Сакральность субъекта

Исходим из того, что нам не вполне ясна природа "я". Может быть, она вообще не поддается детерминациям, не улавливается дефинициями.
Как-то мы уже приводили соображения на то счёт, что  я, субъект, личность, агент связан с поэзией. В том смысле,  что функция поэзии включать, и может даже генерировать личность, личностное.  Поэзия буквально переводится как создание.  Можно, посмотреть, стало быть, и наоборот. Личность - нечто созданное, выстроенное поэзией, то есть, реально личность - именно личина.
Это субъект , которому надобна для это бытия поэзия,  есть как и поэзия нечто удивительное, восхищающее, захватывающее,  интригующее, радующее, пугающее, веселящее, умиротворяющее, бодрящее, вызывающее грусть. Поэзия (а возможно и личность) - это текст. Именно такой. Она поэзия такого текста заставляет наше Я быть. Поэзия существует, чтобы "Я" чувствовало, ощущало свою миссию, своё посвящение в тайну.  Я само ("гештальтовски") находит этот мир  (он, конечно же, иррмир) . И "всемогущество", "чудеса" этого "зазеркалья", которое положено, предназначено, завещано субъекту,  нужно брать, просто забирать.  Я-субъект это может. Минимум Я-субъект - самый компетентный фигурант , которому больше чем кому бы то ни было это под силу.  Это не сказка. Бери волением, хотением, своим собственным, не щучьим. Бери страстью,  своим вкусом, индуистской расой (таинственным, могучим, но присущим субъекту природно качеством).  Эта индийская "раса" (особый мистический термин)  есть любовь, умиротворение, жалость, смех, вежливость, почтительность, гнев, страх, шок, удивление, то есть, чувство, отношение. И мы сами  чувствуем объект, гуру сидит в нас, мы должны включиться. 
Всё-таки главное - включить энергию "я" (его "прозорливость"), стать субъектом, по возможности чистым субъектом, научиться вообще никогда не отодвигать своё "я" в сторону. Речь тут не об индивидуализме, эгоизме, стремлении к лидерству и доминированию, речь о принципиальной вовлеченности в свой внутренний сокровенный мир.  Он есть, был, будет, быхом... он присущ нам , и это сверхестественнвя чудотворная, так сказать, субстанция. Его нужно просто вынуть из внутреннего кармана, развернуть  сверток, раскрыть сложенный лист...
Ответы приходят сами, когда мы раскрываем этот мир,  входя в духовный космос. И даже если (как нам могут внушить) этот внутренний мир не точен, ограничен, больше  это микрокосма у нас нет. Если есть нечто большее, то в любом случае - вход туда  через этот мир внутренних сердечных ощущений.
Причем, это и практично и научно. Практично, потому что рецепты  бумажных профессоров нас если не обманут, то усыпят,  собьют с толку. Научно, потому что без внимательного, сокровенного,  "честного" рассмотрения, наблюдения, оценивания, прочувствовывания, мы ошибемся в начале или середине пути, так что поздняя мудрость расчетов и статистик уже будет умножать и складывать наши ошибки и предрассудки.

Поэтому не стоит стремится схватить всё больше и шире знаний, цитат, эрудиций. Стоит утвердится ещё и ещё в том, что мы не ушли  из своей сокровенной тайны, не забыли вересковый мёд свой собственной субъектности, центральности личностного, самостного, того "я", которое понимает, что ничего подлинней этого "я" не бывает вообще и в принципе.  Заметят, что гордыня, хвастливость, жадность, тщеславие, высокомерие  как будто тоже  чем-то напоминает профиль "Я".  Но это не "Я", а наше (чьё же ещё?) стремление развернуться от своего "я" прочь.  Зачем человек хвастается? Не затем ли, что боится, что его уличат  в пустоте и отказе от самого себя, и вторичности, неинтересности,  и он истерично настаивает на том, что имеет в себе нечто, что позволяет ему быть высокомерным (выше толп, сатрапов, вельмож и царей и кого угодно). 
 Собственно всё это есть и в индуизме обоих мастей, и в авраамизме всех изводов, и в Большевизме, в этиках Просвещения и Возрождения, и прочем хороводе Муз. Но может так статься, что не нигде всего этого не окажется, если  субъект не сохранит свою субъектность, свою личностность, иррациональность, безбрежность, экстравагантность, "нереальность", свою стволовую младенческую непосредственную честную чувствительность, свою особенную стать, не измеряемую аршином, не обнимаемую умом...   
Впрочем, чё я тебя, дорогой френдище-дружище, учу, поучаю... учи себя сам.
И так дальше и тому подобше.
                                                                                                                                     6 января 2017 г.
 
P.S. В индуизме есть интересный реверанс к персонализму (о коем мы тут толкуем). Конечно, персонализм у них относительно Бога, но этого очень мало, так что у расика-вайшнавов  высшей формой любви к Богу считается "непонимание", что он Бог, а отношение в Нему как к другу, сыну, супругу. В христианстве, кстати, в Главной молитве говорится , что надо возлюбить, Бога и ближнего, как себя самого, то есть, самость - она образец, она источник. Но, конечно, индивидуализм, который воспевают американские ревнители капитализма (как бы они философски не изворачивались)- это очень далеко от огня личности (большевики гораздо ближе). Но также и факт, что коллективистская антиличностность, кою троцкисты в конце концов протолкнули в советский социализм, она одолела, также и потому, что концепта личности как "базиса" коммунизма в титуле коммтеории не было (там была экономика, миссия "прогрессивного класса"), более прав был "коммунист" Макс Штирнер, который называл свою соцперспективу "союзом эгоистов". Макс Штирнер наиболее близок к истине, наиболее прав. Он очень осознанно различает понятие "человек" и понятие "Я". "Я" - это неизбежно субъектность, внутреннее состояние, ответственность, воление, желание, инициатива индивида.   


Рецензии
Супер Андрей! Приглашаю на мою страницу.

Олег Рыбаченко   11.01.2017 19:58     Заявить о нарушении