Чёрная полка ч. 2

Аналитиков из аэрофоторазведки заинтересовала некая аномалия на одном хребте. Что-то вроде дороги метров двести ниже вершины, тянущейся  более сотни километров. Никак не получалось у фотиков качественно её заснять, то тени закрывали, то рельеф не позволял с нужного ракурса снять, а вот инфракрасном диапазоне она местами неплохо получалась. Что это значит? Чёрти чего, это значит! Что это - горячая река, текущая не вниз, а параллельно вершине, то ли, природная аномалия теплее обычного камня. В общем послали нас посмотреть ну и как обычно, подготовить «тропу разведчика». Может когда и пригодиться. Нужно сказать, что кишлаков или каких других признаков жизни близко не обнаружено, но это тоже ни о чём не говорит. В этих горах были некоторые особенности, мне, во всяком случае, в других местах не встречавшиеся. Вообще, горы все разные. Крым не похож на Кавказ, Памир на Саяны. Здесь горы как параллельные брит-вы. Если оседлал вершину, шагай почти по прямой, правда на соседний хребет можно и не попасть, а он вроде рядом, кажется камнем можно добросить. Однажды шесть часов лежал на снегу за камнем. С соседнего хребта снайпер бил. И снега-то почти не было - только там, где солнце не доставало, вот за такой камушек, я и схоронился. А этот змей настырный попался, сместится в сторону - фью, возле ноги пуля каменную крошку высекла. Ну и я за камнем смещаюсь. Он с другой стороны зайдёт… и так пока не стемнело. Тогда мы ещё в своей форме ходили. После этого случая одевались под местных. Оружие тоже брали разнообразное, как духи. Вблизи, конечно, как не маскируйся раскусят, а вот издали может и сыграет.
Вторая особенность - это «червоточины» в скалах. Я в геологии не разбираюсь, только вода вместо того, чтоб как везде, просто стекать вниз, проделывает в горах много-километровые ходы. Найти такой проход, большая удача. Духи во всю пользовались такими проходами.
Всё! Загрузили свои мешки в вертушку. Пожали прапору, начальнику этой горной засеки, лапу.
- Возвращайтесь всем составом.
- Как придется. Бывай.
Лопасти закрутились. Мандраж обострился. Перед выходами все мандражировали. Никто не признавался, но по-своему переживали все. У кого зубы начинали болеть, у ко-го желудок чудил. У меня краски пропадали. Не совсем, конечно, но блекло всё. Вот сейчас сижу, смотрю на топливный бак в салоне «восьмёрки» и ведь знаю, что он оранжевый, а для меня он бледно жёлтый. Прилетим - всё пройдёт. Только долететь ещё нужно!
Это на земле мы ассы разведчики, каждый с тремя, четырьмя воинскими специальностями. А в этой железной бочке от тебя ничего не зависит. Сиди, молись, если можешь, вон чеченец Рустам, губами шевелит и лицо ладонями обтирает. Молись Русик, за нас всех аллаха попроси. Это его земли.
Пилоты своё дело знали. Вертолёт то мучительно карабкался вверх, то с креном падал между идущих неведомо куда горных круч. И ведь знаешь, что манёвр, а сердце обрывается, но стучит где-то возле горла. Вы скажете: «Так не бывает». Сам знаю, что полная хрень, но у меня вот так и бывает, ребята.
Это в кино, перед выброской всегда находится весельчак, остальных подбадривает. У нас балагуров не имелось, да и что ты тут услышишь. Многоцелевой Ми-8 не такси, комфорта минимум. Группа, одна из пятёрок бригады спецназа. Со своим командиром. Руслан, старший прапорщик, остальные офицеры. Я, им нужен, как собаке пятая нога. Однако у меня приказ возглавить группу, у них - подчиняться. Москва желает иметь реальную оценку подготовки своих верных глаз и ушей.


Рецензии