Скорое наводнение

Игнат Горшков, фартовый парень, влюблённый в свою соседку Акулину Медякину, с утра был не в духе. Ещё бы! Жалко ему было родного брата Ивана, которому изменила жена. Чёрная, как уголь, правда! Сырой, как подызбица, ветер! Плач жалеечный над осенним жнивьём!
Парашка, жена его брата, была бабой телесатой, всеми своими достоинствами весьма на Акулину похожая. Ох уж, эта Акулина, барыня-сударыня деревенская! Общительная такая, со всеми приветливая. Вечно возле неё какой-нибудь хахаль приезжий крутится… Не женщина – чудовищный василиск!
И он, Игнат, тоже хорош. Разгуслярничался, как Садко, несуществующую взаимность в любви увидел. Даже жениться, глупый, собрался! Прочь Акулина – вторая Парашка. Покажет Игнат Горшков всему свету, как надо пасху души ледяным фактом лечить!
С такими вот мыслями вышел Игнат ранним утром во двор, а вернее будет сказать, выбежал. Куры, искавшие букашек возле крыльца, бросились от него врассыпную. Игнат достал из колодца воду и вылил себе на голову полное ведро…
Неподалёку от колодца росла ива, похожая на зелёный фонтан. Игнат решил её срубить. Повернулся, чтобы идти в сени за топором, и так и застыл на месте. На крыше его дома – о, праведники и святые земли русской! – лежало судно… 
Размеры у судна были морские. Оно лежало на боку, его днище, пропитанное смолою, глубоко врезалось в конёк. Паруса на всех трёх мачтах были приспущены, как это бывает в траурные дни...
Игнату стало не по себе. Он ясно услышал, как плещутся вокруг его дома волны. Запах разлагающихся водорослей ударил Игнату в нос, вокруг замелькали блики, словно рыбёшки...


***

«Беда, капитан, – услышал Игнат голос на судне, чувствуя себя, как на морском дне. – Наш «Аргус» сел на мель!»
«А каков за бортом ветер?» – спросил другой голос.
«Пять или шесть баллов,  капитан».
«Тогда смело поднимайте паруса. Обшивка судна достаточно прочна для любого тарана!»
«Нельзя,  капитан. Скала, на которую мы сели, в смежном с нами мире – дом. Мы можем снести его до основания».
Послышалась лёгкая брань, молотковая дробь бегущих по палубе башмаков. Три раза ударили в колокол – громко и тревожно. Затем сердитый голос спросил:
«Однако, что же нам делать?»
«Обитателя этого дома сильно любят, капитан».
«Почему вы так решили?»
«Посмотрите, как ярко цветут вокруг его дома лилии, и как их много в этом пустынном на многие мили месте!»
«Стало быть...»
«Да, да, капитан: мы можем ожидать в самом скором времени наводнения!»


***

Игнат, когда речь зашла о любви высокой, прямо-таки буколической, тут же загрезился. Воскрес духом, засердцезвонил, ощутил всем телом прохладу быстрого воздушного течения в сторону избы Акулины. Судно при этом резко подскочило вверх, как от сильного наводнения, и, распуская белые паруса, понеслось над жигулёвскими просторами.
Но Игнат ничего этого не видел. Он распял себя на заборе, пытаясь пробиться взглядом сквозь густые заросли малины. Ещё бы! Из соседнего двора неслась тихая нежная песня. Это Акулина, зная, что за ней наверняка подглядывает Игнат, таланилась перед ним, срезая к завтраку зелёный, как древняя медь, лук.



Сказы и байки Жигулей


Рецензии
Здорово!!! Хорошо с утра таки сазки читать! Спасибо!

Любовь Шкерина   03.01.2017 08:39     Заявить о нарушении
Я тоже люблю эту сказку, но по другой причине.
Недавно эту сказку музыкально оформил народный артист России, композитор Марк Левянт, а прочитал её смачно, с хрипотцою Высоцкого, главный режиссёр самарской киностудии Борис Кожин.
Это было нечто:)))

Игорь Муханов   03.01.2017 11:49   Заявить о нарушении