кн4. МиГ-14. Так и проходит вся жизнь

смотри начало С ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ: http://www.proza.ru/2016/12/25/30


ЗАПИСКИ МЕДВЕДЯ
или
ПО ТУ СТОРОНУ РЕАЛА
(роман)


книга четвёртая
ЗАПИСКИ МЕДВЕДЯ

С ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ…

Часть первая
РАСЧЛЕНЁНКА


МиГ-14
ТАК И ПРОХОДИТ ВСЯ ЖИЗНЬ…

Пекло. Солнце высверливает глаза  и целофанит кожу. Город задыхается, тянется к воде и кондиционеру. Я и Ромашкин идём покупать обещанный ему телефон, специальный, для слепых –– говорящий… Пытаюсь решить проблему: «у Ромашкина нет сотового телефона, и никогда не было»


При современном раскладе трагедия на лицо: не торчать же столбом рядом с дедом? Надеюсь, что общество слепых поможет? –– их клиент, как-никак.


—— А что же вы без палочки, Николай Александрович?

—— А зачем она мне? Вы же рядом со мной.

—— Ну, мало ли что? С палочкой-то удобней. Вы смотрите в санаторий взять палочку не забудьте.

—— Не буду я туда никакую палочку брать. Не нужна она мне! Мы с вами будем под ручку ходить. Вы всё время будете рядом со мной!

—— И на танцы со мной пойдёте? –– улыбнулась я.

—— И на танцы! Мы везде будем вместе, и на танцы я с вами пойду. Я люблю танцевать. И подарки я вам куплю. У меня есть деньги, –– серьёзно ответил Ромашкин.

——  Какие ещё подарки, Николай Александрович? Что за глупости? Ну, а с танцами мы с вами на месте разберёмся. И всё же, Николай Александрович, вы же слабовидящий! Вам с палочкой сподручней. Да и не могу я с вами двадцать четыре часа в сутки находиться. Я не палочка! А, допустим, в туалет вам понадобится… на вокзале… в мужской? И как?..

——  Да вижу я всё! И дорогу вижу, и вас вижу! Палочка только мешает мне. Приходится сзади её за собой тащить… –– сказал же: НЕ НУ-ЖНА мне трость! ––  Ромашкин крепче сжал мою руку и решительно шагнул из пылающего зноя южного города в прохладу небольшого, уютного домика общества слепых, —— вы всё время будете рядом, да и жить мы будем вместе. В одном номере! Вы же моя сопровождающая!

—— ..?!!  К-какой ещё но-номер? Вы-вы что?! Мы с вами посторонние лю-люди и разнополые к тому же, –– от неожиданности предложения я начала заикаться.

—— А что вы стесняетесь? –– увещевал меня Ромашкин, с надеждой поглядывая на Розу Абдулаевну, —— в прошлом году со мной женщина ездила, так она замужем была, и муж был не против, чтобы мы с ней в одном номере жили. А вы стесняетесь!

Я тоже с надеждой посмотрела на Розу Абдулаевну.

—— А телефон мой шеф продавать передумал, –– ответила нам Роза, —— говорит, что даст вам координаты, где он этот телефон купил. А впрочем, зачем вам этот телефон? У тебя что, Маш, нет какого-нибудь старенького? Дай его Николаю Александровичу. Вам же на время поездки только... нет? Ну, купи недорогой какой-нибудь. И да, –– бросив взгляд на деда, добавила она, —— а что тут такого, правда, Маш? Соглашайся! Заселяйся с Николаем Александровичем в один номер. Вам так удобнее будет! Да и чемодан, я так думаю, вам лучше один на двоих взять, –– Роза слышала, как мы, раннее, обсуждали чемодан на колёсиках для Ромашкина, —— вы смешно будете смотреться с двумя чемоданами. Сложи вещи Николая Александровича в свой.

—— Какой общий чемодан, Роз? Мне больше двух килограмм поднимать нельзя!

—— Ну сколько там у него вещей..? 


 
—— Да соглашайся, Маш, –– прошептала Роза, отведя меня в сторонку,  ——  он же старый. Чего тебе? Вот поселят к тебе старуху какую-нибудь и будет храпеть она всю ночь. А так, глядишь, может и жизнь свою устроишь. Знаешь, какая у него пенсия? Пятьдесят тысяч! Он же инвалид Отечественной! А что? И квартира потом тебе его достанется. У него же никого нет из родственников. Один живёт. Выходи за него замуж и всё тебе достанется!

—— Ты что, Роз! Какой такой совместный номер?! А вдруг он ночью дотронется до меня, и я прихлопну его спросонья?! Я ж убью его, Роза!!! Мало ли что в его голове старческой?! Да и видит он всё! Я что –– раздеваться должна перед ним? И он передо мной своё дряхлое тело будет демонстрировать? Ну уж нет! Я этого не потерплю! Стукну его, а он и рассыплется. Посадят меня тогда! Зачем мне всё это нужно? О совместном проживании не может быть и речи. Это даже не обсуждается!

Заскучавшие глаза Розы Абдулаевны высветили ответ: «Разговор окончен. Член общества сосватан. Езжайте в Сочи или идите лесом, совет вам да любовь!»


Какие такие общие чемоданы? Какие такие общие койки? –– Фиг вам!


—— О совместном проживании не может быть и речи, Николай Александрович! –– чётко проговариваю каждый слог и строго смотрю в голубые, видяще-невидящие глаза. Я уже успокоилась и не заикаюсь, ——  эта тема закрыта и больше не обсуждается! А теперь пойдёмте покупать телефон. Собственно, пойду сейчас покупать его я, а вы посидите здесь, с Розой Абдулаевной, в холодочке, под сплит системой. Подождёте меня и новый телефон.

—— Чемодан я себе куплю, на колёсиках. Жить мы с вами будем в одном номере! Ходить везде мы будем вместе! Иначе, зачем вы мне нужны? А сейчас мы пойдём покупать мне телефон. Вместе! Я здесь не останусь, –– металлом по стеклу проскрипел Ромашкин. После чего, вцепился в мою руку и мы, не спеша, покинули гостеприимный дом слепых с приветливо улыбающейся Розой Абдулаевной.


«Так и проходит вся жизнь…» –– запел в моих руках телефон Ромашкина…


Примечание:
Картинки взяты из интернета.


 Смотри продолжение: кн4. МиГ-15. А Я ПОЛКОВНИК
http://www.proza.ru/2017/01/01/1241


Рецензии