Ну что, деточки! Поговорим о сексе...

      -Ну что, деточки! Поговорим о сексе? Кобыла, так между собой называл одиннадцатый «б» Лидию Нестеровну – новую учительницу истории, так вот она и обвела насмешливо-невинным взглядом лица ошарашенных деточек. Я дам вам немного времени прийти в себя, а пока приготовлю наглядные пособия. Стала раскладывать на столе ноутбуки. Их было три. Открыла нужные страницы, отложив в сторону маленькую красную флэшку, и выложила какую-то смятую бумажку. Класс дружно задохнулся от немого ожидания и удивления, а деточка двухметрового роста, Василий Мамочкин, срочно попросился выйти…
- А что так?! – удивилась Коб… Лидия Нестеровна.

     - Если честно, то мне лучше совсем уйти… Чего доброго, ещё сорву вам урок, Лидия Нестеровна. Я за себя, не ручаюсь. Могу наговорить тут такого… Вы и секс… Это, знаете ли, не для слабонервных, а мои нервишки чего-то сдают последнее время. Наверное, отсутствие секса отражается так, — купался Мамочкин на вершине своего, как ему казалось, остроумия. Класс зашёлся в гоготе, напоминающем ржание лошадей. Первоначальное оцепенение спало, и все приготовились к шоу…
- Как я понимаю одиннадцатый «б» готов к цирковому представлению?! На манеже предполагается «дрессированная Лошадь», так, кажется, вы меня нарекли?! Вольно, деточки. Санкций не предполагается. У всех в сопливое время была своя: «грымза», «лошадь»... У меня когда-то тоже имелась своя «Медуза» — учительница математики.

     Однажды, когда мы находились на колхозных работах с классом, эта самая медуза вытащила из воды ученика, который ей же и прилепил такую кличку: за медлительность, и спокойный тон, приводящий всех, как нам казалось, в сонное состояние. Все так называемые живчики бегали по берегу, заламывая руки, а она бросилась в холодную реку, не умея плавать. Сама зацепилась за корягу, торчащую из-под воды, но пыталась распутать его... Балагура… Его освободила и слава богу выплыл, а сама... не смогла... Барахталась, пока от холода не случились судороги и она погибла. Не дождавшись помощи.
    
     С тех пор мы на всю жизнь запомнили, что под «лошадиной мордой», Мамочкин, а она у меня такая и есть... Что тут поделаешь?! Могла бы и ростом быть пониже... Да, и с таким лицом жить можно только с чувством юмора... Что, я и делаю, чего и вам желаю. И поняли мы тогда, что и под «лошадиной мордой» — повторилась в определении Лидия Нестеровна, может жить: живое, нежное, отважное сердце. В классе висела звенящая тишина… Только было слышно взволнованное дыхание одиннадцатого «Б». Ну, и что же такое ты способен тут наговорить по теме, — обратилась она к Мамочкину. Вероятно, накопилось, что сказать? Изложи, пожалуйста, нам свой взгляд на эту животрепещущую тему.

     Мамочкин, ссутулившись ещё больше чем обычно, стал похож на вопросительный знак.
- А чего это вдруг на уроке истории должны говорить о сексе?! Вы сами-то, знаете, что это такое?! – ляпнул по привычке, не подумав, и тут же сам пожалел. По нему это было заметно.
- Видит бог, я добросовестно готовилась к уроку, — продолжила учительница, не реагируя на высказывание, знающего толк в сексе, Мамочкина. Сегодня хотела предложить знакомство с литературой, помимо обязательной. Цель у меня была благая: помочь слегка раздвинуть горизонты понимания: "Взаимодействия человека и природы", имея намерения предложить вам дополнительные источники по этому удивительному, жизненно важному вопросу, на который  с блеском отвечает  биология. Но это никуда от нас не уйдёт, — как бы о чем-то мучительно размышляя, машинально взяла в руки флэшку и ту странную бумажку, вглядываясь пристально каждому прямо в глаза. Вообще, класс, как-то немного размяк и, кажется, что потихоньку перестал видеть в новой учительнице, заменившей любимицу-Зою Терентьевну, ушедшую из школы по болезни, ту самую — кобылу. Лидия Нестеровна - доктор биологических  наук никогда прежде не преподавала, и вот её уговорили попробовать себя ещё и в этой роли.

     -Пожалуй, одно из самых трудных состояний для взрослых — это говорить с детьми о сексе, — продолжила озвученную тему Лидия Нестеровна. А вы, наши дитятки… Глаза, из смешливо-вопросительных, мгновенно превратились во взволнованно-материнские. Нет, даже бабушкинские. Никто не знал, сколько ей лет, но в глазах светилась, направленная к ним, взрослым деточкам, такая любовь, какую могут дарить только бабушки. Всё понимающая и всё прощающая. Когда я сегодня решилась с вами поговорить, мне казалось, что и слов-то не сумею подобрать для такого, невероятно сложно разговора, но сейчас почувствовала — нет ничего проще.
Для этого всего лишь надо вас любить. Любить как родных внуков. А вы для меня, как мои любимые внучата. Я сейчас это почувствовала в сердце.

     Вчера в своём портфеле я обнаружила вот эту флэшку в сопровождении записки. Писулька гласит: «Ушла на пенсию, кобыла, ну и сиди там. Куда ты лезешь?! Вот взгляни, чем мы сейчас живём, и что ты можешь дать?! Гляди, только выпей... что вы там пьёте? Валидол, что ли? Перед просмотром... С флэшкой ты, конечно, ни бэ, ни мэ… Попроси своих деток, если они у тебя есть, пусть подключат. Надеюсь, после этого пропадёт желание совать к нам в душу свой длинный нос. Давай познавай жизнь на старости лет».
-К моему счастью, вероятно, и к недовольству написавшего, я, как оказалось: и бэ, и мэ в компьютере. Даже имею огромный собственный сайт. Им пользуются мои аспиранты — младшие коллеги при подготовке диссертаций. А на флешке была нарезка отборнейшей порнографии… — щегольнула невероятными познаниями в терминологии компьютерных взаимоотношений. И что самое удивительное, я не рассердилась, как, вероятнее всего, сделали бы большинство из тех, кто получил такое…

     Нет! Я расстроилась... Да, да! Неимоверно расстроилась за нас всех: за взрослых и детей. В какую грязь взаимоотношений вогнала нас РОДИНА, в лице управляющих ею людей, и вместе с ней мы: педагоги, родители... просто граждане своей страны. Ничуть не обиделась на того, кто писал эти строки… И даже не обнаружила в них оскорблений, распущенности… нет. Для меня в них прозвучала забота обо мне... Просьба, если хотите. Класс сидел обалдевший: и запиской, и содержимым флэшки, но ещё больше реакцией Лидии Нестеровны. Некто хотел избавить, а я знаю кто, от этой стороны жизни, в которую вы только ещё входите, а старые люди, как всегда, кажется в этом возрасте, уже должны лишь доживать в маразматических мечтах о прошлом. Не так ли? Я знаю о порнографии, с тех пор, как она появилась в жизни нашей страны. И именно так подумала, увидев в первый раз этот ужас, вывернутой наизнанку самой грязной сущности человека.

     Писал мне это послание ошарашенный, испуганный таким исковерканным началом жизни тот, кого она уже окунула в самое отвратительное видение. Не предложив, начинающему свой путь — юноше, ещё не имеющему в душе того мировоззрения, ощущения, способных его защитить. Чтобы он мог  увидеть разницу. В его хрупкой душе расцветала нежная весна, с пением птиц, с летящей, по васильковому полю девчонкой в ситцевом платьице… Возможно, которая ему нравится ещё с детского сада, а тут на тебе: реальность в лице планетарного масштаба, монстра – интернета с вывернутой, извращённой, навязчивой картинкой другой стороны жизни… Как будто на его глазах мерзкая реальность превратила его чистую девчонку, в некую уродливую субстанцию, сожравшую птиц с василькового поля его мечты. Обронила в его душу зерно вечной грязи, неправды, безысходности.

Порнография нанесла непоправимый вред, погубив институт брака. Растерялись и взрослые, и дети… Не в состоянии поднять друг на друга свои глаза, не говоря о том, чтобы ещё и объясниться. Она вытащила на поверхность все самые гнилые стороны человеческой психики. Пробудила дремавшие инстинкты, не образованных невежественных людей, направленные на разрушение. Появилось невероятное количество маньяков, педофилов, недочеловеков с больной психикой, но получивший доступ к пугающе — пошлой развёрнутой информации, которые уже не оставляют психике никакой возможности для тормозов, уж, не говоря хотя бы о малейшем выздоровлении. Все это блюдо «демократии», приправленное горьким соусом порнографии, полностью ломают психику человека. И только духовность в силах противостоять страшным разрушительным факторам. Путём сравнительного анализа, дать возможность выкарабкаться из морально-нравственной пропасти, в которую мировые политики загнали свой народ.

     Я хочу вам предложить заняться некоторым интереснейшим анализом. Вы знаете, анализ — это удивительная гимнастика для мозга, чувств. Вот картины великих художников, — Лидия Нестеровна повернула ноутбуки к классу. Внимательно рассмотрите их, познакомившись, с манерой художников и попробуйте составить собственное мнение о каждом. В чём разница, что они рождают в вас: какие переживания, чувства, ассоциации. Можете делать наброски ответов на бумаге. Даю вам несколько минут, пожалуйста. Ребята окружили ноутбуки, и в это время в класс заглянула обескураженная директриса. Её глаза округлились до максимальных размеров от удивления, не понимая, что здесь происходит.

     В классе стоял тихий, восторженный гомон-гул. О чем-то спорили, переговаривались, шушукались, хихикали… Лидия Нестеровна с тёплой улыбкой наблюдала почти за детским любопытством. Ещё недавно сидевшие перед ней взрослые молодые люди, теперь же — это были совсем юные девочки и мальчики с детским выражением взгляда, думающих, оценивающих глаз. Чистота, струящаяся из них, пронизывала сердца. Мамочкин, заразительно, как ребёнок о чем-то спорил с Асей, разглядывая Курбе… — Интересно, что они мне сейчас будут говорить, мысленно задавала вопрос и волновалась, как перед экзаменом. Улыбнувшись, подумала, что сама же себе и устроила — это испытание. Её не волновало, что скажет директор, другие учителя, но было важно лишь как она сумеет сделать этот, невероятно трудный разговор продуктивным... Хотя бы не сожалеть о том, что завела его на свой страх и риск.

-Можно я? – подняла руку Ася Куликова.
-Да пожалуйста! — Лидия Нестеровна искренне обрадовалась инициативе девочки.
-Странно, да, но они меня не смущают. Наоборот, возникает какое-то любопытство, будто я заглядываю в другой век и наблюдаю бытовые сцены. А вот природа сильно отличается, но я ещё пока не понимаю почему... Пока ещё посмотрю.
-Лидия Нестеровна, а я вот что увидел в природе Курбе, то же самое, и в его портретах… Его деревья меня немного пугают человеческой страстью, а «Спящие» будто уснули после секса... Захотелось сразу перевести внимание к Брюллову, Рафаэлю, Дега, Беллини. А Левитан, природой, кажется, успокоил что-то внутри... — смущаясь, но с твёрдой уверенностью восприятия, объяснял юноша.
-Браво, Лёша! Браво! - Лидия Нестеровна была поражена искренностью и глубиной анализа юноши.
- Ну, ты даёшь, Лёшка! – с восхищением воскликнула Наташа Зайцева.
-Так, он же посещает изостудию, — внесла поправку Лиля Галкина.
- Да, хожу, но нас никогда не просили так анализировать сравнивая. И про таких художников я и не слышал. Только Рафаэля знаю, и то немного, — оправдывался запальчиво Алексей Сазонов.

- Лёша, ты очень близок к истине в своём анализе. Курбе как раз этим и отличается ото всех художников: он был участником героической борьбы Парижской коммуны. И тогда возглавил Федерацию художников (1819—1877). Создал новую эстетику, утверждая в искусстве: будничное, повседневное, чувственное. Критический реализм. Он сам так говорил в 1855 году: «Быть в состоянии передавать нравы, идеи, облик эпохи, согласно моей оценке... одним словом, создавать живое искусство — такова моя цель». Ребята, кто-то ещё хочет сказать?

- Когда Лёша говорил, он как будто передавал то, что чувствовала… Я смотрела на «Борцов» Курбе и «Спящих» и мне было немного стыдно… Они сильно страстные, и природа, как будто задыхалась, а вот на другие портреты совсем не так… Там только радость была… чистая…— робко почти прошептала Надя Сажина: скромная и тихая девочка. У неё в семье недавно умерла мама, и теперь она помогает отцу растить маленького братика.
- Наденька, ты сказала так прекрасно, что лучше просто невозможно это выразить. ЧИСТОТА. Да именно — целомудрие. И вот когда вы научитесь давать вашей душе такую пищу: читая хорошие книги, слушая великую музыку, наслаждаясь картинами грандиозных мастеров — это вам поможет делать правильный выбор. Но для этого, разумеется, необходимо, чтобы кто-то, знающий, помог определиться: какие книги предпочтительно почитать в первую очередь для умения ориентироваться дальше в искусстве, музыке, жизни. Я так делаю часто сама. Когда мне очень плохо, или окружающая негативная информация зашкаливает, включаю прекрасную музыку: Баха, Вивальди, Генделя и путешествую по картинным галереям мира. Очищаюсь душой и набираюсь положительной энергии, чтобы дальше противостоять всему, что разрушает наше существование. В этом значение интернета как раз неоценимое.

    Но в нём много и разрушающей информации, которая стала причиной нашего сегодняшнего разговора. Ощущать, как бурлят ваши гормоны – это нормально, но не позволяйте им управлять вами. Можете так поломать собственную жизнь. Увянуть, не успев расцвести. Такое множество способов показать отношение, нежность, не занимаясь сексом. Родители должны были бы помочь вам разобраться в сложных вопросах, выпуская во взрослую жизнь. Милые! Не допустите, чтобы вас разрушили эти страшные пороки, которые придуманы нечистоплотными людьми и поддерживаются такими же, извергами. Секс не всегда подразумевает любовь, а вы ещё не научились видеть разницу между влюблённостью и сексом. Между красотой, чистотой и порнографией, надеюсь, уже можете видеть разницу?!

     Ребята сидели притихшие и задумчивые, совсем, совсем родные. И только сейчас все заметили, что урок давно закончился, прошла перемена и в класс заглядывает взволнованная Наталья Петровна-учительница физики.
-Все ребята, я с вами прощаюсь. Возможно, больше и не буду преподавать после такого нестандартного урока… Нарушила все нормы педагогики.
-Лидия Нестеровна, а, знаете, что, — воскликнул искренне удивлённый Мамочкин, как будто его осенило, когда учительница уже выходила из класса, чтобы позволить начать урок физики. Знаете, а ведь мы же всегда все снимаем на телефон…
-Да, я об этом знаю… Ещё и выкладываете в сеть, — ты это хотел сказать. Я теперь ещё буду прославлена?!

-Нет, так вот в том-то и дело. Вы нас так уболтали, что никто ничего и не вспомнил фотографировать, а ведь собирались! — засмеялся во все горло. А ещё, откуда вы узнали про девчонку?! Ну, ту, которая по полю?!
-Так, по тебе же видно. Стало быть, угадала?
- Да, особенно когда вы картину с ромашковым полем показали. Сразу понял, — это для меня, чтобы понял разницу. Попали в самую сердцевину. Да и вообще... С нами так ещё никто и никогда в жизни не разговаривал... — все закивали головами. Лидия Нестеровна улыбнулась.

     Через четыре дня, перед самым уроком, в учительскую вошла Мария Фёдоровна — директор школы и попросила Лидию Нестеровну зайти в кабинет.
- Лидия Нестеровна, я вам предлагаю классное руководство в одиннадцатом «б», как вы на это смотрите?
- Так, у них же Нина Васильевна?! – удивилась... Думала, что сейчас получит выволочку за срыв урока, и прощание «Славянки» а тут…
- Ну, вообще, такое дело. Не знаю, чем вы там опоили этот бунтарский класс, но они принесли петицию – единогласную, с просьбой назначить вас классным руководителем. Не хочется воевать, разбираться, да и Нина Васильевна не очень с ними справляется.
- Ну, я попробую. Получится ли?!

    Робко вошла в класс, а ребята уже стояли и ждали результата.
-Сегодня не будет никаких разговоров на свободные темы, а вот в субботу, если вы захотите, мы поедем на речном трамвайчике, пока не замёрзла река и поговорим на волнующие темы. Сами, выбирайте какие. Класс облегчённо вздохнул.
-А на всякие темы можно будет говорить? – интересовался Мамочкин.
-На самые разные, иначе, зачем было меня заманивать, — озорно улыбнулась Лидия Нестеровна. Я вам спуску не дам, деточки.


Audio - сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор - sherillanna
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.