Феофанов сказ 2

Феофанов сказ 2

                                                                                            Не глотай зонтик - раскроется.

                                                  Зонт – это амулет от дождя, когда
                                                                   он с вами – дождя не будет.


«Грудой дел, суматохой явлений  день отошёл, постепенно стемнев. Двое в комнате», - писал когда-то поэт. И он был прав. Феофан, вальяжно разложив своё псевдочеловеческое тело на любимой широкой оттоманке с изящной фигуристой спинкой, читал. В последнее время он отказался иметь дело с электронными версиями книг, предпочтя их бумажным аналогам. Причину такого предпочтения объяснял кратко: «Так мне лучше внимается». На замечание, что слово «внимать» нужно соотносить со слушанием кого-либо или чего-либо,реагировал весьма определённым образом, даже если ему говорили: "Вот и Пушкин об этом: «Внемли с улыбкой голос мой», и Тургенев тоже: «Внемли гласу отчаянного». С неожиданным для робота упрямством он напрочь отвергал подобные замечания: «Это моё понимание. Прошу не беспокоиться. Когда я читаю - я внимаю голосу автора. Я его слышу». И сейчас он внимал голосу Владимира Солоухина. Дело было в том, что Эффесич открыл для себя новую науку и  в последнее время всецело ей себя посвятил. У этой науки звучное название - агростология. А предметом её изучения являются травы, ведь её латинское название так и переводится - знание о полевых травах. Вот и сейчас в руках у этого любознательного биоробота GF17*НуИ находится журнал «Наука и жизнь», точнее его номер 11 за 1972 год. Номера 9 и 11лежали стопкой на журнальном столике чуть в стороне, а 12 номер был положен  рядом на плед, которым сей электронный ментор укрывался, когда возлежал на своём ложе. На недоумённый вопрос: «Зачем тебе плед? Ведь ваш брат-робот не мерзнёт?» Невозмутимо отвечал:

 «Мне лучше знать, мёрзну я или нет». Что дало как-то Родьке возможность глубокомысленно заметить, что если давным-давно можно было наблюдать очеловечивание обезьян, то у него дома начался процесс очеловечивания роботов. И это суждение не вызвало у предмета обсуждения никаких возражений. И, видно, чтобы не было никаких сомнений на сей счёт, он приватизировал из комнаты родителей своего подопечного подушку.  Это была так называемая дневная подушка, сделанная из синего бархата, украшенная аппликацией-орнаментом в восточном стиле и обвязанная по периметру золотистым шнуром. К тому же у неё были розоватые кисточки на всех четырёх углах. Увидев это, Родька, улыбнувшись, изрёк: «Извольте видеть, процесс продолжается».

 Вид второго обитателя комнаты представлял собой занятную картину. Его правая нога замысловатой системой тросов и противовесов была вздёрнута вверх и висела примерно под 35 градусов над ложем дивана, на котором он  устроился. На голове Родьки была марлевая повязка, напоминающая собой турецкую феску. А сам он, завёрнутый в халат, тоже читал. И это тоже была бумажная книга. Внушительных размеров, старинная, с толстым синим коленкоровым переплётом. Это было полное однотомное собрание сочинений А. Пушкина, изданное в1917 году издательством А.Панафидиной.
- Всё, я понял. Никакой ты не Феофан Стратегович. Я нарекаю тебя рабом божием Алексеем Савельевичем, отныне и присно, и во веки веков! Слышал, многопочитаемый  бывший Феофан?
- Слышал то, слышал. Но, видно, я был прав, говоря, что твое падение с двухэтажного дома так просто не обернётся, то есть сломанной ногой и ушибом головы. Вот ведь, какие завиральные мысли стали тебе в голову приходить!
- И не падал я. Это зонт не выдержал. А должен был. Я его, знаешь, как укрепил – бамбуковыми палочками. Метрах в десяти от земли  у него порвалась ткань его купола.
- Я всё хотел поинтересоваться, зачем для такого прыжка нужно было использовать зонт? Попросил бы меня, я бы тебе достал портативный парашют, такой есть у спасателей МЧС.

- Видишь ли, я как-то увидел у японского художника XVIII  века Судзуки Харанобу картину, на которой изображена девушка с зонтом в руках, прыгающая с балкона храма Киемидзу-дера в Киото. Она не собиралась свести счёты с жизнью. Просто в тех местах верили, что если спрыгнуть с этого храма, то любое желание исполнится. А зонтик она взяла для подстраховки, на всякий случай. А ещё  по телевизору  была передача о калифорнийце Эрике Рунере, который на воздушном шаре поднимался в небо, потом покидал корзину, прыгал с зонтом в руках и летел достаточно долгое время, а затем открывал ранцевый парашют и приземлялся благополучно. Вот и я решил проверить, если  японская девчонка смогла,  и этот американский парень смог, то хватит ли мне смелости так же прыгнуть. Воздушного шара у меня пока нет, а крыши всегда в наличии. В результате оказалось, что  храбрости  у меня хватило, а зонтик  вот подвёл.
- А чем ты объяснишь свой раж наделить меня новым именем?
- Суди сам. Я вот читаю «Капитанскую дочку». И вот только прочёл следующее:

Но Савельича мудрено было унять, когда, бывало, примется за проповедь. «Вот видишь ли, Петр Андреич, каково подгуливать. И головке-то тяжело, и кушать-то не хочется. Человек пьющий ни на что не годен…

Узнаёшь себя? Тебя тоже трудно остановить, когда ты начинаешь учить  меня мудрости жизни. Вот и сейчас ты бы с удовольствием рассказал мне всё, что думаешь о моём безрассудстве в истории с этим чёртовым зонтом. Но, вероятно, опасаешься, что мозг в моей зашибленной голове мудрости твоей не выдержит. Ничего, ты своего не упустишь, ты мне всё поведаешь. Придётся мне поболеть подольше.
- Бог с тобой. Ты сам извлечёшь урок из своего зонтичного приключения. Ты только начинаешь накапливать груз своих ошибок. И очень хочется, чтобы вместе с ним, с грузом досадных промахов, рос багаж уроков, извлечённых тобой. Только так можно замедлить рост этого груза. Иначе он тебя просто раздавит. «Жизнь прожить – не поле перейти» - так гласит пословица. И ты, наверное, обратишь внимание, какой груз ошибок накопит Пётр Гринев, персонаж читаемой сейчас тобой повести, к концу описываемых в ней событий. И мне бы очень хотелось, чтобы ты уяснил для себя причины этих его ошибок. Мне бы хотелось об этом как-нибудь потолковать с тобой…
-  Постой, Вот сейчас чем ты отличался от Савельича? Опять вразумил меня. Уж пожалел бы, пока  я от тебя сбежать не могу.
- Согласен. Быть по-твоему – я Савельич, слуга твой. Если что, то гони взашей. И всё тут, мой барин.

- Ну, не обижайся. Это я так, от безделья. Ты у меня непревзойдённый мыслитель и стратег – Феофан. И всё тут. А кто со мной не согласен, сброшу с крыши нашего дома, а это три этажа, и никакого зонтика не дам. А что за журналы ты третий день читаешь? Что там твой просвещённый ум нашёл? Ужель и для него там есть пища?
- Ещё какая!  Сейчас  я поделюсь с тобой моей маленькой радостью. Ты ведь знаешь, что меня сейчас интересует трава. Вернее, мир травы на нашей с тобой  планете. И тут я набрёл в старых журналах на потрясающую публикацию. Она просто написана для меня. Что не страница – то, как там у Гоголя: «Уж такое, право, доставили наслаждение... майский день... именины сердца...» Вот послушай, как о малой частичке этого травяного мира пишет Владимир Солоухин в книге  «Трава».

Теперь словно белый полупрозрачный газ накинули на зелёную траву, на зелёную гору. Лёгкое воздушное покрывало поддерживается на некоторой высоте крепкими стебельками, все более разветвляющимися кверху, словно нарочно для того, чтобы удобнее было держать на себе, пусть и невесомую, белую вуаль. Из земли поднимается один стебель, потом он ветвится на два, на три, а те, в свою очередь, достигнув предела своего роста, разбегаются на ажурные зонтики. Каждая «спица» зонтика оканчивается крохотным беленьким цветочком. Если бы разглядеть этот цветочек в отдельности, увидели бы, что он несколько похож на бабочку (величина - в половину спичечной головки). Но кто же будет разглядывать в отдельности такой цветок? Воспринимается сразу весь зонтик, а ещё проще - целая гора. Цветёт тмин.

- Вот смотрю я на тебя, и думаю: «Это что же такое происходит. До каких высот поднялась современная роботехника.  Айзику Азимову и не снилось такое.   Я специально для тебя, любителя трав, процитирую его три закона, которыми, по его мнению, ты должен руководствоваться. Они ещё известны как три закона робототехники, сформулированные следующим образом.

Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.
Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в какой это не противоречит Первому и Второму Законам.
                                           Из «Руководства по роботехнике», 56-е издание, 2058 год

И где в этих законах сказано, что робот может издеваться надо мной? Травам, видите ли, он увлекается. Из всех трав выбрал именно зонтичную. И не случайно. Специально, чтобы уязвить меня. Напомнить мне про мой недавний зонтичный конфуз. Ты нарушил Первый закон, нанеся мне вред.
- И какой, помилуй бог, я тебе причинил урон? Смотрю на тебя, ты лежишь совсем неповреждённый, если не считать твоих злосчастных приобретений после твоего икаровского взлёта и падения. Извини, я не к тому, чтобы тебе лишний раз напомнить… Просто справедливости ради…
- Изволь понять, ты  мне нанёс моральный ущерб. Понимаешь: мо-раль-ный! Кому приятно, если постоянно напоминают о его досадном промахе.
- В Первом законе ничего не сказано о моральном уроне. Там говорится только  о физическом воздействии. Вот, например, о таком, приведшем к трагическому исходу. В 1978 году, в августе, некий болгарский писатель, ожидая автобус на вокзале, внезапно почувствовал  что-то вроде укола в бедро. Он оглянулся и увидел человека с зонтиком, торопливо уходящего прочь. Через несколько дней писатель умер от заражения каким-то ядом. Следствие пришло к выводу, что он был убит уколом зонтика, в котором была спрятана отравленная игла.
-Ловко было придумано. Сдаётся мне, что ты хочешь оседлать своего любимого конька – рассмотреть ещё одну историю  о полезной в быту вещи через неожиданное её применение, скажем, не по прямому назначению. Валяй. Что ещё там зонт учудил?
- И ты готов слушать? Что-то ты сталь таким заинтересованным? Ужель зонтичное падение имеет столь положительные последствия? Не злись. Шучу. А для начала ответь на вопрос. Какое слово появилось раньше: зонт или зонтик?
- Тут и думать нечего Я ещё в третьем классе узнал об образовании имён существительных с помощь суффиксов: стол – столИК, рот – ротИК, нос-носИК. Так что первым было словом «зонт», если нет опять какой-нибудь каверзы с твоей стороны.

- Не с моей стороны. Но каверза, тут ты прав, есть. С голландской стороны. У них во флоте было слово «zonnedek»,  и обозначало  оно навес, используемый  на корабле для защиты от солнца. В России же появилось с лёгкой руки  Петра I.  Прижилось во флоте  в написании и звучании как «зонтик» и в том же значении. Но потом это слово стало обозначать предмет, спасающий людей от дождя. И многие посчитали, что «зонтик» – это что-то уменьшительное отчего-то большого, скажем, от «зонта». Так появилось  название, которое ранее  не существовало. Так что пальма первенства принадлежит «зонтику», а не «зонту». Вот такие, брат, суффиксы-префексы.
- Ладно, уел. Доволен? Представляю, как  электронное  удовольствие от этого разливается по всем перифериям твоего тела. Но я стойкий, продолжай свои экзерсисы надо мной, благо я тут  пока лежу с вздёрнутой ногой и пришибленной головой. Развлекайся,  ревностный блюститель законов роботехники.
- Чего раскипятился? Чем спокойней будешь, тем больше поймёшь. Дарю тебе мою очередную умную сентенцию. Говоришь, продолжать. Вспоминается мне изящная лирическая миниатюра И. Бунина.

«Девушка, что ты чертила
Зонтиком в светлой реке?»
Девушка зонтик раскрыла
И прилегла в челноке.

"Любит — не любит... " Но просит
Сердце любви, как цветок… 
Тихо теченье уносит
Зонтик и белый челнок.


Зонтик как стило в изящной ручке юного создания. И вопрошание о любви, оставленное им на прибрежном песке. Какая романтическая роль у него. И как она далека от прозаической, будничной повинности – не дать кому-нибудь промокнуть под мерзким осенним дождём.
- Эффесич, ладно, я упал, и у меня что-то с головой, на что ты не единожды намекал. Но что с тобой? Ты лирик! У тебя же электронные мозги, точные, умные, конкретные, никаких человеческих заморочек: любовь-морковь, чувства, страдания, пылкость, нежность и прочая туфта. Ты расчувствовался над этим стихом, как старая дева…
- Многое ты знаешь о старых девах, - обиженно перебил его робот. – Мал ещё судить об этом. И не прерывай меня. И так - зонтик  не в своём предназначении. А знаешь ли ты, что на фотографиях и видео, сделанных в 1963 году во время убийства президента Дж. Кеннеди в Далласе, запечатлён человек с раскрытым зонтом. Свидетели утверждали, что он его раскрыл за мгновение до рокового выстрела.  А после убийства моментально исчез. Следовательно, зонт был использован как сигнал к началу преступления. Помню, ты любишь мистические истории. Зонт трудно заподозрить в какой-то связи с миром неведомым. Но вот  на какие воспоминания я  как-то наткнулся в интернете.

До нашего рождения с сестрой наш будущий  папочка возвращался домой вечером из института под зонтом. В полумраке осеннего вечера на улице, где не было фонарей, а лишь свет, падающий из окон домов, он спотыкается и падает в грязь. При этом зонт отлетает в другую сторону. Отец встаёт, поднимает раскрытый зонт и чувствует, как за его спицу что-то зацепилось. Это была авоська, а в ней три тысячи рублей. Для 1970года  это  была приличная сумма, почти половина стоимости новеньких «Жигулей».

Спустя какое-то время мама была беременна моей старшей сестрой. Однажды ей надо было срочно бежать за люстрой, схватила зонт и на всех парусах понеслась в магазин. На улице была безветренная погода, дождь накрапывал, и поэтому мама была под зонтом. Стоит на перекрестке, загорелся зелёный, и в этот момент под зонтом поднялся ветер, и маму резко отдёрнуло в сторону, да так сильно, что она упала на колено. В те же доли секунд на перекрестке сталкиваются два автомобиля, осколки разбитого стекла летят на маму, но зонт, закрывает маму. Ни единого осколка не попало в неё. Мужчина, что был рядом и сделал всего один шаг вперёд, тот самый шаг, на который маму не пустил зонт, серьёзно пострадал. Мама же отделалась только ссадиной на коленке.

Время 90-х годов, распад Союза, каждый зарабатывал, как мог. Ночью наша семья тихо-мирно спала. Во встроенном шкафу коридора  вдруг раздался хлопок. Он разбудил отца. Тот, не включая свет, прошёл в коридор, открыл шкаф. Зонт раскрылся сам по себе. Во дворе дома поскуливала наша собака, а на крыльце был слышен говор. Отец взял ружьё и посмотрел в окно, что выходило на крыльцо. Там стояли трое вооружённых мужчин. Папа нажал кнопку на пульте охраны. Её бойцы тут же приехали и успели задержать одного грабителя.

- И ты этому поверил? Не думал, что окажешься любителем сказочных историй. По мне, чудеса, которые вытворяет зонтик в «Оле Лукойе»           Г. Андерсона, куда правдивее. Как сейчас помню, как мы с тобой сидим в кресле, Ты мне читаешь эту историю, а  я через твою руку пытаюсь рассмотреть картинки  в этой книге. Постой, я сейчас тебе по памяти воспроизведу кусочек текста оттуда.
 Под мышками у него по зонтику: один с картинками - его он раскрывает над хорошими детьми, и тогда им всю ночь снятся волшебные сказки, другой  - совсем простой, гладкий, - его он раскрывает над нехорошими детьми: ну, они и спят всю ночь как убитые, и поутру оказывается, что они ровно ничего не видали во сне!
- Тут я с тобой согласен. И даже могу поддержать тебя, напомнив  слова из известной когда-то песни.
Главней всего погода в доме,
А всё другое суета,
Есть я и ты, а всё, что кроме,
Легко уладить с помощью зонта...

Что в доме можно уладить с помощью зонта, трудно вообразить. Например, как уладить ссору, обиду, невнимание, оскорбление, протечку кранов  и прочие проблемы с помощью этого предмета, мне неизвестно. Но тоже приходится верить, уж больно убедительно утверждает это  исполнительница  этой популярной песни – Л.Долина.  И тут у меня возник вопрос, а известно ли тебе, зачем зрители карнавала в немецком Эссене берут с собой зонты?
- Боюсь, право, отвечать. Ведь точно меня опять ждёт какая-нибудь каверза. А ответ, который напрашивается, я сформулирую следующим образом. Посетители берут зонты, потому что погода в том месте весьма изменчива, и вероятность оказаться под  дождём весьма высока.
- Ан нет! Зонты берутся для того, чтобы в них собирать конфеты и прочие сладости, которые разбрасывают в толпу зрителей с грузовых автомашин ряженые участники карнавала. Зритель поворачивает внутренней стороной  открытый зонт в сторону бросающих и старается на лету поймать карнавальные гостинцы.
- Я тут побродил по гуглу и могу добавить в твою коллекцию  несколько фактов, говорящих об удивительных отношениях  жителей  разных стран к зонту. Они наделяют его свойствами, влияющими на человека. Так женщинам  в Италии не рекомендуется раскрывать мокрый зонт дома – иначе  быть несчастью. Нельзя там же ставить сей предмет на пол – потеряете деньги, а если девушка поднимет свой упавший зонтик – её замужество отдаляется на неопределённый срок. А в Англии нельзя оставлять сей аксессуар на кровати – всем домочадцам в противном случае будут грозить всякие неприятности.
- А вот французы удивительным образом поэтизировали зонт. У них есть замечательный фильм-мелодрама «Шербургские  зонтики» с пронзительной, щемящей сердце песней.
 
 
Уезжаешь, милый,
Вспоминай меня.
Пролетят столетья
Вроде птичьих стай.
Пролетят столетья,
Вспоминай меня.
Где бы ни был ты,
Я тебя жду.

В этом фильме зонт выступает в качестве символа мирной жизни, наступившей после ужасов и потерь Второй мировой войны.
- А я тебе  могу ответить другой песней, песней  британской рок-группы  The Hollies - «Bus Stop»  ("Автобусная остановка").

Bus stop, wet day, she's there.
Остановка, день дождливый, она со мной рядом.
I say, "Please share my umbrella".
И я предлагаю ей спрятаться под моим зонтом.
Bus stop, bus goes, she stays.
Автобусная остановка, автобус уходит, а она остаётся.
Love grows under my umbrella.
И под моим зонтом расцветает любовь.

All that summer we enjoyed it.
Мы наслаждались ею всё лето.
The wind and rain and shine
И в дождь, и в ветер, и на солнце
That umbrella we employed it.
Мы были под нашим зонтом,
By August, she was mine.
И к августу она была моей.
В этой песне зонт выступает как некое условие любви, как некое пространство, где обитают романтические чувства. И вообще, я уже устал. Давай отдохнём. Что-то мне и спать уже хочется.
- Подожди, я сейчас раскрою над тобой зонтик с картинками и спою песенку. А ты спи, только, пожалуйста, не летай ни на чём во сне. А с зонтом тем более. Не ровён час, что случится…

- Ага, во сне случится.  Нет, ты всё же  настоящий Савельич.
- Савельич, Савельич, кем мне ещё быть. Спи уж, молодой барчук.
Зонтик плакался в прихожей:

- Все гуляют в день погожий.
Лишь меня из года в год
В дождь выносят из ворот!

Как дожди мне надоели!
Мне хотя бы две недели
Под лучами посидеть,
Спицы старые погреть.
                                          Г.Новицкая


Рецензии