Последнее желание Алены

                                                                                                         

                                                       Измучась всем,
                                                       я умереть хочу.
                                                            
                                                       У. Шекспир.   
 
- Тиша, выцарапай ему бесстыжие зенки... за меня выцарапай...у ууу. Женщина раскачивалась на измятой постели и тоскливо выла.
 
 - Алексей, ты почему всегда молчишь? Я знаю сама. Потому, что бессовестный. А что ты можешь сказать в свое оправдание? Жена всю жизнь служила тебе, а ты под чужие юбки заглядывал. Наглые твои глаза...у уууу.
 
Мужчина надел куртку и обратился к собаке, переминавшейся у двери.

- Тиша, а где поводок? - Спаниель с легкостью подпрыгнул и сдернул его с деревянного чопика.
 
-Молодец! Умница, Тиша. Алена, мы недолго. Все у тебя под рукой. Вера с минуты на минуту придет.
 
- Иди, иди к своей зазнобе. Дождется, я до нее доберусь!
 
- А вот и Вера!  Алексей Ильич поцеловал дочь и улыбнулся подруге.
- Мы мухой обернемся. Хозяйничайте тут.
- Не торопись, папа. Погуляйте подольше.
- Мама, ты как?
- Как - как? Отец твой опять ночью к соседке ходил, я все слышала.
 -Мама, посмотри кто пришел.
 
- Ой, это же Валя. Как ты выросла Валя! Мы с тобой задачки решали. Плохо у тебя с математикой было.  Помню, ты дыню мне принесла. Отец твой привез из Ташкента. Валя, тебе по секрету скажу Алексей Ильич спятил совсем - пустился в разврат. Ходит к продажным женщинам, их теперь на каждом шагу полно. Все деньги на них тратит. Думаешь, он с Тишей гулять пошел? Он к ним побежал.
 
- Мама, пойдем мыться, мы с Валюшей поможем тебе с раздеться. Вера обняла мать, и несмотря на протесты, пересадив ее в кресло, стала быстро снимать теплые вещи. Валентина принялась перестилать постель. Алена Борисовна сделала попытку прорваться к двери, но Вера прижала ее к себе и стала покачивать как маленького ребенка.
 
-У -уууу! Где он? Все еще у соседки. Пока не увижу его, изменщика, не плюну в его бесстыжие глаза... Вера подхватила мать под мышки, тихо говоря ей в самое ухо:
- Мама - мамочка, мы сейчас в тепленькой водичке поплаваем, помоемся, легко будет. Она повлекла, обвисшую в ее руках мать в ванну. Валя задержалась, прибирая разбросанные вещи, руки не слушались ее.
 
- Бедная Алена Борисовна! - повторяла про себя Валя. Навязчивый вопрос «за что» вызывал страх.
 
В ванной было неспокойно: доносились возбужденный протестующий голос Алены и мягкий, уговаривающий Веры.  Вернулся Алексей Ильич с Тишей. Он двигался по квартире и делал домашние дела как опытная сиделка - быстро и бесшумно. Нарезанные Верой овощи, быстро загрузил в мультиварку, принял от Валентины снятое белье и включил стиральную машину, приготовил фен, стал мыть посуду.
 
- Что? Грустно Валя? Да, такая напасть случилась с нашей Аленой. Я давно понял, что напрасно задавать вопрос "за что". Это вот как электричество, каким я занимаюсь всю жизнь. До сих пор неизвестная штука.  И непредсказуемая. Возьми шаровую молнию. А ведь мы с ним имеем дело уже полтораста лет. Человек - то посложней будет. И неизвестно, каким силам подчиняется и какие законы бытия им управляют.
 
С трудом удалось вымытую Алену уговорить поесть, она отмахивалась маленьким полотенцем, смех, похожий на лай, кружился в пространстве между  людьми. В нем слышался страх жизни.
 
-Девочки, у меня на балконе дела, справляйтесь тут сами.
 - Куда пошел, лиходей? От стыда прячешься. Боишься моей палки. Алена неожиданно перевернула тарелку с содержимым на колени мужа и зашлась в смехе, перешедшем в кашель. Есть она не стала, повалилась в  кресло и закричала: «Уходите все, чтоб вас не было, закидаю» …
 
Шли к остановке молча. Не доходя двадцати метров Вера, захлебнулась от настигших рыданий и уткнувшись в плечо Валентины, пыталась справиться с собой. Решили зайти в "Мельницу" выпить кофе.
 
- Отец уже истощен и физически, и психически. Я не лучше. Сиделку не могу найти, как услышат, что болезнь Альцгеймера - даже отмазку не придумывают. Уже все возможные и невозможные поводы для отпусков использованы. 
 
- Алена Борисовна - любимая «классная».Выдержанная и спокойная,все разруливающая, все понимающая, суперженщина. Как мы тебе завидовали. Мать - подруга! Кто знал, что болезнь так ее разрушит.  Прости меня за прямой вопрос. Сколько это может продлиться?
 
-Отец спрашивал у врачей.  Прогнозы плохие.
 
-А этот бред, он имеет какие - то основания?
- В том - то и дело, что нет, это ее больное воображение. Может в глубине души она боялась всю жизнь измены. Но жили они душа в душу. Не помню, чтобы ссорились.  Врач считает этот бред симптомом болезни.
 
- Вера, у меня есть две недели неиспользованного отпуска, я могу помочь.  Покухарничаю, с Аленой Борисовной позанимаюсь.
 
- Валя, даже не знаю, так неожиданно. Понимаю, что надо сказать спасибо.
 
Звонок на сотовом зазвучал пронзительно.  Вера еле удержала телефон в руке.
 
- Папа?!
 
- Вера, мама ушла. Выносил мусор и забыл на ключ закрыть дверь. Она взяла кошелек со стола, там кредитная карта, ну, и деньги. Сейчас бегу к остановке напротив магазина, мы должны ее остановить прежде, чем она сядет в маршрутку. Ты где? Нам нельзя упустить ее как в прошлый раз. Звони!
 
-Валя, ты слышала? Мама опять ушла из дома.
 
Давай пройдем обратно, может встретим ее. Если нет, свяжемся с диспетчером по перевозкам, возьмем телефоны маршруточников 8, 81, 17. Позвоним отцу, пусть на такси догонит эти автобусы. Валя, она может уехать на такси? Они часто пустые проходят по нашей улице.
 
- Сомневаюсь, чтобы она сообразила в таком состоянии взять такси. В полицию надо заявить, чтобы разослали информацию на вокзал, в кинотеатры, в большие магазины. Сколько времени понадобилось в прошлый раз, чтобы найти Алену Борисовну?
 
-Около суток. В тридцати километрах от города... Ох, мне даже страшно вспоминать, что мы пережили тогда. Как много людей ее искали ночью вдоль трасс, в городе.

  ***
...Мать умирала. Вера видела, как она отворачивалась к стене и подолгу лежала молча. Ни одного движения.  Не слышно и не видно дыхания. Становилось жутко. Но стоило заглянуть в образовавшуюся между стеной и маленьким холмиком тела щель, она моментально улавливала взгляд и слабо бессмысленно улыбалась. На излете улыбка застывала, точно испуганная ящерица. Она делала нетерпеливый отталкивающий жест, еще ближе  всего прижималась к стене и вновь замирала.
 
Такой она стала после побега в соседний город. Приблизительно выяснилась картина ее передвижений: такси до вокзала: пересела на маршрутку и отправилась в город в сорока километрах. Вышла на берег реки и устроилась в прибрежном кустарнике с бродячей кошкой, которую где - то подобрала. Там и ночевала. Рано утром на нее наткнулись два рыбака   и вызвали полицию. Кошку ни за что не хотела оставить, так с ней и приехала.
 
- Да уж лучше бы хихикала и бормотала бесконечные жалобы на отца, «испортившего ей жизнь своими изменами» - в отчаянии думала Вера.    Три года испепеляющая, прожигающая ревность заставляла кипеть бедный мозг. Хаотические эмоции въелись во все вещи, в сами стены.  И все - таки это терпимее, чем замирание, леденящее душу. К тому же она перестала есть и невероятно похудела.
 
Алексей Ильич и Вера как только не изощрялись, чтобы несколько ложек супа попали Алене в рот. Чаще съестное оказывалось на одежде, на полу, на постели, и нередко на самих кормильцах. Иногда она не узнавала Веру, когда та пыталась взять за руку погладить ее, поговорить.  Принимала за разлучницу и норовила оттолкнуть, избавиться, схватить за волосы. Явно наступил перелом в течении болезни и надо было что - то делать.
 
Разговор начинался не в первый раз. Сегодня Вера решила идти до конца.
 
-Папа, я боюсь за твою жизнь. Не наша мама, а ее больной мозг ведет с тобой войну. В этот раз вилка только пропорола тебе кожу, неизвестно, что в следующий раз она выберет орудием мщения.
 
-Заботишься обо мне... это хорошо, но почему ты решила, что священник, которого она в жизни никогда не видела, более того, обходила церковь стороной, ни разу в жизни там не была, как - то подействует на нее?
 
- Она крещеная, конечно, это случилось в младенчестве и никак не повлияло на ее жизнь.  Но существует еще одна память - память души, где вера в Бога пропечатана. Духовного человека мы воспринимаем как посланца. Мне кажется, она его "узнает".
 
А главное, надо провести Соборование, покаяться в грехах, как требуется от крещеного человека. Папа, я вообще - то сходила к священнику Тихону и поговорила с ним. Соборование можно провести на дому.
 
- Ну, если ты за моей спиной уже все по-своему сделала, зачем тогда разговариваешь со мной, старым пнем?
 
- Не обижайся. Соборование, говорят, очень важная для человека вещь, не только об исцелении просят, но главное - это вспомнить все свои грехи и просить за них прощение. Пап, давай жить дружно, надо решаться, маме с каждым днем все хуже.
 
- Да делайте, что хотите, только мне не надо, пожалуйста, приглашать священника, заранее говорю.
 
-Вижу, что обижаешься - с мамой меня объединил...Не мы ее крестили. Но надо поддержать предков. Сделаем так, как положено православным людям. Вера обняла отца.
- А теперь давай я тебя покормлю и посижу рядом.
 
Священник Тихон появился точно в назначенное время.  Молодой и энергичный, он больше походил на спортсмена или военного.  Пока осваивался и устраивался возле кровати, вынимал из сумки принадлежности, встречался взглядом с Алексеем Ильичом, Верой, спрашивал их, хорошо ли сегодня спала Алена, лицо выражало такую проникновенную искренность, что им сразу полегчало на душе.   
 
Все было тщательно подготовлено и обговорено со священником заранее. На Алену Борисовну надели любимое платье, застелили красивым покрывалом кровать, рядом поставили маленький столик, на него положили икону, семь свечей, подсвечник, склянку с маслом, полотенце, салфетки,  зажгли лампадку.
 
- Если вы меня слышите, Аленушка, повернитесь ко мне. Я к вам пришел с добром.

Алена тотчас откликнулась и повернулась.

- Вот и хорошо, что так ладно получается, - радовался он. - Дайте мне свою руку. 

Она не сразу поняла вопрос, так как внимательно следила за действиями священнослужителя.

Отец Тихон приступил к обряду Елеосвящения. Молитвы его звучали проникновенно, завораживали. Слова будто не растворялись в воздухе, а плавали отдельными островками. Вера с удивлением видела, что мать внимательно вслушивается в молитвы, подчиняется священнику, подставляя себя для помазания. Они с отцом тоже повторяли слова молитвы и смотрели на оживающую Алену.
 
Когда осуществилось в седьмой раз помазание и чтение Евангелия, отец Тихон, прочитав краткое «Господи, помилуй», водрузил на голову Алены Евангелие текстом вниз, в этом случае обозначающее руку Самого Господа. После прочтения священнослужителем разрешительной молитвы и приложения к Евангелие с верой в то, что Сам Господь осеняет  Своей благодатью, Сам укрепляет, Сам исцеляет и прощает грехи,  Соборование закончилось.

Священник сделал знак удалиться. Отец Тихон остались наедине с Аленой для самого трудного в ее жизни испытания. Исповедовалась она впервые в жизни.
 
Слегка оглушенные моментом, Алексей Ильич и Вера, кружили по гостиной молча и неприкаянно. Из - за двери временами доносился голос Алены, изменившийся к этому времени до неузнаваемости. Он пошел множеством трещин и слова выходили непонятные, стертые, разобрать было трудно.
 
- Папа, ну что ты волнуешься, мы все сделали правильно. Она узнала и приняла священника. Ты же не хочешь, чтобы непрощенная мамина душа маялась еще и в ином мире? Видишь, как мучительно даются ей воспоминания. Она просто цепенеет под их грузом.
 
-Да я что! Вижу сам, что правильно.  Не могу понять - первый раз видит человека - и с доверием... сознание пробилось...
 
- Папа, мы для нее раздражители.  Виновники терзающего состояния.
 
- Ты видел, у нее впервые за долгое время открылись глаза. Она смотрела на него!
 
В томительном ожидании время тянулось и тянулось. Наконец священник отворил дверь и пригласил их. В комнате сладковато пахло воском. Алена Борисовна сидела, опершись о доску изголовья. Платок на голове сбился, отец Тихон, поправляя его, мягко завязал узел.  Оживленная, она потянулась к дочери. Вера взяла ее за руку, поцеловала.
 
- Веруня, я сама все рассказала. Все. Все.
 
- Поздравляю, мама, ты у нас молодец! 
 
- Где папа?
 
- Здесь я, Алена.
 
- Ты тоже так сделай, Алексей. Пообещай мне, чтобы все слышали.
 
- После этого я умру.
 
 
*  *  *
 
Десять признаков болезни Альцгеймера:
 
Наличие даже одного из них должно насторожить вас.
 
Потеря памяти
 
Пренебрежение привычными занятиями
 
Дезориентация во времени и пространстве
 
Зрительно-пространственные затруднения
 
Изменения личности и настроения
 
Снижение способностей письменной и устной коммуникации
 
Постоянные трудности с решением проблем или планированием
 
Постоянное перекладывание предметов
 
Потеря рассудительности.
 
Трудности с выполнением обычных заданий.


                     


Рецензии
Не дай бог заболеть такой болезнью - врагу не пожелаешь...

Анатолий Бешенцев   17.02.2017 14:03     Заявить о нарушении
Болезнь одна из самых жестоких не только для пораженных ею, но и для несчастных родственников. Некоторые факты заставляют бояться слепого случая. Во - первых,
до сих пор мало изучены вызывающие ее причины. Следовательно, не существует лечения. Количество страдающих просто ошеломляет - более 1.5 млн человек в России
и 27 млн.в мире...

Я

Людмила Салагаева   18.02.2017 11:38   Заявить о нарушении

Буква Я - случайная опечатка, извините!

Людмила Салагаева   18.02.2017 11:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.