МиГ-27. Дубль два

см начало: http://www.proza.ru/2016/12/25/30


С ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ…

Часть первая
РАСЧЛЕНЁНКА


МиГ-27
ДУБЛЬ ДВА…

When I touched you
Когда тебя я обнимаю,
I felt that you still had your baby fat.
То словно в детство попадаю.
And a little taste of baby's breath
Так нежно дышишь, как дитя,
Makes me forget about death.
Мысли о смерти погодят...
At your age you're still joking,
Ты шутишь всем годам назло,
It ain't time yet for the choking.
И наше время не прошло.
So now we can see the movie
Сюжет всей нашей жизни знаем
And see each other truly.
И друг-друга понимаем.


In the deathcar, we're alive
В катафалке, но живем...
In the deathcar,
В катафалке...
We're alive
Но живем...

/ In the Deathcar (оригинал Iggi Pop)
В катафалке (перевод Руслан Айсин из Жуковского)

Источник: © Лингво-лаборатория «Амальгама»: http://www.amalgama-lab.com/.



***
Сквозь туман проступают красные лица, с полотенцами на голове. У самых продвинутых на голове шапочки.

—— Уже третий раз в этот санаторий приезжаю. Мне нравится, –– пропищала из-под полотенца маленькая, вся мокрая от пота старушка.

—— А как же вы достаёте путёвки? –– откликнулись басом из-под шапочки.

—— Пишу заявление в пенсионный отдел, и мне дают. Бесплатно!

—— Вы инвалид? –– подключилось к разговору ещё одно полотенце.

—— Нет, не инвалид. Просто пенсионер.

—— Вы, наверное, в Москве живёте? –– уточнила басовая шапочка.

—— Да, я –– москвичка.

—— Ах, вот оно что! –– вторили все хором, —— Москва –– это другое государство!

—— Я вот инвалид, –– перебила хор басовая шапочка, —— ранен в Афгане. А мне путёвку не дают. Хоть и положено! Еле выпросил, и то не бесплатно! Оплатил часть стоимости.

—— Безобразие! Эти москвичи обнаглели! Простые пенсионеры бесплатные путёвки получают, а мы, инвалиды, с трудом, раз в пятилетку, –– поддержал хор бас шапочки.

—— «Я тоже инвалид. И мне за три года ни разу путёвку не дали» –– подключилась я, но мысленно.

В сауне стоял шум и гвалт. «Москва» молча, хлопала глазами из-под полотенца.

Я покинула забитую паром, телом, обидой и завистью сауну. Охладила распаренное тело в ближайшем бассейне, промассажировав его всем тем, что было встроено в бассейн. После чего, перекинув через плечо полотенце, спустилась на первый этаж. Сейчас, по расписанию, в большом бассейне аквапарка будет аэробика. Алла, моя соседка по номеру, не пропускает ни одного занятия. Наверное, уже сидит в бассейне.

——  «Быстрее, быстрее… Я уже опаздываю!»

Приятный голос, наложившись на музыку, возвестил о начале занятий. Вижу Аллу. Она мне машет из бассейна.

——  «Бегу, бегу…»



***
Пальцы скользят по влажным поручням. Какая я тяжёлая! Не могу удержать свой вес.

——  «А-а-а-а! Я падаю-у-у-у!»

Ноги разъехались, скользят по ступенькам. Но я всё ещё сопротивляюсь, пытаясь удержать своё громоздкое, рыхлое тело в равновесии. А оно скользит и сползает, скользит и сползает… больно… об ступеньки. И подбородок болит…

——  «Это я умудрилась ещё раз челюстью шваркнутся? Ну и корова! Зубам теперь точно хана!»

Поднапряглась и мне удалось приподнять своё уже изрядно поколоченное тело на бордюр бассейна. Сижу. Люди смотрят. Я вымученно улыбаюсь. Никто не подходит и не предлагает даме помощь.

—— «А сама я не встану...»

Пришлось озвучить свои желания:

—— Помогите! Я сама не встану!

Худенькая девушка, работник аквапарка, предприняла попытку приподнять меня. Но не смогла сдвинуть с места. Оно и понятно.

——  «Есть надо больше, а не на диетах сидеть. Но кто-нибудь поднимет меня или нет?»

Наконец, подошли мужчины и поставили меня на синие ноги. Да нет, не синие ещё пока. Это в моей голове они были синие, распухшие и страшные-страшные. Таковыми они и стали, но немного попозже. А сейчас они были просто красные.

Звучала музыка. Аэробика в злополучном бассейне продолжалась. Девочки, мальчики, мужчины и женщины танцевали. Танцевала и Алла, моя соседка по камере, тьфу… по номеру. А я не дошла… –– Оторвалась от танцующего коллектива. Ну, ничего, сейчас мы это исправим. Ну и что что болит? Переболит.

——  «Ромашкина нет!!! Я отдыхаю!!! И буду отдыхать несмотря ни на что! Не смотря ни на боль, ни на синяки, ни на ссадины».

И я, «осторожно!» –– сползла в бассейн и с вожделением присоединилась к танцующей массе.

——  «Раз-два, раз-два… » –– в такт музыке,  —— «А уже и не больно даже! Весело!»

Люблю ритмичную музыку! Люблю танцевать! Поэтому и вечером, несмотря на проявившиеся страшные синяки во всю ногу… ноги, иду на танцы.
 
——  «У меня всего четыре дня! Четыре дня без Ромашкина в Сочи! И я должна отдохнуть на всю катушку!»

Как выяснилось, здесь, в санатории, огромный закрытый аквапарк, море, танцы и ночные кафе. А у меня всего четыре дня… Сцепим зубы, один из которых, жаль, что передний, шатается –– и вперёд! На отдых!

——  «Ур-а-а-а! Сво-бо-да-а-а-а! Я сво-бо-дна-а-а-а!»

С каждым днём ноги распухали всё больше, всё больше синели, чернели… Ходила, прихрамывая от боли, но улыбалась:

——  «Я сво-бо-дна-а-а-а!»

И продолжала посещать танцевальные вечера и весело на них отплясывать. Кушать было проблемно –– передний зуб шатался –– сломался, но не выпал. Откусывать было нечем. Но я улыбалась:
 
——  «Сво-бо-да-а-а!»

И откусывала ножом, отщипывала руками…

Наконец, последний день. Программа насыщенная.
Канатная дорога, Красная поляна:
 
—— «бр-бр-бр! Как там сейчас холодно!»
 
И  поющие фонтаны:

——  «Красотища-а-а!»

В санаторий приехали глубоким вечером. Аллы уже не  было. Она уже уехала домой. А мне завтра, утром.

—— «Боже! Как больно-то, зараза!»

Дохромала до кровати и упала, перекинув распухшие, онемевшие, чёрные ноги на кровать.

—— «Завтра домой!»

Полупустой, огромный, кожаный чемодан на колёсиках тоскливо ждал у порога.

—— «Домой... Дубль два...»


Примечание:
Картинки взяты из интернета.


Смотри продолжение: МиГ-28. 2, 1 – ПУСК!
http://www.proza.ru/2017/01/12/665


Рецензии