Цель

                                  


Современные актеры, как они стараются. Как стараются, что даже сидя перед телевизором, не говоря уже о непосредственно зале театра, так и хочется как-то помочь им, ну, подыграть, что ли, или помочь материально. В любом случае произвести какую-то помощь. Ведь, в последнее время мы только и видим на экране не актерскую игру, а скорее какие-то муки творчества. И язык-то не поворачивается, увидев эдакое страдание на сцене, подвергнуть его критике, что вы, как можно? Как можно критиковать, а тем более не воспринимать такой подход к искусству. Такое самопожертвование, и отдачу на сцене.
Ведь все вкладываются по полной, буквально, как рабочие на стройке вкалывают. И это истинная, правда.
Но, все равно, уходя из театра, внутри ощущение пустоты, незаполненности, и жалости к актерам, за их неимоверные страдания на сцене.
Кто их заставляет так страдать? Пьеса? Режиссер? Навязывание определенного репертуара театру? Не хочется в это верить. Во всех театрах работают известные на всю страну фамилии. И это все не просто звук, так на самом деле и есть. Это опытнейшие профессионалы, давно находящиеся в своей профессии, прошедшие огонь, воду и медные трубы
Но, в чем же дело? В чем причина такого надрыва в исполнении ролей? И вообще кому это все нужно?
Может быть, дело в простом переигрывании, в избытке эмоций, на фоне простой убогости пьес? Нет, не похоже. Я бы не сказал. Дело совсем не в этом. Появляется много хороших, интересных, современных, с интересными, и что самое главное, правдивыми сюжетами. В них хорошие, вымеренные тексты, с логичными сценами, среди героев задействованы наши современники. То есть все на уровне.
Может быть, дело в актерском составе? Но ведь не может же такого произойти, что бы вдруг, во всех театрах упал уровень актерского состава. Так просто не может быть! В чем же тогда объяснение такой, на первый взгляд невидимой и от этого вдвойне непреодолимой, причины?
Может быть, все же что-то сокрыто в нынешнем театральном искусстве? Что-то то, чего не было раньше. Не было еще каких-то лет пять шесть назад. Да, скажите вы, был авангард, был андеграунд. Был, безусловно, был, но в том-то все и дело, что он звучал, и звучал как-то по-своему, в зависимости от автора или режиссера постановщика.
Что же это за магические пять, шесть лет, которые полностью перевернули восприятие актерской игры?
Снимается множество фильмов по интересным, современным сценариям, правда их трудно посмотреть, они как-то тихо подкрадываются к экрану, закоулками и дворами.
Но видимое ли дело? Они не зарождают желания посмотреть их еще раз. Почему? Почему это происходит. Ведь многие известные актеры, не видя перспектив по раскрытию своей многогранности, играют именно в этих простых фильмах.
Вчера по каналу, с непонятным названием «РоссияК», был вечер Хабенского. Раньше такие вечера называли очень просто, - встреча со зрителями. Теперь зритель приходит встретиться с актером. Очень интересный и глубокий актер, который не будет размениваться на мелкие роли. Зрители задавали всевозможные мыслимые и немыслимые вопросы. Константин Юрьевич отвечал, как мог. Иногда очень интересно, иногда просто ни о чем, одним словом смотреть было очень поучительно. Особенно если смотреть, как сейчас модно говорить, «между строк». То есть догадываясь.
И догадываться оставалось только об одном, о том, что вся эта лавина новых, несыгранных ролей и мистических пьес и постановок, вперемешку с компьютерными технологиями, и спецэффектами раздавила собой весь смысл самого процесса.
Как это не странно, но у съемочной группы, или  театральной труппы, просто нет цели. Нет, цель, она, конечное же есть и заключается она, как правило, в самой сути и теме создаваемого произведения. Но не более того.
Современная пьеса потеряла смысл. Нет, не тот смысл, о котором вы, возможно, подумали, совсем не тот, который хранится в самой структуре произведения, и раскрывается в игре актеров и в задумках режиссера. А тот, ради которого, собственно и было задумано, и написано произведение. А точнее даже не смысл, а цель. Да что тут говорить, у нас, у всех пропала цель. У нас ее больше нет, и не будет, и это все очень и очень печально, если не сказать прямо, - страшно.
Нет цели ни в кино, ни в театре. Нет цели в стране. Она просто перестала быть нужна. Нет, то есть цель она, конечное же есть, но либо не та, либо искусственна, и соответственно недостижима.
Наступило время приобретения материальных благ. Если какой либо актер, в интервью, говорит, что для него важнее всего знания, а не материальное благополучие. Но при этом он будет сниматься в любом «отстое» и, что есть сил выдавливать из себя гламур. И это все понятно, сейчас по-другому и нельзя. Нельзя отказываться от денег. Нельзя отказываться от предложений. Нельзя, нельзя, нельзя… А что можно? Что можно? Что нам всем бедным остается? А остается всем нам только соглашаться. Ведь никто же не предложит плохого? А что собственно такого плохого в хороших, пускай и случайных гонорарах? Деньги лишними не бывают. Я, например не видел еще такого человека, у которого были бы лишние деньги. Ведь это же все не грех. Разве может быть грехом желание работать? Нет, конечное же нет.
И тут наступает такая страшная вещь, как простой человеческий спрос. Спрос на определенный типаж, спрос на определенный стандарт, спрос на шаблон. И только не надо говорить, что он, этот шаблон, не способен долго прожить в нашем мыслящем обществе. Не надо. Живут, и еще как живут. Годами, десятилетиями, и что самое главное, приносят деньги, и не плохие деньги.
Меняются лица, а шаблоны остаются. Манеры, ужимки, шутки, гримасы, улыбки, закатывания глаз. Все это остается, передаваясь из одной роли в другую, от одного актера к следующему. Круг давно сомкнулся. И из него уже не вырваться никому. Каким бы ты ни был умным, талантливым, востребованным, или раскрученным. Все это уже больше не имеет никакого значения. Все это уже не востребовано. Общество перешло на шаблонное мышление. Нужно только просто соблюдать шаблоны, и ты будешь востребован и при деньгах.
Не может быть, скажете вы. Этого просто не может быть, хотя бы только потому, что не может быть и все. Но это не разговор. Почему? Почему не может быть? Давайте просто на мгновение задумаемся, просто остановимся в этой каждодневной гонке за приобретением очередного предлагаемого нам обществом, блага.
Нет. Нет. Нет, пожалуй, лучше этого не делать. Почему? Спросите вы. Да потому, что становится страшно. Да, да, именно страшно от этого темного, холодного угла, в который мы так упрямо и настойчиво загоняли себя все последние годы. Все вмести, и каждый по отдельности. Принимая по крупице все то новое, то пустое и никчемное, что нам преподносилось, как панацея от пустоты, так или иначе возникающей в каждом, время от времени.
Просто раньше многие, практически каждый, знали, что делать, и куда пойти, если тяжело на сердце, или если болит душа. Да и теперь многие еще знают, но из всех щелей, растрескавшегося современного мира, вытекают на нас помои  искусственного заполнителя наших душ. Многие уже просто превратились в один сплошной заполнитель.
И вот, Константин Юрьевич рассказывает нам всем из голубых экранов как ему, да собственно и всем другим известным актерам, было трудно и тяжело сниматься в «Ночном дозоре». Как им всем было интересно погружаться в новый, неизведанный ими процесс, склейки реальности и компьютерной графики, с применением новых для нашего кинематографа, технологий. Рассказывает о том, что всем было очень интересно участвовать в изучении новых форм передачи искусства населению. Рассказывает о том, что образ Колчака, на самом деле собирателен, и ничуть не является историческим, и что ему, простому актеру было значимо сыграть эту роль. О том, что на самом деле Колчак был настоящим семьянином, и вовсе не собирался разрушать свою семью, и в телевизионной версии все это отчасти и показано, но об этом мало кто знает.
Мы все очень хорошо знаем и любим Константина Хабенского. Да и на вопросы зрителей он отвечает мастерски, что подобает настоящему, профессиональному актеру, в его ответах виден ум, опыт, харизма… Я бы даже сказал, что местами присутствовала даже, возможно и какая-то озлобленность, и жестокость к лени в профессии, и к не полной отдаче, со стороны других товарищей по цеху. Которые, в свою очередь не способны так вкалывать, ради достижения цели воплощения себя в искусстве.
Но возникает простой вопрос. Зачем? Что зачем? Скажете вы. А вот то, ради чего собственно это все нам нужно. Зачем все эти собирательные образы, эти поиски глубины в роли, поиски себя в профессии? Ради чего все это? Ради каких, таких целей?
Вспомним простые и горячо нами любимые фильмы прошлого времени, такие, как например «Парад планет», «Зеркало для героя», «Осенний марафон», их великое множество, и все они являются порождением своего времени, и в каждом из них есть не просто смысл, но и цель.
У нашего нынешнего общества потеряно самое главное, то, без чего нет смысла в жизни. Потеряна цель. У нас, ее нет. Точнее она есть, но только, к сожалению, очень проста. Это приобретение материальных благ. Общество устало, оно хочет жить в мире и благополучии, хочет приходить домой, включать телевизор, и видеть таких же благополучных и улыбающихся актеров. Оно хочет отдыхать отдыхая. Устав уже заранее от всего этого отдыха, со всеми его развлекательными шоу и историями без начала и конца, с пустыми, но очень счастливыми лицами задействованных в них актеров, очень устающих на работе ради того, чтобы простые, такие люди, как мы, могли отдыхать, глядя на их улыбающиеся лица.
И как результат, премьера фильма «Викинг», который наконец-таки догнал Голливуд. Какая удача! Слава богу! А то мы уже и не надеялись. Только зачем? Ради чего? Многие пошли на этот фильм из-за праздничного безделья, и простого отсутствия денег на поездку в дом отдыха, или в другую страну.
Сюжет фильма раздроблен, и не имеет одной логической линии. Тексты пусты и неоправданны. Но актеры стараются изо всех сил, и это видно. Их старания, и муки переполняют экран. И нам становится их жалко оттого, что мы понимаем всю глубину той пропасти, которую, на глазах у всех, пытаются прикрыть историей нашей страны, так убого с имитированной в кадрах данной исторической ленты. Фильм был показан лично нашему президенту. И он не взял на себя ответственности при этом, не то чтобы запретить фильм, а хотя бы отправить его на доработку.
Все помнят те еще, старые времена, когда в стране была цензура, и многие фильмы так и не находили своих зрителей. Но никто не знал тогда того, что самая страшная цензура, это вседозволенность. Или иными словами - диктатура денег.
Владимир Владимирович, как бы сказал этим, что он не в силах решать эти вопросы. Он не просто дал отмашку. Он узаконил всеобщий произвол в искусстве и в стране, выбрав своим молчанием данного «цензора».
За прошедшие, последние несколько лет, общество сдало экзамен на опустошенность. Нас невозможно теперь убить. Любое оружие будет теперь в нас просто вязнуть, или пробивать насквозь, при этом, не причиняя никакой боли. Да и убивать таких людей просто нет смысла, хотя бы только потому, что это не интересно, убивать мертвое.
Становится не понятно, как могло произойти такое в огромной, и еще совсем недавно, могущественной стране? Как?
Мы удивляемся тому, что произошло в искусстве, но не понимаем того, что с нами, во всех наших многочисленных профессиях случилось то же самое. А именно, полная реструктуризация и развал. Осталось очень мало людей, которые способны видеть начинание в целом. Любой процесс раздроблен на множество составляющих, с бесчисленным числом ответственных за каждую из них. В такой ситуации люди, способные видеть самую суть, стали просто не нужны. Они именно не востребованы новым, сформировавшимся в последние годы обществом. В надежде выжить, многие из них вынуждены принять условия игры. Те же, кто неспособен на перемены, особенно на те, которые влекут за собой компромиссы со своей совестью, просто проваливаются в незабытье. Но кому-то и удается стоять, раскачиваясь на тонком канате с шестом в руках, в надежде продержаться ну хотя бы еще до пенсии, не упав в пропасть.
Но одно я знаю наверняка, это то, что именно те, кто сопротивляется, или те, кто сдался, все они живы только одним. Все они живы воспоминанием о той наполненной жизни, в которой было интересно. И интересно хотя бы только потому, что не нужно было выдумывать себе развлечения, а требовалось просто жить, делая каждый свою работу, созидая и творя, пусть и не совсем нужное в современном мире дело, но зато такое родное и объединяющее всех в одной целее – строительстве светлого будущего.


Рецензии