договором так широко, что почти задела меня по лицу. Я автоматически откинула назад голову. Извинений не последовало.  Как будто так и надо. Изогнувшись как пиявка, она положила договор на стойку ресепшн, выскользнула и  гордо пошла прочь, покачивая бедрами. Я еле сдержалась, чтобы не ударить ее наотмашь. Еще секунда и началась бы драка. Меня трясло. Я представила себя - в джинсах и свитере, дерущейся с Алей в вечернем платье на каблуках. Как бы мы лупили друг друга. Я никогда  в жизни не дралась, но сейчас была так взбешена, что, наверное, убила бы ее. Я представила Валерия, кудахтающего вокруг нас и пытающегося нас разнять. Да, это была бы сцена достойная пера великого сатирика. Прибежал бы Дима из своей комнаты. Взгляд Димы, смотрящего, как я дерусь с Алей, я  бы точно не пережила. Это был бы позор всему рабочему классу. Я стояла бледная со сжатыми кулаками и тяжело дышала. В воздухе повисла напряженная тишина. Валерий тоже на минуту застыл в недоумении. Потом взял  положенную перед ним бумагу и обалдевшим взглядом проводил удаляющуюся  голую Алину спину. Казалось, он ничего не понимал. Или мне это только казалось?
Я мгновенно взяла себя в руки. Повернувшись к начальнику со светской улыбкой на лице, как будто ничего не происходит, я  довела с ним разговор до конца. Все хорошо. Маленькая неловкость секретарши. Какие пустяки! Старательно просияв от радости в ответ на очередное поручение директора, я направилась на свое рабочее место его выполнять. Обычная рабочая ситуация.
Нужно было продержаться до вечера еще часа два с половиной и я очень старалась собрать все свои силы, чтобы  с достоинством довести  этот  рабочий день до конца. Но это было еще не все.
По заданию начальника я набрасывала очередное письмо Тересе, когда ко мне в комнату снова вошел Валерий. Я мысленно содрогнулась. Он, как будто почувствовав мои ощущения, неопределенно помолчал и  нерешительно сел за стол, стоявший позади меня. Было видно, что  ему снова хотелось пообщаться. «Только не это!» - в изнеможении взмолилась я.
Началась  очередная беседа о жизни и ни о чем. Он спрашивал  что-то  про Тересу и, неожиданно, перевел разговор на благотворительность. Возможно, ему передалось мое чувство того, что он накануне шокировал меня своей жадностью и он теперь решил преподать себя в новом свете. Его тембр голоса был далек от деловых интонаций. В том, как он говорил, было  что-то очень ласковое. Почти интимное. Я спиной чувствовала, как он разглядывает меня сзади - мои плечи, руки, тонкую талию. Его взгляд давил, как  бетонная плита.
Он начал неспеша говорить. Говорил долго и душевно. Он рассказывал, что помогает семьям ветеранов войны в Донбассе. Начал что-то рассуждать про подвиги своих земляков в период немецкой оккупации и даже упомянул Олега Кошевого. Его явно понесло. Чувствовалось, что ему очень хотелось получить от меня такой же душевный отклик в ответ. Вызвать на такой же душевный разговор. 
Я молчала, слушала вполуха и  вдруг неожиданно громко спросила его: «Валерий Николаевич, а можно мне купить у вас одну итальянскую оправу?» Его лицо на мгновение застыло от неожиданности и  затем просияло блаженной улыбкой. Было видно, что моя просьба ему понравилась. «Пойдите на склад и выберите любую, самую красивую. Дима вам поможет разобрать коробки» - произнес  он очень доброжелательно. Оправа мне была нужна, но купить себе в оптиках то, что нравилось, я не могла. Было дорого. Я носила старые очки, которые уже давно надо было менять. Я надеялась, что, может быть, начальник сделает мне хорошую скидку как сотруднику. Или, может быть, даже подарит. Это было бы здорово. Ведь за несколько дней работы я помогла ему разобраться с итальянцами. Мои послания возымели действие, и Тереса отчаянно клялась впредь соблюдать все  условия контракта. Я видела, что Валерий был доволен, и это вселяло надежду на какую-то помощь.
Я подошла к Диме и попросила помочь мне с  коробками. Он принес со склада самые лучшие итальянские оправы. Я по очереди примеряла  их и смотрелась в зеркало. Время от времени шутила над своим отражением. Дима тоже развеселился. Мы смеялись. Мое внутреннее напряжение немного спало. Общаться с Димой было легко. Это был единственный человек в офисе, с которым можно было говорить свободно, не боясь, что тебя неправильно поймут. Аля несколько раз, как будто случайно, прошла мимо двери, заглядывая внутрь, чтобы проверить, над чем мы с Димой так весело смеялись.
Я выбрала красивую белую оправу и пошла к Валерию, узнать по поводу цены. Он попросил  Алю проверить ее стоимость по базе данных в компьютере. Сумму, которая была указана в прайсе, он не уменьшил. Он продавал мне оправу по той же цене, что и своим клиентам. Маленький, но бизнес. Я не была удивлена.  Если честно, он бы гораздо больше меня удивил, если бы сделал наоборот – подарил или продал эту оправу мне за полцены. Я достала кошелек и положила деньги на стол  директору. Он молча взял их и засунул в выдвижной ящик стола. Вид у него был весьма довольный. Моя интуиция относительно его не ошиблась. Все шло так, как я и предполагала.
Рабочий день наконец-то подошел к концу. Я аккуратно сложила бумаги на своем столе, надела пальто и вышла из офиса.  Глубоко вдохнув  морозный воздух на крыльце, я неспеша пошла  знакомой дорогой к метро.  На улице было темно и все также  холодно. Я спустилась в метро, заняла место в вагоне с краю и тихо дремала, пока поезд мчал меня знакомой дорогой домой. Я была измочалена. От  глупых дрязг и мышиной возни устаешь гораздо больше, чем от  напряженной работы. Мне казалось, что этот день длился целую вечность и я никогда не дождусь его конца.  Наконец-то я смогу побыть дома наедине с собой и спокойно все обдумать.

8

Я жила в старой мрачной пятиэтажке, плотно заселенной сплетными старухами и курящими на лестнице  мужчинами. Я не любила свой дом. Но свою маленькую квартиру на четвертом этаже я обожала. Это был мой оазис счастья и позитива. Я не могла похвастаться изысканным интерьером - все это стоило больших денег, которых у меня не было. Но своими скромными силами, я сделала ее максимально уютной и комфортной для жизни. Здесь царила моя, намоленная моими мыслями и чувствами, чистая энергия. Это была, как у Скарлетт О”Хара, моя терра, которая поддерживала меня и помогала выживать в бурных жизненных катаклизмах.
Я вошла домой, закрыла за собой дверь и включила свет. Все опасное осталось где-то там, за пределами моего маленького жилища. Это был именно тот случай, когда, как говорится, дома и стены помогают. Я немного перекусила на ужин и приняла душ. В моей голове продолжали прокручиваться события последнего дня. Я закуталась в теплый халат, прилегла на диван калачиком и закрылась с головой теплым пледом. Вот так. Ото всех подальше. Как страус - голову в песок. И начала  спокойно размышлять.
Было ясно, что Валерию я нравилась, и он  был не прочь за мною поухаживать. Что ж тут плохого? Другая бы радовалась. Такой шанс! Но я точно знала,  что продолжения этого романа  с моей стороны не будет. Я вспомнила его взгляд питона и представила, как мне придется  проводить с ним время вместе не только днем, но и ночью. Мне стало не по себе. Нет! Это точно не мой вариант! Как он поведет себя, когда поймет, что отвечать взаимностью я не собираюсь? Возможно, начнет мстить и придираться.  А может быть, вообще  уволит  сгоряча. Вышвырнет на улицу и возьмет другую сотрудницу.  Ох уж эти офисные романы! Особенно с начальником. Опасное это дело, т.к. в любой момент можешь оказаться под забором. «Минуй нас пуще всех печалей…»- вспомнила я далекую  русскую классику.
Но Валерий был лишь малой частью проблемы.  Главной занозой этой ситуации была Аля. Которой надо было обеспечить себя и своего ребенка. Было ясно, что упускать такой дар небес, как  богатый неженатый начальник она не собирается. Для этого она пойдет на все. Это  был вопрос ее выживания. И я стояла на ее пути. Я вспомнила своего дорогого отца, который много лет назад как-то сказал мне: «Бойся ревнивой бабы. Они  способны на все». Это был именно такой случай. Аля не успокоится, пока не добьется своего. Любой ценой. Слишком высоки были ставки.  Работать у Валерия она  мне не даст, даже  если я не стану  на него претендовать. «Дать ей в харю, что ли? - Нельзя. У нее маленький ребенок». Пусть окучивает босса. Они друг друга стоят. Я представила Алю во главе фирмы по продаже медицинских оправ и Валерия, робко выглядывающего из-под ее каблучка. «Это будет его достойный конец» – злорадно подумала я о начальнике. «Третья и заключительная часть истории его личной жизни».
Мне не хотелось спать. За окном было темно и тихо. Во дворе стояла мертвая тишина.  На черном небе ярким  белым пятном светила круглая луна. Ее свет проникал через занавеску и невольно тревожил меня. Я встала, сделала себе чай и медленно пила его, глядя перед собой. Я обдумывала, что сказать Валерию, чтобы максимально избежать ненужного конфликта.  Я не любила конфликты и не хотела их. Я прокручивала в голове разные варианты. Мысли путались. Я  снова поймала себя на мысли, что мне жаль моего начальника. Интересно, почему? Надо жалеть себя. Я теряла работу, я теряла возможность поехать в Европу и посмотреть ее сокровища. Я уступала все это ПТУшнице из города Ступино. Зачем?! Дура! Это твой шанс!
Надо срочно приодеться. Надеть что-то этакое, сексуальное. Тоже декольте, только не сзади, а спереди.  И поглубже. Пококетничать с Валерием. Дать ему понять, что я «не против». Быстренько переспать с ним, показав высший пилотаж в постели. Перебраться к нему на квартиру. Накормить его вкусными борщами, обольстить, обласкать. И пока он еще «тепленький», внушить ему мысль, что Аля опасна. Ее надо убрать. Поднажать на него, если нужно. Красиво расплакаться. И уволить эту девку к чертовой матери. Пусть идет моет полы. Взять вместо нее какую-нибудь клушу, чтоб не возникала. И все. Ты в шоколаде. Жена богатого человека. Путешествуй, сколько хочешь. Да еще с  хорошими деньгами в кармане. Это ли не твоя мечта?
Я задумалась. Художественные  сокровища Европы – это  действительно счастье. Но мышиная борьба с  Алей, да еще за кого – за Валерия, который старательно заработал на небольшой оправе для меня, в картинку моего счастья не вписывалась. Нет, это не мое. Мое внутреннее Я это счастье  упорно отторгало. А внутреннее чувство меня подводило редко.
Все предельно ясно. Надо было уходить. И уходить быстро и решительно. Чтобы избежать ненужных эмоций и скандалов. Если не сделать это сейчас, то дальше будет только  хуже. Мои мечты об идеальной работе потерпели сокрушительное  фиаско. Мне было больно и обидно. Какие мелочи! С кем не бывает?  Мне не было стыдно, что я кого-то бросаю. Кого? Валерия? Которому я понравилась? Ничего, найдет помоложе и посимпатичнее. С его деньгами и возможностями таких проблем нет. Опять ты о нем переживаешь! Лучше, подумай о себе.
Мой отпуск кончался и я,  имея две работы, вполне могла остаться вообще без одной. И без денег.  У Валерия я была на испытательном сроке, поэтому  бумажных формальностей никаких. Просто собрать вещи и уйти. Но я  внутренне опасалась его неожиданной реакции на мое заявление об уходе. Он, скорее всего, ничего не подозревал. Моей работой, в целом, он был доволен. Да и мной, как было видно, тоже. Вызывающего поведения Али он как будто не замечал. Любую бурную реакцию. Но мне уже было все равно. Решение было принято и дальнейшему обсуждению оно не подлежало.  Я знала, что завтра мне предстоит трудный день. Окрыленная принятым решением, я легла спать и, как убитая, проспала до самого утра.

9

Утром я, как всегда, поехала в офис в Свиблово. Последний раз. Какой это был день? Да, пятница, 24 декабря. Канун католического Рождества. Знакомой дорогой я бежала от метро к офису. Ночью был сильный снегопад, улицы сильно замело и дворники торопливо расчищали пешеходные  дорожки лопатами. Когда я подошла к офису, я увидела Диму - без куртки, в одном свитере,  тоже чистящего лопатой  снег около скользких ступенек. Он махнул мне рукой, я кивнула  ему в ответ.
Я вошла в офис и поздоровалась с Алей. Она что-то вводила в  компьютер и, как всегда, не ответила мне. Проходя мимо кабинета начальника, я заглянула внутрь и поздоровалась. Валерий попросил меня зайти. Ему нужно было согласовать один вопрос своей поездки в Италию с Тересой. Я знала, что он улетал в воскресенье. Все необходимые бумаги я от итальянцев получила и передала ему. Вопрос был небольшой и я сразу же написала письмо Тересе. С Италией у нас два часа разницы по времени и подтверждение должно было прийти около одиннадцати часов.
Я аккуратно сложила бумаги на столе, сделала несколько незначительных звонков. Перед праздниками работы было мало и время в офисе тянулось мучительно медленно. Итальянцы, судя по подозрительному молчанию, готовились отмечать Рождество и  последние два дня никакого движения с их стороны не ощущалось. Чувствовалось, что  отдыхать  они умели. Валерий, довольный своей приближающейся поездкой, неспеша ходил по офису и переговаривался то с Алей, то заходил к Диме. Он отдавал им последние указания по работе на период своего отсутствия.
В воздухе постепенно  начинала распространяться предпраздничная лень и работать совсем не хотелось. Дима и Аля ушли пить кофе на кухню.
Я сидела на своем рабочем в месте в ожидании письма Тересы. Точнее, в ожидании момента, когда можно будет сделать то, что я твердо решила сделать. Поговорить с Валерием и сообщить ему  о своем уходе. Я заметно нервничала. Поэтому старалась не выходить из своей комнаты, чтобы никто не заметил. Просто, чтобы прыгнуть в холодную воду.
Вот, наконец, и письмо от Тересы. Она все подтвердила. Ну что ж, теперь надо его распечатать  и идти к Валерию. Я   вынула лист с письмом из принтера, на секунду задумалась и пошла в кабинет к директору.
Валерий сидел  за столом и кивком пригласил меня присесть. Я подала ему письмо от Тересы и перевела. Он одобрительно кивнул. Было видно, что настроение у него было хорошее. Мне опять стало его жаль. Я собиралась с духом и молчала. Начальник, как будто почувствовав мое напряжение, пристально посмотрел мне в лицо. « Валерий Николаевич, вы извините… Но я хотела вам сказать…» - неуверенно начала я. « Говорите!» - бодро рявкнул начальник в ответ. «Мне предложили  хорошую высокооплачиваемую работу в крупной международной компании». Лицо Валерия застыло.  Он ничего не сказал, молча глядя  на меня. В воздухе повисла напряженная пауза. « Так. И что» - наконец, выдал он. Я слышала, как Аля, что-то набиравшая в коридоре на клавиатуре в компьютере, перестала стучать пальчиками и тоже затихла.
«Боюсь, что мне придется вас покинуть…. Вы уж извините…. Я же все-равно у вас на испытательном сроке и вопрос с трудоустройством окончательно не решен» – неуверенно продолжала я. Меня терзало острое желание провалиться сквозь землю. Я не выдержала его взгляд и опустила глаза. « Так»  - многозначительно проговорил Валерий  « значит, вы хотите уйти?» « Да. Извините» – опять пробормотала я в ответ. « Вы прямо сейчас хотите это сделать?» - спокойным сдержанным голосом спросил он. От этого спокойствия мне стало страшно. Я ожидала, что он начнет кричать и ругаться. Но  его голос был таким же ледяным, как и его взгляд. « Да» - твердо ответила я. « Не смею задерживать» - вежливо проговорил Валерий и погрузился в просмотр  бумаг у себя на столе.
В офисе стояла мертвая тишина. Я молча встала и пошла на свое рабочее место собирать вещи. Они были уже почти собраны. Я взяла сумку, достала пальто и, держа его в руках, направилась к выходу. Аля посмотрела на меня с кривой усмешкой на лице. Вид у нее был торжествующий и победоносный.
Проходя через конец коридора, в проеме двери, я увидела  удивленное лицо Димы, сидящего за столом и напряженно смотрящего перед собой. Было видно, что он все слышал.  Я быстро вышла на крыльцо и побежала вниз по ступенькам. У двери стояла большая совковая лопата, которой Дима утром чистил снег около офиса.  Я опять чуть не поскользнулась на плитке, но устояла. Дул пронзительный ветер и я торопливо надевала пальто на бегу, удаляясь прочь от офиса. Я боялась, что  разъяренный Валерий выскочит вслед за мной и  в бешенстве запустит мне в спину этой лопатой. Я бежала прочь, боясь оглянуться. На входе в метро я опустила бомжам мелочь в коробку и спустилась к поездам. Мне было плохо и из глаз теплыми струйками текли слезы. Я ехала домой и пыталась успокоиться. Это было нелегко. Пассажиры в вагоне старательно отводили глаза от моего зареванного лица. Я  постепенно подъезжала к дому.
Когда я пришла домой, еще было светло. Я успокоилась, так как понимала, что сделала то, что я должна была сделать и сомнений в правильности моего решения не было.  Я предвидела, что это будет болезненно. И для меня и, возможно, для Валерия. Но он точно не пропадет. Утешится в объятиях Али или какой-нибудь другой девицы. С его деньгами сейчас это все делается  легко и быстро.  Мне не хотелось о нем больше думать. Нужно было думать о себе, а я опять переживала за миллионера начальника.
Я ужинала на кухне, когда зазвонил мой мобильный. По номеру я поняла, что это был Валерий. Мое сердце екнуло. Этого и следовало ожидать. Он не мог дать мне уйти просто так, по-английски. Последнее слово, конечно же, должно остаться за ним. Как же иначе. Долю минуты я помедлила  и затем ответила на звонок.
Он говорил сначала спокойно. Ледяным голосом отчитывал меня за некорректное и непрофессиональное поведение. Сказал, что я в очередной раз его разочаровала. Что я позиционировала себя, как профессионал, но таковым я вовсе не являюсь. И мой последний поступок яркое тому подтверждение. Я слушала молча. Это его разозлило. Возможно, он полагал, что я начну плакать и извиняться. Но я молча слушала и  спокойно соглашалась с тем, что он говорил. Он замолчал на секунду и в заключение, эмоционально,   выдал громкую оскорбительную фразу. Вот этого я и ожидала.  Ну что? Все?  Пары выпущены и можно спокойно поставить все точки над «i»? Мне уже было все равно. Лишь бы больше не видеть и не слышать ни самого Валерия, ни эту Алю. Я знала,  что уже через пару дней вряд ли вспомню о них обоих.
Я посмотрела на часы – рабочий день еще не кончился. Нужно было срочно позвонить в офис на старую работу и подтвердить, что  все в порядке, отпуск закончен и с понедельника я возвращаюсь к своим обязанностям.
«А, это ты? Ну что, выходишь?» - флегматично спросила меня офис- менеджер. «Куда-нибудь ездила что ли? Куда?» «Да, в Италию, горящий тур на пять дней». «Ну что там, распродажи уже начались? « Да, идут полным ходом. Накупила целый чемодан тряпок». «Везет! Директор сказал, что тебе придется дежурить в офисе четыре раза на праздники, раз взяла отпуск до выходных». «Хорошо, я отдежурю все, что нужно».
Уже стемнело. Я подошла к окну. На небе уже светила луна. Наверное, там, в Риме или Милане шел легкий снег с дождем. И запоздавшие прохожие спешили  вдоль  темных улиц по домам отмечать в семейном кругу Рождество. В домах на столе  была накрыта традиционная рождественская еда и в гостиной стояли красиво убранные рождественские елки. Всюду горели,  чуть потрескивая, свечи и от них шло легкое тепло и приятный аромат. Неповторимое тепло и  аромат старинного семейного торжества.


Рецензии
Прекрасный рассказ как иллюстрация к тому, как тонкие и ранимые сотрудники становятся жертвами типичных вампиров, обычно сидящих в креслах начальников разных мастей, берущих энергию жертвы " не мытьем , так катаньем!"
С улыбкой - Наталья

Наталья Глазунова   12.08.2018 23:38     Заявить о нарушении
На это произведение написано 28 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.