Встреча

   Я плыла в лодке по реке. Хотя это рекой назвать было бы неправильно, да и слово плыть звучит здесь как-то неуместно. Воды тёмной реки, границ  которой не было видно, не шелохнулись. Зеркальная, но не отражающая ничего поверхность, расстилалась повсюду, насколько только хватало глаз. Серая лодка, никем неуправляемая, плыла едва касаясь водной глади, не оставляя за собой следов. Конечно, в таком случае было бы правильнее сказать, что лодка стояла на месте. Однако я чувствовала  движение, я чувствовала, что мы постепенно к чему-то приближаемся. Мы. … Да, я была не одна. На корме, спиной ко мне, скрестив на груди руки, стоял мужчина в длинном чёрном плаще-балахоне с капюшоном на голове. Я, конечно же, не видела: был ли это мужчина или была женщина, но чувствовала. Да, в этом странном месте простое чутьё или проще сказать интуиция заменяло всё: и слух, и зрение, и обоняние.
  Я не помню, как здесь оказалась. Я не знаю ни этого немого мужчину, ни то куда мы направляемся. Неуютно. Чувствую себя просто отвратительно, оттого что не могу ничего сделать или просто спросить. То, что происходит – неизбежно и неотвратимо. Следует просто смириться. И я кажется, смирилась. Как долго длиться это странное путешествие в сером пространстве, где нет ветра и звука? Кажется, что даже время здесь остановилось.
   Наконец-то, впереди проступают очертания незнакомого берега. Прибрежная зона пуста. Земля окутана серым туманом. Я ступаю на этот берег и чувствую, как страх подступает к горлу.  Ноги не слушаются. Проводник терпеливо ждёт. Сбросив оцепенение, я безропотно ему повинуюсь, и мы снова продолжаем свой путь, но уже по земле. Ландшафт местности совершенно прост и безрадостен: голая, серая земля без всякой растительности. Одно только радует: туман всё-таки потихоньку начинает рассеиваться.
  В деревню мы вступили внезапно, словно она выросла в одно мгновение. Путь продолжаем по широкой улице, вдоль которой по обе стороны выстроились серые, безликие дома. К нам навстречу выходят жители. Их немного и в основном только женщины. Они меня пугают. В темных глазах столько ненависти, что даже словами передать сложно. За что эти растрёпанные леди так сильно меня ненавидят, готовые растерзать в любую минуту? Похоже, что только проводник сдерживает их от подобного шага. Значит, не я одна побаиваюсь его. Интересно кто же он такой на самом деле? Лица по-прежнему не видно – скрыто под капюшоном. Может это и к лучшему. Я и без того напугана. Побыстрее бы отсюда убраться восвояси.
  Наконец деревня с её странными жителями остались позади. Начинается подъём. Дорога  тянется вверх по склону горы, вершина которой скрывается где-то за облаками. Всё так же нет никакой растительности и признаков наличия хоть каких-нибудь животных, птиц или насекомых. Тишина начинает давить на психику. Хочется кричать, но я, молча, продолжаю идти вперёд. В другое время и в другом месте, я бы уже давно упала, обессилев, но только не здесь. Как не странно до сих пор не чувствую усталость, да и подъём проходит настолько быстро, что вот мы и на вершине  высочайшей горы. Это конечная цель нашего путешествия. Проводник жестом предлагает войти в белоснежную беседку. Страх снова подкатывает к самому горлу, перехватывая дыхание. Хотя как может перехватить дыхание, если я и вовсе не дышу.
  Ожидание длиться недолго. Вскоре в беседку входит мужчина в строгом, чёрном костюме. Сложно судить о его возрасте, равно как и о его лице. Незнакомец однозначно симпатичен, но я никогда больше не вспомню форму лица и носа, цвет глаз или какие-нибудь другие черты. От него исходит невероятное по силе обаяние, перед которым страх просто отступает. На смену приходит немой восторг, восхищение, благоговейный трепет. Незнакомец что-то говорит, но смысл сказанного от меня ускользает. Он протягивает документ. Переведя взгляд на свиток, я чувствую, словно мне на голову выливают ушат ледяной воды: чары начинают рассеиваться, а трезвость ума возвращаться. Накатывает волна негодования и возмущения.
  -Как я могу отказаться от бога! Ведь я же его люблю! И буду любить, и служить ему вечно! – чуть ли не кричу в ответ.
  Незнакомец смеётся.
  - Ты хоть знаешь: что есть твой бог? – спрашивает он.
  - Мне достаточно того, что он существует, и я его люблю.
  - Ну что за детский лепет! – усмехнулся собеседник. – Всегда удивлялся вам. Как души, достигшие просветления ценой бесконечных перерождений, могут быть такими беспечными, наивными, похожими на младенцев.
  - Мы просто чисты, – ответила я, не задумываясь, словно слова сами выскочили из моих уст.
  - Вот опять! Меня тошнит от вашего благочестия! А что, если ты узнаешь настоящую правду о себе, о боге, обо мне и о мироздании? Изменишь ли ты тогда своё мнение? Давай заключим соглашение. Если после того как я тебе раскрою глаза на мир, отношение ко всему не поменяется – сможешь уйти. Клянусь - больше никогда тебя не побеспокою.
  - А если я изменю свои взгляды на мир, что тогда?
  - Подарю возможность оставаться собой вечно, иначе говоря - тебе будет даровано бессмертие.
  - Зачем мне бессмертие, если все души и так наделены богом бессмертием,- удивилась я.
  - До поры, до времени. До поры, до времени ваши души бессмертны, - усмехнулся незнакомец.
  - Объясни: что значит «до поры, до времени»?
  - Всё в своё время. В таких делах спешить нельзя. Для начала позволь показать, кто ты есть на самом деле.
    - Хорошо, - сказала я со вздохом, полностью уверенная в том, что всё услышанное или увиденное будет сплошной ложью.
  И вдруг, совершенно неожиданно, в воздухе прямо передо мной возникло зеркало. Не взглянуть в него было просто невозможно. Но то, что я в нём увидела, не поддавалось никаким объяснениям.
  - Что это? – в ужасе прошептала я.
  - Это ты! – весело ответил незнакомец, явно получивший удовольствие от моей реакции. – Так выглядит душа на самом деле.
  Я снова посмотрела в зеркало и снова вместо ожидаемого своего отражения увидела яркий, слепящий глаза золотистый шар, похожий чем-то на маленькое солнце.
  - Прошу убери от меня это зеркало, - взмолилась я.
  Зеркало исчезло также внезапно, как и появилось.
  - Ты, как и любая другая душа есть точная копия бога в миниатюре, - продолжил объяснять незнакомец. – Бытует ошибочное мнение, что бог создал по своему образу и подобию людей. Людей создал не бог, но вот душу вложил в них именно он. Душа же представляет собой действительно частицу бога. 
  - Но кто же тогда создал людей? – удивилась я, бестактно прерывая рассказ.
  - Людей и других существ создали те, кого ранее создал бог, - терпеливо начал объяснять собеседник. - Я же был первым среди бессмертных, призванных служить ему. Я был его правой рукой, до тех пор, пока не воспротивился воли создателя. И он отвернулся от меня, отвернулся от всех, кто думал также как я.
   Незнакомец замолчал. На мгновение мне показалось, что в его глазах промелькнула тоска. Впрочем, могло и показаться. Сейчас я была ни в чём не уверенна. А  между тем он продолжил свой рассказ.
  - Создатель не дал нам ни души, ни тела. Мы есть сила и разум, контролирующие всю вселенную, сердцем которой является он сам. Мы были, а кое-кто и остался до сих пор всего лишь орудием в руках создателя, слепо выполняющих его волю. Создатель огромен, настолько, что ты даже себе представить не можешь. Это разум, энергия, сила в чистом виде. Одной своей волей он может породить или уничтожить всё, что угодно. Но ему нужна пища, как и всем нам. Только пища необычная. Создателю нужны новые чувства, эмоции, сознание, мысли. А это может дать только душа, но не простая, а уже достаточно долго живущая во вселенной, прошедшая многочисленные перерождения и окончательно сформированная, чтобы отвечать всем требованиям создателя.
  - Так вы хотите убедить меня в том, что душа является пищей бога? – недоверчиво спросила я.
  - Я не собираюсь тебя ни в чём убеждать. Однако я вижу, что ты меня всё-таки плохо слушала. Душа не может быть пищей бога, потому что сама по себе это уже его частица, которая отрывается и уходит скитаться, но со временем возвращается, словно блудный сын к отцу, принося ему радость. Причём за время своего скитания душа приобретает яркую индивидуальность, способность себя ощущать отдельно от всех. Всему, чему душа научилась за это долгое время становиться только её достоянием. Когда же наступает время слияния с богом – теряется всё и душа становится частью чего-то большего.
  - Но разве не этого душа хочет на протяжении всего своего существования? – спросила я, удивляясь своей храбрости.
 - Значит ли это, что ты хочешь исчезнуть навсегда,- ответил вопросом на вопрос мой собеседник.
  Я пожала плечами, не зная, что и сказать. Сейчас рушился мой привычный мир. Меня терзали сомнения.
  - Почему ты мне всё это говоришь и вообще ради чего оказалась я в этом месте? – наконец отважилась задать давно мучивший вопрос.
  - Ты представляешь для меня особую ценность. Поверь, далеко не каждую душу я приглашаю к себе и тем более удостаиваю её личной аудиенции. Забрать душу себе в настоящее время не представляет особого труда. Стоит только предложить что-нибудь взамен и ко мне выстроиться нескончаемая очередь, словно в мавзолей. Каждый день кто-нибудь пытается вызвать меня, чтобы выгодно продать своё бесценное сокровище. Количество таких людей растёт в последнее время с большой скоростью. Для работы с ними у меня есть слуги. Лично меня такие души не интересуют.
  - Интересно, что во мне такого ценного? – удивилась я такой неожиданной откровенности.
  - А ты представь, что твой бог это храм, души же в нём – строительные кирпичики. И если постепенно выбивать из этого храма самые нужные кирпичи, то и храм недолго простоит. Ты и есть тот самый важный кирпич.
  - Значит, ты хочешь убить бога.
  - Вовсе нет. Зачем мне желать смерти тому, кого я люблю. Я и мои последователи всего лишь хотим ослабить создателя. С тех пор, как он нас оставил мы перестали слышать его голос, чувствовать его прикосновение. Для многих из нас это была тяжелая утрата, но со временем научились жить по-новому. И всё из-за чего? Мы всего лишь разошлись во мнениях, которого у нас, по его мнению, не должно было быть.
  - Вы хоть понимаете, что для достижения своих целей обрекаете души на вечное одиночество?
  - Во-первых, мы никого против его воли не заставляем присоединиться к нам, - возразил незнакомец. – Каждая душа должна сама выбрать свой путь. Во-вторых, когда душа освободиться от кармы, то сможет самостоятельно строить свою жизнь. Все совершённые достижения или ошибки будут её личными, а не навязанными свыше. А в-третьих, душе никто и никогда не будет угрожать полным забвением. Ну как тебе такой расклад. Одни сплошные плюсы. Готова ли ты отказаться от своего бога и присоединиться ко мне?
  - Нет! – тут же вырвалось из меня, и потом более спокойно добавила: – Я не предам создателя. Несмотря на то, что я сегодня услышала, любить его меньше не смогу.
  - Я уважаю твоё решение, но так же понимаю, что тебе сейчас трудно разобраться во всём. Я дам тебе время подумать.
  - Но ты же обещал никогда не беспокоить меня, если решение не измениться! – возмутилась я.
  - Да обещал. Но твоя душа, как я уже говорил, имеет слишком большую ценность для меня, чтобы вот так просто от неё отказаться. Мы с тобой ещё увидимся.
  - И когда же мне придётся дать тебе  снова ответ: через неделю, месяц или год? – усмехнулась я.
  Незнакомец засмеялся.
  - Что мне неделя, месяц или год! Это всё равно, что песчинка в пустыне. Я  приду за ответом в конце твоей земной жизни.
  - Боюсь, что ответ будет прежним, - отчеканила каждое слово.
  - Посмотрим, - ответил незнакомец.
  И тут всё исчезло. Меня окутала тьма и я проснулась. Волосы встали дыбом, а тело покрылось холодной испариной. Несмотря на то, что стояла душная летняя ночь - пробирал озноб. Натянув одеяло под самое горло, я невольно вспоминала весь тот ужас, который мне довелось недавно испытать. Хотелось бы верить, что это был просто сон. Но вот что странно – с тех самых пор, со мной стали происходить удивительные метаморфозы. Словно пелена спала с моих глаз. Мир, люди и всё вокруг меня видятся теперь по-другому. Я стала понимать истинный смысл вещей, видеть карму людей, способна разгадать любой сон. А самое главное – тело и душа стали одним целым, что позволяет жить в ладу с собой. Порой приходит чувство, что главные перемены меня поджидают ещё где-то впереди. Хотя всё-таки одно осталось неизменным, твёрдым как скала – это мой ответ незнакомцу.


Рецензии
Алена,я всегда верю снам.Не всегда умею их "считать".Но верю.И вещие они бывают часто.Это игра нашего подсознания,думаю.Но вот, КАК мозг может предвидеть, предугадать событие я не понимаю.научиться бы понимать сами знаки...
С теплом,

Светлана Незабудкина   05.12.2017 10:39     Заявить о нарушении
У меня не плохо получается толковать сны. Может это наследственное. Моя бабушка гадала не хуже цыганок и в снах разбиралась. Но насчёт этого сна всё неопределённо. С одной стороны, своим умом понимаю, что это игра подсознания и воображения, а с другой стороны, перевидав в жизни много странностей, чувствую где-то в глубине души, что здесь не всё так просто и однозначно.
Я рада, что Вы заинтересовались рассказом. Для меня каждое мнение адекватного человека очень важно по поводу именно этого рассказа.
С уважением и наилучшими пожеланиями! Алёна.

Алёна Кузьминых   05.12.2017 14:17   Заявить о нарушении
Я тоже разгадываю сны, но иногда ,что называется,"задним умом"))
С добром,

Светлана Незабудкина   05.12.2017 14:22   Заявить о нарушении
Не без этого!!!

Алёна Кузьминых   05.12.2017 14:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.