Могила карибского пирата

- Завтра мы едем искать могилу знаменитого пирата.
 
    Несколько секунд телефон молчит.  «Наверное слишком рано», - подумал я и посмотрел на часы.

- Почему завтра? Давай прямо сейчас, - ворчит Лёня, - почищу зубы и поедем.

- Разбудил?

- Нет, я  не спал, ждал, когда ты позовешь искать старые кости Френсиса Дрейка.

- Не Дрейка, а дона Яакова де Куриэля... Я могу перезвонить позже.

- Да, ладно, я давно проснулся, чищу свой «маузер». Так кого мы едем  искать?

    Мой  друг  из Беер-Шевы  сам похож на пирата с мушкетерской бородкой, усами и тщательно заплетенной косицей. Если дополнить его портрет большим черным «маузером», то получится настоящий пират. Кстати,  кроме раритетного пистолета выпуска 1934 года в его арсенале есть еще три или четыре. Эта страсть к оружию перебралась вместе с ним из Украины в пустыню Негев. Здесь он воплотил свою мечту в реальность и вполне законно приобрел первый пистолет, продолжая пополнять свой арсенал колющими и огнестрельными «игрушками».

- Чистишь  Маузер? Возможно, он нам завтра понадобится, мы едем в Цфат  искать могилу дона Яаакова де Куриэля.

Я стараюсь придать голосу, как можно больше загадочности, но это лишнее. Судя по тому, как Леня выдержал паузу, я понял: наживка в виде карибского пирата проглочена, осталось только подсечь, что я незамедлительно сделал.

- Представляешь, какая личность?! Капитан испанского Королевского флота! Знаменитый карибский пират! Любимый ученик виднейшего каббалиста! Похоронен, можно сказать, у нас под боком!
После этих  слов, я уверен, Леня поедет со мной хоть на край света.

- А с какого перепуга он похоронен в Цфате?

- А ни с какого!  Знамение ему было – бросить пиратский промысел и идти пешком в наши палестины, то бишь, на Землю Обетованную. Об этом писал 400 лет назад известный раввин Виталь Коллабри.

- У него что, мама - еврейка?

- У рабби Коллабри?

- Да нет, у твоего пирата!

- И мама, и папа.

- Ну, если так, тогда едем. Во сколько ты планируешь выезжать?

- Поговори с Людой если она согласна, заезжаешь за нами в Ашдод  часов в девять .


    Нашу совместную с беершевцами поездку в Цфат моя жена одобрила сразу, она давно хотела посетить этот город, о котором мы слышали много хорошего.

    Дорога занимает около двух с половиной часов. Чем ближе к цели – пейзажи становятся красочней. Не зря этот город называют «городом художников». Изумительной красоты палитра, мелькающая за окнами нашего автомобиля, давно привлекает сюда художников со всего света. Однако свою славу этот город заслужил еще в древние времена, когда первые каббалисты начали заселять известное с библейских времен место.  В средине XVI века здесь жил выдающийся раввин, создавший новое кабаллистическое направление Рабби Ицхак Ашкенази (Аризаль, акроним – АРИ).

Пока мы ехали, я поделился со своими попутчиками той малостью, что мне стала известна об этом пирате, благодаря  писателю Даниилу Клугеру. 
Герой его книги «Перешедшие реку» Дон Яаков де Куриэль происходил из знатного марранского рода, его предки были насильственно крещены в 1391 году. Однако марранское происхождение не помешало ему сделать блестящую карьеру. Адмирал испанского флота, добившийся высоких почестей и наград, обязан был присутствовать на аутодафе (сожжении) известного в Кастилии раввина. Когда пламя коснулось рабби Эзры,  дон Куриэль прошептал слова древней еврейской молитвы "Шма Исраэль" («Слушай, Израиль») Обличенного в тайном иудаизме испанского гранда монахи-доминиканцы потащили к костру, где он должен был разделить участь рабби Эзры. Так бы все и закончилось, но офицеры его флагманского корабля  обнажили шпаги. Они обступили своего капитана и провели его на судно. Подняв паруса, адмирал  дон Яаков де Куриэль со своей командой бежали на Карибы. Десять лет он грабил испанские суда и мстил за те унижения, которым подверглись потомки сефардских евреев на своей бывшей родине. После многих лет морского разбоя Куриэль  отправляется на Землю Обетованную. Его жизненный путь закончился в древнем галилейском городе Цфате, где он стал учеником рабби Аризаля, а затем  -  известным раввином-каббалистом.

    Подъезжаем к древнему  цфатскому кладбищу. Оно раскинулось в ширь на  огромном холме. Возраст захоронений меняется по мере подъема. Чем выше мы поднимаемся, тем больше встречаем разрушенных памятников. Выбеленные ветрами и солнцем плиты расположены так близко друг к другу, что приходится ступать по древним могилам.

- Где мы будем искать твоего пирата? - спросил Леня и вся компания уставилась на меня.

- Там, где больше всего паломников, там и могила нашего пирата.

-  Логично! Потомки карибских пиратов едут сюда со всего света, чтобы склонить голову у  его могилы и пропустить стаканчик ямайского рома.

- Во-первых, дорогой Леня, с морским разбоем было покончено раз и навсегда, а в Цфате до самой своей смерти дон Куриэль изучал каббалу, а во-вторых, его похоронили рядом с учителем АРИ. Так что, паломники спешат к могиле Великого Аризаля. По крайней мере, так писал 400 лет назад Виталь Коллабри.

Мы оглядываемся и видим почти у самой вершины холма множество молящихся людей, куда ведет деревянная лестница с указателями. Поднимаемся вместе с другими паломниками. Постояв у могилы АРИ,  мы начинаем поиск. По кругу  обследуем ближайшие памятники, некоторые рассыпались от времени, не оставив ни имен, ни дат. Удаляясь, мы кружим вокруг могилы Аризаля, но ничего похожего на памятник бывшего карибского пирата не находим.

    Тем временем, солнце уже стоит в зените и жарит нас беспощадно.  Ступая на горячие обломки, даже сквозь подошвы мы ощущаем весь этот жар. Я осознаю  бесполезность поисков, но продолжаю делать вид, что шанс еще есть.
Первыми начинают роптать наши жены, наконец и Леня требует прекратить поиски.
 

    Мы начинаем спускаться, кто-то пытается шутить, видя мою унылую физиономию.

- Не плачь, Кузенька, - успокаивает Лёнина жена. Она с прежних времен зовет меня Кузя. – В следующий раз мы обязательно найдем твоего пирата.

- В следующий раз он поедет один, - вставляет моя Светлана.

- А почему бы нам не обратиться в кладбищенскую контору? - неожиданно спрашивает Лёня.

И тут, я понимаю, что еще не все потеряно, только надо было с этого начинать и мысленно обзываю себя «тупым придурком".

Но контора оказалась закрытой в связи с наступающим Шаббатом.
Я не успел расстроиться, как взгляд мой упал на сидевшего в тени человека. Судя по рабочему комбинезону и шанцевому инструменту, валяющемуся рядом, мы поняли, что перед нами работник кладбища и направились к нему.

- Добрый день, уважаемый, - обратился я на иврите.

Он слегка приподнял поля соломенной шляпы и, ничего не ответив, тупо уставился на нас. Его и без того смуглое лицо, выдававшее представителя марокканских евреев, так высушилось и загорело на солнце, что его можно было смело принять за негра. Перегретый на солнце и уставший от работы, он дремал в тени и потребовалось некоторое время, чтобы он окончательно проснулся и пришел в себя.

- Мы ищем могилу известного карибского пирата, который, бросив разбойный промысел, стал раввином и похоронен где-то здесь.

Чернокожий марокканец выше приподнял поля своей шляпы и взгляд его стал более осмысленным.

- Зачем вам этот пират-каббалист? – наконец спросил он.

- Я хочу о нем написать.

 Мой собеседник явно оживился и  снял шляпу, положив на траву рядом с собой.

- Так ты- писатель? – радостно улыбаясь, спросил он и протянул свою мозолистую руку. - Меня зовут Коби.

Представившись и пожимая руку Коби, я уже догадывался о причине его изменившегося настроения. Наверное, он решил, что я писатель, а раз так, то у меня должны быть денежки. Нужно было хоть как-то исправлять свою оплошность и я начал изо всех сил выворачиваться.

- Понимаешь, я не совсем писатель, точнее, я совсем не писатель, просто, мне очень интересно найти его могилу. Если ты сможешь помочь,я готов оплатить, в разумных пределах, твои усилия.

Сказав это, я мысленно распрощался с тремястами шекелей.

- Ты обратился по адресу и я единственный на этом кладбище, кто может тебе помочь. Посмотри вон туда.- Коби указал направление. Кроме сотен древних памятников я ничего не увидел. - Ты не туда смотришь, гляди выше! Видишь на вершине памятник с зеленой отметкой?

Наконец, все мы увидели отмеченный краской памятник.

- Этому захоронению 420 лет. Я нашел его в прошлом году по заказу одной семьи из Австралии. А вон тот памятник моложе, но на его поиски ушло почти полгода, девяносто процентов всех надписей не сохранилось, поэтому пришлось искать так долго.

Пока он рассказывал, я увидел еще не меньше десятка памятников, отмеченных зеленой краской.

Хороший приработок к зарплате подумал я, наверное, на свете полным-полно евреев, которые хотят отыскать свои затерявшиеся корни. Надо же,  Австралия...

Угадав, о чем я думаю, Коби с простодушной улыбкой сообщил:

- Если бы не это, стал бы я здесь работать?! Иногда обращаются из Америки, Канады, в прошлом году был заказчик из Китая.

Мысленно я распрощался еще с несколькими сотнями шекелей и нервно спросил:

- Так в какую сумму мне может обойтись твоя помощь?

Коби перестал улыбаться, его глаза сузились и сосредоточились на моей переносице, казалось он хотел определить степень моей щедрости.

- Все зависит от времени поисков, возможно на них уйдет несколько недель, а, может, и несколько месяцев...

- Ну, назови приблизительно, - не переставая нервничать, спросил и уже готов был предложить Коби целую тысячу шекелей.

- Если все будет хорошо, поиск твоего пирата, обойдется в десять тысяч, - сказал Коби и снова улыбнулся.

От неожиданности я выронил пластиковую бутылку с минералкой.

- Евро, - уточнил он.

- Десять тысяч евро?!?!

- Если все будет хорошо, - сказал Коби и надел шляпу.

«Все-таки жаль, что Леня  не захватил с собой Маузер, - подумал я, глядя на потерявшего к нам всякий интерес, Коби.

    По дороге домой мы хохотали над собой и своей наивностью.

- Вот куда нужно  идти работать! – подвел итог наших безуспешных поисков Леня, когда мы въезжали в Ашдод и, прощаясь с нами возле дома, добавил:

- Можешь на меня рассчитывать, если в следующий раз решишь искать могилу другого
пирата.

                                                         
                               ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Некоторое время историю о доне Яакове де Куриэле я считал красивой легендой, пока не наткнулся на одну ссылку в интернете. Музыкальный продюсер из Германии, которого также, как и меня увлекла эта история, сообщал на своем сайте следующее. В экспозиции Гамбургской художественной галлереи он нашел картину ХV века на которой, как сообщил ему местный искусствовед, был изображен пират Якоб Вердуго (с исп. – «палач»). Встретившись с музейными и архивными работниками Гамбурга, продюсер установил, что учеником рабби Аризаля был не капитан испанского королевского флота, а гамбургский купец Яаков Куриэль алиас Дуарте Нуньез де Коста (1585-1664). Удалось также выяснить, что у этого купца был родственник, которого инквизиция за «тайный иудаизм» сожгла на острове Курасао (Карибы). Используя свои испанские связи в музыкальном мире, продюсер обратился в архив, содержащий сведения и документы по испанской аристократии. И ему, как он считает, удалось докопаться до истины, или, по крайней мере, пролить свет на всю эту историю.

    14 марта 1495 года в Палос ДЕ ЛА Фронтера должно было состояться аутодофе (сожжение на костре) капитана испанского флота Яго де Сантанхеля, который был отбит группой моряков из его команды. Им удалось захватить гордость андалусской флотилии флагман «Санта Мария» и, подняв паруса, они взяли курс на Эспаньолу (Гаити). На Эспаньолу, где губернатором был брат Колумба – Бартоломео, судно уже пришло под названием «Эсперанца» (Надежда). С помощью губернатора Сантанхель обзавелся каравеллой «Перла Негра» (черная жемчужина) и галерой «Рапида» (быстрая). Команды трех судов были набраны из вернувшихся к вере предков марранов. Сантанхель также сменил имя на Яго де Куриэль. Так что, на портрете в Гамбургской галлерее, по всей видимости, был изображен бывший капитан испанского флота дон Яго де Куриэль по прозвищу «Вердуго» (палач).


Рецензии
Интересный, Владимир рассказ.
Люблю истории про пиратов.
Удачи в поисках!

Ванико   23.09.2017 20:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Ванико! Рад стараться.
Пираты - моя любовь с детства.

Владимир Пастернак   24.09.2017 11:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.