Клошар 12. Награда

На расстеленном холщовом мешке, возвышаясь горкой, лежало несчитанное количество перстней, цепей, бус, ожерелий, пряжек, диадем, крестов, браслетов и прочих атрибутов вельможной роскоши. Смиренно поблескивало золото, искрились всеми цветами радуги  драгоценные камни. Два зачарованных счастливца, сидя на своих гробиках, тупо созерцали несметное богатство. Первым очнулся Маркиз:

- Коллега, вы знаете, у меня такое впечатление, что мы немного разбогатели.
- Ну ... это ... как сказать ... если это немного, то что тогда много?
- Не спешите, отрок. То, что мы сейчас видим, ещё не деньги, а их опасный эквивалент.  И нам нужен стартовый капитал, чтобы легализоваться, а дальше я знаю, что  и как делать. Соображения есть?
- Как ни странно, есть!  Бомжачьему королю Вильнюса Тельняхе принадлежит половина любой находке его подданных, стоимостью выше 100 литов. И он неукоснительно чтит этот принцип.
- Ты что, хочешь с ним поделиться нашей добычей? Окстись!
- Боже упаси, Марек. Я хочу преподнести ему один самый мелкий камушек, из тех, что выпали из оправ.
- А как ты объяснишь свою находку?
- Несколько дней назад во Дворце ледового спорта проходил спортивный праздник. В VIP ложе присутствовали члены правительства со своими жёнами. Я скажу, что собирая после мероприятия бутылки, я там нашёл эту драгоценность.
- Молодец, неплохая версия, действуй. А я помолюсь за её свершение.

Тельняха, сидя на своём засаленном троне, долго вертел в руке искрящийся синий сапфир, наконец, цикнув слюной в сторону, изрёк:
- Ладно, определим, что за стекляшка. Суну своему знакомому ювелиру-барыге, он разберётся. Пока гуляй, приходи завтра в это же время.

Ровно через сутки Руслан с опаской входил в заброшенный подземный переход  железнодорожного вокзала – резиденцию верховного правителя бомжачьего царства. Король бездомных сидел на своём обычном месте с несколько растерянным видом. За спиной у него возвышался горой ближайший помощник, громила Тыква.
 
- Слышь, хлопец, ты меня приятно удивил, - произнёс Тельняха рокочущим басом, - твоя безделица оказалась приличной вещью. Держи навар.
- А сколько здесь? – поинтересовался хриплым голосом  Долгих, принимая конверт.
- Десять тысяч литов!  Доволен?
- Да, конечно, спасибо, но ... я бы хотел приобрести ещё парочку литовских паспортов, если можно.
- За отдельную плату можно. – ухмыльнулся «король». – Тыква, покажи доходяге нашу паспортотеку, пусть выбирает.

От обилия документов, Руслан даже оторопел. Одних литовских паспортов оказалось более двух тысяч. Все они были рассортированы по полам и возрастам. Себе, по фотографии подобрал быстро, а вот с паспортом для Марека пришлось покопаться.
Уже дома, в подземелье, сообщники внимательно рассмотрели свои новые ксивы. Долгих достался паспорт Эдуарда Комитина. А старик сокрушался, что придётся сбривать бороду и подкрашивать усы.

- Бороду надо сбривать по-любому, чтобы не бросаться в глаза. – успокаивал Марека Руслан. – А вот моя новая фамилия какая-то странная. То ли от слова «кома», не дай Бог, то ли от «комитет».
- Успокойся, юноша, фамилия от латинского слова «comitis», что означает граф. Это более чем символично, вспомни Дюма. Тут тревожно другое, моё состояние. Воспалились паховые лимфатические узлы, а это первые признаки бубонной чумы, или по-старому моровой язвы. Поэтому бери деньги, дуй на волю и без антибиотиков, лучше сульфаниламида, не возвращайся. Счёт времени идёт на часы, меня уже начинает лихорадить.

Достать лекарство Руслану удалось только к вечеру, и то это был простой порошковый стрептомицин. К  этому времени у старика уже появилась большая температура и кашель с пенистой кровянистой мокротой. Разведя лекарство водой, Долгих вогнал тому в вену десять кубиков. Марек перестал метаться, затих и тихонько зашептал:

- Плохи дела, юноша. Мой старческий иммунитет оказался гораздо слабее твоего.  Тем не менее себе тоже сделай укол. А мне ещё один к утру, если доживу.  Больше всего опасайся моей мокроты изо рта, там все палочки чумы.
- Да что вы говорите, Марек, мы ещё отметим нашу находку в самом лучшем ресторане Кракова.
- Ценю твой оптимизм, но не будем терять время, мне трудно говорить.  Внимательно слушай, а лучше записывай. В Кракове есть ювелирный дом «Маркиз». Его глава, некто Казимир Гошталь, мой старинный друг и одноклассник, мало того, тесно дружили ещё наши родители. Он мне больше, чем родственник, и я абсолютно доверяю только ему. Он один сможет легализовать наши сокровища и превратить их в деньги, пусть даже постепенно. Но ему нужно всё откровенно рассказать, ничего не утаивая. Про меня,  про себя и про нашу находку. Для убедительности твоих слов покажи ему мою Библию, он должен узнать свой подарок. После этого скажешь ему несколько цифр, запиши ...  Сейчас мне вроде немного получше, попробую подремать.

Руслан зажёг новые свечи, задумался и ... оказался в объятиях у Гипноса-Морфея. Но тут же очнулся в полной темноте от невыносимой вони. Свечи выгорели, значит прошло по крайней мере часов шесть!  Лихорадочно зажёг фонарик и осветил старика. Видимые участки тела того были покрыты язвами с вытекшим гноем. Он уже не дышал ... принял болезнь и смерть Барбары Радзивилл. Долгих тяжело вздохнул, встал, накрыл ложе старика крышкой гроба, написал на ней мелом «Чума», подчеркнул и поставил три восклицательных знака.


Вильнюс, 2 января 2017 года.
Продолжение следует: http://www.proza.ru/2017/01/02/975


Рецензии
Вы замечательно освещаете тему. Все ситуации описаны последовательно и интересно.Столько богатства и такая несправедливая смерть.

Марьша   17.02.2017 20:40     Заявить о нарушении
Судьба как у Моисея перед землёй ханаанской.
Благодарю за внимание и оценку, с расположением,

Алексас Плаукайтис   18.02.2017 11:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.