На вокзале

 На вокзальной площади толпилось множество народа. Все куда-то спешили, толкались, задевали друг друга необъятным багажом и, совершенно  не замечая этого, неслись дальше. В этой толпе затерялся один мужчина, абсолютно не похожий на всех. Он стоял, безучастно наблюдая за перемещением людских масс, и выглядел каким-то забытым, потерянным.   Звали этого человека Федором. Был он уже немолод, но строен и физически силен, имел приятное открытое лицо, главным достоинством которого можно считать глаза, необыкновенно добрые, но страшно усталые.
 Его рабочий день давно закончился, а он, выйдя из помещения вокзала, где работал в службе информации, стоял и не знал куда ему податься.
   Его не радовала предпраздничная суета и некоторая даже веселость собравшихся здесь людей. Ему  ничего не хотелось, особенно идти домой к опостылевшей жене, вечно всем недовольной и взбалмашной.
 Из двадцати лет совместной жизни он не мог вспомнить и десяти дней, которые бы они с супругой прожили в счастье и взаимопонимании. Но тем не менее,они  прожили бок о бок двадцать лет, вырастили двоих детей, но так и  не нашли ни любви, ни радости.
   И вот стоял Федор на вокзальной площади и думал: "Отчего так глупо сложилась моя  жизнь, отчего всем людям есть, куда спешить и к кому, а я никому не нужный даже представить себе не могу, что кого-то с нетерпением ждут и кто-то может бросить все и стремиться к встрече с близким человеком".
   Он никогда в своей супружеской  жизни не чувствовал потребности в нем жены. И даже дети всегда были далеки от него. Он работал, приносил в дом все деньги, которые зарабатывал, и получал за это полное безразличие к себе и жены, и детей.   Дети выросли, поступили в институты и уехали  в другой  город, и жизнь его стала просто невыносимой. Жена заменила свое безразличие на постоянные упреки и жалобы на свою несчастную судьбу, в которой , конечно, был виноват только он.   И ладно бы муж пил, гулял, избивал ее. Нет, этого не было, но не любил он ее точно. Женился после случайной близости с ней на вечеринке у своего друга, узнав , что она забеременела. До этого она была девушкой и он, как порядочный человек, решил, что не имеет права  оставить ее одну. Надеялся Федор, что дети сблизят их и любовь тоже придет.
 Но жена, зная, что он не любит ее, заперлась в себе и детей настраивала против него постоянно. И он ,признавая  этот факт и чувствуя свою вину перед ней и детьми,  терпел, терпел и терпел.
   Но, в последнее время , он все чаще спрашивал себя, зачем он это делает.   И вот стоял наш Федор, весь уйдя в себя и задавал  себе один и тот же вопрос: "Как я мог так бездарно потратить двадцать лет своей жизни на столь жалкое существование?".
    Он даже не замечал, что его постоянно толкали, отпускали соответствующие эпитеты по поводу столба, стоящего посреди дороги и всем мешающего. Ему просто не хотелось идти домой, а куда податься он не знал.
    И вдруг перед ним остановилась женщина, вся увешанная рюкзаками, мешками, сумками, пакетами, и, слегка дернув его за рукав, попросила:
    - Помогите мне, пожалуйста, молодой человек, донести до вагона вещи.     Федор тут же подхватил несколько сумок и, направляемый женщиной, понес их к вагону.
    Сумки были тяжелые и неудобные. Пристраивая их в руках и на плечи, он вышел из своего потерянного состояния и, донеся поклажу до вагона, рассовал ее по полкам электрички, и наконец-то взглянул на женщину. Она, как оказалось, была невероятно симпатичной блондинкой с огромными голубыми глазами и милой, смущенной улыбкой на лице.
     Устроив вещи, женщина достала из кармана плаща помятую пятидесяти рублевую купюру и протянула ее Федору, явно стесняясь своей недостаточной благодарности за доброе дело такому замечательному человеку.
   Федор сказал ей, что ему ничего не нужно, и пожелав, счастливого пути, двинулся к выходу из вагона, но внезапно остановился и спросил, сам не зная зачем:
    - Вас хоть встречать-то будут? Как вы сами все это дотащите?
    - Да, ничего, попрошу кого-нибудь. Я ведь в деревню еду, в "Лесное", может слышали? - спросила она. - А там народ почти весь знакомый. Меня все знают. Мария я.   Спасибо вам! Приезжайте к нам в гости. Мой дом на горке, как раз возле леса. Спросите Марью Дятлову, вам и покажут. А я завсегда рада буду вам.
   Говоря это, женщина светилась доброй и ласковой улыбкой. Федор, глядя на нее, вдруг подумал, что она очень похожа на Ангела, вся такая светлая и волшебная. Он смотрел на нее и не мог оторваться. Что-то родное и близкое было в ее лице. Она напомнила ему мать, которая умерла десять лет назад.
  По радио объявили, что электричка отправится через пять минут, и Федор  отвел взгляд от своей новой знакомой, а женщина подошла к нему и нежно поцеловала его в щеку. Федор просто остолбенел от этого подарка судьбы. "Сто лет" его никто не целовал.
     Мария, проводив его до дверей, вдруг сказала:
    - Я даже не знаю, как вас зовут, но чувствую, что вы замечательный человек, и буду вас ждать, приезжайте, пожалуйста.
     - Федор я, Федором меня зовут. Я приеду  к вам, Маша, обязательно приеду.   Электричка уже давно исчезла из вида, а Федор все стоял на перроне и глупо, но счастливо улыбался. Он ощущал, как возвращаются к нему силы и молодость, как будто и не было за его плечами последних двадцати лет жизни. Теперь он знал, что и ему тоже есть куда и к кому уехать.      2017г.


Рецензии
Очень трогательный рассказ, Жанна. Однако, женщина эта, видимо, очень простой человек. А такие женщины быстро наскучивают. С улыбкой.

Алексей Санин 2   09.05.2017 11:18     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.