Водяной

ВОДЯНОЙ


Из поколения в поколение в народе передаются сведения о  домовых, леших и водяных. Правда, иногда трудно отличить выдумку от действительно  произошедших событиях. С одним из таких происшествий, связанных с водой,  мы однажды  столкнулись на рыбалке.
(Водяного представляли в виде голого обрюзглого старика, пучеглазого, с рыбьим хвостом. Он опутан тиной, имеет большую окладистую бороду (по некоторым источникам до пояса), зелёные усы. Мог обернуться крупной рыбой, бревном, …)  Интернет-портал



Бывают периоды, когда перед нерестом рыба хватает любую приманку. И если вы попали в это время на рыбалку, то улов вам обеспечен.

Хотя рыбинспекторы «гоняют» за такие нарушения.
 
Однажды мы сами выехали на рыбалку на карася.

 На этом пруду  по рассказам был «бешеный» клёв. Приехав, в первую очередь раскинули трехместную палатку новой конструкции. У неё через несколько секунд  железные круги автоматически превращаются  в уютный домик.
 
Затем предстояла трудоёмкая работа по ручному накачиванию большого трёхместного, по всей палатке, надувного матраса. Но когда он был готов, его затолкали в желто-зелёный домик, стоящий на возвышенной маленькой площадке у реки.
 Конкуренты по рыбной ловле из второй машины тоже натягивали  палатку старого образца, - на кольях.

Всё! Спать есть где! А то раньше  приходилось ночи коротать и внутри перевёрнутой лодке или дремать, скрючившись в машине. Потому что сном это ночное пребывание четырёх или пяти мужиков на таком «пятачке» всю ночь отдыхом  не назовёшь. То кто-то заливисто храпеть начинает, то кто-то во сне разговаривать начинает, то просто кто-то начинает  сдуру,  всех толкать, с глупым предложением:

- Пошли ловить,  уже пол-третьего!-настойчиво и нудно гудит Толян над ухом,
дыша на тебя вонючим перегаром....
-Ты, чего??? .... На улице темень ещё! ... Поплавков не видать!!!...
-Пошли! Будем ждать пока рассветёт!!! - с хихиканием добавляет он, довольный тем, что ещё один "прикол" сработал.

Иногда и совсем   вовсе непонятные звуки раздаются.
 
Некоторые сразу с вечера сразу  признаются:
- Я себя во сне не контролирую!- стараясь заранее снять с себя  подозрения в диверсии.

Одним словом не отдых, а мучение.
 
Стекла автомобиля от выпитого с вечера начинают  запотевать так,  что  с первыми лучами солнца через стекло не видать   ни   зги! Сплошной туман!

Утром, выйдя из машины, полчаса ходишь в таком полусогнутом состоянии,  в каком, скрючившись, спал.

Купив палатку и матрас, начинаешь хоть ночью отдыхать от рыбалки, Но это до тех пор, пока прелесть ночного домика не «расчухают» другие. Некоторые издалека начинают  говорить:
- Ты очень разумно поступил, что купил комфортабельную палатку и надувную постель. Я тоже подумываю, но пока окончательно не решил.

- Ты же не против, если я сегодня в твоей  палатке  переночую, заодно посмотрю, стоит ли действительно покупать?

Ну, как тут можно отказать после такого тёплого вступления.  После таких слов сам  оттаиваешь  душой.

Иногда вместо положеных трёх, набиваются и четыре человека, а то и пять.
Все хотят жить в комфорте, уютно устроившись.
Но в этот раз мы приехали двумя машинами по трое, с двумя палатками. Ничто не предвещало неприятности.

Как всегда поставили около машины раскладной столик и возгласами:
- Ну, на рыбалку! - и не осушив даже ни одной рюмочки водки, стали разбредаться по кустам.Примета была такая: Приехав на рыбалку нельзя пить пока не поймается хотя бы одна рыбка. Даже не очень крупная.

И сидят выжидают первого улова.
Но надо было знать характер нашего шофёра по кличке Адью. Нет он не был китайцем. Это был громадный,  около двух метров мужчина с довольно интеллигентными манерами. Раньше он  был хорошим спортсменом и даже играл в волейбол   на первенстве области.
 
Но теперь, забросив спорт, в ответ на зычный призыв на обед или ужин оставшегося по жеребьёвке кашевара: « П –и- и- и- т- ь ! ! !» – почему-то отвечал сильным зычным голосом,  «Й –ю- ю-ю!». Почти как  ирландец с туманного Альбиона со своим "Йес!"
 
Многократное эхо приносило ответ от соседних пригорков.
Над задремавшим после захода солнца прудом долго продолжала  носиться эта двухъярусная  многоголосица .
Звуки то  сливались, то уходили  далеко по воде: «Пить? –Йю!  Пить? –Й -ю!», -возможно, это было деформированное английское: «Йес!». Ну конечно -  «Да!»
По по этой команде, многие спешно сматывали удочку и устремлялись к берегу.
Во- первых,  чтобы побыстрее выложить на стол привезённые запасы и что ещё важнее успеть первыми продегустировать напитки и потом с претензией укорять чуть позже приехавших:

-Ну, мы Вас заждались! Можно было и пораньше приехать. - продолжали воспитывать приехавших попозднее, - нельзя жадовать. Жадность фраера погубит- приводили азбучную истину.
 
Партийная рыбацкая кличка Питью ни к кому не прижилась, по причине многочисленности конкурентов.

А вот однажды, встав из-за раскладного столика, великан  произнёс заветную иностранную фразу: «Адью, конкуренты!», - и пошел к лодке, чтобы раньше всех приступить к  рыбалке.

  Это слово всем понравилось и его изредка   между собой начали  называть Адью. А потом это название за ним и закрепилось.

Тем более в переводе с иностранного Адью означало – «пока, счастливо».
И это так подходило  к его доброму  характеру с замашками кочевника. Он не мог более пяти дней высидеть дома, чтобы не сорваться на рыбалку  летнюю или зимнюю, безразлично.

Сидевшие в лодках  быстро и громко отвечали на этот условный клич . И торопливо шлёпая короткими, с локоть, вёслами по воде, устремлялись к накрытому столику. Опаздывающих по старой закоренелой привычке почему-то не очень дожидались, «оправдывая» их:
 
- Может у них дела поважнее есть! - и начинали трапезу без уважительных причин запаздывающих.

Это было лучшее лекарство от волокиты.

На этот раз удача, как это и было неоднократно, снова улыбнулась Адью.
 
Он, поймав  маленького карасика, стал зычным голосом призывать всех к столу, мотивируя это тем, что если не обмыть первую рыбу, то  удачи не будет.
Да! За это надо обязательно  выпить! Пить за первого карася  стало традицией.
Приехавшие  пили долго и упорно, под каждую стопочку говоря тост. Процесс был хорошо обкатан. Не гнушались и суеверий.
 
А традиции нехорошо нарушать.

Пили с рыбацкими тостами долго и упорно, пока не закончилось принесённое.
Когда всё допили, начали расходиться к лодкам и выезжать на свои облюбованные места.
 
Почему-то, привезенные сугревающие припасы  быстро закончились и кому-то предстояло  идти в соседнее село. Оно располагалось на высоком пригорке.

 Перед выходом разгорелся жаркий спор, что брать. Еды было достаточно. Денег было мало. Предстояло брать водку, но мало, или местный напиток,  но в два раза больше.

С непререкаемым авторитетом  Адью, настаивал на большем количестве. На этом пруду он был аборигеном. Жители уже хорошо его  знали  и по голосу и в лицо.

- Здесь  напиток продают чистый, как слеза!  А крепость даже выше стандартной!
-  говорил он убеждённо, вдохновенно и со знанием дела.
После долгих споров согласились с его мнением.
 
Аргументы перевесили чашу весов в сторону местных напитков.

 О! Если б знать последствия такого непродуманного шага!

Теперь вставал не менее важный вопрос, кому идти за продуктом?

 Как правило, многие начинали жаловаться то на радикулит, то на боль в суставах, а то и  другие очень важные причины выдвигали.

Махнув рукой, пришлось вдвоём с молодым напарником  идти на возвышающееся над прудом село Сторожки. Подойдя к домику около магазина, спросили про местный товар.

Нас быстро поняли,  дали проводника и мы пошли по адресу.

Тарой служили пустые  полторашки из под минводы. Мне сразу не понравился цвет напитка. На вид он был непрозрачный и мутный.
 
Слезой тут и не пахло!  Да и запах от него исходил вонючий!

Но не отдавать же назад! И местные обидятся, да и свои подумают- интеллигентность пересилила, и поэтому не  смог выполнить расширенный заказ.
От самого магазина за нами увязался немного трясущийся тип, лет пятидесяти. Он настойчиво предлагал испробовать напиток, чтоб тот не оказался отравленным.
 Вот у кого нюх! Но это мы поняли много позже!

Так он шел за нами около километра. Мы не очень старались обращать внимание на этого худосочного мужичонку.

Придя через полчаса, произвели традиционный клич и быстро собрали всех.

 Местному не удалось запугать нас тем, что  ночью колеса могут быть проколоты, если ему не нальём.

Мы его словесно отправили  к местному авторитетному парню, подружившемуся с Адью.

Видать мужичок  часто получал внушения  на свою напористость, всё  быстро понял и удалился.

Адью настаивал, что всё допить надо сегодня, так как  он  за рулём и завтра ему пить нельзя! Пришлось согласиться, стараясь самому  поменьше пить, так как уже был  научен горьким опытом – эту махину  не перепьёшь.
 
Рядом с нашими палатками,  метрах в пятидесяти, местный дед пас трёх свиней. Среди них выделялся огромный хряк. Таких держат для осеменения, одного на всю деревню. Бывает, и из других деревень к нему  приводят «загулявших» свиней как к производителю.

Другой была свиноматка с оттянутыми к земле сосками, видно, она ещё кормила  поросят. Третьим был шустрый резвый подсвинок, весом чуть больше  полцентнера.

Они с удовольствием плюхались в выкопанные  лужи и пытались перевернуться на спину. Грязная вода при этом  разлеталась далеко во все стороны. Свиньи не успокоились,  пока не стали  совершено чумазыми.

Изрядно посидел и отдохнув от трудов, стали собираться половить рыбку.Некоторым это уже было трудно сделать.

Адью зачем-то  вытащил  лодку  на берег, и долго пытался в неё сесть. Это не получалось, он всё время нарезал круги около лодки, балансируя руками, и  проходил мимо. Он был похож на большого орла, пытающегося взлететь. Он,  широко расставляя  ноги и раскрылестив в стороны руки,  как бы  парил около лодки.
 
А ещё более всего он походил на легкомоторный самолёт, помахивающий крыльями, который  пытается приземлиться. Аэродромом служила ему сильно накачанная резиновая лодка. С шестой попытки он приземлился на сиденье и попросил подать вёсла, а на вопрос :

- Ты, что по земле поплывёшь?- изумлённо, поднял голову и полубессмысленно резко начал вращать белками глаз. Вопросительно посмотрев на спрашивающих, что-то осознал,  и начал покачиваясь,  вылезать из лодки.

 Затем потянул лодку к воде. Снова пытался в неё попасть. С пятого раза ему  удалось в неё войти.

Вставил вёсла и поплыл к середине. Наши предостережения и попытки вернуть его не принесли успеха. Через некоторое время над рекой послышался звук, похожий на  рычание «Э-э- э-ы-ы!»
«Рыбу подкармливает. Тоже мне  рыбокорм хренов.» -заметил кто-то   высокомерно и  назидательно,  сам  тоже сильно раскачиваясь.
 Пугающие звуки «Э-э-э-ы-ы-ы»   долго не стихали над безмолвным прудом.
На призывы вернуться  и ложиться спать,- был ответ:

- Э! Вы!  Тоже мне рыбаки хреновы! Лучший клёв будет ночью!

На  глади воды была отчётливо видна его большая резиновая  лодка  в зарослях у кустов, иногда покачивающимся как в трансе Адью.

Мы легли спать. Часа два проспали  хорошо. Но затем  в полусне у  меня около уха послышалось, какое-то чмокание, чавкание и пофыркивание. Инстинктивно пошарил вокруг себя рукой. Рука сзади наткнулась на что-то холодное, склизкое, всё в шерсти, ну точно зад поросёнка.

Спросонок провёл с другой стороны и наткнулся тоже на мягкое шерстистое брюшко, как у  подсвинка.

Мысли  градом застучали  в голове:

- Хряк или подсвинок! – с испугом мелькнула шальная мысль.
 
- Скорее всего, подсвинок, шерсть мягкая! Вот, сука, местный мужик отомстил, за то, что ему не налили! Точно свинью  в палатку ночью засунул!

Да и запах в палатке был резкий.

После этих молнией промелькнувших мыслей, безсознательно, только руководствуясь инстинктом самосохранения, через секунду был уже на улице.

Благо палатка была не  застёгнута на молнию . А то мог бы от страха прорвать её насквозь, как пить дать.

Заглядывать во внутрь палатки было как-то страшновато.

Пришлось разбудить соседей из другой палатки,рассказав им  про такую-то страсть и высказал своё  предположение  о коварной мести местных.

Опасливо, пока не зажигая  фонариков, чтобы не спугнуть животное,  жестами распределяли роли, кто отдёргивает полы палатки, кто светит, а кто  держит крупную сак - подхватку.

Решили поймать животное, чтобы утром взять с местных выкуп за него и притом  натуральным продуктом.

Либо ведро картошки, либо кусок сала, либо местного напитка,  - но не менее двух бутылок.

-А лучше всё вместе! - подвели итоги короткому совещанию.

Резко включили несколько фонарей и начали пугающе кричать:

- Т-ю-ю-ю, пошла!

Каково же было наше удивление, когда  вместо подсвинка  увидели  посреди палатки совершенно голого, мокрого, дрожащего крупной  дрожью Адью, без единого клочка одежды на теле.
 
Он тоже был напуган нашими криками и сильно конфузился. И на наши расспросы поведал занимательную историю:

- Сижу в лодке, - говорит, -  тихо, мирно на сиденье, и начал было немного  засыпать. И тут вроде как показалось, что кто-то снизу подо дном шевелится и  выталкивает меня наверх.

А рядом с бортами лодки появляется торчащая из воды  чёрная голова с рожками. Потрогал туловище, а это что-то скользкое, холодное, твёрдое. Ну, думаю, приплыл!

-Точно,- Водяной! – И страх сковал душу,- добавил он дрожащим голосом.-Как оказался в воде не помню.

-Да, ты просто по-пьяни выпал за борт,- с подковыркой заметил ему Толян.-И как
ты на дне что-ли проспался?

-Не помню! Очнулся, стою по пояс в воде. Залезть обратно в лодку не удаётся.
Благо глубина была хоть небольшая. Держусь за верёвку по борту. Насилу долез до берега. Глубина хоть и по грудь, по дно сильно илистое.

А вот сразу вылезти на берег не удалось, - такой скользкий берег.
Только с третьего раза удалось вывалиться на берег. Вся одежда ведь намокла и стала очень  тяжёлой.

И вот пришлось раздеться  полностью, - не ложиться же в мокрой одежде спать. Вот и хотел с одного куртку снять, а к другому прижаться, чтоб согреться.

- А этот,- он указал на меня, - с перепугу такого "шухера"  наделал.
 
Все довольные смеялись, что больше никакой неожиданности не предвидится. Стали подначивать  меня. Но сами, конечно, опасались оказаться в такой ситуации.
Как это глубокой безлунной ночью, в третьем часу,  похлопывать по голому мокрому холодному заду то ли русалку, то ли подсвинка, то ли водяного.
 
Честно потом все признавались, ситуация - врагу не пожелаешь.

 Всё случилось  так непредсказуемо и так неожиданно.

Утром частично рассказы о водяном подтвердились. На том месте, где ночью рыбачил Адью, плавало большое чёрное притопленное  бревно с торчащими вверх  рожками.

Видно, Адью лодкой  наплыл на него и оно попало под лодку. От страха он и спрыгнул с лодки.

До этого же  около костра  такие кошмары о леших и водяных рассказывали, что жуть брала отойти даже от палаток - Страшно было.

-Да, у страха глаза велики! – гласит народная пословица. А ночью страх увеличивается в сто крат.

Утром  выяснилось, что напитками отравились  практически  все.

 Скорее всего, самогоном, в который иногда для крепости и горения местные при продаже иногда добавляют куриный помёт. Но анализ провести было нельзя, потому что всё было выпито.

В следующий раз, единогласно решили,  хоть малость напитка всегда  оставлять для исследования.

 Вот только трудно  сказать – сбудутся ли  благие народные  мечты?

* * *

И хотя в этот раз никто ничего не поймал, кроме нескольких, чуть более спичечного коробка, окуньков, зато  эмоциональный заряд все  получили хороший.

*подхватка- железное кольцо с крупной сеткой  на рукоятке


Рецензии
За карасей, Никола, за щук и водяного!))))))))))))))

Евгений Космос   15.02.2017 18:30     Заявить о нарушении