Комсомольское собрание 10 Б

      Комсомольское собрание было назначено на 15.00, как раз после шестого урока. Комсорг класса, худенькая высокая девушка с мягкими русыми волосами и твёрдым характером, Миронова Вера, очень волновалась. Вчера её вызвали в комитет комсомола и обрисовали ситуацию, ситуацию пикантную, неординарную, ну просто настоящее ЧП:  Игорь Князев, отличник и умница, активный и ответственный ученик их класса, 10 "Б", целовался! И не просто целовался, а перецеловался с восемью ученицами их же класса!!! Вера ничего об этом даже не слышала, она дружила со многими девочками и мальчиками в своём классе, с некоторыми были просто чудесные, доверительные отношения, но никто даже и не заикнулся об этом, ни одна подружка ей не поделилась, не призналась.

           Да, Игорь  считался одним из самых красивых парней их класса и, пожалуй, всего выпуска - розовощёкий, высокого роста и крепкого, спортивного телосложения, очень начитанный, с хорошим чувством юмора. Ну понятно, что влюбиться в такого мачо было вполне естественно. Правда, сама Вера совсем не понимала этого, Игорь был не в её вкусе. Она уже два года дружила с  Лёшкой Мишкиным, великовозрастным парнем из параллельного класса, они тоже целовались,и это не считалось каким-то ужасным проступком. В старших классах любовь  вовсю занимала умы и сердца юных комсомольцев. А когда же ещё влюбляться и целоваться как не в семнадцать лет? Вера так же  знала, что их одноклассница Ирочка Плотникова вздыхала по Князеву, впрочем, это знал и весь 10"Б". И если бы Игорь отвечал Ирочке взаимностью, это никак не удивило бы никого. Но чтобы такое?! Перецеловаться с восемью одноклассницами... в голове у Веры это совсем не укладывалось. Сама Вера могла поцеловаться только по очень большой любви, как у Татьяны Лариной, например, или Джульетты, роль такой любви в данный момент досталась долговязому второгоднику Лёшке Мишкину. Раздумывая о предстоящем собрании Вере было интересно и то, откуда в комитете комсомола узнали про этот  факт распущенности Игоря Князева , кто рассказал, кто донёс?! Но делать было нечего, выяснять некогда, а задача разобрать и осудить аморальное поведение Игоря Князева перед комсоргом класса Верой Мироновой была поставлена и деваться ей, стало быть, было некуда.

        Когда она, встав  за учительский стол, объявила повестку дня, класс загудел. Главной интригой для одноклассников оказался не сам факт "аморального поведения" Князева, а неутомимое, всепоглощающее  желание узнать с кем именно из девчонок Игорь целовался? Обсуждение началось весьма бурно.

Под возмущённые и негодующие возгласы  Игоря попросили выйти к доске, он спокойно предстал перед всеми учениками и ученицами, стоял без доли смущения или вины, глаза не опустил, не оправдывался, а просто так и заявил, немного даже улыбнувшись и хитровато оглядевшись вокруг: "Да, целовался, по обоюдному согласию. Не отрицаю, ну и что из этого?" По рядам прошла волна недоумения и возмущения от такой наглости.
--- Как можно так себя вести комсомольцу? - со своего места поднялся крепкий, ладно сложенный молодой человек, Володя Корнейчук,- мы с тобой столько лет дружим и я никак не ожидал от тебя, Игорь, такого легкомысленного поведения,- Володя осуждающе посмотрел на Игоря и твёрдым голосом добавил,- мне стыдно за твой поступок! Так не уважать женский пол, -это просто недопустимо! Девочки пострадали, а ты стоишь и даже ухмылку не скрываешь,- дальше Володя продолжал ещё минут пять свою тираду в таком же осуждающем духе. Одноклассники с одобрением кивали головами.

       Корнейчук был членом школьного комитета комсомола, он пришёл в класс после интерната для детей дипломатов, где учился до седьмого класса пока его родители выполняли свой долг перед Родиной на поприще укрепления торговых и дружественных связей с какой-то капиталистической страной. Володя дружил с Игорем и с Мишей Махотиным, все трое собирались поступать после окончания школы в МГИМО. Ребята были умные, занимались серьёзно, особенно тщательно штудировали английский язык и географию. Конечно, при поступлении в такой серьёзный  ВУЗ и характеристика из школы должна была быть соответственно образцовой и свидетельствовать только о повышенно-возвышенных положительных качествах выпускников. А тут такое ЧП!! Володя считал себя просто обязанным осудить такое донжуанское поведение Игоря Князева, дабы и неизвестно ещё чем всё это могло окончиться и как повлиять на его собственное положение друга провинившегося.

      Игорь слушая "дружеское" порицание Корнейчука только слегка пожимал плечами. Вера, внимательно следя за происходящим, не совсем понимала, как она должна вести это собрание. С одной стороны- надо осудить, а с другой стороны...  девчонки-то молчат!  Ей как-то вдруг стало неловко и немного обидно, что она совсем не в теме: правда, Князь ей никогда не нравился, совершенно не в её духе. Да, красивый, умный, холёный, но её Лёшка более мужественный,и целуется он просто потрясающе... а какая у него походка, ну вылитый Юл Бриннер из старого американского фильма "Великолепная семёрка", и белый толстый свитер на его широких плечах так классно смотрится...  Вера, вздохнула от нахлынувших воспоминаний и немного покраснела:
--- Да, спасибо, Володя. Мы твоё мнение выслушали. Садись. Теперь хотелось бы, чтобы пострадавшие девочки высказались,-  и Вера, окинув класс вопросительным взглядом, остановилась на Зое Павлюченко, которая смотрела на Веру широко раскрыв свои большие синие глаза и внимая каждому её слову. Почему-то Вера подумала, что Павлюченко точно "пострадала" и не ошиблась.
---Что я могу сказать? Это так больно, так больно,- Зоя прикрыла глаза длинными пушистыми ресницами и поднеся к немного вздёрнутому носику платочек, всхлипнула,- такое коварство, я поверила...-Зоя выразительно подняла глаза вверх и по её щекам покатились крупные слёзы.  Все знали, что Зоя готовилась стать актрисой. Она считала, что с её неотразимо яркой внешностью и бесподобно красивым грудным голосом иначе и быть не может. Поэтому никто и не удивился, что Зоя при каждом удобном случае практиковалась в будущей специальности. На этот раз Зоя пыталась изобразить то ли бедную Лизу Карамзина, то ли Анну Каренину Льва Толстого. В любом случае, роль обманутой и обесчещенной девушки получилась у неё вполне достоверно.  Даже то, что весь класс был в курсе того, что Павлюченко крутит любовь то с Махотиным, то с Корнейчуком и без поцелуев это кручение безусловно не обходится, не мог заставить её отменить свой трагический монолог.
---Ладно, Зоя, не плачь, разберёмся,-смущённая таким поворотом Вера прервала Зоины стенания.

         А в это время на второй парте Лена Карпухина, весьма симпатичная, похожая на молодую Эдиту Пьеху , ехидно посмеивалась  разговаривая с соседкой по парте Леной Смирновой, строгой и чересчур серьёзной девочкой с длинной косой пшеничного цвета-единственным её достоинством в остальной весьма неприметной внешности :
--- Ах, бедная Павлюченко, жертва обмана! Сама на всех цепляется, а Князь виноват. Я же не выступаю, вот и ты молчишь... гад конечно ещё тот, хотя... ну подумаешь поцеловал?! Дело большое!!!
      
 И хотя сказано это было почти шёпотом, но все расслышали комментарий и тут же поняли, кто были вторая и третья пострадавшие.
 
        "Да, как-то непонятно, я же всегда с девчонками вместе, всегда в курсе всего. А тут совсем ни о чём даже не подозревала. Что ж выходит, Князев  меня проигнорировал, со всеми целовался, даже со Смирновой, у которой один только Диккенс на уме, только книжки читает, выпендривается, умную из себя изображает! Да она никогда даже с нашей компанией вечерами гулять не ходит, всё зубрит классику, осваивает..."- Вера всё никак не могла успокоиться из-за того обстоятельства, что она вдруг почувствовала себя изгоем,  как-бы оторванной от коллектива, от коллектива обманутых девочек. Да, Игорь Князев совсем не её идеал, даже противный какой-то, больно самоуверенный. Вон стоит и нисколько не смущается. Героя-обольстителя из себя изображает... но что ж она совсем за бортом этой истории осталась что ли?  И она продолжила потухшим голосом:
--- Кто ещё хочет высказаться по поводу безнравственного поступка комсомольца Князева? Да, вот, Сорокин, говори.
--- Ну,... что тут скажешь,- высокорослый Сорокин, обладатель 1-го юношеского разряда по баскетболу, собиравшийся поступать в строительный институт, нехотя поднялся,и возвышаясь  из-за парты негромко произнёс обращаясь к виновнику,- Игорь, конечно, это некрасиво так ... ну так вести себя. Совсем плохо,-  затем почему-то покашляв, видимо для убедительности, Сорокин медленно  опустился на своё  место. Рядом сидящий его друг- отличник, подающий большие надежды в физике Руслан Тагиев одобрительно покивал, при этом Руслан даже не поднял головы: он сосредоточенно думал над оригинальной математической задачкой, записанной на небольшом листочке в клеточку лежащим перед ним, которую вчера на подготовительных курсах в МГУ продиктовал  профессор Бергман.

--- Кто следующий? - в очередной раз окинув класс внимательным взглядом и убедившись, что кроме любопытства по части определения "жертв" одноклассников совсем не интересует моральный облик комсомольца Князева, Вера вопросительно посмотрела на почему-то покрывшуюся при этом красными пятнами и потупившую взгляд, Ларису Малиновскую, сидящую рядом с Иркой Плотниковой.
--- Лара, что ты скажешь по этому поводу, ты осуждаешь поведение Князева или  тебе всё равно?
---Да, конечно... хотя я не знаю,- и Лариса, посмотрев на Ирку, совсем смутившись, тихо добавила,- да ничего он плохого-то не делал, просто так для баловства что ли... я не в претензии...- и совсем опустила голову, отчего густые  и длинные волосы  защитной бронёй скрыли её красное, как у рака, лицо.
   
        А Ирина Плотникова только вздыхала, молчала и снова вздыхала. Вся эта экзекуция Игоря больно ранила её влюблённое сердце. Она-то была уверена, что Игорь целовался только с ней одной, только её одну выбрал из девчонок всего класса, только к ней он чувствует тоже влечение, что и она к нему и, что он так же влюблён, как и она. Поэтому она сидела и еле сдерживала подступившие  слёзы, она чувствовала себя преданной и обманутой. Её нежное личико с ярким румянцем, какой бывает только у естественно рыжеволосых людей, ещё больше заалело, а чуть раскосые дивные зелёные глаза вот- вот грозили пролить целый поток горьких слёз, но Ирина стойко держалась, смотрела невидящим взглядом перед собой плотно сжав тонкие губы.
"Ох, как страдает,- подумала Вера Миронова, - её я в покое оставлю, бедная Ирка так напоролась, вот её-то очень жалко, - и Вера перевела взгляд на сидящего через проход Петю Криворукова, прослывшего в классе как абсолютный эрудит  и абсолютный пофигист.
--- А ты, Криворуков, что думаешь по поводу поведения Князева? - Вера Миронова понимала, что собрание получается какое-то странное, совсем не комсомольское, и пыталась как- то выправить дело; если честно, она уже и не знала как его закончить.
--- Да что тут думать? Князь... то есть Игорь Князев легкомысленный тип и всё, а вообще мне по барабану, пусть девчонки с ним сами разбираются,- и Петя Криворуков продолжил читать лежащую на коленях книгу Булгакова "Мастер и Маргарита".

      Сидящая рядом с Криворуковым Татьяна Могилевская, утончённая, художественно одарённая натура, недовольно хмыкнула, небрежным жестом поправила свои длинные кудрявые волосы, светлым облаком окутавшие её уже по -женски округлые  плечи и прошептала то ли Криворукову, то ли себе, то ли абстрактно в никуда: "Опять никто не виноват, всё женщины сами должны разбираться и защитить их некому..." Но этот её постулат остался без внимания.

       А  Князев стоял то скучающе поглядывая вокруг, то зевая смотря себе под ноги. На лице его не наблюдалось и тени раскаяния. В первом ряду от окна на третьей парте шла всегдашняя бурная деятельность- это главный озорник класса Гоша Малышев и его верный паж Толик Баширов рисовали актуальные шаржи на происходящее. Первая картинка изображала довольного Игоря Князева в окружении венка из красных, пронзённых стрелами сердец и  розовых губ несметным количеством , а вторая- скелет ( видимо то, что от Князя потом должно остаться ) в окружении восьми извивающихся змеек с высунутыми красными языками. Эти картинки уже пошли по рукам и в классе началось тихое хихиканье, перешёптывание,слабый рокот возмущения и язвительный насмешливый хохоток.  Вера напряглась, ситуация похоже вот -вот выйдет из-под контроля, а она комсорг и ей отвечать.
 
          Тут без всякого приглашения из-за парты встала полноватая светловолосая хохотушка Нина Григорьева и чётким голосом заявила:
--- Да, я целовалась с Игорем! Это когда мы после дня рождения Лены Карпухиной возвращались. Игорь пошёл меня провожать, а потом в подъезде предложил поцеловаться. Я  и согласилась, и что? - и Нина вызывающе окинула взором родной класс ,- никого же он не убил?! Это же всё ерунда! И вот Светка тоже с ним целовалась, у нас претензий к нему нет!!- и Нина опять, уже победоносно посмотрела вокруг. Немного растерянная Света Молчанова, сидящая рядом с Нинкой за одной партой, принялась заплетать уже в который раз чуть растрепавшиеся тоненькие  косички.
 
       Игорь Князев вновь оживился и самодовольно улыбнулся.
--- А ты, Вера, что разве сама-то  не пострадала?- продолжила коварная Нинка,- он с тобой не целовался, обошёл?
       Вера аж захлебнулась от негодования: "Нинка прямо в точку попала, зараза такая! А Светка какова, туда же? Мы ведь с ней весь восьмой класс и половину девятого дружили, скромница, тихоня. Вон как глазки опустила, недотрогой прикидывалась."

          В этот момент из-за второй парты в среднем  ряду поднялся Вадик Березовский, самый интеллигентный и воспитанный юноша в классе, весьма начитанный и прекрасно играющий на фортепиано после окончания музыкальной школы. До этого он тихо и спокойно сидел и молчал. Поэтому, когда Вадик вдруг встал, всё внимание переключилось на него.
--- Ну, с меня хватит, пожалуй,- довольно громко и отчётливо произнёс Вадик,- Мне этот балаган уже надоел, да и времени слушать всю эту галиматью у меня нет,- Вадик медленным движением пригладил свои густые волнистые волосы, немного откинув при этом голову назад, взял портфель и гордой походкой вышел из класса.

        И этот его поступок вдруг привёл всех в чувства, как вылитое на голову ведро ледяной воды.
Сама Вера Миронова облегчённо вздохнула: собрание всё же состоялось, Князева пообсуждали, девчонкам кости помыли и можно было закругляться. Какое решение... ну, "осудили поведение", так что ли записать ? Пожалуй, достаточно. Всё нормально.  На том и порешила аккуратно складывая протокол комсомольского собрания 10"Б" в свой беленький модный портфельчик комсорг класса Вера Миронова.
 
        Теперь её больше волновало то обстоятельство, что собрание затянулось, а ей надо было ещё успеть сделать назавтра все уроки ( Вера всё же была хорошистка), чтобы освободиться к семи часам вечера, когда  раздастся робкий звонок в дверь пришедшего Лёшки Мишкина и она пойдёт с ним гулять до десяти часов вечера, а потом они будут стоять в её подъезде и целоваться, целоваться...

         Ребята понемногу покидали класс посмеиваясь, подкалывая шуточками виновника события, сочувствуя обнародованным "жертвам" и торопясь домой, вспомнив о неотложных делах, уроках, секциях и прочем. Володя Корнейчук подошёл к Князеву и похлопал его по плечу:
--- Ну, Князь, ты же понимаешь, я должен был как член школьного комитета комсомола отреагировать, ты не в обиде?
--- Да ты что, Корней, мне вообще всё пофиг. Пошли, старик, в кино что ли завалимся, и Нинка со Светкой пойдут, а Махотин где? Миш, давай к нам!- и дружная троица громко над чем-то смеясь направилась вниз по лестнице, догоняя шедших впереди девушек.
       Тагиев довольный тем, что всё же сумел найти самое простое решение такой заковыристой задачки, поспешил домой, а Борис Сорокин - на тренировку . Могилевская торопилась на занятия для старшеклассников по живописи в Строгановку. Лена Смирнова в библиотеку обменять уже прочитанную нетленку на новую порцию классиков.
 
          Настроение ни у кого не было испорчено.

        Правда, остался всё же один невыясненный вопрос: "Кто же была та самая восьмая "жертва" Игоря Князева? Это, увы, так и осталось тайной покрытой мраком времени и через пять, и через десять, и даже  через двадцать лет после окончания школы. А вот само комсомольское  собрание 10"Б" всегда вспоминалось на всех встречах одноклассниками с неизменным интересом, возбуждением и даже удовольствием, как обычно трепетно вспоминаются любые события  ушедшей юности. Эти встречи не раз  проходили дома и у преподавателя русского языка и литературы Веры Мироновой, и у заслуженной артистки РФ Нины Григорьевой, и у преуспевающего бизнесмена Владимира Корнейчука, и у доктора физико-математический наук, академика РАН Руслана Тагиева...
Но ни сам, часто присутствующий на этих встречах известный писатель,журналист- международник  Игорь Князев со своей верной супругой Ириной в девичестве Плотниковой, ни остальные участники того собрания, никто эту тайну так и не раскрыл.
    А  разве так уж важно кто была она эта таинственная восьмая "жертва"?


P.S. Для самых любопытных: предположительно восьмой "жертвой" была молоденькая учительница по географии Наталья Анатольевна, хрупкая нежная и неопытная блондинка 24 лет, которая и просигналила в комитет комсомола, когда поняла всю"вероломную сущность" ученика 10"Б" класса Игоря Князева.


Рецензии
Плакат красивый. У нас таких не было.
Вспомнил молодость. Валенок был с поздним зажиганием.
Так никого из одноклассниц и не поцеловал.
Прочиталось с интересом.
А посему, не суть и важно, было - не было?
Вот только Мастеров спорта среди юниоров не бывает.
Мастер Спорта - звание абсолютное: или Мастер, или нет.
Правильнее будет Мастер Спорта (СССР!) и Чемпион среди юниоров.
А Наталья Анатольевна - дура. Суждено ли ей стать настоящим учителем?

Василий Овчинников   10.03.2017 18:41     Заявить о нарушении
Благодарю за прочтение, рецензию и ценное замечание.
С пожеланиями творческих успехов.

Наталия Гурина-Корбова   10.03.2017 19:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.