Рыбак из будущего 3. А ще - у нас, война, идэ!

    Дистанционное  кресло,  плюхнулось  во  что - то  мягкое,  слегка  сыроватое.  Так  подумалось  Данилу,  когда  закончилось  очередное  его  перемещение  во  времени.  И  он  оказался  прав!  Запах!  Запах  слегка  подтаявшего  под  солнцем  снега!

Первое  что  увидел  Данила,  сняв  защитные  очки,  это  густые  светло-желтые  массивы  камышовых  крепей,  неравномерно  распределившихся  на  большой  территории,  покрывая  заснеженные  прогалины.  Мутно  серое,  покрытое  плотными  облаками  небо,  низко  висело  над  высокими  островками  тростника,  впитывая  в  себя  сырые  испарения  просыпающегося  от  зимней  спячки  озера.

Это  перемещение  во  времени,  было  уже  четвертым  по  счету  у  Данила.  Пройдя  курсы  обучения  в  АЦПВ (Агентства  целевых  путешествий  во  времени),  Даня  успешно  завершил  их,  и  получил  на  руки  сертификат  целевых  перемещений   во  времени  по  назначению  «любительская  рыбалка».

Первым  опытом  начинающего  рыбака  международника,  было  посещение  реки  Селенги  1216 года. Там  Данила  отличился,  изловив  почти  пудового  тайменя,  но  одновременно  и  отметился,  по  мнению  членов  комиссии  по  Анализу  Временных  перемещений.  Отметился  не  очень  хорошо,  вступив  в  слишком  близкий  контакт  с  местным  населением. Однако,  детально  изучив  правдивые  видео  и  аудио  записи, произведенных  «верным  спутником» Данила -  АД-2,  комиссия  явных  нарушений  временных  инструкций – не  выявила!  Но  все-же,  в  ее  отчете,  чуткий  к  нехорошим  делам,  Данила,  уловил  какую  то  недоговоренность,  и  поэтому  следующим  «выходом»  на  природу,  избрал  глухую  Сибирскую  тайгу  10 века. Заблаговременно  перевернув  горы  мыслимой  и  не  мыслимой  информации,  Данила  постарался  убедиться  в  том,  что  в  районе  координат  его  «рыбного  десанта»,  должно  иметь  место - полное  отсутствие  каких  либо  аборигенов,  и  только  тогда,  в  счастливом  одиночестве,  беспощадно  изловил  целую  гору  самой  разной  рыбы,  которую  в  прочем,  пришлось  отпустить!

Покорив  фауну  сибирской  реки  с  женским  наименованием -  Лена,  Данила  решил  обследовать  на  предмет  зимней  рыбалки,  озера  Руси  старого  образца!  Именно  старого,  но  не  древнего!  Данила  до  сих  пор  не  отошел  от  «потрясений»,  полученных  им  на  Днепре  первого  века  нашей  эры!  Сожалел  он  обо  всем,  что  с  ним  случилось  в  «древности»,  или  не  сожалел,  Данила  не  мог  понять  и  сам,  и  поэтому, на  все  расспросы  о  его  третьем  путешествии,  парень  либо  отшучивался,  либо  отмахивался,  но  молчал – упорно!  Иногда  на  него  накатывали,  не  свойственные ему,  задумчивость и  душевная  тягость!  «Издержки  профессии! - вздыхал  про  себя  Данила; - Что  делать,  никто  не  неволил!  Сам  выбрал!».  Рыбак  решил  развеять  тягостное  настроение,  и  сгонять  на  озера,  за  тем  он  сейчас  и  прибыл!

- Чего  молчим!  Докладываем  обстановку!  -  обратился  Данила  к коробочке  АД-2,  хранившейся  у  него  в  нагрудном  кармашке.

- Докладываю!  -  немедленно  отозвался  механический  голос; - Перемещение  завершено!  Дата  прибытия – 4  апреля  1942  год,  температура  воздуха  -  минус 12  градусов  по  Цельсию,  направление  ветра -  север-юг,  3 м/с.  Местное  время 14.00.  Место нахождения – озеро  Тимтуир,  Казахская  Советская  Социалистическая  Республика! Дополнительная  информация  -  по  требованию  заявителя!  Бюро  путешествий,  напоминает…: - продолжал  доклад  АД-2.

Данила,  мурлыча  свою  любимую  песенку,  разминался,  прикидывая  место  будущей  стоянки.  Песенка  была  хороша,  и многофункциональна (как  и  АД-2),  хотя  в  ней  была  всего  одна  строчка.  Зато  ее  разрешалось,  в  зависимости  от  настроения,  петь  на  любой  мотив.  Данила  очень  гордился  своим  «коронным»  шлягером,  и  порою  подумывал,  что  не   лишне  было  бы  запатентовать  его,  дабы  не  нарваться  на  случай  плагиата,  со  стороны  какого-либо  проходимца!  Но  до  сей  поры,  посягательств  на  его  творение,  не  наблюдалось,  и  парень  не  торопился,  лишний  раз  светить  свои  музыкальные  таланты!

 - Как  хорошо,  что  здесь  мы  появились!  -  напевал  рыбак,  рассеянно  вслушиваясь  в  доклад  всесильного  механизма.  Опытным  глазом  он  уже  оглядел  местность,  с  удовольствием  отмечая,  что  и  место,  и  время,  и  погода,  все  -  благоприятствует  удачной  рыбалке.  Остается  дело  за  малым,  расположиться  лагерем,  пробурить  лунки  и …

 - Стоп,  дружище!  - резко  тормознулся  Данила! - Что-то  его  насторожило его в  докладе  АД-2! – Начни  сначала!

 - Дата  прибытия…:- снова  забубнил  монотонный  механический  голос:  - 4  апреля…

 - Нет!  - остановил  диспетчера  Данилка: -  Начни  с  места  прибытия!

Через  минуту,  рыбак  крупными  шагами  ходил,  да  не  ходил,  бегал  по  рыхлому  снегу!

 - Ты  что  мелешь?  Какой « тим-тум-тум»? При  чем  здесь  социализм!  В  этих  камышах,  только  кабаны  должны  жить,  и  то,  патриархальным  устоем!  Где  ты  видишь  дорогу,  в  светлое  коммунистическое  будущее!  Здесь,  даже  тропки  заячьей  не  видать!

 - Немедленно  перепроверить  информацию  по  моей  заявке  в  АЦПВ! – разошелся  возмущенный  Данила!

 - Информация  по  заявителю!  Рыбаков  Данила  Васильевич,  дата  рождения – 2189  год,  15  июня!  Дата  подачи  заявки…

 - Остановись,  умник! Какой  июнь,  у  меня  в  свидетельстве  о  рождении – 7  ноября!  Что  за  бредятина!  - негодовал  Данила!

 - Ошибка  в заложенных   данных – исключена! – равнодушно  заявило  умное  устройство.

 - Ясно!  Помолчи,  человек  думать  будет!

 - Это,  что-же  получается? – успокоившись, начал  вслух  рассуждать  Данила:  - Получается – двойник,  по  имени!  Конкурент  завелся!  А  может  быть,  даже  и  родственник!  Говорил  отец,  половина  однофамильцев  в  области,  вероятно,  наши – давно  потерянные  родственники!  Может  братец,  какой – никакой,  нарисовался

Данилка  призадумался!  Перспектива  появления  братца,  да  еще  старше на несколько  месяцев,  конечно,  его  никак  не  задевала! Тем  более,  что  у  Данилки  уже  давно,  сколько  он  себя  помнит,  был  старший  брат,  вполне  сложившийся  инженер,  почтенный  семьянин!  Честно  прожив  на  белом  свете,  свои  полные  27  лет,  Даня,  к  своему  брату  был  очень  привязан,  и  менять  давно  понятного  ему  ближайшего  родственника,  на  какую-то  абстрактную  неопределенность,  -  явно  не  собирался!

Разобравшись,  в  возможно  новых,  а  так  же  в  давно  устоявшихся  родственных  отношениях, Данила  приступил  к  анализу,  сложившейся  на  этот час,  ситуации!

В  нынешние  выходные,  он  решил  поблеснить  рыбку,  на  льду  древнего  Чудского  озера,  специально,  не  без  умысла,  приурочив  дату  перемещения  к  5  апреля  1242  года.  Дело  в  том,  что  согласно  исторических  данных,  в  этот  день,  на  льду  озера,  должно  было  произойти  серьезное  событие,  в  жизни  средневековой  Руси,  -  Ледовое  побоище!  В  Данилкину  память,  запали  кадры  из  просмотренного  в  детстве  архивного  кинофильма,  про  Новгородского  князя  Александра  Невского. В фильме,  русские  мужики  лихо  колотили  иноземных  рыцарей  по  железным  шапкам,  отшибая  приклепанные  к  ним  рога!  Так  что,  рассудительный  парень,  планировал,  как  говорится,  одним  выстрелом - двух  зайцев  взять! И  рыбку  погонять,  и  спрятавшись  в  укромном  месте,  поглядеть  на  невероятное  зрелище  настоящей  битвы!
 
Появление  двойника,  ошибка  в  заявке  со  стороны агентства, внесло  серьезные  изменения  в  намеченные  ранее,  планы!

- Ни  хрена,  себе,  ошибочка!  -  бушевал  рассерженный  не  на  шутку  Данила,  в  адрес  нерадивых  служащих  бюро:  - Стрелки  пригнутые!  В  белый  свет,  как  в  копеечку,  меня  пульнули!  Якуты  древние,  белку  в  глаз,  стрелой  били,  а  эти (загнул  Данила  крутое  словцо),  не  то  что  в  белку,  в  дерево,  на  котором  зверушка  сидит,  не  попадут!  И  это,  при  мощнейших  технологиях!

Ругая  бездельников  из  штата  агентства,  занятых  по  его  мнению,  чем  угодно,  но  только  не  работой, Данила  все-таки,  поглядывая  на  хмурое  небо,  начал  прикидывать  разные  варианты  выхода,  из  сложившейся  ситуации.

Виновные  в этой  невероятно  фатальной   ошибке,  конечно,  будут  жестоко  наказаны,  злорадствовал  Данила,  но  панорамы  Великой  битвы, ему  явно  не  видать,  как  не  видать  без  зеркала  своих  ушей!  Возвращаться  в  свое  время,  и  безнадежно  портить  два  выходных  дня,  тоже  не  хотелось!

- Ну,  что-же! - Рассудил  Данила:  - Лопай  что  дают,  как  говорил  классик  19  века,  в  рассказе «Жалобная  книга»: - Будем  бороться,  с  тем,  что  есть!

Принятое  решение,  внесло  ясность,  в  сложившуюся  нелепую  ситуацию,  и  Данила  немедленно,  не  теряя  ни  минуты,  приступил  к  своим  обычным,  понятным  ему,  хлопотам!

- АД-2,  изложить  дополнительную  информацию!  -  распорядился  рыбак:  - Мы,  остаемся!

Ну  и  что  из  того,  если  оказались  не  в  том  месте!  Рациональный  Данилкин  ум,  умел  извлечь  максимальную  выгоду,  практически  из  всех  жизненных  ситуаций.  Ледовое  побоище,  он  еще  увидит!  Оно  навечно  осталось  в  пластах  времени,  и  Данила,  непременно  туда  доберется!  Попозже!  А  сейчас,  он  оказался  в  родном  Казахстане  и,  в  более  приближенным  к  его  веку,  времени.  Да  еще,  почти  рядом  со  своим  городом,  километрах  в  двухстах!  А  рыба,  она  и  в  Африке,  рыба!  Главное  что  здесь  есть  вода,  а  значит  должна  быть  и  рыба!  Только,  ее  нужно  уметь  взять!

- Степной  водоем,  площадью  в  52 кв. км!  -  заговорила  умная  коробочка:  - Толщина  льда – от 30 до 50 см.  Подо  льдом,  отмечается  передвижение  большого  количества  биологических  существ – рыбы!  На  западном  берегу,  находится  населенный  пункт.  Расстояние  от  места  перемещения – 4 км. На  северо-востоке,  в  полутора  километрах,  располагается  еще  одно  небольшое  поселение! Оба  поселения  заселены  разумными  существами,  людьми!

- Ну  и  хорошо,  что  далеко!  - довольно  закивал  Данила:  -  В  гости  к  ним,  ходить  не  будем! Хватит  с  меня приключений,  едва  лицензии  не  лишился!

Хоть  и  поругивал  себя  Данила,  за  доброту  и  любопытство,  проявленное  им  в  предыдущих  путешествиях,  но  все-же,  с  удовольствием  вспоминал  чумазую  монгольскую  девчонку  и  ее  степенного  деда!  Воспоминания  о  Монголии,  остались  хорошие!  Но  Днепр,  Мавка!  «Бр-р-р! – поежился  Данила: - Борони  Бог,  как  говорил  один  знакомый  чукча!»

Данилка  неторопливо  шагал  по  заснеженному  озеру,  выбирая  место  для  стоянки.

- Защитная  система,  включена  на  периметр в 500  метров! – подал  голос  АД-2,  так-же  принимаясь  за  свои  обычные  обязанности:  -  Провожу  сканирование  местности  на  предмет  обнаружения  крупных,  теплокровных  объектов!

- Сканирование  закончено!  - через  минуту  продолжил  всесильный  робот: - Выявлена  нестандартная  ситуация!  В  девятистах  метрах,  находятся  три  биологических  объекта!  Крупное  животное,  и  два  небольших  существа,  наделенных  разумным  интеллектом!  Предположительно – тягловое  животное  и  подростки! Наличие  вооружения,  не  выявлено!  Жду  указаний!

- Мать  честная!  -  тормознулся  Данила:  -  Опять,  гром  среди  зимы! Да  что-же  я,  такой  невезучий! Снова,  на  козу,  баян  вешается,  а  на  мою  задницу,  приключения! Что  же  делать – то?  И что  за  время,  здесь  такое,  буйное!

А  время  здешнее,  как  припоминал  Данила,  было  действительно  буйное  и  не  веселое!  Как  раз,  самый  разгар,  огромного  мирового  конфликта!  Правда  не  в  этих  местах,  а  далеко  на  западе,  полыхала  на  просторах  России,  растянувшись  от  Черного  моря  до  Ледовитого  океана,  лютая  война!  Война  эта  принесла,  гигантские  по  тем  временам  разрушения,  десяткомиллионные  жертвы  среди  людей,  и  ужасающие  человеческие  страдания!

Эта  война  настолько  сильно  опалила  Землю,  что  ошеломленное  ее  размахом  человечество,  притихло  на  много  лет,  стараясь  впредь  не  допустить  подобного  бедствия! Были,  конечно,  после  нее  военные  конфликты,  но  все-же,  они  не  носили  такого  огромного  масштаба!

- Так,  так!  -  рассуждал  Данила:  -  Ситуация  повторяется!  Самый  лучший  вариант,  собрать  манатки,  и  рвать  домой!  И  чем  быстрее,  тем  лучше!

- Рыбки,  на  мой  век  хватит!  -  бормотал  Данила,  направляясь  в  сторону  дистанционного  кресла  перемещения: - Еще  наловлюсь!  Вся  жизнь,  впереди!

Данила,  нехотя  волочил  ноги  по  льду,  убеждая  себя  в  том,  что  у  него  впереди,  действительно - большая,  светлая  жизнь, спокойный  век,  хорошая  работа,  любимая  жена,  братья,  друзья,  мама  с  папой,  и  много  еще  чего  приятного  и  радостного! Но  чем  больше  он  убеждал  себя  в  полезности  всего  вышеперечисленного,  тем  больше,  с  наступающим  ужасом,  начинал  понимать,  что  его  опять,  по  монгольскому  варианту,  затягивает  в  глупую  бездну,  коварное  чувство  любопытства!

- Не хорошее,  это  чувство!  Не здоровое!  -  почему-то  шепотом  произнес  Данила:  - Не  доведет  оно  меня  до  добра!  Что  скажешь,  АД-2?

Спросил,  прекрасно  понимая,  что  ответит  ему  умная  коробочка.  Так же,  как  и  полгода  назад!  Электронный  мозг,  не  был  избирателен  в  вопросах  и  ответах!

- Эмоциональное  состояние  человека,  мне  не  подконтрольно!  Жду  конкретных  указаний!

- Все  повторяется!  -  вздохнул  Данила:  -  Кварцевый  интеллект  всемогущ,  а  думать  приходится,  убогим  клеткам  серого  вещества!

- Я  только  посмотрю!  Посмотрю,  и  уйду!- внушал  себе  рыбак,  пробираясь  через  мерзлый  снег,  в  сторону  «малоопознанных  объектов,  наделенных  человеческим  интеллектом!»

На  широкой  равнине  замерзшего  озера,  метрах  в  ста  от  берега,  стоял  крупный  бык, запряженный  в  сани.  Спина  его  была  покрыта  широкой  войлочной  попоной. Заиндевевшая  морда -  шумно  дышала, выпуская  в  воздух клубы  горячего  пара.  Слюнявые  челюсти  неторопливо  двигались,  с  хрустом  перетирая  что-то  съедобное,  которое  бык  выбирал  по  своему  вкусу  из  желтой  охапки  камыша  и  сухой  осоки,  лежащей  перед  ним. Рядом  с  санями,  с  высокими бортами,  сплетенными  из  прутьев  талы  и  ракиты,  копошились  две  небольшие  фигуры – коренастый,  широкоплечий  мальчик,  и - по видимому,  девочка!

Мальчишка  держал  в  руках,  что-то  похожее издалека,  на  большую,  несуразную  лопату  на длинной  рукояти,  и  время  от  времени  совершал  ею  резкие  взмахи,  в верх – в низ,  в верх – в  низ!  Девочка  суетливо  хлопотала  возле  парнишки,  часто  наклоняясь,  словно  отодвигая  что-то,  отбрасывая,  в  сторону.

- А  что  это  они  делают? – заинтересовался  Данила:  -  Чем  это,  малявки – занимаются?

- Кто-то  сказал,  что  любопытство  не  порок!  Ни  фига!  Порок,  да  еще  какой,  гиблый  порок!  -  шептал  путешественник,  осторожно  выглядывая  из  камышовых  зарослей.  С  тоской,  и  полной  обреченностью,  Данила  понял,  что  он  не  сможет  уйти  просто  так,  не  узнав,  чем  занимаются  дети,  одни  вдалеке  от  дома,  на  заснеженном  льду  озера.

- И  что  я  им  скажу?  - думал  Данилка: - Ладно!  Что  ни-будь  придумаю,  не  в  первой!

- Опасная  близость!  -  голос  АД-2  прозвучал  столь  неожиданно,  что  забывшийся  рыбак,  вздрогнул:  - Согласно  инструкции,  необходимо  расширить  периметр  охранной  зоны  силового  поля!  Жду  указаний!

- Тише,  защитник  моей  задницы! – испуганно  зашипел  Данила:  - Ты  мне  детей  напугаешь!  Какой  тебе  периметр,  не  видишь  что-ли,  это  просто  дети!  Отключить  защиту  полностью!


- Не положено!  Наблюдается  грубое  нарушение  инструкций  по  защите  человека  в  перемещенном  пространстве!

- Слушай,  что  тебе  говорят!  -  рассердился  рыбак,  хотя  прекрасно  понимал,  что  электронная  штуковина – никак  не  реагирует  на  эмоции  человека.

- Приказываю!  -  начальственным  тоном,  поправился  Данила: - Защитное  поле  отключить!  Запуск  охранной  системы  производить  только  в  крайнем  случае,  по  своему  усмотрению! Перейти,  на  без  голосовой  режим  общения,  передачу  информации  производить  непосредственно  в  мозг!

- Принятие  самостоятельных  решений,  вытекающих  из  цепочки  логических  размышлений,  в  заложенные  в  мою  память  функции – не  входит!  - завибрировал  в  мозгу  Данила  динамик  АД-2.

- Что  тут  поделать!  -  беззлобно  чертыхнулся  Данилка,  вылезая  из  камышей: - Ты  бы,  хоть  разок,  самостоятельно,  мозгой  своей,  кварцевой,   шевельнул! А  не  можешь,  так  не  мешай!  Не  лезь  поперед  батьки  в  пекло!

Мысленно  переругиваясь  с  хитро  устроенной,  упрямой  коробочкой,  Данила  неспешно  приближался  к  маленьким  трудяжкам.

Испугать  детей  своим  внешним  видом,  рыбак  не  боялся.  Собираясь  полюбопытствовать  на  дела,  творящиеся  на  Руси  матушке  в  1242  году,  Данила,  благоразумно  учитывал  возможность  встречи,  с  настроенными  по  боевому,  мужиками!  И  поэтому,  решил  одеться  так,  как  по  его  мнению  следовало  одеваться  в  начале  13  века.

Даня  был  одет  в  теплый  свитер  и  штаны,  из  тонкого  войлока,  потертый,  но  крепкий  овчинный  полушубок,  аналогичный  треух  и  поношенные  кожаные  сапоги  с  порыжелыми  носками.

Здоровущий  бык,  приметил  Данилу  раньше,  чем  увлеченные  работой  ребята,  перестал  жевать,  и  заинтересованно  закосил  на  него,  наполненные  философским  понятием  жизни,  грустные  лиловые  глаза.

«Все  повторяется! – думал  Данила,  вплотную  подходя  к  печальной  скотине: - Философ  бык и  мелкие  аборигены.  Только  бычара,  теперь  в  санях,  и  безрогий!  И  габариты  другие, наши,  не  монгольская  мелочь!»

Подойдя  к  саням,  негромко  поздоровался.  Дети,  прервав  работу,  смотрели  на  появившегося,  не  весть  откуда,  человека!

- Ты  хто?  -  сердито  спросил  мальчик:  - Откуда  взявся?  Стой  дэ  стоишь,  а  то  щас,  вмажу!

Парнишка  стоял,  широко  расставив  ноги,  обутые  в  старые,  явно  не  по  размеру,  кирзовые  сапоги,  крепко  сжимая  в  больших  не  по  возрасту  руках,  черенок  своего  инструмента. Одет  он  был  в  стеганую  телогрейку,  из  которой,  местами  пробиваясь  сквозь  дырочки,  торчала  вата.  Обледенелые  штаны,  из  какой-то  плотной  ткани. Зато,  из - под  лихо  сбитой  на  затылок  шапчонки,  задорно  выбивался  темно  русый,  кудрявый  чуб. Слегка  вытянутое  лицо,  с  приметной  родинкой  на  левой  щеке,  и  грозно  сверкающие,  бесстрашные  глаза.

- Я  - Данила!  Рыбаков,  моя  фамилия!  -  извиняющимся  тоном  произнес  Данилка:  -  Из  города  я,  на  рыбалку  приехал,  и  в  озере  заблудился!  А  тут – вы!

- Так  вы  навэрно,  оттуда,  из  поселку  вышлы!  -  догадалась  девчонка,  махнув  маленькой  ладошкой  куда- то  в  сторону: - А мы,  то же,  у  поселки   жывэм,  вон  там!  А  ще,  кажуть  Карасуль  е,  но  я  там  нэ  була,  далэко!

На  вид  ей  было  лет  девять,  десять.  Худенькая  девочка,  в  стареньком  пальтишке,  подпоясанном  обрывком  веревки.  А  на  ножках,  крепкие,  добротно  скатанные  валеночки.

- А  мы,  с  Васылем,  рыбу  ловым!  -  подумав  добавила  девчушка.  Нахмурив  брови,  она  сразу  стала  похожа  на  сердитого  мальчишку.

«Сестра!» - догадался  Данила.  Он  уже  понял,  чем  занимаются  дети.  В  руках  у  мальчишки,  была  сплетенная  в  мелкую  сетку  черпалка,  на  длинном  черенке.  Вдоль  протяженной и  узкой,  проруби  с  мутной  водой,  лежали  кучки  мерзлой  рыбы.

- Ще  мало  наловылы!  -  виновато  выговорила  девчонка,  поймав  Данилкин  взгляд, и  вдруг,  обернувшись  к  брату,  спросила:  -  А  можэ  хватэ,  Васыль?

- Не! -  качнул  чубом  мальчик:  - Ще  надо!  Батько  ругаться  будэ,  если  мало  прывэзэм! Хватэ,  Танька,  болтать!  Робыть  надо…

Васыль,  опустив  черпак  в  стылую  воду,  быстро  пошел  вдоль  проруби   и  вывернул  на  лед  несколько  крупных  карасей.  Жирные  рыбы,  забили,  захлестали  хвостами  по  смерзшемуся  снегу.  Девочка  побежала  к  ним,  откидывая   их,  подальше  от  проруби. Несмотря  на  начало  апреля,  стоял  довольно  крепкий  мороз.  Караси,  успокоившись,  лежали  на снегу,  беззвучно  зевали  круглыми  ртами,  и  потихоньку  «засыпали»,  покрываясь  тонкой  пленкой  льда  и  инея.  Одежда  детей,  тоже  была  покрыта  замерзшими  каплями  озерной  воды,  шуршавшими  при  их  движениях.

Мальчик  устал,  это  было  заметно!  Девочка  подпрыгивала  на  месте,  стуча  валеночками,  друг  о  друга, подносила  ко  рту  маленькие,  замерзшие  кулачки,  дула  на  них,   согревала  дыханием.

- А  ну-ка,  братец,  дай  подмогну! – Данила,  молодцевато  сбросив  с  плеч  полушубок,  потянулся  к  черпалке.

- А  сможешь?  -  недоверчиво  спросил  мальчик,  неуверенно  протягивая  парню  свой  инструмент.

- Я  брат,  все  могу,  особенно  если это касаемо  рыбки!  - блеснул  улыбкой  Данилка!

- А  у  нас  в  колхози,  тоже  Рыбаковы  живуть! -  оживилась  девочка,  подпрыгивая  на  одной  ноге: - У  них,  ще  -  Ванька  есть!  У  него  мамка  стара,  и  тетка,  тожэ  стара!  А  батько  у  Ваньки – помэр,  дуже  старый  був! И  наша  мамка,  помэрла!  А  Ванька,  хорошо  живэ!  - погрустнев  добавила  девчушка: - Вин,  нычего  нэ  робэ,  в  школу  ходэ!  И  балалайка,  у  него  есть!

- А  вы  что-же,  все  в  работе? – пошутил  было  Данила,  и  смутился,  перехватив  не  по  детски  серьезный  и  строгий  взгляд  ребенка!

- Мы  с  Васылем,  в  школу  нэ  ходым!  Я – тикэ  год  була!  Батька  сказав,  хай  Шурка  з  Иваном,  учаться!  А  вам,  кажэ,  робыть  надо!

- Шо то,  ты  Танька,  дужэ  разбалакалась! – строго  прикрикнул  на  сестру  братишка:  -  Давай  робыть!  Пока  вин  рыбу  ловэ,  мы  ие  в  санки,  грузыть  будэмо!

Парнишка  проворно  сбрасывал  в  сани,  широкой  лопатой,  промерзшую  рыбу. Девчонка,  надев  вязаные  рукавички,  помогала  ему.

Примерно  через  час  активной  работы,  возок  доверху  наполнился  рыбой – караси,  окуни,  изредка  щуки.

Мальчишка  довольно  оглядел  полный  возок,  и  закопошился,  поправляя  бычью  сбрую.

- Цэ  наш  бык,  нэ  колхозный! – снова  заговорила  девочка:  - А  куда  вы  пийдэтэ!  Скоро  тэмно  будэ!  Сидайтэ  з  намы,  до  дому!  Васыль,  шо  ты  мовчишь?

- А  шо,  хай  сидае!  Батько,  вин  тикэ  з  выду  сэрдытый!  Ничого  нэ  скажэ!

Данила  огляделся!  Действительно  уже  вечерело!  Мороз  крепчал!  Перспектива  ночевки  хоть  и  в  теплой  палатке,  что-то  не  очень  прельщала!  Да  и  ребятишки,  взрослые  не  по  годам,  ему  явно  понравились!  Данила  помявшись,  уселся  на  передок  саней.

- А  ще,  як  луна  выйдэ,  вовкы  прыйдуть! – зашептала  девочка,  прижавшись  к  Данилке:  - Богато  их  тут,  в  стэпу!  Той  зимой,  тетка  Савельчиха,  з  дытыной  малой,  в  Кузбул  пишла!  А  тут  - буран  пиднявся!  Тикэ  вэсною,  мужики  нашлы  шаль  рвану,  и  валенки!  А  в  валенках,  кажуть,  ноги  отгрызани  булы!  Так  и  поховалы,  ти  ноги  в  могылку! – боязливо  шептала  девчушка,  еще  теснее  прижимаясь  к  Данилкиному  полушубку!

Васыль  деловито  покрикивал  на  быка,  неторопко  передвигавшего  натруженные  копыта  по  мерзлой  степи.

- А  мамка  у  нас  с  Васылем,  рано  помэрла!  - прдолжала  шептать  девочка:  - И  тоди,  батька  соби,  другу  жинку  взяв!  Тетка  Мария,  наша  нова  мамка!  Вона  добра,  нас  нэ  обижае,  а  свого  Ваньку, все  равно  бильше  любэ!  У  нэй,  сын  е,  такый  як  я,  трошки  младшэ!  А  батько,  дуже  по  мамки  жалкуе!  Як  выпье  водки,  обнимэ  нас  с  Васылем,  и  плаче,  плаче!  Вин  плаче,  а  нам  страшно  робыться!  Тикэ,  тоди  так  бувае,  як  тетка  Мария  нас  нэ  баче!

Мерная  поступь  быка  укачивала!  Полозья  саней  скрипели  по  мерзлому  снегу. Затихший  Данила  сидел,  словно  боясь  кого-то  или  что-то  вспугнуть,  ощущая  даже  через  полушубок,  как  бьется,  стучит  в  его  плечо,  маленькое,  но  уже  столько  пережившее  всего,  сердечко!

- А  ще,  у  нас – война  идэ!  - снова,  вспомнив  добавила  девочка.  Она  запустила  поглубже,  в  Данилкину  подмышку,  озябшие  ручонки  в  рукавичках,  прижалась  поплотнее,  положила  на  его  плечо  укутанную  в  полушалочек  головку  и  затихла,  задремала!

Данила  сидел в покачивающихся  санях.  В  его  широко  раскрытых  глазах,  отсвечивались  первые  вечерние  звезды.  Мальчишка  по  хозяйски  покрикивал  на  быка.  По  Данькиной  щеке,  скатилась  крупная  слеза.  Мужчины,  то же,  бывает,  плачут!  Когда  их  никто  не  видит!

Во  двор  въехали  в  уже в  совсем  сгустившейся  морозной  темноте.  У  постройки,  натягивая  цепь,  бешено   хрипел  и  лаял,  почуявший  чужого,  крупный,  лохматый  пес.  На  собачий  лай,  из  низкой  мазанки  землянки,  вышла  довольно  высокая,  не  старая  еще,  женщина.

- Тю,  Надзор!  Ты  шо,  здурив!  -  прикрикнула  она  на  хрипевшую  от  злобы  псину: - Шо  ты,  людэй  нэ  бачив!

- Совсим,  сдурила  собака! – добавила  она  с  улыбкой,  поймав  на  себе  Данилкин  взгляд:  -  А  вы,  до  кого?  Иван  ще  з  работы  нэ  прыйшов!

- Мамо!  Це  вин  до  нас!  Идэмтэ  в  хату!  - Танюшка  потянула  Данилку  за  палец:  - Хай,  мамо,  у  нас  пэрэночуе!  Вин  хороший,  вин – наш!

- Ну  заходьтэ,  раз  прыйшлы!  - раскрыла  перед  Данилой  невысокую  дверь  хозяйка: - Заходьтэ!

Пригнув  голову  под  притолокой  двери,  Данила  вошел  в  землянку. В  комнате  тускло  светила  электролампочка, (еще  подъезжая  к  поселку,  рыбак  услышал  тарахтение  маломощного  дизелька) в  углах  небольшой  комнаты  пряталась  темнота. В  землянке  было  тепло  и  уютно.  Постреливала  искорками  огня  большая  русская  печь, на  окнах  и  столе  красовались  белые,  полотнянные  занавески  и  скатерть,  вышитые  незатейливыми  цветами  и  петушками. Иконка,  в  красном  углу, с  раскрытыми  шторочками,  из  той  же,  вышитой  ткани. Утрамбованный  глиняный  пол, был  сух,  и  посыпан  зеленым  сеном.  В  дальне  углу – стоял,  в  легкой  загородке,  теленочек!  В доме  вкусно  пахло  свежим  хлебом  и  жаренной  рыбой.

За  столом,  под  тусклой  лампочкой,  сидела  темноволосая,  кареглазая  девочка  лет  семи,  и  высунув  от  усердия  кончик  языка,  что-то  старательно  выводила  в  крупно  разлинованной  тетради,  макая  время  от  времени  в  чернильницу  ручку  с  железным  пером!  С  печи  свисала  круглая,  стриженая  голова  мальчонки,  внимательно  разглядывающего  вошедшего  Данила.

- Снимайтэ  одежу, сидайтэ  до  печки!  Грийтэсь!  -  пригласила  нежданного  гостя  хозяйка.

Женщин,  была  высока  ростом,  но  слегка  сутулилась. Была  она,  довольно  привлекательна, той  неброской  красотой  женщины  матери,  женщины  труженицы! Большими,  раздавленными  работой  руками,  она  поправляла  выбившиеся  из  опрятного  платка,  начинавшие  седеть  волосы.

Танюшка,  снявши  верхнюю  одежду,  взобралась  коленками  на  табуретку  стоявшую  у  стола,  и  выставив  в  Данилкину  сторону  худенький  зад, что-то  увлеченно  зашептала  сестре  на  ухо.

Скрипнула  на  морозе  дверь,  вошел  Васыль,  деловито  обметая  полынным  веником  примерзшие  к  сапогам  снег  и  кусочки  навоза.

- Все  сделав! – сказал  он,  ни  к  кому  не  обращаясь:  - Бык  в  сарае,  рыбу  в  закром  сложылы!  Батько  помог,  щас  зайдэ!

На  улице  радостно  взвизгнул  и  замолк  пес!  В  маленькую  дверь  протиснулся  крупный  мужчина, разделся,  потер  намерзшие  руки,  поздоровался  с  Данилой.  Согнал  с  табуретки  весело  щебечущую  Танюшку,  грузно  сел,  посадив  дочку  себе  на  толстое  колено.

Роста  он  был  среднего.  Плотно  сложен,  с  широкими  плечами,  крупно  бугрившимися  грудью  и  животом.  Большая,  поросшая  коротко  стриженным,  полуседым  ежиком  волос,  голова,  властно  сжатые  губы.  Под  широким  носом – жесткая  полоска  небольших  усов. Серые  глаза,  внимательно  разглядывали  Данилку.  На  вид,  ему  было  лет пятьдесят,  или  более…

- Ну,  рассказывай,  сынок,  откуда,  куда  идешь?  Не  обижайся,  война!  Бдительность  всем,  проявлять  нужно!

Говорил  он,  в  отличие  от  своих  домочадцев,  на  почти  чистом  русском  языке,  только  с  неистребимым,  мягким  «хохлацким»  акцентом.

- Да  я,  и  не  обижаюся,  батя!  -  начал  было  Данила,  но  хозяин  перебил  его.

- Иван  Афанасьич,  я!  Колхоз  наш, «Ясное  Утро»,  так  я  кузнец  в  нем!  У  наковальни  стою,  с  ковадлом! – показал  зачем-то  широкие,  посеченные  мелкими  царапинами  ладони:  - Дудник,  фамилия  наша!

- Понимаю,  Иван  Афанасьевич! – снова  заговорил  Данила,  слегка  робея   под  пытливым  взглядом  кузнеца: - Из  города  я,  в  райцентр  приехал!  Из  армии,  по  ранению,  подлечиться!  На  рыбалку  сманили,  на  ваше  озеро,  вот  и  заблудился,  на  детишек   вышел!

Данила,  предательски  краснея  от  стыда  за  свое  вранье, старался  все-же,  придать  рассказу  большую  правдивость,  но  тихонько  сникал,  под  недоверчивым  взглядом  хозяина.

- АД-2! – мысленно  взмолился  он:  -  Выручай!  Включай  программу  психологической  обработки  людей,  настраивайся  на  волну  доверия!

- Загрузка  программы  успешно  произведена! – неслышно  щелкнул  АД-2.

Лицо  кузнеца  смягчилось!  Пальцы  руки, выбивавшие  дробь  на  столе,  расслабились  и  стали  разглаживать  вышитую  сиреневыми  петушками  скатерть.  К  стати,  вмешалась  в  разговор,  тетка  Мария!

- Та  шо  ты,  Иван,  до  хлопця,  прывязався!  Нэ  бачишь,  у  нэго  одно  плэчо  у  вэрх  торчить!  Значит,  раненый  був,  тэпэр – личиця! Сидайтэ,  за  стол!

Изголодавшийся  Данилка,  обжигаясь,  уписывал  за  обе  щеки,  горячую,  наваристую  уху,  сдобренную  редкими  кусочками  картофеля,  заедая  ее,  отчего-то  колючим  и  горьковатым  хлебом!  Тетка  Мария,  подала  жареных  щук.

- Кушай,  кушай,  сынок!  -  погладила  она,  жесткой  рукой,  Данилкины  кудри: - Наголодався,  на  морози!

Сами  хозяева  ели  не  спеша,  как-то  нехотя. У  Танюшки,  вдруг  брызнули  слезки  из  глаз!  Девочка бросила  ложку  на  стол  и  выкрикнула  страдальческим  голоском:

- Як  вырасту  большой,  николы,  николы – нэ  буду  исты  цю  рыбу! -  и  всхлипывая,  размазывая  ладошкой  по  щеке  слезы,  убежала  в  соседнюю  комнату!

- Нэ  дуже  сытно,  у  нас! – покачала  головой  тетка  Мария:  - Хлиб,  и  то,  богато  отрубив,  та  половки,  в  муку  мишаю!  Колы  б  нэ  озэро,  та  рыба – попухлы  б  с  голоду!  Яка,  нэ  яка,  -  а  всэ  еда!

- Мы,  Мария – на  фронт,  работаеем! – кивнул  на  Даньку  кузнец:  -  Бить,  хлопцам,  фашиста  надо!  Хоть  и  нам  тут  не  мед,  а  они  там,  жизни  свои  отдают!

- Богато,  дуже  богато,  людэй  побыло!  У  сосидив,  дви  похоронки,  Явдохыного  сына – въбылы!  Прокоп,  кажуть,  в  госпитале  лэжить,  ногу  отнялы! И  колы,  вона,  проклятуща  кончиця! – женщина  вытерла  кончиком  платка  скупую  слезу!

- А  и  немцев,  в  зиму – нагнали,  к  нам!  -  помолчав,  добавил  Иван  Афанасьевич: - Говорят,  враги  народа!

- Тю,  тоби! – вскинулась  тетка  Мария:  -  Яки  воны  враги?  Кому – враги?  Диты  ихни,  нам  враги?  Подывысь  на  Фризенов, - яки  люды!  Егор,  Мина,  батько  ихний,  дитки… Як  так,  можно  було,  с  людынамы!

Потрясенный  Данилка,  слушал  живой  рассказ,  о  том,  как  глубокой  осенью,  под  самые  морозы,  на  станциях  и  степных  разъездах,  разгружались  вагоны  с  депортированными  немецкими  семьями.  Разгружались  и  вывозились!  Иногда,  в  голую  степь…

«Не  дали, наши  предки,  людям  погибнуть!» - думал  Данила, видя  перед  собой  живых  участников, свидетелей - великой  трагедии  большой,  трудолюбивой  нации!

Казахи,  русские,  украинцы,  все  без  разбора,  приняли  обездоленный  народ  в  свои  дома,  землянки,  накормили  и  обогрели  их  детей!  Помогли,  работая  до  седьмого  пота,  наладить  хотя  бы  слабенький,  жизненный  уклад!  Поделились,  отрывая  от  себя  и  своих  детей,  небогатой  пищей!

Кузнец,  глядя  на  Данилу, досадливо  крякнул,  дескать – баба,  что  с  нее  взять,  сердцем  больше  живет!  А  вслух,  недовольно  сказал:

- Ты,  Мария – больше  за  своих  детей,  думай!

- А  ты,  мени – лучче  ни  чого  нэ  кажи!  Мэнэ -  на  всих  хватэ!  Всих диток согрию!  Не  зря,  мэнэ,  в  колхози,  Бабулей,  ще  нэ стару,  прозвалы! Ты  шо,  Иван,  хлопця  спугався?  - добродушно  улыбаясь,  женщина  снова  взлохматила  Данилкины  волосы: -Я, Иван, сэрдцем  чую, вин якый - то, ридный!  Свий!

… Глухо,  с  натугой,  заскрипели  настенные,  с  висевшими  на  цепочках  гирьками, часы!  Из  маленького  окошечка,  вынырнула  кукушка  и  закуковала:  ку-ку,  ку-ку,  ку-ку…

Хозяин  поднялся  из-за  стола,  подошел  к  двери, над  которой  висел  черный  диск  динамика   радиосвязи. В  динамике  что-то  захрипело,  забулькало,  и  в  комнату  полились  веселые  звуки  браурного  марша.  Вскоре  звуки  марша  стихли,  и  в  наступившую  тишину,  вошел властный,  чеканный  голос  диктора:  «Внимание!  Говорит  Москва!  От  Советского  Информбюро!  В  течение  четвертого  апреля  на  фронте,  ничего  существенного – не  произошло.  За третье  апреля,  уничтожено  23  немецких  самолета.  Наши  потери – три  самолета.  Наши  доблестные  моряки  подводники…»

Данила,  напряженно  вслушивался  в  фронтовую  сводку. «Ни  чего,  себе!  « 23  самолета,  и  это  в  период  затишья,  ничего  существенного!  У  нас,  прежде  было,  один  истребитель  подобьют,  так  кипеж  на  весь  шарик,  поднимался!  А  тут!  Масштабы  похлеще!» -  думал  рыбак,  с  трудом  пытаясь  осознать  грандиозность  бедствия,  охватившего  многострадальную  Землю!

… Постелили  Данилке на  полу,  возле  печки.  Заснул,  утомленный  рыбак,  почти  мгновенно. Ночью  ему  приснился  большой,  толстый  кот  Масяня,  живший  вместе  с  ними  в  квартире.  Обнаглевший  от  сытости  котяра, зажравшийся  консервированными  продуктами,  упорно  стягивал  с  Данилы  одеяло,  и  пытался  втиснуться ему  под  мышку!  Разъяренный  парень,  поймал  во  сне  хвост  наглой  твари  и  … проснулся,  поняв,  что  сжимает  в  кулаке – теплую  детскую  ручонку!

Танюшка!  Перебралась  ночью,  видно  сильно  заскучав по  нему,  по -  Даньке,  под  пахнущий  овцами  полушубок,  и  уютно  свернувшись  в  калачик,  мирно  посапывала  маленьким  носиком!

Остаток  ночи,  Данила  пролежал  глядя  в  темный  потолок,  боясь  потревожить  сон  ребенка!  В  голове  у  парня,  вертелись  обрывки  путаных  мыслей.  Карасуль,  Кузбул,  Тумтуир,  и  другие  названия...  Рассказы  отца,  разговоры  с  бабушкой,  Бабуля,  колхозный  кузнец…  Да  ведь,  это  же  Родина  его  предков!  И  на  этой  земле  находятся  могилы  его  прадедов  и  прабабушек!  Так  значит  у  него  под  мышкой – сопит  и  дышит …

- Это  не  возможно!  - шептал  в  ночь  Данила:  - Так – не  бывает!

… Утром,  провожали  Данила,  всей  семьей!  Кузнец  на  прощание  хлопнул  его  по  плечу  тяжелой  рукой,  и  как бы  невзначай,  буркнул:

- А  в  сельсовет,  ты  все-таки,  зайди!  Отметься!  Порядок,  браток!  Война  ведь!  -  и  ушел!

… Сойдя  за  поселком,  с  наезженной  дороги,  Данила  запросил  притихшего  АД-2:

- Ты  живой? Снимай  конспирацию!  Требую  точные  координаты,  моего  «летающего  стульчика!

Прошагав  несколько  минут,  добавил:

- На  сегодня,  рыбалка  отменяется!  Клиент  требует  досрочного  перемещения!  Все!  Домой!

По  привычке,  Данила  затянул  было  свою  любимую  песенку,  но  поперхнулся,  не  осилил… В  ушах  его  ясно  и  отчетливо  зазвенел  тоненький  детский  голосок:

"Николы!  Николы  нэ  буду,  исты  цю  рыбу!"


Данила  топал  по  ровнехонькой,  с  экологическим  покрытием  дорожке,  приближаясь  к  подъезду  своего  дома.

- На  неделе,  будет  разбор  «полета»!  Опять,  продаст,  интеллект  искусственный!  Ой,  что – бу-у-у-удет!

  Август 2016 г.
                                                                                                                     



 
   


Рецензии