Воля судьбы

Воля судьбы


(это было когда-то…)
 
Когда-то Глафира Петровна была молода и игрива, и очень красива, рассматривая своё отражение в маленьком кругленьком зеркальце, она восхищалась собою до самых небес, от чего душа её пела, позабыв совершенно о старости. Но время птицей пролетело, отплясало  огнями из золота, в блике которых как в пропасть канули юность и молодость…

*  *  *

Когда с вашего носа слетают очки и вы без них просто не можете, когда вы по  забывчивости на эти очки часто садитесь, или же ищите их, когда они у вас на носу, или когда  становитесь очень обидчивыми, всё говорит только о том, что вам далеко за восемьдесят с пушистым таким красивеньким хвостиком. Но это и радует, что вы смогли дожить до этого времени! (увы, у многих и этого не получилось, дай Бог всем дожить хотя бы до этого возраста). Если по малому счёту, человеку мало что нужно: встретить новый день, увидеть солнце над головой и жить, жить, и жить, до морковкиной заговены. Или прожить  ещё один день, или полдня, или минуты, да, хотя бы секунды…. И дай Бог, чтобы у вас были такие дети, чтобы о вас позаботились и не тянули бы деньги с вашей заслуженной пенсии, не выгоняли бы вас из квартиры и не ждали бы вашей смерти.

У Николая Ивановича и Глафиры Петровны были хорошие дети, которые отправили их отдыхать, нет, не в Египет или Тайланд, а просто в хороший дом отдыха под Москвой, где о них очень заботились. В том доме отдыха был и бассейн, и фитнес, но старикам они были уже не нужны, им нужен был только покой. Николай Иванович был тот ещё живчик, он мог ходить на ногах, а Глафира Петровна немножко сдавала, она больше любила кресло-каталку.
В их возрасте мало чего удивляло, а скорее всего, успокаивало, они жили воспоминаниями о том самом времени, которое называется – молодость! Когда жизнь ещё впереди, а не уже позади, когда будет, как будет, когда всё ещё интересно, а не когда всё уже знаешь, а самое главное, что нигде ничего не болит, когда женщины привлекают и иной раз хочется выпить. (м-да, когда женщины не привлекают, и выпить не хочется, всё это суровые признаки старости).

Стариков больше тянули воспоминания, за пеленой туманной памяти они перебирали четки из дней, что им были отведены их величество – временем!

*  *  *

По воле судьбы они собирались под вечер в холле пансионата, где маэстро играл на рояле старые твисты, от чего их душа просто плясала от радости. Николаю Ивановичу, в жизни, можно сказать, повезло, во всём, кроме тёщи, с которой он так разругался, что та ему перед смертью сказала:
- Если умру, хоронить меня даже не приходи, иначе я встану из гроба и плюну тебе прямо в лицо!
Не хоронить тёщу он так и не смог, а тёща своё слово сдержала, встала из гроба и -  плюнула! Ох, нехорошо это было, но куда это не денешь…? А так, хороший он был человек, гвардии генерал, Ростов-на-Дону два раза сдавал, но и брал тоже два раза! И Киев он брал, хоть и сдавал, и Харьков, Берлин тоже брал, правда потом, после победы пол Берлина отдал совершенно без боя, но это было – потом…. («потом» и «когда-то», это такие слова, что пахнут суровым величеством). Бывало, стоит генерал у окопа на бруствере, рукою - махнёт, и… снаряды вперёд полетят, и танки ринутся в бой…! Но всё это было когда-то.

Правда, тут есть одна такая деталька. Николай Иванович в молодости любил одну девушку, на которой мечтал жениться, да так и не женился, о чём жалел до сих пор. А у Глафиры Петровны жизнь тоже вот не сложилась, она когда-то сильно влюбилась, но тоже вот, не судьба, с суженным жить не пришлось, как-то не получилось. Послушала маму, вышла замуж за председателя сельсовета, так сказать с перспективой карьерного роста, но председателя посадили за растрату имущества.
Эх, много б они отдали за то, чтобы время вспять повернуть, но время вспять повернуть – невозможно! Их душу грела только надежда, хоть когда-то увидеться, и вместе дожить те дни и минуты с секундами, которые Бог отведёт, ведь надежда – великое дело! Но они друг друга не видели – шестьдесят лет, без малого хвостика…



В этот раз Глафира Петровна с Николаем Ивановичем у рояля оказались случайно, а когда маэстро закончил играть почему-то свадебный марш Мендельсона, предались разным воспоминаниям, и стали друг другу рассказывать, про свою непутёвую молодость. Но  разговор их прервался приглашением на процедуры. А завтра продолжился, когда Николай Иванович пригласил Глафиру Петровну покататься на лодке в пруду. Они долго на лодке катались, до тех пор, пока в небе не появилась Венера, богиня любви, что своей красотой  согревала их память.

- Глафира Петровна, я родом сам из Сибири… - стал было рассказывать Николай Иванович про свою молодость, от чего Глафира Петровна сразу же вздрогнула. - У меня была там такая любовь, что до сих пор в дрожь бросает, да вот не судьба. Правда, я потом из Сибири уехал, как-то жизнь закрутила меня, завертела.  Тогда мы долго встречались с возлюбленной, в условленном месте в нише под камнем записки друг другу писали, правда, то место было змеиное, я руку всегда под камень боялся совать, так как змей страшно пугаюсь, но письма любимой, однако же доставал, когда было солнце. Тогда я колечко ей подарил, вроде печатки, что мне досталось от бабушки, там были заглавные буквы P.S. До сих пор помню это колечко, эх, найти бы её, я всё бы отдал, чтоб вместе дожить! – бросив вёсла на лодке, словно в бою, махнул рукою вдоль жизни старый гвардеец. - Так жизнь бы дожить, чтобы душу мне согревала! Я письма те сохранил, её замуж позвал, но она не ответила… - достал из-за пазухи он маленький томик стихов, где между страниц, словно гербарий, хранились от времени пожелтевшие листочки. Николай Иванович протянул томик Глафире Петровне. - А теперь, жизнь уже прожита, теперь между небом и землёю находимся.
Глафира Петровна те письма долго рассматривала, перелистывая листочки, а после заплакала просто навзрыд, она так громко рыдала и плакала, словно молодость хоронила.

Тем временем лодка застыла под ивой, её окутала пеленой тишина, где только редкий всплеск рыбы и урчание лягушек нарушали гармонию мира, что царила в маленькой лодке, где глаза Глафиры Петровны, ещё не утратившие свою глубину, манили своей красотой, что дана была женщине. Они, не то, что манили, тянули своим призрачным светом, в котором ещё отражались весёлые бесенята, и сбрось бы Глафире Петровне, лет этак все шестьдесят, она со своим жизненным опытом дала бы фору любой примадонне! Но она это сделать уже не могла, но таинство, это великое таинство женщины, в глазах её просто - сияло…

*  *  *

Когда Глафира Петровна в слезах закрылась руками, отдав листочки обратно, что были тронуты временем, Николай Иванович на её пальце увидел колечко с чёткой выбитой надписью P.S.

Это была воля судьбы…


Андрей Днепровский-Безбашенный. (A. DNEPR)

  14 января 2017г

Ваш покорный слуга тоже был когда-то молод душою!


        (может, кому-то эта новелла придётся вместо лекарства - от темноты и пустоты…)


Рецензии
Само по себе сказочно красиво. Но какая то фальш, даже для сказки. Как это так, прожить с человеком жизнь и не узнать, что он твоя первая любовь. Даже в самых навороченных сказках, когда постараются самые при самые злые колдуны, что бы задурить голову, зазастить глаза и изменить внешность, все равно влюбленные узнают друг друга....Не порядок.

Гармония 3   24.05.2017 11:03     Заявить о нарушении
Гармония, или Вы читали неправильно, или я бестолковый писатель:))) Хотя, память сильнее времени, во всяком случае так говорят... С теплом! Добрая Ваша душа!

Андрей Днепровский-Безбашенный   27.05.2017 03:02   Заявить о нарушении
Перечитала. Получился другой сюжет. Случайная встреча, возможно специально устроенная детьми, а может быть и не специально.
Но при первом прочтении, мне показалось, что дети общие,.... вот так мне показалось...
Наверно это хорошо, что есть ниточка соединяющая писателя и читателя....все стало на свои места.

Гармония 3   27.05.2017 08:34   Заявить о нарушении
Еще раз перечитала....Странная сказка. А может быть это память, когда уже далеко за восемьдесят, с пушистым хвостом, сыграла с Глафирой Петровной и Николаем Иванычем, злую шутку.....

Гармония 3   27.05.2017 08:42   Заявить о нарушении
И дети как раз общие...

Гармония 3   27.05.2017 08:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.