Долина счастья

Ах, Новый Год! Какой чудесный праздник! Особенно, если в красивом месте. И в красивом доме. И с душистой нарядной ёлочкой. И с весёлыми приятелями. И с радушными хозяевами. И с чудесным хрустящим гусем, рагу из зайчатины, волшебными салатиками. И с разнообразными напитками, разумеется.

Как-то раз мы были приглашены к друзьям. Недалеко, всего восемьсот километров к югу. Сначала едешь через одетые в снежные наряды сосновые леса, потом через страну Челябинских озёр, Потом, через бескрайнюю заснеженную Оренбургскую степь. И наконец, въезжаешь в горы. Скалы, ущелья, живописнейшие долины. Настоящая Швейцария, только без головокружительного гигантизма Альп. Но разве красота зависит от размеров?

В наших краях леса мешают полюбоваться горами, а здесь деревьев мало. Всюду сколько хватает глаз, прекраснейшие зимние горы. А воздух прозрачный и чистый, таковым он стал после закрытия медеплавильного завода.

Вот туда мы и поехали, в уютный коттедж в небольшом провинциальном городке, который, в переводе с башкирского называется «Долина счастья».

Ехали мы двумя машинами. Наша Дэу Эсперо, белого цвета, низко припавшая к асфальту, словно белый тигр, немножко узкоглазая – настоящая кореянка. Вторая машина внушительная чёрная Волга дружественной семьи.

Мы старались держать друг друга в поле зрения, потому, что мобильных телефонов ещё не было, а взаимопомошь не помешает. Мало приятного замёрзнуть в новогоднюю ночь в бескрайней степи.

С утра была ясная солнечная погода. Сказочные новогодние леса приветливо махали нам вслед заснеженными лапами. Потом был обед в полутёмной придорожной харчевне. Потом снова дорога.

Далее, когда мы ехали по степи, всхолмлённой гигантскими пологими волнами, началась метель.

Раньше я никогда не путешествовал по степи в метель. У нас, в северных лесах вьюга поднимется только до вершин деревьев. Этакая метелица с новогодней открытки. Здесь же в степи белые смерчи, ничем не сдерживаемые, поднимались  до облаков, рваными клочьями мчавшихся по серому небу. Эта величественная картина первобытного дикого ветра, красного пятна солнца, прорывавшегося сквозь тучи и клубы снега, завораживала, словно фантастический фильм.

Порою, небо и снег смешивались в сплошную пелену. Иногда белые волки позёмки косыми неровными рядами перебегали трассу. Тогда терялась ориентировка, начинала кружиться голова.

К вечеру метель улеглась, мы въехали в страну гор. Дорога бесконечно петляла, то поднималась к перевалу, то ныряла в долины. Горные красоты постепенно становились привычными. Усталость от долгого пути начинала брать верх. Всё больше мечталось о бане и праздничном столе.

С наступлением ранних зимних сумерек пал туман. Он становился всё гуще и гуще. Видимость ухудшилась. Пришлось снизить скорость. Туман лежал толстым слоем. Иногда дорога поднималась выше зоны тумана, иногда снова ныряла в белую призрачную вату.

Темнело, но при включении фар, видимость снижалась до нуля. Машину сразу же окружило равномерно светящееся белое молоко. Пришлось ехать при свете габаритных огней. Только так хоть что-то было видно. Но и теперь видимость не превышала двадцати метров. Пришлось снизить скорость до сорока км. в час.

Не прибавляли энтузиазма ни бездонные туманные пропасти с краю от дороги, ни косогоры, ни резкие повороты.

Однако, если Вы думаете, что природные шалости на этом и кончились, то ошибаетесь. Скоро туман начал оседать на дорогу, превращаясь в тончайшую блестящую ледяную корочку. Очень скоро такой корочкой покрылся и капот и дверцы машины. Стоило при санитарной остановке выйти из машины, как ботинки начинали отчаянно скользить.  Большого труда стоило не растянуться.

В довершение всех бед, потерялась волга. Она остановилась ради какой-то надобности. Мы её обогнали. Невозможно было сохранять визуальный контакт на горной дороге, где полно поворотов и изломов, да ещё в таком адском тумане. И вот они пропали.

Решив, что наших друзей нет уже слишком долго, мы остановились. Нас в Дэу было четверо – я, моя жена, её сестра с мужем. Мобильных телефонов, как я уже сказал, ещё было очень мало. По крайней мере, у нас телефонов не было. У моего свояка был пейджер. Но что с него толку, если у экипажа второй машины не было телефона.

Прождав минут пятнадцать-двадцать, мы решили ехать обратно. Наши друзья толи заблудились, толи остановились из-за поломки. Сам пропадай, а товарища выручай.

Проехав пару-тройку километров в обратном направлении, мы обнаружили желанную черную волгу. Она стояла на обочине, зарывшись капотом в снег. Её снесло с дороги. Гололёд, туман, косогор. Ничего удивительного.

Дальше всё просто. Трос, три пары мужских рук, упёршиеся в капот. Раз, два с маху. Е… сваху! И порядок. Волга вырвалась из снежного плена. Осталась только глубокая яма в придорожном сугробе.

Путь продолжается.

Далее пошли слайды – страшилки. Вот из тумана выплыл торчащий из сугроба зад красных жигулей. Мы остановились, попробовали вытолкать. Увы, парень застрял безнадёжно. Парень сказал, что уже послал пассажира за трактором, и мы поехали дальше. Мгновение боя курантов всё приближалось, а мы уже очень сильно отстали от графика.

Вот Нива сидит в сугробе всеми четырьмя колёсами. Вот из тумана появился огромный корпус тяжёлой фуры. Кабина зарылась в придорожный сугроб, а кузов наискось перегородил дорогу. Впрочем, по краю осталось немного места, чтобы объехать злополучную фуру. Двадцать метров, и фура растворилась в тумане.

Потом трасса, словно обезумела, начала отчаянно петлять. Потом скользкий, как детская горка участок змеился по гребню горного отрога, спускаясь круто вниз, между двумя пропастями, заполненными белым туманом. Здесь нас обогнал какой-то камикадзе, на скорости километров восемьдесят. Мне подумалось, что трезвым он быть не может.

Увы, быстрее сорока километров я двигаться не решался. Новый год неумолимо надвигался с востока, отсчитывая часовые пояса. Но я проявлял хладнокровие. Лучше уж опоздать, чем ночевать в засыпанной снегом лощине.

Однако всему бывает конец. Либо счастливый, либо… Но, не важно. У нас конец был счастливым. В долину счастья мы прибыли за час с небольшим до боя курантов.

Был смех, радостные объятия, шутливые обвинения в опоздании, ласковое сияние ёлочки, большой круглый стол, уставленный яствами. Волшебные руки хозяйки создали умопомрачительные блюда. А если учесть, что хозяин был удачливым охотником…

Дичь, шампанское. Измученное длительным напряжением тело блаженно расслабилось в тепле уютного красивого дома. Под шум компании, под щебетание прекрасной половины человечества, под звон опустошаемых тарелок я начал впадать в лёгкое дремотное забытьё. Предвкушались завтрашние горные лыжи, новые крутые спуски, с которыми я ещё не успел познакомиться.

Из блаженного забытья меня вывела Марина – жена хозяина чёрной волги, которую мы несколько часов назад дружно вытаскивали из сугроба.

-Миша, у тебя фамилия случайно не Шумахер? – ехидным голосом спросила она.

Смысл фразы дошёл до меня с большим опозданием. О чём это она? Михаил Шумахер – гонщик. Я сегодня ехал со скоростью сорок километров в час… Что это? Намёк, что мы чуть не опоздали? Из-за меня? Я перестраховщик? Недостаточно крут?

Мой ядовитый язык уже приготовил ответную шутку: «Нет, не Шумахер. Шумахеры сегодня встречают Новый Год в придорожных сугробах».

Но капля яда повисела немного на моём жале и втянулась обратно. Стоит ли обмениваться этими булавочными уколами? Ведь сегодня так хорошо.

И все были пьяны и счастливы, кушали жареного гуся, рагу из зайца и мастерски приготовленные соленья. А на другой день катались на горных лыжах, съезжая с высоких гор в долину счастья.


Рецензии
Здравствуйте! Как хорошо на просторах Прозы найти человека, который побывал в Долине счастья! Да, да, я из Долины счастья, т.е. из Кувандыка!
У вас прекрасные воспоминания о наших удивительно красивых местах. Наши пологие горы (в Башкирии их называют шиханы) весной покрыты синими цветами сон- травы, а летом серебристым ковылем. Зимой у нас страшные бураны. Помните, у Пушкина описание бурана в степи на 2 абзаца? А какая точность! И люди у нас отзывчивые и душевные. И легенды поразительные. И мед душистый! И Душа открытая.
Рада знакомству. А как летом у нас хорошо, можете прочитать в моем рассказе "Доброта как центр притяжения". Приглашаю. С наилучшими воспоминаниями Софья.

Софья Биктяшева   22.10.2017 09:03     Заявить о нарушении
Спасибо, Софья. Обязательно загляну. К сожалению, теперь мне уже не к кому ездить в Кувандык. Умер мой друг. Но он живёт в наших сердцах и памяти.

Михаил Сидорович   22.10.2017 13:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.